Протоиерей Димитрий Смирнов: От детей предохраняются, как от бандитов

Протоиерей Димитрий Смирнов: От детей предохраняются, как от бандитов
Национальная идея: итоги опроса ОТР. Охрана — ни в какие рамки. Рецессия отползла. Пилотов обвинили посмертно. Миллионы на праздник
Какой должна быть национальная идея? Итоги недельного опроса зрителей ОТР в проекте «Реальные цифры»
Социальная справедливость – какая она для разных слоев населения? Наш сюжет
Сергей Лесков: Для затравленного ребёнка более надёжной крышей, чем взрослые, могла бы стать молодёжная структура, как в советские времена были пионерия и комсомол
Игорь Дельдюжов: Безопасность полётов волнует только пассажиров и пилотов. Руководителей компаний – нет, всё застраховано
Михаил Беляев: Рычагов, чтобы двигать экономику вперёд, как раз у Минэкономразвития и нет. Они у финансового блока
Возместят в большом размере
Водке запретили пахнуть
Запрос рождает раздражение
Андрей Осипов: Если автомобиль застрахован по Каско, в случае ДТП лучше дождаться инспектора, а не заполнять европротокол
Гости
Протоиерей Димитрий Смирнов
председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Константин Чуриков: Ну а сейчас наша рубрика «Личное мнение». Сегодня свое личное мнение имеет протоиерей Димитрий Смирнов, сейчас будем с ним беседовать, и вы, конечно же, так же. Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Здравствуйте, батюшка.

Димитрий Смирнов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы знаете, много вот вопросов и тем для обсуждения накопилось. С одной стороны, в начале этой недели премьер Дмитрий Медведев от губернаторов потребовал разобраться, в общем-то, с вопросом манипуляции статистикой по поводу смертности.

И вот смотрите, какие еще печальные цифры мы обнаружили, это официальная статистика Росстата: естественная убыль населения, для начала давайте сравним январь-август прошлого года с январем-августом этого года, естественная убыль населения составила уже 219 тысяч, это на треть больше, чем за тот же период прошлого года. Но что важно, это сопоставимо с тем, сколько человек умерло за весь прошлый год. То есть вот эти, смотрим, 219 тысяч у нас получается, это за…

Оксана Галькевич: …первые 7 месяцев, да.

Константин Чуриков: Январь-август, и ровно 218 тысяч умерло за весь прошлый год. Почему мы так быстро вымираем?

Димитрий Смирнов: Причин несколько. Первая – это аборты, мы сами убиваем собственных детей. Вторая – экскорпоральное оплодотворение, во время которого погибают эмбрионы в огромном количестве.

Константин Чуриков: Это вы говорите прямо вот по степени важности, да, вот эти причины?

Димитрий Смирнов: Нет, я сейчас просто…

Константин Чуриков: В целом, да?

Димитрий Смирнов: Подряд.

Третья – у нас, конечно, наша система медицинского обслуживания народа пока еще не достигает необходимых результатов и не может сравниться с европейскими. Например, ну простой пример: почему при росте онкологических заболеваний у нас уменьшается количество выписанных средств обезболивания? Как это может быть? Ну вот, та же самая статистика такое выявляет. То есть экономия, и так во всем.

Константин Чуриков: Экономия власти на населении, получается?

Димитрий Смирнов: Ну вот врач заинтересован в том, чтобы его не ругали, а не в том, чтобы пациент выздоровел.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Часто используют допотопные средства, которые давно уже вышли из производства в Европе, есть новые средства, их не используют. Ну и так далее, и так далее. Ну а потом разрушение вот этой структуры, когда фельдшерские пункты были приближены к народу, а теперь нужно за 100 километров ехать, чтобы в женскую консультацию попасть.

Константин Чуриков: Ну и даже опустим такой фактор, что можно сделать в фельдшерском пункте, не так уж и много.

Смотрите, я сейчас вот вам процитирую прогноз Минэкономразвития, а вы скажете, насколько все это разумно. «Общая численность населения России вырастет за 6 лет почти на 2 миллиона, но произойдет все это прежде всего за счет миграционного прироста», – это я сейчас цитирую «Независимую газету», собственно, это вот такой прогноз дали в Минэкономразвития. Смотрите, если населения становится меньше, нас, россиян, за счет миграционного прироста нараститься, увеличиться правильно, неправильно? Как вы считаете?

Димитрий Смирнов: Опять смотря какая цель. Если мы хотим, чтобы Россия осталась Россией, ну кроме названия и герба, а чтобы сохранилась культура, язык… Сейчас и так мы постоянно слышим англицизмы, а скоро будут тюркизмы или всякие… И так у нас везде таблички в аэропортах и прочих китайские – привыкайте, граждане, это ваше будущее. Вот и все.

Оксана Галькевич: Но это же для туристов делается в основном, к нам приезжают гости посмотреть нашу страну.

Димитрий Смирнов: Ну сначала для туристов, а потом и для нас.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Для своих, да?

Димитрий Смирнов: Да, для своих.

Константин Чуриков: То есть мы заговорим рано или поздно по-китайски?

Димитрий Смирнов: Деваться-то некуда.

Оксана Галькевич: То есть вы думаете, что… Ну а какое может быть решение, так скажем, чтобы замещать себя не пришлыми людьми, а в своей стране самими собой прирастать?

Димитрий Смирнов: Да, конечно.

Оксана Галькевич: Какое решение?

Димитрий Смирнов: Решение рожать и воспитывать детей в нашей религии, в нашей культуре, в наших традиционных ценностях.

Константин Чуриков: А на что? Вот многие задают этот вопрос, на что, на какие деньги. Вот на МРОТ, на зарплату минимальную, 11 280 сейчас, в этом году, можно вырастить ребенка?

Димитрий Смирнов: Нет, во-первых, МРОТ – это же просто обозначенная вещь. Если парадигму сменить, что главное, допустим, не деньги очень небольшой группы людей, а главное сам народ.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Ну почему вот в Чечне в этом году ноль абортов?

Константин Чуриков: Почему?

Димитрий Смирнов: А потому что любят детей и рожают всех, кого зачали.

Константин Чуриков: Это не связано с какими-то религиозными особенностями?

Димитрий Смирнов: Ну, я думаю, связано, безусловно.

Константин Чуриков: А у нас почему не так?

Димитрий Смирнов: А потому что это выбито все.

Оксана Галькевич: Ну подождите…

Димитрий Смирнов: Я готов подождать.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Нет, в смысле «выбито»? Секундочку, а как это «выбито»?

Димитрий Смирнов: Как? Очень просто. Взяли парадигму, которую Карл Маркс и Фридрих Энгельс в «Манифесте коммунистической партии» обозначили, и воспитали совершенно людей, которые вообще ничего не помнят и ничего не знают.

Оксана Галькевич: То есть контрацепция – это тоже зло? Не только аборты, но и контрацепция тоже зло?

Димитрий Смирнов: Ну если предохраняются от детей, как от бандитов, это как вообще звучит?

Или, например, у нас сейчас в Петербурге обнаружилось агентство иностранное, которое организовало сейчас выставку за границей, выставку такую, ярмарку, где представляют детей, которых может любой педофил купить и его, как обойти советское законодательство, чтобы его усыновить, а дальше делай что хочешь с ребенком, который получен суррогатным путем или с помощью ЭКО. Они делают за границей такую ярмарку, такая уже прошла в какой-то стране, сейчас не помню, следующая будет в США, в Калифорнии…

Константин Чуриков: У нас же вроде уже запрещено усыновление детей для них.

Димитрий Смирнов: Так нет, они прямо пишут, как они будут обходить, у них там юристы, все. Так вот этим занимаются.

Константин Чуриков: Надо в правоохранительные органы обратиться.

Димитрий Смирнов: Ну я не знаю, Александр Иванович займется этим или нет. Я надеюсь, его сотрудники увидят их сайт, кто-нибудь съездит на эту ярмарку.

Оксана Галькевич: Я хотела по поводу абортов сказать вот что. Если они становятся в стране полностью запрещенными, соответственно, все равно эта работа так или иначе происходит в жизни женщин, им приходится прибегать к услугам, но они становятся криминальными, и тогда много женщин гибнет от этого.

Димитрий Смирнов: А надо сделать вот что.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Надо убедить женщин, что если вам ребенок по каким-то причинам не нужен…

Оксана Галькевич: …то?

Димитрий Смирнов: …хотя вообще каждая девочка уже с 15 лет знает, откуда появляются дети, каким образом. Ну отдайте той, которая мечтает о дитяти! Отдайте ей.

Оксана Галькевич: А это разве не грех, своего ребенка?

Димитрий Смирнов: Ну а убить – это не грех? Вот давайте, отдать ребенка хорошей, доброй, жаждущей будущей матери или убить.

Оксана Галькевич: А много у нас таких хороших, жаждущих, чтобы вот все рожденные были благоустроены в семьи?

Димитрий Смирнов: Вы знаете, что чрезвычайно трудно встать в очередь, получить ребенка. Люди вот из нашего региона ездят на Дальний Восток, чтобы получить. Это очень трудно.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Нам звонят зрители, зрительницы. Сначала будет Валентина из Хакасии. Добрый день, Валентина, у вас уже вечер, конечно. Здравствуйте. Валентина?

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Валентина.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я вот хочу вопрос задать этому батюшке, который сидит благочестивый: а на какой рожать детей, сейчас учить, лечить, нет работы, все платно детям? На что их ростить, рожать? Вот почему он на это не ответит? «Роди, отдай» – какой он умный, а? И где он сам воспитывался?

Константин Чуриков: Спасибо за ваш вопрос.

Зритель: Нас пятеро было в советские времена…

Константин Чуриков: Спасибо, Валентина.

Димитрий Смирнов: Было пятеро в советские времена, и государство об этом плохо-бедно заботилось, и были бесплатные…

Константин Чуриков: В советские времена родители думали о завтрашнем дне?

Димитрий Смирнов: Родители думают всегда о завтрашнем дне, даже во время войны. Но если… Это должно обеспечивать государство: для одиночек-матерей детские садики, а для тех, кто замужем, каждая мать пропорционально количеству детей должна получать заработную плату.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Труд по воспитанию детей, который государству крайне необходим, чтобы сохранить это государство, чтобы ему выжить, этому государству, вместе с народом, он должен оплачиваться.

Константин Чуриков: Ну вы же тоже в магазины ходите, знаете, какие цены. А вот как бы вы оценили эту заработную плату? Сколько она должна? В чем ее измерить? Какой она должна быть?

Димитрий Смирнов: Есть специалисты, экономисты. Во всяком случае это труд совсем не меньше, чем труд, допустим, ведущего на телевидении, или журналиста, или капитан…

Константин Чуриков: Можно быть и ведущим на телевидении, и отцом, тоже, в общем…

Димитрий Смирнов: Да.

Оксана Галькевич: Можно быть и матерью.

Константин Чуриков: Или матерью можно быть, да.

Димитрий Смирнов: Да.

Константин Чуриков: Давайте сейчас еще послушаем Карину из Белгородской области. Здравствуйте, Карина. У вас какой вопрос?

Зритель: Добрый день. Я хотела бы свое частное мнение высказать по поводу поставленного вопроса. Во-первых, в нашей стране на сегодняшний день от роддома до погоста деньги, поток денег независимо от государственных программ, это первый вопрос.

Второй вопрос – это критическое состояние нашего здравоохранения, которого по сути нет. Есть врачи, есть люди, хотящие, желающие помочь страждущим людям, но системы здравоохранения в нынешнем состоянии… Такого не было за 30 лет. Проблемы с обеспечением медикаментами, первички, проблемы с больницами. Кладбища растут, ну конкретно в городе Белгороде закрываются в массовом порядке, потому что люди умирают, не дождавшись помощи. Нет диагностики должным образом. Я это говорю, поскольку сама знаю, это личное.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Пока не найдется решения на эти вопросы, проблема эта будет стоять, и она не решится, она не сдвинется никуда.

Константин Чуриков: Хорошо. А вот молодым девушкам, которые выходят замуж, им чем руководствоваться, вот этой экономической данностью сегодня, или все-таки делать какой-то свой выбор и все-таки, может быть, рожать несмотря ни на что? Как вы считаете?

Зритель: Я считаю… Вы знаете, я родила ребенка в 1991 году, сына. Вы знаете, это время совсем не простое, но для меня… В то время… Я человек другого поколения, для меня вопрос стоял ребенка, то есть продолжения рода, и тогда не стали, не было проблем о том, что думать, чем: бог дал, даст деньги на это. Но я знаю, что у меня было воспитание, было образование за плечами, были родители мои, они мне помогали, соответственно семья вся. Сейчас все это очень сложно, сложно решиться девочке.

Оксана Галькевич: Карина, скажите, пожалуйста, я прошу прощения за такой вопрос, но вот мы не знаем, как вас зовут, знаем только, что вы из Белгородской области, но у вас только…

Константин Чуриков: Карина зовут.

Оксана Галькевич: Карина, да. У вас только один ребенок, почему вы не решились на рождение второго, третьего? Вот нам отец Димитрий говорит о том, что нужно рожать каждого данного вам ребенка.

Зритель: А я вам скажу, что благо, что… У меня такое состояние здоровья, что мне вообще врачи в свое время говорили, что у меня их не будет.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Слава господу богу, что это была его милость ко мне, что мне он дал одного ребенка, ну так сложилось.

Оксана Галькевич: Так сложилось, хорошо, спасибо вам.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Карина, за ваш звонок.

Возникает вопрос, батюшка. Смотрите, если вот женщины нам звонят, пока в этой выборке все как одна говорят, что все-таки людям нужны более высокие зарплаты, вот это для них будет в том числе не то что мотивом, но подспорьем, для того чтобы вывести в люди ребенка.

Димитрий Смирнов: Разумеется, разумеется. Если 100 лет назад каждый мужчина мог содержать семью из 8 детей, жены и стариков-родителей, она содержалась, эта семья.

Константин Чуриков: А сейчас почему не может?

Димитрий Смирнов: А потому что не дают такую зарплату.

Константин Чуриков: Ага.

Димитрий Смирнов: Вот, например, в нашей любимой Америке люди сражались за эту зарплату, там были настоящие профсоюзы, а не липовые, как у нас.

Константин Чуриков: Вы призываете людей сражаться за зарплату?

Димитрий Смирнов: Я не призываю, я просто говорю, что просто так никто деньги не даст. Будут давать такой минимум, чтобы котел не закипел.

Оксана Галькевич: Ну все-таки сейчас время несколько другое, отец Димитрий.

Димитрий Смирнов: Каждые 25 лет время другое.

Оксана Галькевич: Другое, да.

Димитрий Смирнов: И мы всегда живем в другом времени. Я живу уже в третьем.

Оксана Галькевич: И мы все-таки оцениваем какие-то возможности, потянем, поднимем, сможем ли…

Димитрий Смирнов: Как мы можем оценить? У нас нет информации реальной, понимаете? Вот сейчас речь шла, Дмитрий Анатольевич ругал за что? За липовую статистику.

Константин Чуриков: Это же ложь, это грех, врать-то.

Димитрий Смирнов: А убивать детей не грех?

Константин Чуриков: Да нет, ну что вы.

Димитрий Смирнов: Вы слышали, с какой любовью эта женщина, которая давеча выступала, как она «вот тот, который сидит». Потому что есть у нас очень болевые точки, и мы… Действительно, страна с большим трудом выбирается из этого кризиса.

Но весь пафос-то мой какой? Я единственное, мне что любо и дорого, – это мой народ и та культура, которую он создал на фундаменте нашей церкви. Если этого не будет, то будет другое время, без языка, без Пушкина, без церквей, все будет другое, другие люди придут и будут царствовать. Мы же это видим в союзных республиках, которые были когда-то советскими, как там относятся.

Оксана Галькевич: Отец Димитрий, а почему мы из вопроса деторождения, из решения демографических вопросов исключаем мужчин? Вот мы знаем, что женщина одного ребенка всегда себе родит…

Димитрий Смирнов: Нет, я не исключаю.

Оксана Галькевич: …а второго, третьего и дальше, все-таки решение должен и муж поддержать, и мужчина заказать, поддержать, сказать: «Давай, дорогая, хочу».

Димитрий Смирнов: Безусловно, все зависит от мужа.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Но современный муж воспитан мамой-одиночкой, учительницей-женщиной и все время сталкивается, даже на работе у него начальник женщина. У нас вообще женщин большинство трудящихся.

Константин Чуриков: Я ни в одну из этих категорий не попал.

Давайте сейчас еще мужчину послушаем.

Димитрий Смирнов: Вам повезло. Давайте.

Константин Чуриков: Да?

Юрий из Тульской области. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Мужчина как раз. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Димитрий, мы с вами одного возраста, мне 70 лет. Так вот вы отлично помните, что после войны, в 1950-е гг., в рабочих семьях в городах меньше 3-х детей не было, а в селах меньше 5-ти детей не было. Так вот я хочу вам сказать: если мы будем кушать все натуральные продукты, молодые мамы, то и дети будут здоровые, и будут они рожать. А сегодня они рожают больных детей, это самое главное.

А еще у вас, небось, подсобное хозяйство сельское есть, вы натуральные продукты кушаете, а молодые мамы химический сыр, химическое молоко, все химия, химия, химия. И сколько вы поставили творога нашему президенту? Он-то натуральные продукты кушает. А что наши дети будут кушать? Сегодня рождается половина детей инвалидов, больных! Они мучаются, бегают по поликлиникам детским. У нас растут самые больные дети, мы теряем население России. Это Юрий Михайлович, пенсионер, город Ясногорск.

Константин Чуриков: Да, Юрий Михайлович, спасибо. Вы знаете, вот тут с вами бы поспорила Вероника Скворцова, тут очередная статистика о том, как увеличилась ожидаемая продолжительность жизни в России, почти до 74 лет, по сравнению с показателем 2018 года увеличилась. Понятно, что это как раз за счет сокращения младенческой смертности. Просто у Юрия такое мнение, есть еще по этому поводу другое, официальное мнение.

Давайте еще послушаем Евгения из Калужской области и потом еще вам будем задавать вопросы. Евгений, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Зритель: Первое я хочу сказать: где жить молодой семье? Взять ипотеку? Что такое ипотека? – это рабство. При Советском Союзе квартиры давали бесплатно, а сейчас сказали, что под 2% во Владивостоке, как в Швейцарии. Лучше сделайте, как в Советском Союзе было, у нас же так было. Нет, вот мы сделали, как в Швейцарии, и это плюсом считают.

Константин Чуриков: Ну да, а можно без ипотеки это сделать. Так?

Зритель: Вот. Второе: статистика у нас говорит одно, а по жизни другое. Значит, статистика врет. Не может быть так, если все кладбища заполнены, если люди умирают в 65 лет, мне 58, из моего класса, из 30 человек, осталось 4. Как можно верить Веронике Скворцовой? Это не верь своим глазам, поверь Веронике Скворцовой, понимаете? Ложь, сплошная ложь идет по всем каналам. Не может такого быть просто в жизни.

Оксана Галькевич: Ну не совсем по всем каналам на самом деле…

Константин Чуриков: Спасибо. Но мы даем вам всегда возможность, вам, Евгений, вам, Юрий, вам, уважаемые зрители, высказать свое мнение, отличное от мнения власти. Спасибо большое за ваш звонок.

Вы знаете, вот мы начали с того, что вы говорили про педофилов, у нас на этой неделе уже бурно обсуждается в обществе отмена моратория на смертную казнь, который введен в нашей стране, как раз в том числе после саратовской истории, когда этот нелюдь убил девочку. Ваше мнение, надо ли в России возобновить смертную казнь?

Димитрий Смирнов: Ну если кратко, то не надо.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Ну могу в одна тысяча четыреста тридцать второй раз объяснить. Во-первых, от этого количество этих уродов не уменьшится, потому что они продукт той жизни, которую они прожили, недоработка нашего государства. Вот в каждом этом стоне наших зрителей – это продукт недоработки нашего государства в разных сферах нашего аппарата. Потому что государство – это гениальное изобретение человека, для того чтобы людям помочь жить, а не для того, чтобы это использовать для того, чтобы помочь жить моей семье. Вот и поэтому это ничего не даст.

И потом опять же система так устроена правоприменения, что обязательно будет много ошибок, назад уже человека не вернешь, если будет смертная казнь, потому что как всегда начальство высокое говорит, и нужно срочно закрыть дело. И находится способ его закрыть, внешне все в порядке, на самом деле это не так.

Константин Чуриков: А если говорить об уродах, то, извините, тогда этих уродов придется нам с вами финансировать до конца их дней, они будут жить на полном обеспечении.

Димитрий Смирнов: Мы с вами, вы и я, мы финансируем убийство наших детей по ОМС.

Константин Чуриков: Вы про аборты.

Димитрий Смирнов: Я опять же про аборты. Убивать сотнями тысяч – это гораздо бо́льшая ценность, чем...

Константин Чуриков: Но статистика говорит, что количество абортов-то все-таки у нас снижается.

Димитрий Смирнов: Снижается, слава тебе господи, но цифры-то все равно военные, как будто мы ведем полноценную войну в Европе.

Константин Чуриков: Подождите, «по новым данным разведки», как в той песне, «мы воевали сами с собой». А кто враг-то этот?

Димитрий Смирнов: Мы сами, потому что у нас вместо сознания, когда любят детей, как в Ингушетии, у нас от них предохраняются, как от бандитов, а кто говорит, что не надо их убивать, начинают возмущаться, говорят: «А вы прокормите». Я говорю: «Не корми, отдай, мне отдай!» Воспитаем гораздо лучше, чем вы. Нет, лучше убить, потому что оставить в роддоме – это грех. Интересно знать! Убить не грех, а воспитать ребенка, дать ему возможность выжить, а потом через 40 лет по телевизору показать, «ой, мамочка, прости» или наоборот.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Это было «Личное мнение», и сегодня у нас в студии был председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоирей Димитрий Смирнов. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо, батюшка.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Арсен
Детей спасают от будущего ада. Рожать детей на мучения, это хуже аборта. 70% населения в нищете при самой богатой ресурсами стране. Даже в хорошей стране вместе с жизнью человек получает и смерть в будущем. А тут и до смерти пожить не дадут.
Виталий
Нужно возраждать традиции супружества.
Виталий
Мне 32 года из низ 3 года я работаю. До этого учился. 8 лет - я ищу жену. Я средне красивый образованный парень, не больной. Почему я не могу жениться? Почему я половину жизни трачу на свидания и звонки по телефонам? Давайте я куплю жену или похищу. Почему нет? Давайте сделаем традицию как в Индии - супруги с рождения.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски