Протоиерей Димитрий Смирнов: С мужчинами у нас национальная катастрофа. Они утратили благородство, возможность прокормить семью

Протоиерей Димитрий Смирнов: С мужчинами у нас национальная катастрофа. Они утратили благородство, возможность прокормить семью
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Протоиерей Димитрий Смирнов
председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Константин Чуриков: Ну а сейчас «Личное мнение» протоиерея Димитрия Смирнова, это председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Здравствуйте, батюшка.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Димитрий Смирнов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот недавно было опубликовано одно из ваших интервью, вы часто даете интервью, и каждый раз это всегда что-то особенное, всегда есть повод над чем-то подумать, что-то обсудить. В частности, вы сказали, что у нас в России уже не осталось или почти не осталось настоящих мужчин.

Димитрий Смирнов: Ну во всяком случае их количество недостаточно для нашей страны.

Константин Чуриков: Так. Имеется в виду количественная составляющая или качественная?

Димитрий Смирнов: И качество, и количество.

Константин Чуриков: А что с качеством у нас не то?

Димитрий Смирнов: С качеством у нас катастрофа национальная, потому что мужчины утратили свое благородство. Они утратили свои возможности одному прокормить свою семью. Они не являются уже защитниками своих женщин. Огромное количество маменькиных сынков.

Константин Чуриков: Так.

Димитрий Смирнов: Вот это, конечно, если бы такие мужчины были 100 лет назад и дальше вглубь, мы бы не колонизовали на лошадях такую территорию…

Константин Чуриков: Сибирь бы не прошли.

Димитрий Смирнов: …где 4/5 вечная мерзлота.

Константин Чуриков: Скажите, а вот почему, в какой момент, по вашему мнению, произошел этот слом, что вот настоящие богатыри, мужики русские как-то перевелись и вот маменькины сынки?

Димитрий Смирнов: Ну слом длился во времени, с 1917 года просто уничтожение, геноцид, Холокост русский, это вызвало катастрофу, что привело к тому, что всех женщин выгнали на работу и они перестали рожать. И у нас школа женская, воспитание человек получает в государственных учреждениях, о котором мечтал Карл Маркс. И самый главный урок вообще в школе должен быть семья, потому что огромное количество безотцовщины, а без отца воспитать мужчину – как это? Возможно ли? Только если в военных учебных заведениях.

И поэтому нам нужно просто совершенно по-другому посмотреть на то, что происходит, потому что все-таки женщины у нас играют огромную роль в стране, гораздо больше заняты на всяких трудовых повинностях, но самую главную свою функцию им нет возможности выполнить, это вот рожать и воспитывать детей. У нас, мы колоссально отстаем, допустим, от Сирии. Когда нам показывают Сирию, мы видим одних детей в объектив, а у нас детей не видно. У нас бездетная страна, народ очень старый, статистика говорит, что средний возраст 40 лет, – это очень глубокая старость.

Вот вы давеча сказали про то, что не хватает даже нашим пенсионерам, – естественно, потому что та молодежь, которая должна прокормить себя и их, их просто нет в природе. Поэтому 1,7 ребенка на человека – это национальная катастрофа, и от малодетности рушатся семьи. Девяносто процентов мужчин, была цифра у меня, когда я в Общественном совете судебных приставов состоял, девяносто процентов не платят алименты, а потом кричат, что русские своих не бросают, – да они детей своих бросают. Это вот о качестве мужчин.

Константин Чуриков: К вопросу о благородстве (извини, Оксана) можно еще маленькое уточнение, буквально вопрос?

Димитрий Смирнов: Пожалуйста.

Оксана Галькевич: Просто к зрителям надо обратиться, Костя.

Константин Чуриков: Смотрите, когда, например, мужчина вынужденно, добытчик, работать на единственно возможной работе у него в поселке, в городке, разве это не благородство с его стороны работать за копейки, деньги приносить в семью?

Димитрий Смирнов: Нет, приносить – это одно, но без заработка женщины он ничего не может сделать, поэтому возникает малодетность. А из малодетности… Ведь русская женщина по своей природе физической должна родить 8 детей, как это было 100 лет назад, в среднем: у кого 15, у кого 2, но в среднем 8 человек. И поэтому она все силы отдавала детям. А сейчас нет, она отдает работе, детям, домашнему хозяйству, уборке и так далее. К женщине относятся как к ломовой лошади. И мужчины, которые видели только такую женщину в своей маме, так и думают, что это вообще порядок. А должно быть наоборот.

Оксана Галькевич: Давайте обратимся к нашим зрителям, у нас интерактивная формат. Друзья, если вы хотите задать вопрос нашему гостю в прямом эфире, позвоните нам, пожалуйста, телефон всегда у вас на экране указан, это совершенно бесплатно, либо напишите нам ваше мнение на SMS-портал. Можете, еще раз повторю, задать вопрос, можете высказаться по той теме, которую мы сейчас обсуждаем.

Константин Чуриков: Смотрите, еще вот я хочу, чтобы вы прокомментировали, если это возможно, одно из умозаключений депутата Заксобрания Ленинградской области, Владимир Петров его зовут. Вот недавно в интервью «Комсомолке» он сказал, что сварливые жены виноваты в алкоголизме российских мужчин, что вот мужчины себя не чувствуют нужными в семье, поэтому пьют, потому что дома их клюют за низкую зарплату и за отсутствие отпуска на море. Как вы считаете, и тут женщины виноваты?

Димитрий Смирнов: Хочется выругаться.

Константин Чуриков: Не надо.

Димитрий Смирнов: Мужчина должен женщину завоевывать. Женщина – это не ломовая лошадь, а то сокровище, которое он должен носить на руках, вот как. Так товарищу Петрову и напишите.

Константин Чуриков: У нас уже звонки есть, люди хотят пообщаться.

Оксана Галькевич: Есть звонки, да.

Константин Чуриков: Наталия из Ростовской области.

Оксана Галькевич: Наталия, да. Здравствуйте, Наталия.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Наталия.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я хотела бы возразить священнику по вопросу, что мама не может одна воспитать мужчину. Вот у меня сестра воспитывает одна 24-летнего сына…

Константин Чуриков: Подождите…

Зритель: Учится в заочном университете…

Константин Чуриков: Секундочку, «воспитывает 24-летнего сына» уже как-то звучит странно.

Оксана Галькевич: Уже, видимо, вырастила и воспитала.

Константин Чуриков: Вырастила.

Димитрий Смирнов: Маменькиного сынка, не надо поправлять, он нуждается в груди материнской.

Константин Чуриков: Так, слушаем Наталию. Так.

Зритель: Он учится заочно в университете. Сам, самостоятельно построил дом, оплатил мамины кредиты. Сейчас, в данный момент ему защита диплома предстоит. Это одна мама воспитала.

Оксана Галькевич: А с папой не сложились как-то отношения, Наталия?

Зритель: Да, не сложились, к сожалению, да.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Зритель: Очень достойный. Я считаю, что я тут не согласна.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Ну вот так, видите, кредит за маму выплатил.

Димитрий Смирнов: Ну да. Я еще со времен Николая Алексеевича знаю, что есть женщины в русских селеньях, но не такое количество, которое требуется, для того чтобы сохранить наш народ в целостности, чтобы он в этой стране жил еще много-много веков и строил дальше свое государство, культуру.

Константин Чуриков: Батюшка, а можно короткий вопрос: а вот сохранение народа, народосбережение, как сейчас у нас с высоких трибун говорят, – это только такая вот женская задача, мужская, или это вообще в целом задача государства? Вот здесь к государству есть какие-то вопросы, как вы думаете?

Димитрий Смирнов: Государство – это небольшая часть народа, которая стала властью. Они неправильно воспринимают свою функцию, потому что функция их служебная, а они очень увлекаются собственным благосостоянием.

Константин Чуриков: Это большинство в государстве?

Димитрий Смирнов: Я не знаю, большинство или нет, но когда руководитель небольшого района Московской области скапливает 9 миллиардов… Я думаю: зачем ему столько? За эти деньги можно, ну я не знаю, ну хотя бы газ в Московской области провести дальше Пушкино, вполне отлично, деревни возродить, засеять поля, а то они уже засеялись березами толщиной с мою ногу.

Оксана Галькевич: Я вот хочу все спросить, по поводу вашей одной фразы уточнение получить. Вы сказали о том, что женщина сейчас работает, плюс еще, естественно, домашняя нагрузка, она стала ломовой лошадью, вместо того чтобы просто заниматься домашней работой и детьми, я правильно поняла? Как же тогда, собственно говоря, вот эта свобода выбора, возможность, собственно говоря, выбирать, работать тебе, или совмещать это с домом, или не совмещать?

Димитрий Смирнов: Сейчас расскажу.

Оксана Галькевич: А то я как-то неловко себя почувствовала: вечернее время, 20:41, я на работе, у меня тоже есть семья.

Димитрий Смирнов: Вот, вот именно. Я заметил, живя не первый год в нашей стране, одну вещь: даже если человек достигнет звания народный артист, или академик, или хотя бы член-корреспондент, или достигнет звания генерала, если у него в семье непорядок, сын наркоман, он несчастен. Счастье зависит только от семьи. Наша школа, на которую тратятся большие средства государством, если можно так выразиться, на разные очень интересные предметы, которые я многие помню и люблю. Но самый главный предмет – это же семья. Старшие должны младшее поколение готовить, мужчин к отцовству, женщин к материнству.

Константин Чуриков: А вот очень важно, как это детям, в каком виде объяснять вообще? Семейная жизнь – это разная жизнь.

Димитрий Смирнов: В России тысячу лет вынуждены мы объяснять только уже после 1917 года, когда это все искорежено. Мы первые почти, ну вторые, в мире по абортам – это что, отношение? Это что, патриотизм? Это что, дума о будущем? Это что, любовь к детям, их уничтожение? Абортивное сознание у народа – это же народ-самоубийца.

Константин Чуриков: Юрий нам звонит из Тульской области. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я хочу сказать о своем поколении. Я родился после войны, нас воспитывали отцы, нас воспитывали отцы, которые прошли войну, воспитывали так жестко, что из моего поколения уже в 1964 году 15-летние половина моих сверстников пошли на производство, 15-летними, и мы с детства познали, почем кусок хлеба стоит, а сегодняшнее поколение этого не знает. И вот я обращаю внимание, кто родился в 1970-х гг., половина из них спились, половина еще работают и держатся. И вот те, кто спились, они или умерли, около 30% из них.

И вот я заметил, в 1990-х гг. я ходил в поликлинику и обратил внимание: женщина, мать ведет своего ребенка, а этому ребенку 17 лет, за ручку в поликлинику. Вы понимаете, меня удивило и обозлило это! Как же так, какое поколение выросло и что будет дальше с нашей родиной? Правильно я сказал или нет? Батюшка, скажите мне!

Димитрий Смирнов: Конечно, правильно. Но надо тоже понимать, не у всех отцы вернулись с фронта, совсем не у всех.

Оксана Галькевич: Это наш телезритель не сделал потише уровень звука. Друзья, когда звоните в прямой эфир, слушайте нас, пожалуйста, в трубку, а не по телевизору, чтобы не было вот этих вот проблем.

Константин Чуриков: А мне стало интересно, а почему отцы, мужчины, мужья уходят из семьи? Вот это с чем связано?

Димитрий Смирнов: Они ищут легкий путь. Они хотят себе такой сибаритский комфорт, к которому они привыкли у мамочки, забота которой «кушай кашку». Вся ее любовь, которая должна тратиться на 8 человек, обрушивается на него, как Ниагара, и понятно, что… Вот почему что угодно, только не армия, хотя армия – это последняя инстанция, которая может ну что-то поправить, хотя за год там уже ничего не сделаешь.

Константин Чуриков: Даже, с вашей точки зрения, не церковь, а именно армия?

Димитрий Смирнов: Ну а церковь трудится для человека в погонах, мы очень связаны, у нас есть даже специальное военное духовенство. Я когда-то этим занимался целых 15 лет.

Константин Чуриков: Хорошо.

Скажите, вот мы же с вами все, как говорится, по одной земле ходим.

Димитрий Смирнов: Да.

Константин Чуриков: Вот в нынешней реальности восьмерых, среднестатистическая семья с небольшой зарплатой, предположим, только муж работает, она вообще этих восьмерых детей потянет?

Оксана Галькевич: Потянет ли? У нас, кстати, зрители очень многие об этом спрашивают, говорят, что нет условий для рождения детей, нет работы, нет жилья.

Димитрий Смирнов: Сто лет назад мужик хотел только земли, остальное все он делал сам: дом, скотина, кредит, их отдавал и справлялся с этим. Очень рано вставал и довольно поздно ложился, отдыхал зимой, чинил инвентарь. А если сразу «вы мне все дайте» – ты сначала заработай, построй, и все будет в порядке. Но он не хочет, он очень нежен, в нем нет ничего мужского. Вы знаете, у нас даже где есть конные секции, там одни только девушки на лошадях, мужчина просто боится лошади.

Константин Чуриков: Тоже красиво, кстати.

Димитрий Смирнов: Так нет, то, что женщина делает, всегда красивее, посмотрите вот на это плавание, что они там делают…

Константин Чуриков: Вообще загляденье.

Димитрий Смирнов: Это вообще балет просто.

Константин Чуриков: И балет, кстати, да.

Давайте сейчас еще послушаем нашего зрителя, сейчас пока выводят в эфир…

Оксана Галькевич: Галина из Волгоградской области у нас на связи. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Димитрий Смирнов: Смелее, смелее, Галина.

Зритель: Во-первых, я согласна полностью с бабушкой, потому что…

Димитрий Смирнов: С бабушкой тоже надо.

Константин Чуриков: С батюшкой, господь с вами.

Зритель: С батюшкой согласна полностью, но еще хотела бы сказать о том, что, наверное, когда в послевоенные годы, каждая женщина хватала любого мужчину, берегла, любого была согласна рядом с собой, поэтому они своих сыновей выхаживали, вынашивали, поэтому они их изнежили вот такими. Поэтому у нас такие мужчины появляются, не хотят брать ответственность, это самое главное. Конечно, духовности в них ужасно много не хватает. Все перевелось на материальные блага, это очень плохо. Духовность нужна в человеке, а мужчины многие думают, что, если купить можно и еду, и постирать машинку, но самое главное, душевность они не купят, это надо развивать в семьях.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Вот родился вопрос. Смотрите, так получилось, что…

Оксана Галькевич: У меня тоже родился.

Константин Чуриков: Сейчас, секундочку, да. Вы говорите, что вот изнежили, избаловали, зрительница тоже об этом говорит, многие согласны с вами, кто-то там спорит у нас на портале. Ну а все-таки такое понятие, как любовь, ведь это… Любой родитель любит своего ребенка, понимаете…

Димитрий Смирнов: Большинство…

Константин Чуриков: Разве любовь – это плохо?

Димитрий Смирнов: Большинство жителей страны не знают, что такое любовь.

Константин Чуриков: А что такое любовь?

Димитрий Смирнов: Любовь – это желание сделать любимого или любимую счастливой. А у нас любовь – это когда я хочу, чтобы она сделала счастливым меня, то есть полюса совершенно сменились.

Константин Чуриков: А если это взаимно, то есть…

Димитрий Смирнов: А это воспитывается только церковью.

Константин Чуриков: Ага.

Димитрий Смирнов: Потому что выше той любви, когда кто-то душу свою не пощадит за любимого, выше той любви нет, а этому в школе не учат, а надо вернуть к этому.

Оксана Галькевич: Вот интересный момент, у меня тоже родился вопрос. В семье ведь не только мальчики рождаются, и девочки рождаются. Как так получается, что в одной семье и мальчик, и девочка, девочка вырастает, в общем, и заботливой, и в меру сознательной, и стремится создать семью, брать на себя ответственность, а мальчик в этой же семье вырастает, воспитанный теми же самыми родителями, совершенно иным. Вот странно, даже если это полная семья, даже если там папа есть. Как так получается?

Димитрий Смирнов: Даже если полная. Ну да, папа есть…

Оксана Галькевич: Может быть, потому что мы девочкам…

Димитрий Смирнов: Но папа-то уже у нас маменькин сынок.

Оксана Галькевич: Ага.

Димитрий Смирнов: Это у нас уже длится давно, понимаете?

Константин Чуриков: Все поголовно, или все-таки исключения бывают?

Димитрий Смирнов: Конечно, очень много исключений, иначе остается только, не знаю, бежать куда-то в тайгу.

Константин Чуриков: Бежать в тайгу.

Ярославская область спрашивает: «Вся беда в том, что мальчик и девочки учатся вместе, а не раздельно». Ваше мнение?

Димитрий Смирнов: Согласен. Если бы директором был я, я бы до 4-го класса включительно совместное обучение, с 5-го класса классы для мальчиков, классы для девочек, а на переменке вместе. У меня был такой проект, но средств нет, чтобы его воплотить в жизнь.

Оксана Галькевич: Ага.

У нас еще один звонок из Красноярского края на этот раз, где уже ночь глубокая, Ольга с нами хочет поговорить.

Константин Чуриков: Ну как тут уснешь, такая беседа, конечно.

Димитрий Смирнов: Не спится.

Оксана Галькевич: Не спится абсолютно.

Константин Чуриков: Не спится, не спится.

Оксана Галькевич: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Я согласна с мнением, что есть отличные, замечательные мужчины в нашей стране, в нашем городе, вообще во всем мире. Я согласна рожать несколько детей, у меня на данный момент есть дочка, ей будет скоро 6 лет. Я бы родила второго ребенка, но так как в Красноярском крае в деревне Каменка произошел взрыв, на данный момент нам требуются средства на то, чтобы восстановить наш дом, а так как Министерство обороны и местное наше руководство как бы не заботятся о том, чтобы восстановить, приходится моему мужу работать на вахте постоянно, больше, чем обычно, и как бы…

Оксана Галькевич: Ну вы одна, получается. Ольга, скажите, на вахте – он на сколько уезжает? Вообще какой у вас, так скажем, режим семейной жизни?

Зритель: На 2–3 месяца мой муж уезжает.

Оксана Галькевич: На 2–3 месяца, ага.

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: И вы одна остаетесь с ребенком.

Зритель: Я остаюсь одна, хотя у меня высшее образование, я работаю экономистом, но я зарабатываю в 4 раза меньше, чем мой муж со средним образованием, работая на вахте, уезжая вдали от меня. Я горжусь нашей страной, у нас есть много замечательных мужчин, выдающихся мужчин, очень замечательных людей, артистов, спортсменов, МЧС служба, очень им благодарны в этом момент, когда взрывы, хочу им выразить огромную благодарность. С батюшкой полностью согласна, с его мнением.

Константин Чуриков: Осталось только восьмерых родить, вернее семерых, один уже есть.

Оксана Галькевич: Уже семерых, да.

Зритель: Нет, ну на это, конечно, я тоже не согласна…

Константин Чуриков: А почему, расскажите?

Зритель: Вы тоже утрируете.

Константин Чуриков: Нет, я просто…

Димитрий Смирнов: Не утрируем, а учетверяем.

Оксана Галькевич: Наш гость всерьез говорит.

Зритель: Если бы вы были в роли женщины, родите одного, а потом вы подумаете, как рожать остальных трех или восьмерых.

Димитрий Смирнов: Сейчас расскажу, как.

Константин Чуриков: Так, вот, кстати.

Димитрий Смирнов: У меня приход самый многодетный в Москве. Недавно один молодой папа родил десятого мальчика, это даже отмечено было нашим президентом, он даже премию…

Константин Чуриков: То есть все прямо поголовно мальчики?

Димитрий Смирнов: Нет-нет, последний мальчик, девочек у него больше.

Константин Чуриков: А, ага.

Димитрий Смирнов: А так несколько девятидетных семей, несколько восьми-, семи-, шестидетных. Это зависит от того, как к этому призывать тот народ, который ходит в храм.

Оксана Галькевич: Ага.

Димитрий Смирнов: Если бы у нас была по нашему замечательному телевидению пропаганда и все бы объяснили народу, и так же часто об этом говорили, как говорим о ситуации на Украине, то у нас бы за 2 года изменилась демографическая ситуация. А если бы еще прикончили абортарии все, то вообще у нас по 5 миллионов в год прибавлялось бы.

Константин Чуриков: Сейчас вот ненадолго с темы этой просто отойдем в сторону, интересная реплика ваша. А как вы думаете, почему у нас на телевидении действительно поголовно все говорят об Украине?

Димитрий Смирнов: Я не знаю.

Константин Чуриков: Какой канал ни включишь, Украина.

Димитрий Смирнов: Я не знаю, я же не Эрнст.

Константин Чуриков: То есть вы тоже это заметили, это тоже как-то странно вам кажется?

Димитрий Смирнов: Ну я вообще уже теперь не смотрю, потому что это сплошная истерика с двух сторон, это уже за пределом моих психофизических возможностей.

Оксана Галькевич: А чтобы родить, как вы говорите, десятерых детей, восьмерых, девятерых, эти семьи ведь должны, наверное, возникнуть в определенном возрасте? Просто на это нужен ресурс определенный физический, здоровья ресурс, то есть это наверняка люди не те, которые встретились в 25, в 30 лет…

Димитрий Смирнов: Ну хорошо, а чтобы ездить на автомобиле, нужен ресурс…

Оксана Галькевич: Нет-нет, я просто спрашиваю…

Димитрий Смирнов: А чтобы на брусьях показывать художественную гимнастику, везде нужен ресурс, интеллектуальный даже.

Оксана Галькевич: Тенденция просто сейчас такова, что семьи создаются позже. Вот вы говорите, что мужчин достойных меньше, найти такого человека сложно…

Димитрий Смирнов: Ну да, потому что женщинам внушили…

Оксана Галькевич: Вот и тратятся годы на поиск достойного.

Димитрий Смирнов: Вот я, например, в своей жизни занимался десятками различных вещей, но когда стал заниматься детьми, я потому что педагог, слаще этого искусства, как выращивать детей, особенно сирот, когда к тебе приходит человек, у которого нет ни папы, ни мамы, и вот он за 5–6 лет превращается в человека. Понимаете, вот это самое замечательное. И если маме сказать, что это гораздо лучше, чем работать экономистом, это гораздо интереснее, гораздо более творческое, чем сороковой спектакль играть подряд, это гораздо лучше.

Оксана Галькевич: Ага. Мама может сказать…

Димитрий Смирнов: Мама себя реализует гораздо лучше, чем в спорте, в депутатстве и там незнамо в чем.

Константин Чуриков: И в другой публичной деятельности, Оксана.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, просто мама может сказать: «Ну хорошо, я ваши аргументы услышала, но считаю иначе», – мама ведь может так сказать?

Димитрий Смирнов: Мама может сказать что угодно, но если она ходит в храм, ей постоянно об этом говорят и доказывают это просто реально. Почему? Вот та Машенька, которая родила десятого мальчика, я ей никогда в жизни, а я ее знаю вот с таких лет, она всегда улыбается и сейчас. Вот стоит с младенцем, и понимаете… У нее еще волосы золотые, она как луч солнца, понимаете? Она всех нас озаряет.

Константин Чуриков: Несколько сообщений с портала. Ленинградская область, может быть, ошибка, может быть, так действительно человек хотел написать: «Мы, женщины, настолько устал, что и семьи не хотим!» Значит, пишут причины исчезновения настоящих мужчин, детоцентристская семья, что вот из-за этого…

Оксана Галькевич: …ребенок в центре семьи, в центре внимания семьи.

Константин Чуриков: Да. И еще вот из Москвы SMS: «Батюшка, соберите чиновников и прочитайте им десять заповедей».

Давайте сейчас послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Олег из Московской области. Олег, здравствуйте, мы вас внимательно слушаем.

Зритель: Вечер добрый вам, отец Димитрий, приветствую вас.

Димитрий Смирнов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Хотел бы поддержать вас во всей теме и в самом важном вашем слове. Да, растим маменькиных сынков, и будут обижаться родители, бабушки сейчас, но нужно объяснять, что в неполноценной семье мы не воспитаем мужчину. Мальчик, растя без отца, видя, как мать работает, трудится не покладая ни рук, ни ног, вырастая, он будет бояться заводить семью, он будет бояться иметь много детей, потому что он будет бояться, что его ждет та же участь, он будет работать, работать, работать, не видя белого света. И в нашей ситуации отказываться от тех же гаджетов, автомобилей, поездок ему будет очень тяжело. Этому смирению и терпению нужно учить с детства, с зародыша.

Константин Чуриков: Олег, скажите, пожалуйста, а вы отказались от гаджетов, автомобилей, поездок?

Зритель: Да, да, да.

Константин Чуриков: Хорошо, спасибо.

Зритель: Вообще это проблемы нет, особенно… То есть я живу в Московской области, у меня дача 40 километров, но я иногда езжу на автобусе, потому что просто стояние в пробке 2 часа в машине мне тяжело, а в автобусе мне комфортно, потому что я не нервничаю, ничего, то есть я сижу в автобусе тот же час, но не в машине. Гаджет мне не нужен, потому что он засоряет весь мой ум, мозг. А то, что я, к примеру, думаю, с чем-то смиряюсь, захожу в Интернет, там вот если просто сидеть, это опять же все разрушится, вот то, что накопилось, разрушится все в две секунды.

Но смысл не в этом, гаджеты… Мы привыкли к теплу, мы не можем преодолевать уже какие-то трудности. Мы потеряли работу? – все, у нас крах. У нас родился ребенок? – ой, его кормить нечем, все, я не могу, а не дай бог еще и заболел. Сколько много знакомых, одинокие матери с больными детьми. И мужчины, как вот отец Димитрий говорит, они даже не платят алименты, то есть нет совести, мы потеряли страх божий.

Константин Чуриков: Олег, скажите, пожалуйста, а вот потеря работы, вы сказали, что это не крах. А как? То есть легко потом найти работу человеку, как вы думаете?

Зритель: Да, легко! Легко! Вот я много… Я уважаю вашу передачу, спасибо, что вы есть, много слушаю. Да, люди теряют работу, в регионах, может быть, да, согласен, потому что та же Калужская область, вот у нас знакомый, город Сухиничи, там зарплата 8 тысяч, это вот вообще прямо рай для них. Я согласен, что там им вообще тяжело, катастрофически, я им очень сочувствую. Но жить надо, и живем мы опять же не ради вот каких-то утех, то есть на качку бы, на хлеб бы, и все хорошо было бы.

Константин Чуриков: Олег, и еще вопрос: а у вас семья есть, дети есть тоже?

Зритель: Да, один ребенок.

Константин Чуриков: Еще будете, да? Планируете?

Зритель: Нет, мне уже 44 года, и я жалею об этом, потому что по молодости как бы не настоял, супруга плохо родила, я побоялся в дальнейшем за ее жизнь…

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: Но вот каюсь, да. Если бы вернуть все на 20 лет назад, с удовольствием бы еще двоих-троих, потому что у нас у знакомых, у друга моего, у всех по трое и больше детей.

Константин Чуриков: Спасибо, Олег, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Вот я, кстати, хотела спросить, просто Олегу, есть такие технологии ЭКО, в принципе в любом возрасте, если ваша женщина какое-то здоровье еще сохраняет, даже не фертильное, выносить она сможет.

Константин Чуриков: Кстати, хороший вопрос.

Оксана Галькевич: А как вы к этим технологиям относитесь?

Димитрий Смирнов: Конечно, отрицательно.

Оксана Галькевич: Отрицательно?

Димитрий Смирнов: Потому что женщина, которая идет на ЭКО, а только 35 яйцеклеток приживается, то зародыш умирает, то есть это уже происходит убийство ребенка. А при обычной ситуации, когда оплодотворяют 5 яйцеклеток, то делаются параллельно сразу все 5 абортов. Понимаете, это продолжение убийства нации.

Константин Чуриков: А когда обычным путем дети не заводятся, кто-то из супругов бесплоден, это является выходом? Во имя семьи, во имя…

Димитрий Смирнов: Нет, ни в коем случае.

Константин Чуриков: …появления детей.

Димитрий Смирнов: Выходом является усыновление сироты. У меня 30 сирот, прекрасно выхожу из положения, я самый многодетный отец, вот и все. А это все «я хочу»… Я на это всегда отвечаю: «Я хочу быть китайским императором, но пока никто что-то не зовет».

Оксана Галькевич: А вы хотите быть императором?

Димитрий Смирнов: Китайским.

Оксана Галькевич: А, китайским.

Димитрий Смирнов: Чтобы было у меня 1,5 миллиарда населения, я бы их обратил к вере христианской, потому что я же император, они меня слушают.

Оксана Галькевич: Семья ведь должна не только в молодости, в среднем возрасте быть вместе. Вот нам, знаете, видимо, пишет какой-то обиженный человек, что «мужчины стали расчетливы, ищут выгоды в браке, жен старых бросают, к молодым уходят, и старая больная жена остается, соответственно, в годах-то уже и одна». Это же тоже…

Димитрий Смирнов: Вот это и есть национальная катастрофа. Это что, разве мужчина? Ты же руку и сердце предлагал, что ж ты, гаденыш, делаешь?

Константин Чуриков: А вот нам из Москвы женщина пишет: «Без любви я не буду рожать».

Оксана Галькевич: Ну то есть если в молодые годы не удалось…

Димитрий Смирнов: А как это возможно, без любви рожать, разрешите мне мой вопрос?

Константин Чуриков: Видимо, восприняли ваше напутствие как любой ценой родить ребенка.

Димитрий Смирнов: Нет, я такой фразы не говорил, пардон.

Константин Чуриков: Хорошо.

Димитрий Смирнов: Конечно, по любви, но не по расчету.

Константин Чуриков: А как…

Димитрий Смирнов: Но если даже по расчету, ты должен быть верен до последней гробовой доски.

Константин Чуриков: Батюшка, вот вы говорите, что многие не понимают, что такое любовь, или неправильно понимают значение этого слова, и что мужиков-то нормальных, настоящих не осталось. А как тогда эту любовь женщинам находить? Как, где найти человека, с которым можно идти по жизни?

Оксана Галькевич: Очень трудно.

Димитрий Смирнов: Сам отец небесный в нас заложил способность к любви, но мы ее не развиваем, потому что все время евро столько-то, доллар столько-то, акции, падение, ипотека падает, давай скорей, все речь идет о том, чтобы поесть, попить, итальянские сапоги купить. А где идеалы, где? Вот на таком Гагарина вырастишь, на итальянских сапогах?

Константин Чуриков: То есть у нас в эфире когда идут у коллег новости экономики, это, в общем, мы зря распаляемся?

Димитрий Смирнов: Да не только новости, все пронизывает, даже вот все сериалы: либо это убийства, либо это какие-то интриги совершенно позорные. Должны сеять на этом прекрасном поприще, как телевидение, которое русские придумали, разумное, доброе, вечное, духовное, тогда вырастет сад, понимаете? А у нас уже этот наш сад запущен слишком, много сорняков, много вредителей в этом саду. Сердце не то воспринимает.

Константин Чуриков: Еще такой вопрос. Вот вы говорите, что раньше наш мужик жил землей, земли хотел, больше ему ничего не надо было. Ну смотрите, сейчас все-таки другие времена, XXI век, нам говорят о технологической революции, о постиндустриальном обществе. Вы считаете, что мы все равно должны жить землей, на земле?

Димитрий Смирнов: Каждый, кто нам говорит, нас обязательно за что-то агитирует.

Константин Чуриков: Ага.

Димитрий Смирнов: Прислушайтесь повнимательнее. Скажите, кому это выгодно, что он говорит? Это выгодно тому, кто купил эту рекламу на нашем родном телевидении, он и говорит. А остальные ничего не говорят, просто слушают, и их мозг пропитывается, и они начинают этому верить. Народ в массе своей очень наивен, поэтому возникают… Особенно наш. Если в Албании после первой пирамиды сменили правительство, то у нас до сих пор пирамиды создают и они грабят людей, взять хотя бы…

Константин Чуриков: То есть надо было взять на вооружение албанский опыт?

Оксана Галькевич: Это мы уже к политике переходим.

Димитрий Смирнов: Он был позже нашего. Я просто для примера. Люди наивны до предела, им говорят: «Вот сейчас положи рубль, получишь вместо 90», – и он бежит.

Константин Чуриков: Подождите, но с другой стороны, наивность – это же чистота души.

Димитрий Смирнов: Конечно. Но ведь нельзя таких людей, у которых еще сознание детское, так обманывать, кто-то их должен защитить. Кто может защитить, как не мужчины?

Константин Чуриков: Уфа спрашивает, Башкортостан…

Оксана Галькевич: Умные женщины, может быть, могут подключиться как-то?

Димитрий Смирнов: Могут, могут. Нет, без женщин… И так далее.

Константин Чуриков: Тяжеловато было бы, мягко говоря.

Уфа спрашивает: «А Библия какие требования для мужчин содержит?»

Димитрий Смирнов: А вы почитайте.

Константин Чуриков: Нет, зритель спрашивает.

Димитрий Смирнов: Я же не могу за оставшиеся минуты вам пересказать тысячу страниц.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у меня такое ощущение, что… У нас редко такое бывает, у нас в принципе тишина в студии, но сейчас у нас какая-то вот такая вот суровая тишина, потому что кроме меня здесь все мужчины работающие, свет, звук, за камерами…

Константин Чуриков: Оксана, что-то задержалась сегодня на работе.

Оксана Галькевич: Все, слушая вас, оценили, по-моему, себя и задумались, оценили с точки зрения того, а я мужчина? Спасибо вам за этот разговор, спасибо вам за ваши слова. У нас в студии был протоиерей Дмитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Это была наша рубрика «Личное мнение». Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое.

Димитрий Смирнов: Спасибо за предоставленную возможность, потому что довольно часто сталкиваюсь с такими явлениями, что то, что я говорю, не понимают люди и не воспринимают. А вы дали возможность кое-что разжевать.

Константин Чуриков: Будем встречаться. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Через несколько минут о судьбе пожилого человека в России. Можно ли сегодня сказать человеку в возрасте, что его года – его богатство?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Сергей
От нашей религии скоро все отвернуться....
Андрей Сергей
Какая мерзкая, голимая пропаганда. Не ожидал такого от "Отражения". Я лучше про Украину послушаю.
Дмитрий
Ой не могу! Прокормить семью, рожать больше детей! Да зарплата большей части россиян не дотягивает до 25 000 рублей чистыми...

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски