Прячьте ваши денежки — иначе быть беде

Прячьте ваши денежки — иначе быть беде
Владимир Пирожков: В современном мире в людях всё больше развивается цифровой аутизм
Иван Родионов: Перевести средства в негосударственный пенсионный фонд – всё равно что пойти в казино и поставить на «красное». Может выиграть, а может и нет
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Гости
Михаил Игнатов
бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по г. Москве
Андрей Сиденко
эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасносности в сети

Оксана Галькевич: Следующая тема у нас такая. Вы знаете, дети иногда весьма дорого обходятся. Особенно те дети, которые знают, где, в каком сейфе родители хранят деньги и, главное, код от этого сейфа. Не так давно в Москве один мальчик помог родителям расстаться с довольно крупной суммой. Добровольно передал 2,5 млн. кому бы вы думали? Мошенникам. Какие-то люди из Интернета предложили ребенку завести свой Телеграм-канал. Ну, это сейчас очень модно, распространенная история. И естественно, Телеграм-канал нужно раскручивать. А для раскручивая что необходимо, Константин? Инвестиции!

Константин Чуриков: Я хотел сказать «деньги», а Оксана так ловко…

Оксана Галькевич: Инвестиции! Вот, собственно, родительские миллионы и должны были этой самой инвестицией в развитие и стать. Деньги детям не игрушка. Это наша тема сейчас. Или как уберечь собственные свои сбережения от неразумных детей. И от мошенников, естественно, тоже.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, ваше мнение: ребенок вообще должен знать, где в квартире деньги лежат? Должен ли он знать, где у папы с мамой, не знаю, какой код от сейфа, например? Можно позвонить нам или написать. А сейчас к нам присоединяется Андрей Сиденко. Это эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасности в Сети. Андрей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей.

Андрей Сиденко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей, скажите пожалуйста, во-первых, хорошо, если там речь шла о раскрутке Телеграм-канала. Давайте просветим молодежь, если кто не в курсе. Вообще раскрутка Телеграм-канала сколько может стоить?

Андрей Сиденко: Все зависит от целевой аудитории, для которой делается канал. И на самом деле суммы могут быть совсем разными. Здесь, конечно, сложно дать оценку. Рынок этот очень большой, и суммы, которые на нем фигурируют, соответственно тоже очень различны.

Константин Чуриков: Т. е., в принципе, 2,5 млн. руб. вполне похожа на правду эта сумма, да? Бывают такие деньги на раскрутку Телеграм-канала какого-то нового, да?

Андрей Сиденко: Честно говоря, мне сложно дать оценку по именно таким суммам. Но все-таки, мне кажется, это слишком много.

Константин Чуриков: Мне тоже так кажется.

Оксана Галькевич: Андрей, там ребенок, по-моему, 12-летний. Совсем небольшой возраст. Это какой класс-то? 6-й, наверное. Что ребенок в 6-м классе, в 12-летнем возрасте должен знать о безопасности в Сети? Вот что родители должны ему рассказать?

Андрей Сиденко: Родители должны ему объяснить, что, как и в реальном мире, в Интернете не нужно разговаривать с незнакомыми людьми. Не сообщать им какую-то личную информацию или свои персональные данные. И не выкладывать фотографии личного характера или фотографии, на которых может содержаться, скажем так, обстановка квартиры. Рассказать обязательно о том, что не нужно отмечать геометки, не ставить их на фотографиях, чтобы нельзя было определить, где живет ребенок.

Константин Чуриков: Т. е. не оставлять цифровых следов о себе, правильно? Но смотрите, есть другая проблема. Ведь дети любят друг с другом общаться с помощью этих как раз мобильных устройств, они все уже с 1-го, со 2-го класса точно, они уже там сидят. И как здесь быть? Потому что ребенок все равно там находится, понимаете? Его кто-то может вовлечь в какое-то общение. Очень любят создавать эти общие группы.

Оксана Галькевич: Группы, да. И что-то там болтают.

Константин Чуриков: И туда кто-то может постучаться, зайти, а потом вступить в общение. Вообще ребенок в группах должен общаться?

Андрей Сиденко: Естественно. Ребенок должен в группах общаться. Но я говорил о том, что родители должны объяснять ребенку не общаться с незнакомыми им людьми. Все-таки когда ребенок состоит в группе, например, класса или спортивной команды, так или иначе он знает всех участников. И соответственно он им в определенной степени доверяет, потому что знает их в физическом мире, не только в виртуальном.

Оксана Галькевич: Но, я не знаю, этический момент, но, с другой стороны, он ведь и с безопасностью детей в Сети связан. Родители, как вы считаете, должны телефончик просматривать или социальные сети детей как-то пытаться контролировать? Я, правда, не знаю, как. Потому что дети, чем старше становятся, тем уже реже дают тебе телефон взять в руки. И уж тем более мама с папой…

Константин Чуриков: А ты спрашиваешь?

Оксана Галькевич: А то!.. Мама с папой не знают никаких этих пин-кодов, никаких этих паролей. Что делать?

Андрей Сиденко: На мой взгляд, это действительно не очень этично. И тайна переписки. Может быть, ребенок не хочет делиться какими-то сообщениями. А есть решения, например, у нашей компании, такие, которые позволяют просто знать сам факт переписки, но ни в коем случае не знать содержание.

Константин Чуриков: Это удаленно можно, да? Некий родительский контроль установить над телефоном?

Андрей Сиденко: Да, это можно сделать удаленно. И, на мой взгляд, намного важнее объяснять ребенку все правила безопасности, нежели заботиться о том, чтобы конкретно прочитать то или иное сообщение. Потому что, на самом деле, всех сообщений уже не прочитаешь, а если у ребенка сформировать определенное понимание угроз и откуда они могут появиться, то это его убережет от намного большего количества таких же возможных угроз. И соответственно с последствиями будет бороться намного проще.

Оксана Галькевич: Спасибо, Андрей.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш комментарий. Андрей Сиденко, эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасности.

Оксана Галькевич: А сейчас у нас Пермский край. Юрий хочет высказаться, зритель наш там. Юрий, здравствуйте.

Константин Чуриков: Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я насчет детей. А это бесполезно. Вот мы на работе целый день, а он, приходит, допустим, с учебы – что ему делать? Он начинает там, как говорится, в Интернете. И начинает там общаться. Как запретишь? Ладно, я работаю по графику, я могу ему запретить. А если я на работе, как ему запретишь?

Константин Чуриков: Нет, но, может быть, не запрещать, Юрий? Может быть, просто в профилактических целях, превентивно поговорить: «Сынок, ты, в общем, это, с незнакомыми дядями-тетями не надо там вообще».

Зритель: Да. Я ему это говорю. Но кто его знает, может быть он меня и слушает, а может быть и нет.

Оксана Галькевич: Юрий, а может, все-таки какие-то цели своим детям ставить? «Так, пока Джека Лондона не дочитаешь…» или, там, я не знаю, ну хотя бы: «Прочитай определенный объем, сделай что-то по дому, а то мать с работы пришла, посуда немыта. Не втыкай в телефон без конца». (Наболело, Костя.)

Зритель: Да, пусть почитает, как говорится, и мне расскажет потом. Вот так правильно говорите.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас у нас на связи Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по Москве. Михаил, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Игнатов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот очень важные вещи нам сказал человек из «Лаборатории Касперского»: что с детьми, конечно, надо работать. Но смотрите, мы дилетанты (вот я точно) в цифровой среде. У нас есть в школах курс «Основы безопасности жизнедеятельности». Как вы считаете, надо вообще детей обучать этой цифровой безопасности?

Михаил Игнатов: Конечно, надо. Необходимо. Это не то что «надо», это необходимо сделать. Кроме цифровой безопасности, необходимо детей обучать еще элементарным основам государства и права. Т. е. детей чуть-чуть уже надо, примерно с 5-го класса начиная, я бы их обучал правовой грамотности. Дети должны понимать, что такое хорошо, что такое плохо, где есть состав преступления в их действиях, а где нет состава преступления в их действиях. И как обезопасить себя от лиц, которые, возможно, будут пытаться в отношении их совершить те или иные преступления. Как правило, это связано с мошенничеством и с насилием в отношении детей.

Оксана Галькевич: Михаил, скажите пожалуйста, все-таки как бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России, такой вопрос: в данной ситуации ведь до совершеннолетия ребенка ответственность в каких-то ситуациях несут его родители, да? Понятно, что ребенок пошел на поводу у мошенников. А родители что сделали не так в этой ситуации?

Михаил Игнатов: Во-первых, они не там и не в том месте хранили свои сбережения. Начнем с этого. Сбережения лежали в таком месте, которое было доступно для ребенка. И ребенок о них знал. И мог ими воспользоваться без их ведома. Вот это делать категорически нельзя. Свои деньги или свои ценности храните там, куда нет доступа детям. Это во-первых, это самое главное. Во-вторых, почему у ребенка имелась банковская карта? Зачем 12-летнему ребенку, я не понимаю вот этого.

Константин Чуриков: Да, кстати.

Михаил Игнатов: Когда нужны ему деньги, ему дадут 150-200 руб. наличными. Чтобы купить себе завтрак или обед в школе. Ему этого достаточно вполне. Ему не нужны никакие средства. Для чего? А он не наличные же деньги отдавал этому мошеннику. Он их переводил через банк. Значит, он имел доступ к какой-то банковской карте, кроме того что он имел доступ к наличности. Вот это делать категорически нельзя. Ни в коем случае.

Оксана Галькевич: Михаил, если очень коротко. Есть ли шанс того, что эти мошенники будут пойманы? Мы знаем, что дела с мошенничеством у нас очень здорово расследуют.

Константин Чуриков: У нас буквально 10 секунд.

Михаил Игнатов: В данной ситуации я более чем уверен, что Следственный комитет это дело раскроет. Там есть следы, и есть цепочка, ниточка, за что ее цеплять.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был Михаил Игнатов. Мы вернемся к вам буквально через 20 минут и узнаем, хотите ли вы жить в СССР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски