Проверка квартиры без стука

Проверка квартиры без стука | Программы | ОТР

Что грозит владельцам жилья с перепланировкой?

2021-01-26T21:14:00+03:00
Проверка квартиры без стука
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Ирина Генцлер
директор направления «Городское хозяйство» Фонда «Институт экономики города»

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Быстрый доступ без стука: жилищным инспекторам облегчат доступ в квартиры россиян для проверок, если вдруг у жильцов там, в этой квартире, незаконная перепланировка.

Александр Денисов: Законопроект подготовил Минстрой. Доступ в квартиры как сейчас будет возможен по решению суда, но саму процедуру проверки хотят ускорить, поскольку незаконные перепланировки могут угрожать жизни, здоровью жильцов.

Ольга Арсланова: И самих жильцов этой квартиры, и их соседям тоже в том числе. Если все примут, суды будут давать инспекторам решение на визит в квартиру за 5 дней. Сейчас процедура иногда длится месяцами, утверждают эксперты, за это время инспекторы не успевают иногда дойти до этой квартиры, перепланировка так и остается на своем месте.

Что же изменилось? Давайте поговорим сейчас, что же в дальнейшем изменится, возможно, к лучшему. Если вы обладатель незаконной перепланировки, позвоните, по секрету расскажите нам, есть ли у вас какие-то с этим проблемы.

Александр Денисов: И у нас на связи Ирина Генцлер, руководитель жилищного сектора Фонда «Институт экономики города». Ирина Валентиновна, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Ирина Генцлер: Добрый вечер.

Александр Денисов: Ирина Валентиновна, а вот сразу придраться хочется: какой суд, если сейчас механизм очень простой? Ну действительно, он долгий: идешь в жилинспекцию, жалуешься, что вот не работает, например, вытяжка, предположительно там кто-то снес воздуховод, поставил там стиральную машину, ничего не работает. Все, там составляется акт, через какое-то время, ну через неделю, через две, появляются инспекторы из этой комиссии, составляют, фотографируют. Дальше там дело сдвигается или не сдвигается, в общем, без суда сейчас решают.

Ирина Генцлер: Без суда можно попасть в квартиру только с добровольного согласия собственника или нанимателя, то есть человека, который эту квартиру занимает. Если он добровольно дверь открывает, то никакого суда не нужно. А если такого согласия на доступ в квартиру нет, то туда попасть можно только по решению суда, и этот принцип никак не меняется и в связи с вот подготовленным законопроектом.

Ольга Арсланова: И для того чтобы... Правильно ли мы понимаем, что для того, чтобы суд вообще начал рассмотрение, должна быть какая-то жалоба? Если вдруг незаконная перепланировка долгие годы соседей не беспокоит, а потом происходит какое-то серьезное обрушение, если, например, нарушена несущая стена, или потоп, если стена в ванной сдвинута за счет жилой площади, вот только тогда можно прийти и увидеть все это безобразие.

Ирина Генцлер: На самом деле законопроект говорит не только о незаконной перепланировке или переоборудовании, но речь идет еще о нарушениях правил безопасного содержания, пользования газовым оборудованием внутридомовым и внутриквартирным. То есть это как раз то, что очень как бы тяжелые последствия может иметь, потому что с взрывами бытового газа мы достаточно часто в последнее время встречаемся, когда обрушиваются целые подъезды, очень много пострадавших. А вот человек, который может заподозрить, что что-то такое неправильное с газовым оборудованием, он может... по запаху газа, может быть, другие какие-то проявления.

То есть на самом деле нет плановых проверок со стороны государственной жилищной инспекции того, что происходит в квартирах. Такая проверка осуществляется только вне плана, то по обращению: обращение от гражданина, обращение от управляющей организации, обращение от органа местного самоуправления, то есть неважно, но кто-то должен сказать, что по всем признакам существует факт некоего нарушения, причем речь идет о нарушении, которое потенциально создает угрозу для здоровья, для безопасности проживания в здании.

Ольга Арсланова: Вот наши зрители пишут: «Убирают же стены в нижних этажах для магазинов, и что?» – многих беспокоит. Там перепланировка происходит по своим абсолютно правилам?

Ирина Генцлер: Вы знаете, ну как это, закон строг, но необязателен к соблюдению, это наша извечная такая шутка. Но на самом деле никто не говорит о том, что перепланировки невозможны, – перепланировка возможна, но на нее нужно получить соответствующее разрешение. То есть то лицо, которое хочет перепланировать или переустроить свою квартиру, перенести батареи, снести какие-то стенки, какие-то проемы организовать, он может это сделать. Нужно подготовить соответствующий проект, с этим проектом пойти в орган местного самоуправления, в тот департамент, которому поручено давать разрешения на перепланировки.

И если такое разрешение есть, то ты, пожалуйста, перепланируй все, что тебе нужно, но в соответствии с тем проектом, который как бы был осмотрен, одобрен, было признано, что, если все в нем соблюдено, создано так, как в проекте, то безопасность не пострадает, пожалуйста. Поэтому, когда речь идет о перепланировке жилых, нежилых помещений, очень важно: убрал стену? – ты вместо нее должен поставить какие-то другие опорные конструкции, чтобы несущая способность сохранилась и здание в целом как бы не пострадало. Поэтому, если нужно перепланировать, нужно убедиться, что ты все сделаешь, не подвергая ни свою жизнь, ни чужую опасности.

Александр Денисов: Ирина Валентиновна, а вам не кажется, вот предложение Минстроя – это так, формально, через суд, вроде как бы все строго, а на самом деле проблему не решает? На мой взгляд, может быть, я ошибаюсь, на обывательский. Проблема нынешнего ЖКХ в его распыленности. Вот раньше как-то был один ДЕЗ, там все специалисты и сидели; сейчас же у нас, как это называется, подрядчик, субподрядчик, и понеслось, там до десятого колена. Если тебе нужно проверить вытяжку, там в этом ЖЭК специальной службы нет, у них какая-то контора на подряде; они вызывают эту контору, они приходят, руки в брюки, говорят: «А у вас есть стремянка? А у вас есть молоток? А у вас есть плоскогубцы?» – и вот это начинается, у них вообще ничего нет.

Потом они говорят: «Ну, там, наверное, какой-то кирпич лежит, нам сейчас надо сходить туда наверх». Приходят и говорят: «А там не пускают», – и все, и ты понесся по этим кругам чиновничьим, ездишь в жилинспекцию, там пишешь телегу, вот, они потом связываются с квартирой, допустим, договариваются, и понеслось заново, опять вызванивают этих двух ребят из другой конторы, те связываются с ЖЭК, и бесконечно. Говорят хозяину: «Все, у тебя там перекрыто, что-то там сделал, приводи в порядок», – и ничего не происходит. Спустя какое-то время вытяжка не работает, и опять заново. Эффективности в этом нет. Хорошо, пустили через суд, дальше что?

Ирина Генцлер: Ну, вы с каким-то очень печальным опытом нас сейчас познакомили. На самом деле перед людьми в многоквартирном доме отвечает одно лицо, это лицо называется управляющей организацией. Сама управляющая организация своими сотрудниками что-то делает или подрядчиков нанимает, для людей на самом деле разницы никакой не должно быть, конечный ответственный, то есть первый и конечный, – это управляющая организация.

Другое дело, что для того, чтобы решить какую-то проблему человека, управляющая организация действительно должна попасть в соседнее помещение, выше по этажу, ниже по этажу, сбоку, и зачастую люди не допускают в свои помещения ни управляющую организацию, ни ремонтных рабочих, подрядчиков, никого, в том числе не допускают и как бы должностных лиц государственной жилищной инспекции.

И поэтому сегодня вот тот законопроект, который разработан, он на самом деле просто обеспечивает некий механизм, некую процедуру. Потому что даже для того, чтобы решение могло быть принято быстро, в течение 5 дней, для этого понадобилось внести изменения в закон об административном судопроизводстве.

Александр Денисов: А ответственность он предусматривает, вот самое интересное, Ирина Валентиновна? Ответственность ответственного квартиросъемщика (уж тавтология), который сверху или снизу? Вот попали в квартиру, нарушение, предписание он получил исправить, все, он не исправил, чем он рискует?

Ирина Генцлер: Чем он рискует, у нас написано в Жилищном кодексе. Смотрите, весь риск и все последствия того, что не выполнено предписание по решению суда... А, еще даже хочу начать по-другому. Смотрите, когда суд рассматривает дело о какой-то там перепланировке, переустройстве в квартире, то у суда есть возможность принять решение о том, что ничего страшного, если все останется в таком виде, как есть, потому что это не создает угрозу безопасности, не нарушает права других лиц, и все, и ничего не надо возвращать в прежний вид.

Второе решение, суд говорит: «Вернуть помещение в то состояние, в котором оно было до того». Для этого дается человеку определенный срок. Если тот орган, который выдвигал такое предписание, при повторной проверке, срок закончился, мы идем на повторную проверку, для того чтобы понять, выполнено не выполнено, и он..., что предписание не выполнено, ничего как бы не исправлено. Тогда повторное обращение в суд.

И что грозит в этом случае человеку? Суд рассматривает дело о невыполнении предписания, которое было обусловлено именно требованием, связанным с безопасностью и правами других лиц. И какое суд может принять решение? Принудительная продажа помещения собственника...

Ольга Арсланова: Но, Ирина Валентиновна, а такие случаи бывают? Я вот помню, год назад, что ли, новость была на лентах информагентств, что у москвича квартиру отправили вот как раз на торги из-за какой-то незаконной перепланировки. Годами он ничего не исправлял, и вот только один такой случай, о котором лично я знаю. Редко же до этого доходит.

Ирина Генцлер: Ну, дело в том, что такие меры обычно как бы устанавливаются в законе как некая предупредительная мера, чтобы люди просто понимали, что на самом деле последствия могут быть достаточно серьезными. Если вообще в законе ничего нет и ничего не грозит за такие вещи, то тогда крушите все стенки, переносите все батареи, замуровывайте вентиляцию, все в порядке, вам ничего не будет.

Александр Денисов: Ну, либо тут другой вывод, они быстренько все приводят в первозданный вид.

Ольга Арсланова: Либо, Ирина Валентиновна, это способ инспекторам подзаработать. Есть ли коррупция вот в этой сфере? Сейчас могут сказать: «У нас 5 дней на решение...»

Ирина Генцлер: Это можно до многого договориться. Но я хотела бы сказать, смотрите, в законе прямо написано, что когда должностное лицо жилищной инспекции обращается в суд, то первое, что оно должно сделать, – это доказать серьезность, обоснованность своего требования, действительно необходимость в принудительном доступе к помещению. Если такие доказательства суд сочтет неубедительными, суд не даст разрешения на принудительный вход в квартиру.

Александр Денисов: Да. Ну, будем надеяться, законопроект Минстроя не даст уже повода сказать, что моя хата с краю, идите вы лесом, вот как хочу, так и живу.

Ирина Генцлер: По крайней мере всегда вот такие вещи, которые говорят людям о том, что будет, если ты вот таким образом поступаешь, они для очень многих вменяемых людей на самом деле достаточно эффективная мера.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Ирина Генцлер была у нас на связи, руководитель жилищного сектора Фонда «Институт экономики города». А эту тему мы завтра подхватим.

Ольга Арсланова: Конечно. У нас есть рубрика «ЖКХ по-нашему», как раз завтра она выйдет в эфир, и полчаса мы посвятим именно этой теме.

Александр Денисов: 14:30, да, Оль?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что грозит владельцам жилья с перепланировкой?