Протоиерей Александр Ткаченко: Самое трудное - это рассказать людям то, что не хочется слышать

Протоиерей Александр Ткаченко: Самое трудное - это рассказать людям то, что не хочется слышать
Артист цирка Михаил Ермаков – о дрессуре: У собак всё как у людей – кто-то с ходу ловит, а кто поглупее, учится дольше
Когда будет вакцина? Мнения трёх медицинских экспертов
Проведи карантин с пользой. Советы психиатра, спортсмена и диетолога
Траты на ЖКУ вырастут?
Крови не хватает
Один в капсуле: как переносят изоляцию космонавты и полярники?
Сидим дома: самоизоляция продолжается
Время действовать!
«Архимедовы силы, или Почему не тонут корабли». Новая сказка из цикла «Марина и удивительные силы»
Как мы можем помочь друг другу. Своих не бросаем. Весенний призыв. Свадьбы не будет? Воюем из дома.
Гости
Иосиф Дискин
член Общественной палаты РФ
Протоиерей Александр Ткаченко
основатель Санкт-Петербургского Детского хосписа, Председатель комиссии по благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты РФ

Иван Князев: Вы смотрите «Отражение». И сейчас время для нашей постоянной рубрики «Без потрясений». Она в эфире каждый понедельник.

Тема у нас сегодня более чем непростая – детский хоспис. О том, как дать возможность таким малышам прожить отведенный болезнью срок без боли. Чем и как помочь их родителям? Как сделать так, чтобы уход ребенка не стал для мамы и папы трагедией и потрясением, с которыми они не справятся?

Прямо сейчас я передаю слово и приветствую автора этой рубрики – Иосифа Евгеньевича Дискина, члена Общественной палаты. Здравствуйте.

Иосиф Дискин: Здравствуйте. В прошлый раз мы говорили о том, как гражданское общество заботится о бездомных. Я очень благодарен тысячам телезрителей, которые откликнулись на эту рубрику. Часть из них справедливо указывали на то, что государство недостаточно работает. Это правда, но об этом другие рубрики Общественного телевидения много говорят.

Другие указывали: «Вот пьют! Работать не хотят». Здесь тоже немало правды. Но все-таки в русской традиции всегда сочувствие униженным и оскорбленным, «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». И я хотел бы пожелать, чтобы было здесь больше сочувствия.

Но сегодня у нас рубрика, которая, я думаю, никого не оставит равнодушным.

Иван Князев: Представим нашего гостя тогда.

Иосиф Дискин: Да, представим нашего гостя. Мой коллега по Общественной палате протоиерей Александр Евгеньевич Ткаченко, основатель Санкт-Петербургского детского хосписа. Но я хотел бы еще добавить: лауреат Государственной премии, первый вместе с доктором Лизой Глинкой, кто получил премию в области благотворительности. И это тоже важное свидетельство.

Давайте посмотрим, а какое это все живое, реальное. Давайте посмотрим сюжет.

Иван Князев: Как живет детский хоспис в Санкт-Петербурге? Наш видеоматериал прямо сейчас.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Вот такой видеоматериал. Я не знаю, мне даже сложно слова подобрать.

Батюшка, понимаете, смотрите, очень важный момент в этом сюжете был затронут: то, что очень важно сломать стереотип о том, что детский хоспис – это действительно что-то страшное. Но ведь действительно очень сложно сломать этот стереотип, потому что трагедия, с которой сталкиваются там и родители, и те, кто там работают… Я вообще не представляю, как они находят силы. Как и что можно говорить родителям в таких случаях? Как общаться с детьми? Как находить нужные слова?

Протоиерей Александр Ткаченко: Ну, стереотипы ломать трудно и, наверное, невозможно, но можно показать правильные примеры, как надо делать. И на всем протяжении своей истории Церковь создавала подобные учреждения, показывая, как можно ухаживать за теми, кто попал в беду. Конечно же, нет общих правил. Можно лишь только самому стать лекарством для больного, подарив собеседнику – пациенту или его родителям – свое время, свои уши, свое терпение, свое внимание. Вот это подаренное внимание может послужить началом исцеления. Все остальное совершается как-то тайно в душе человека.

Иван Князев: Я просто знаю, что даже врачи, когда им предлагают поработать в хосписах или в паллиативном каком-нибудь центре, они отказываются.

Протоиерей Александр Ткаченко: Это правда.

Иван Князев: Они говорят, что они психологически не могут, они не готовы к такому.

Иосиф Дискин: Выгорание.

Иван Князев: Насколько это действительно сложно?

Протоиерей Александр Ткаченко: Не только потому, что они испытывают выгорание, но еще и потому, что их учили лечить. И врач имеет право испытать радость от того, что он увидит выздоровевшего пациента. А для того чтобы быть врачом паллиативной помощи, наверное, нужно иметь иной склад – нужно оставаться со своим пациентом до конца. Так же, как поступил, например, врач Боткин, оставаясь с царской семьей. Знаете, это отношение к своей профессии не как к оказанию услуги медицинской, а как к служению. Это самое первоначальное призвание врача.

Иосиф Дискин: Здесь как раз по поводу служения. Ну, мы с вами познакомились, когда я услышал про совершенно новую инициативу вашу о том, что с родителями должны говорить не только православные священники, но и ваши коллеги – мусульманские муллы, ребе иудейские и профессиональные психологи. И это превратилось в стандарт. Вот расскажите немножечко об этом, потому что это совершенно уникальная история.

Протоиерей Александр Ткаченко: Действительно уникальная история. Она выросла естественным образом из деятельности хосписа. Дело в том, что у человеческой боли нет конфессиональной принадлежности.

Иосиф Дискин: Замечательно! Это просьба повесить прямо у себя на входе.

Протоиерей Александр Ткаченко: Мы все одинаково переживаем боль другого человека. И когда мы говорим о той трагедии, которую испытывает ближний твой, мы понимаем, что эта трагедия очень близка нам по-человечески.

В хосписе находились семьи разных семейных и религиозных традиций, но они задавали один и тот же вопрос или одни и те же вопросы, связанные с попыткой понять, что же произошло и кто виноват, будь это личная вина родителей или какое-то совпадение судьбы. Поскольку на эти сложные вопросы нет простого и однозначного ответа (а его нет ни у кого, по крайней мере его не было у меня), мы стали этот вопрос адресовать нашим коллегам – муфтию, руководителю общины буддистов.

И оказалось, что каждый из нас, отвечая на этот вопрос на основании основополагающих книг своей веры… Мы отвечаем одинаково. Что дети не несут ответственности за грехи родителей. Что Бог пришел в этот мир или является в этом мире для того, чтобы помогать человеку жить и справиться с трудностями, болезнями, а не потому, что человек должен перенести какое-то количество испытаний на земле и за это заслужить награду. Конечно же, многим свойственно приписывать Богу функции прокурора, жестоко наказывающего, но это неправда. И вот именно так сказали представители всех религий.

Иван Князев: А насколько сложно выстраивается работа с волонтерами? Много ли их? Кто туда идет? Я вот посмотрел: в сюжете достаточно молодые люди.

Иосиф Дискин: Причем замечательные люди!

Иван Князев: Да.

Иосиф Дискин: Какие глаза! Какие лица!

Иван Князев: У них глаза горят на самом деле.

Иосиф Дискин: Да. Лица какие! Что называется, просветленные.

Протоиерей Александр Ткаченко: Знаете, волонтеров много. И мы, наверное, самая крупная волонтерская организация. Но каждого волонтера мы готовим, потому что для того, чтобы человек мог войти в хоспис и начать свою работу непосредственно с семьей пациента, он должен быть готов – готов к тем эмоциям, которые он будет переживать. Он должен осознавать, что его эмоциональный всплеск может оказать влияние на родителей пациента. Соответственно, качество работы будет снижаться.

Мы мотивируем волонтеров, чтобы их деятельность не была попыткой загладить какую-то вину или найти смысл жизни. Она должна стать естественной частью позиции человека в этом мире. Мы живем для того, чтобы помогать жить другим.

Иосиф Дискин: У нас в рубрике очень важное место занимает взаимодействие государства и общества. Вы были инициатором уже больше 10 лет назад. Вот насколько трудно было добиться… Есть много разговоров, что государство игнорирует эту проблему. Вы прошли с нуля. Идея, генеральный директор. Вот насколько трудно было убедить власти предержащие (все-таки деньги, помещение и так далее) в том, чтобы создать такое учреждение?

Протоиерей Александр Ткаченко: Наверное, сейчас уже кажется, что нетрудно. Но самое трудное, что было – это, наверное, рассказать людям то, что не хочется слышать. Потому что говорить о боли и проблемах трудно, а еще более трудно это принять. Слава богу, всегда были люди, которые отзывались.

И я очень благодарен Валентине Ивановне Матвиенко, которая была первой, кто услышал. И она помогала донести это не только до представителей региональной власти, но уже и на федеральной площадке, до руководителей федеральных министерств и ведомств.

Иосиф Дискин: Но мы знаем еще одного государственного деятеля, который не так давно просто пришел к вам посмотреть своими глазами. Я говорю о нашем президенте. Вот расскажите. Не так часто глава государства перед Новым годом, когда посещает какие-то важные места, приходит, ну все-таки давайте прямо говорить, в дом скорби.

Протоиерей Александр Ткаченко: Я думаю, что тоже он долго принимал решение о том, с какой ролью он туда придет. И это, конечно же, было непросто посещение. Присутствие президента в этом учреждении показало акцент внимания государства к этой проблеме.

Иосиф Дискин: Уж куда выше.

Протоиерей Александр Ткаченко: И после его посещения были приняты поправки к федеральному закону и выделены 4,7 миллиарда, которые ежегодно в течение пяти лет будут передаваться регионам на развитие программ паллиативной помощи.

Иосиф Дискин: Вот это тот самый случай, когда гражданское общество действует и достигает реальных результатов.

И еще один вопрос. Понятно, что родители в хосписе все время находятся на грани. Вы об этом говорили. Удается все-таки каким-то образом смягчить их боль, чтобы драма не стала трагедией, которая сломала бы их жизнь до конца? Я понимаю, что я задаю предельные вопросы, но я для этого тут.

Протоиерей Александр Ткаченко: Когда боль можно с кем-то разделить, наверное, как-то легче жить. Конечно же, мы не можем утешить, потому что нет утешения. Но идти рядом, вот тот путь, который нужно пройти – в этом и есть цель сотрудников хосписа. По крайней мере, мы надеемся, что им есть на кого опереться.

Иван Князев: Скажите, такой сложный вопрос. Работа с родителями продолжается после того, как уже несчастье произошло, после того, как они возвращаются домой?

Протоиерей Александр Ткаченко: По крайней мере, в течение года-полутора сотрудники хосписа присутствуют рядом с членами семьи. Не только родители непосредственные, но и бабушки, дедушки, братья и сестры. И благодаря этому многие из них смогли вернуться в жизнь, сохранить семью, принимать дальнейшее участие в жизни общества и даже вернуться в хоспис уже волонтерами.

Очень ярким примером являются вот эти группы поддержки родителей, потерявших детей. Они собираются раз в месяц у нас в хосписе – и те, кто пережил несколько лет назад эту трагедию, и те, кто пережили сейчас.

Иван Князев: И они делятся?

Протоиерей Александр Ткаченко: Они делятся. Потому что никто… Они, имея этот опыт, могут помочь разделить скорбь тем, кто переживает ее сейчас.

Иосиф Дискин: «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать».

Иван Князев: Еще такой вопрос, батюшка, смотрите. У многих людей вообще мало информации о том, как работают хосписы. Многие спрашивают: «А как туда попасть?» Ну, как мы уже говорили, стереотип: это то место, где действительно все плохо и так далее. И многие люди говорят: «Да пускай я лучше дома». Насколько действительно сложно попасть в хоспис? Или вы открыты всем?

Протоиерей Александр Ткаченко: Мы открыты всем. Информация о нас и контактные данные есть на сайте: детскийхоспис.рф. Мы рады любой помощи. Мы встречаемся с теми, кто приходит с предложением оказать какую-то помощь. Каждый имеет возможность найти применение своим талантам.

Иосиф Дискин: Скажите, а это становится постепенно стандартом, распространяется на страну? Или это пока только Питер?

Протоиерей Александр Ткаченко: Все хосписы, которые создавались в стране, создавались по мотивам Санкт-Петербургского детского хосписа.

Иосиф Дискин: По стандартам вашим.

Протоиерей Александр Ткаченко: Москва, Московская область, Казань… Мы уже построили четыре хосписа. В апреле месяце откроем хоспис в Белгороде. И в Крыму идет активная подготовка, во многих регионах. Вот стандарты качества остаются теми, которые были заложены в Петербурге.

Иван Князев: Уважаемые гости, Иосиф Евгеньевич, у нас программа о гражданском обществе, поэтому хотелось бы вас спросить: что для вас гражданское общество? Если можно, коротко, у нас мало времени.

Протоиерей Александр Ткаченко: Гражданское общество – это люди. И мы должны понимать, что мы несем ответственность за мир, в котором мы живем. Ответственность – это всегда деятельность.

Иосиф Дискин: А для меня гражданское общество – это те, кто служат обществу, те, кто тратят свои силы, время, энергию и веру ради служения стране, людям и обществу. И сейчас хотелось бы послушать мнения людей, которые реально участвуют в деятельности хосписа.

Иван Князев: Вот что под гражданским обществом понимают герои нашего сюжета.

СЮЖЕТ

Протоиерей Александр Ткаченко: Я пожму вашу руку, потому что я не ожидал, насколько…

Иван Князев: Дорогие друзья, это была рубрика «Без потрясений». Я представлю и поблагодарю наших гостей – протоиерея Александра Ткаченко и члена Общественной палаты Иосифа Дискина. Спасибо вам большое!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски