Прячьте ваши денежки — иначе быть беде

Прячьте ваши денежки — иначе быть беде | Программы | ОТР

Что дети должны знать о безопасности в интернете?

2019-11-14T12:00:00+03:00
Прячьте ваши денежки — иначе быть беде
Коронавирус наступает
Бедность пошла в рост?
Впервые в России лес могут отдать в частную собственность
Не хочу, чтобы ребёнок стал блогером... О какой работе для своих детей мечтают россияне?
Новые правила поверки счётчиков. Разъяснения наших экспертов в сфере ЖКХ
Армения и Азербайджан на пороге войны
Опять карантин?
Регионы. Что нового? Красноярск, Тюмень, Рязань
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Гости
Михаил Игнатов
бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по г. Москве
Андрей Сиденко
эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасносности в сети

Оксана Галькевич: Следующая тема у нас такая. Вы знаете, дети иногда весьма дорого обходятся. Особенно те дети, которые знают, где, в каком сейфе родители хранят деньги и, главное, код от этого сейфа. Не так давно в Москве один мальчик помог родителям расстаться с довольно крупной суммой. Добровольно передал 2,5 млн. кому бы вы думали? Мошенникам. Какие-то люди из Интернета предложили ребенку завести свой Телеграм-канал. Ну, это сейчас очень модно, распространенная история. И естественно, Телеграм-канал нужно раскручивать. А для раскручивая что необходимо, Константин? Инвестиции!

Константин Чуриков: Я хотел сказать «деньги», а Оксана так ловко…

Оксана Галькевич: Инвестиции! Вот, собственно, родительские миллионы и должны были этой самой инвестицией в развитие и стать. Деньги детям не игрушка. Это наша тема сейчас. Или как уберечь собственные свои сбережения от неразумных детей. И от мошенников, естественно, тоже.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, ваше мнение: ребенок вообще должен знать, где в квартире деньги лежат? Должен ли он знать, где у папы с мамой, не знаю, какой код от сейфа, например? Можно позвонить нам или написать. А сейчас к нам присоединяется Андрей Сиденко. Это эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасности в Сети. Андрей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей.

Андрей Сиденко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей, скажите пожалуйста, во-первых, хорошо, если там речь шла о раскрутке Телеграм-канала. Давайте просветим молодежь, если кто не в курсе. Вообще раскрутка Телеграм-канала сколько может стоить?

Андрей Сиденко: Все зависит от целевой аудитории, для которой делается канал. И на самом деле суммы могут быть совсем разными. Здесь, конечно, сложно дать оценку. Рынок этот очень большой, и суммы, которые на нем фигурируют, соответственно тоже очень различны.

Константин Чуриков: Т. е., в принципе, 2,5 млн. руб. вполне похожа на правду эта сумма, да? Бывают такие деньги на раскрутку Телеграм-канала какого-то нового, да?

Андрей Сиденко: Честно говоря, мне сложно дать оценку по именно таким суммам. Но все-таки, мне кажется, это слишком много.

Константин Чуриков: Мне тоже так кажется.

Оксана Галькевич: Андрей, там ребенок, по-моему, 12-летний. Совсем небольшой возраст. Это какой класс-то? 6-й, наверное. Что ребенок в 6-м классе, в 12-летнем возрасте должен знать о безопасности в Сети? Вот что родители должны ему рассказать?

Андрей Сиденко: Родители должны ему объяснить, что, как и в реальном мире, в Интернете не нужно разговаривать с незнакомыми людьми. Не сообщать им какую-то личную информацию или свои персональные данные. И не выкладывать фотографии личного характера или фотографии, на которых может содержаться, скажем так, обстановка квартиры. Рассказать обязательно о том, что не нужно отмечать геометки, не ставить их на фотографиях, чтобы нельзя было определить, где живет ребенок.

Константин Чуриков: Т. е. не оставлять цифровых следов о себе, правильно? Но смотрите, есть другая проблема. Ведь дети любят друг с другом общаться с помощью этих как раз мобильных устройств, они все уже с 1-го, со 2-го класса точно, они уже там сидят. И как здесь быть? Потому что ребенок все равно там находится, понимаете? Его кто-то может вовлечь в какое-то общение. Очень любят создавать эти общие группы.

Оксана Галькевич: Группы, да. И что-то там болтают.

Константин Чуриков: И туда кто-то может постучаться, зайти, а потом вступить в общение. Вообще ребенок в группах должен общаться?

Андрей Сиденко: Естественно. Ребенок должен в группах общаться. Но я говорил о том, что родители должны объяснять ребенку не общаться с незнакомыми им людьми. Все-таки когда ребенок состоит в группе, например, класса или спортивной команды, так или иначе он знает всех участников. И соответственно он им в определенной степени доверяет, потому что знает их в физическом мире, не только в виртуальном.

Оксана Галькевич: Но, я не знаю, этический момент, но, с другой стороны, он ведь и с безопасностью детей в Сети связан. Родители, как вы считаете, должны телефончик просматривать или социальные сети детей как-то пытаться контролировать? Я, правда, не знаю, как. Потому что дети, чем старше становятся, тем уже реже дают тебе телефон взять в руки. И уж тем более мама с папой…

Константин Чуриков: А ты спрашиваешь?

Оксана Галькевич: А то!.. Мама с папой не знают никаких этих пин-кодов, никаких этих паролей. Что делать?

Андрей Сиденко: На мой взгляд, это действительно не очень этично. И тайна переписки. Может быть, ребенок не хочет делиться какими-то сообщениями. А есть решения, например, у нашей компании, такие, которые позволяют просто знать сам факт переписки, но ни в коем случае не знать содержание.

Константин Чуриков: Это удаленно можно, да? Некий родительский контроль установить над телефоном?

Андрей Сиденко: Да, это можно сделать удаленно. И, на мой взгляд, намного важнее объяснять ребенку все правила безопасности, нежели заботиться о том, чтобы конкретно прочитать то или иное сообщение. Потому что, на самом деле, всех сообщений уже не прочитаешь, а если у ребенка сформировать определенное понимание угроз и откуда они могут появиться, то это его убережет от намного большего количества таких же возможных угроз. И соответственно с последствиями будет бороться намного проще.

Оксана Галькевич: Спасибо, Андрей.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш комментарий. Андрей Сиденко, эксперт «Лаборатории Касперского» по детской безопасности.

Оксана Галькевич: А сейчас у нас Пермский край. Юрий хочет высказаться, зритель наш там. Юрий, здравствуйте.

Константин Чуриков: Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я насчет детей. А это бесполезно. Вот мы на работе целый день, а он, приходит, допустим, с учебы – что ему делать? Он начинает там, как говорится, в Интернете. И начинает там общаться. Как запретишь? Ладно, я работаю по графику, я могу ему запретить. А если я на работе, как ему запретишь?

Константин Чуриков: Нет, но, может быть, не запрещать, Юрий? Может быть, просто в профилактических целях, превентивно поговорить: «Сынок, ты, в общем, это, с незнакомыми дядями-тетями не надо там вообще».

Зритель: Да. Я ему это говорю. Но кто его знает, может быть он меня и слушает, а может быть и нет.

Оксана Галькевич: Юрий, а может, все-таки какие-то цели своим детям ставить? «Так, пока Джека Лондона не дочитаешь…» или, там, я не знаю, ну хотя бы: «Прочитай определенный объем, сделай что-то по дому, а то мать с работы пришла, посуда немыта. Не втыкай в телефон без конца». (Наболело, Костя.)

Зритель: Да, пусть почитает, как говорится, и мне расскажет потом. Вот так правильно говорите.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас у нас на связи Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России по Москве. Михаил, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Игнатов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот очень важные вещи нам сказал человек из «Лаборатории Касперского»: что с детьми, конечно, надо работать. Но смотрите, мы дилетанты (вот я точно) в цифровой среде. У нас есть в школах курс «Основы безопасности жизнедеятельности». Как вы считаете, надо вообще детей обучать этой цифровой безопасности?

Михаил Игнатов: Конечно, надо. Необходимо. Это не то что «надо», это необходимо сделать. Кроме цифровой безопасности, необходимо детей обучать еще элементарным основам государства и права. Т. е. детей чуть-чуть уже надо, примерно с 5-го класса начиная, я бы их обучал правовой грамотности. Дети должны понимать, что такое хорошо, что такое плохо, где есть состав преступления в их действиях, а где нет состава преступления в их действиях. И как обезопасить себя от лиц, которые, возможно, будут пытаться в отношении их совершить те или иные преступления. Как правило, это связано с мошенничеством и с насилием в отношении детей.

Оксана Галькевич: Михаил, скажите пожалуйста, все-таки как бывший оперативный сотрудник РУОП МВД России, такой вопрос: в данной ситуации ведь до совершеннолетия ребенка ответственность в каких-то ситуациях несут его родители, да? Понятно, что ребенок пошел на поводу у мошенников. А родители что сделали не так в этой ситуации?

Михаил Игнатов: Во-первых, они не там и не в том месте хранили свои сбережения. Начнем с этого. Сбережения лежали в таком месте, которое было доступно для ребенка. И ребенок о них знал. И мог ими воспользоваться без их ведома. Вот это делать категорически нельзя. Свои деньги или свои ценности храните там, куда нет доступа детям. Это во-первых, это самое главное. Во-вторых, почему у ребенка имелась банковская карта? Зачем 12-летнему ребенку, я не понимаю вот этого.

Константин Чуриков: Да, кстати.

Михаил Игнатов: Когда нужны ему деньги, ему дадут 150-200 руб. наличными. Чтобы купить себе завтрак или обед в школе. Ему этого достаточно вполне. Ему не нужны никакие средства. Для чего? А он не наличные же деньги отдавал этому мошеннику. Он их переводил через банк. Значит, он имел доступ к какой-то банковской карте, кроме того что он имел доступ к наличности. Вот это делать категорически нельзя. Ни в коем случае.

Оксана Галькевич: Михаил, если очень коротко. Есть ли шанс того, что эти мошенники будут пойманы? Мы знаем, что дела с мошенничеством у нас очень здорово расследуют.

Константин Чуриков: У нас буквально 10 секунд.

Михаил Игнатов: В данной ситуации я более чем уверен, что Следственный комитет это дело раскроет. Там есть следы, и есть цепочка, ниточка, за что ее цеплять.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был Михаил Игнатов. Мы вернемся к вам буквально через 20 минут и узнаем, хотите ли вы жить в СССР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)