Психолог Анетта Орлова: Чтобы сохранить семью, обращайте внимание на то, что в ней есть, а не на то, чего в ней нет. И это будет расти

Психолог Анетта Орлова: Чтобы сохранить семью, обращайте внимание на то, что в ней есть, а не на то, чего в ней нет. И это будет расти
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Анетта Орлова
психолог, кандидат социологических наук

Семейные узы затянулись в традицию. Как говорила героиня из фильма «Родня», одинокая женщина - это неприлично, впрочем, как и мужчина. Сегодня, в День любви и верности, поговорим, почему семья для нас по-прежнему важнее и карьеры, и доходов, и без нее немыслим успешный человек. А также грозят ли нам западные напасти: «чайлдфри» и однополые браки?

Анастасия Сорокина: Ну что же, переходим к обсуждению нашей главной темы. Подключайтесь, пожалуйста. Работаем мы в прямом эфире. Звоните нам и пишите – для этого есть все контакты. И конечно же, высказывайте свое мнение.

Сегодня такой замечательный праздник – в России отмечают День семьи, любви и верности. Незадолго до праздника глава Счетной палаты Российской Федерации Алексей Кудрин озвучил неутешительные данные: больше половины браков в стране заканчиваются разводами. Теперь современная молодежь по-своему смотрит на брачные узы и не спешит себя ими связывать. В моде свободные отношения, жизнь в стиле чайлдфри – без детей и без обязательств.

Александр Денисов: Ну, я бы не стал пугаться всяких социологических страшилок про разводы (можно подумать, что раньше не разводились), про свободные отношения, обыкновенное сожительство, как в годы СССР это именовалось. По ощущениям, семейные ценности с годами с годами не обесцениваются, это непременный атрибут успешной и удачной жизни. Поэтому сегодняшнюю тему мы решили назвать: «Семейные узы затянулись в традицию».

Анастасия Сорокина: Как писал Лев Николаевич Толстой: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Причины для того, чтобы разорвать брачные узы, у каждого свои. По данным опроса ВЦИОМ, для половины россиян главной причиной для развода стала работа, точнее, ее отсутствие и, как следствие, материальные затруднения. Пятая часть респондентов заявили о расторжении брака на почве измены и ревности одного из супругов. Еще столько же пар распались из-за эгоизма и непонимания друг друга.

Александр Денисов: Настя, ты упомянула Льва Николаевича Толстого. А у него есть еще одна фраза: «Это в сказках свадьбой все заканчивается, а в жизни с нее все только начинается». Ему ли было не знать, что может быть всякое потом, сходя на станции Астапово, когда он бежал от Софьи Андреевны?

Анастасия Сорокина: Ну, зато у нас сегодня есть Анетта Орлова, которая уж точно в тонкостях разбирается.

Александр Денисов: Да. Она нам объяснит, что и со Львом Толстым было.

Анастасия Сорокина: Анетта – психолог, кандидат социологических наук. Здравствуйте. Спасибо, что пришли к нам.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анетта Орлова: Добрый день. Я с удовольствием всегда прихожу к вам в гости, потому что это очень теплая, очень душевная и очень такая ясная, конкретная и полезная передача.

Анастасия Сорокина: Анетта, праздник – День семьи, любви и верности, а тем не менее статистика говорит о том, что как-то традиции в нашей стране меняются. Вообще институт семьи зачем нужен? Зачем молодым людям вступать в брачные узы?

Анетта Орлова: Это очень такой, наверное, сложный вопрос, потому что когда мы говорим «зачем?», то мы подразумеваем, что человек получит в этом браке. Зачем? Какова цель вступления в брак?

Если мы посмотрим, то, действительно, сегодня очень сильно меняется жизнь, и она трансформируется не только у нас в стране, а вообще по всему миру. Мы, мне кажется, достаточно фундаментально стараемся сохранить то, что было, но в любом случае трансформация происходит, и любовные отношения (а семейные отношения – это в том числе и любовные отношения), они тоже трансформируются вместе с изменением всего на свете.

Александр Денисов: А почему стараемся сохранить, кстати? Вот сразу вопрос.

Анетта Орлова: Во-первых, это культурально. Мы всегда стремимся сохранить, потому что, в принципе, Россия – страна, которая обладает огромной территорией, обладает огромной мощью и, как любое большое такое какое-то… Как правильно назвать это? Все то, что большое, все то, что мощное, оно ведь всегда сохранять себя старается, потому что динамика другая.

Для того чтобы нам действительно решить что-то изменить, мы должны (на огромной территории огромное количество народа, огромное количество разных движений) к чему-то прийти. А представьте себе – изменить там, где всего 1,5 миллиона человек и маленькая территория. Ну, наверное… Поэтому, конечно же, мы более фундаментальные, потому что мы – одна шестая, по-моему, всего мира.

Если говорить о том, зачем вступать в брак… Вот проблема «зачем» сейчас сильно изменилась. То есть раньше «зачем» было много.

Александр Денисов: Ну, в крестьянской России выжить проще было.

Анетта Орлова: Правильно, именно выживание. Почему? Потому что люди образовывались в пары для того, чтобы преодолеть внешнюю враждебность.

Александр Денисов: Вести хозяйство.

Анетта Орлова: Вести хозяйство, экономить деньги, родить ребенка, его вырастить и, в конце концов, просто не пропасть в этом мире. Вот там было очень ясное «зачем», и люди дальше не задумывались.

Сегодня посмотрите, что происходит. Очень сильно вперед шагнул маркетинг, и маркетинг пропагандирует постоянно огромное количество удовольствий, и меняется весь уклад жизни. Вот раньше функция еды понятной была, да? Дома должна была быть мама, жена, которая должна была готовить – и тогда семья вся кушала. Сегодня вся функция еды передана на аутсорс, то есть люди выходят и кушают, где им придется. Ну, каждый выбирает себе по карману, но все стало как-то на бегу.

Раньше, чтобы что-то делать дома, нужно было, чтобы кто-то стирал. Для этого надо было принести воды, нужно было думать, как запустить эту машинку. Сейчас все есть, все встроено. И вот это «зачем»… Ну, женщины стали более увереннее в себе – и оно начинает немножко страдать, потому что…

Александр Денисов: Я все меньше причин вижу. Вот вы все перечислили. И еще не все, наверное.

Анетта Орлова: Не все, потому что… Заметьте, если раньше сексуальные отношения – это было табу на некую свободу, то брачные отношения, брачная сакральность подразумевала как раз еще и регулярные сексуальные отношения. А сегодня, извините за мой французский, но секс тоже практически везде отдан на аутсорс: кто где хочет, там себе и заводит отношения.

И тогда возникает вопрос. Как бы «зачем» начинает потихонечку отсутствовать. Но люди же вступают в брак. А знаете – почему? Потому что, кроме «зачем», у духовного человека, у человека, у которого не только принцип биологии и экономики, но есть еще и духовный уровень, у него, кроме «зачем», еще есть и «ради чего». Вот это «ради чего» имеет более высокую структуру. И человек все-таки хочет вступить в брак и создать полноценную семью для того, чтобы утвердить себя и свое жизненное пространство, найти себя в единении с другим человеком.

Но это не всем нужно. И не все способны будут пройти сквозь внешние постоянные соблазны, которых сегодня будет все больше и больше. И если у одного партнера «ради чего» сильное и он готов преодолевать трудности, то другой партнер просто сходит с дистанции, когда сталкивается с какими-то преградами – работа или еще какая-то причина.

Александр Денисов: Или секс по аутсорсингу.

Анастасия Сорокина: Приятно, что первый звонок у нас от мужчины – Александр из Санкт-Петербурга дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Спасибо за тему. И спасибо вообще за содержание ваших всех программ. Я бы хотел больше остановиться не на разводах и их процентах, а на заключении брака и мотивации сегодня по заключению брака.

К сожалению, в нашей стране нарушена еще одна традиция – традиция семьи. И если брать молодежь в возрасте, условно говоря, от 18 до 30 лет, то эта публика вообще не думает ни о какой семье. Они не думают, так сказать, о росте в своей профессии, если они ее получили…

Александр Денисов: Александр, простите, перебью. А может быть, они просто не кидаются очертя голову, знаете, тут же жениться, а хотят подумать, пожить вместе, как это сейчас принято, приглядеться?

Зритель: Да нет, вы знаете, там и думать-то никто не собирается. У всех…

Анастасия Сорокина: Да-да-да, мы слушаем.

Зритель: У всех понятие, понимаете, такое, что где-то надо чисто материально, или подработать, даже не подработать и так далее. Вот это немножко настораживает.

И потом, неустроенность в плане получения образования. Ведь у нас практически полстраны молодежи или молодежь вообще не имеет жилья, она не имеет перспектив – того, что необходимо для создания семьи. И вот эта неустроенность, необустроенность, конечно, сподвигает людей к тому, чтобы жить времянкой такой. Понимаете? Вот это страшновато для общества.

А разводы – это вторая сторона того, что нереально было на этапе создания семьи. То есть семью создали, а жилья нет, работы нет, зарплаты нет, того нет. И вот эти все устои, которые очень жидкие (извиняюсь за выражение), они разбавляются – и семья пропадает. Остаются дети, к сожалению. И эти дети опять неполноценные, и опять через какое-то время они повторяют ошибки своих родителей. А ошибка в том, я повторяю, что страна не дала возможности сохранить традиции семьи в России.

Александр Денисов: Спасибо, Александр, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр.

Александр Денисов: Настя, прости. Вот я, Анетта, вспоминаю советские годы (в 78-м году я родился), мое поколение ребят на военной кафедре, на журфаке. Сидит товарищ старший лейтенант, он читает анкеты. Читает, читает и говорит: «Сплошная безотцовщина!» В советские времена и квартирный вопрос был решен, и все давали, но тоже люди разводились. Может быть, не в этом только дело – в том, что говорит Александр?

Анетта Орлова: Мне кажется, что, конечно, у любого явления очень много факторов, в том числе и социальный фактор. Конечно, не хотелось бы все как бы списывать на это, потому что…

Ну, во-первых, я психолог, и всегда у меня как-то немножко теребит в сердце… Я хочу сказать, что в моем понимании сам термин… Допустим, семья неполная. Я еще раз хочу сказать, что это не означает, что это неполноценная семья.

Александр Денисов: Что семьи нет. Да, конечно.

Анетта Орлова: И что семьи нет. Это очень ошибочное мнение, которое приводит к тому, что как раз вот такие формулировки закладывают в человеке вот это ощущение неполноценности. Безусловно, семья может состоять из одного человека, из двух человек и быть вполне полноценной. Точно так же семья может быть полной, но качество жизни этих людей бывает настолько низкое, что дети мечтают о том, чтобы семья прекратила свое существование, и потом обвиняют своих родителей за то, что они жили друг с другом и уничтожали друг друга.

Если говорить про вопрос о браке, то, действительно, очень точно подметил мужчина…

Александр Денисов: Александр.

Анетта Орлова: …Александр, который звонил. Дело в том, что «иксы», к коим вы относитесь и я отношусь, то есть люди, поколение 70-х, начала 80-х…

Александр Денисов: Как вы сказали?

Анетта Орлова: Поколение Икс.

Александр Денисов: Икс?

Анетта Орлова: А почему? Это дети бебибумеров. Это поколение, у которого очень важны ценности. Они в достаточной степени лидеры. Они стремятся иметь идею и этой идее следовать. Они очень легко берут ответственность и стараются ее выполнять. Они не задумываются о прагматике.

Нынешнее поколение – это «игреки». И скоро будут уже «зетки» вступать в брак. «Игреки» – они мыслят по-другому. И я всегда всех призываю, особенно взрослых людей. Когда ко мне приходит, например, человек 37–38 лет и говорит: «На работе сейчас пришел молодой, он такой злой», – я говорю: «Послушай, он не злой. Когда ты говоришь про молодого, что он злой – это значит, что ты начинаешь стареть». А стареть можно и в 35, и в 25. А можно и в 60 быть молодым.

Каждое следующее поколение отличается. Вот «игреки» отличаются тем, что они гораздо более прагматичные. Вот если у «иксов» было, что нужно найти мужчину, который должен взять за тебя ответственность и потом до последнего дня нести на себе эту ответственность, и не дай бог, если вдруг он с дистанции сойдет, то он предатель, при этом она готова для него все делать, всю жизнь на него молиться, то «игреки» договорятся по-другому. Они будут ездить в отпуск, складывая бюджет. Они будут решать, к кому они по очереди поедут. Да, действительно, попробуй там не работать. Там никто не будет длительное время пытаться тебя реанимировать, очень быстро тебе скажут: «У нас неравноправный социальный обмен». Просто они другие. Это не означает, что брак как бы уходит; он становится другим.

И знаете, какой еще момент? Трансформация происходит. Мы переходим на этап поэтапной моногамии. Вот такая страшная формулировка, может быть.

Александр Денисов: Что это такое?

Анетта Орлова: Вот смотрите. Мы привыкли, что брак – это моногамия, это такой социальный договор, при котором полигамные мужчины и часто полигамные женщины стараются создать вот эту ячейку и таким образом вместе двигаться дальше, вперед. Семья – это такая ячейка, которая говорит о моногамии, то есть только один партнер. Но есть партнеры полигамные, они начинают изменять – и тогда как бы целостность семьи разрушается, появляются соблазны и так далее.

А сегодня у молодого поколения (да и не только у молодого) формируется новая модель брака. Когда человек вступает в брак, он регистрируется, либо это гражданский брак, и живет несколько лет полноценно с одним партнером. Но через некоторое время, когда проходит начальный механизм идеализации, когда они… в общем, проходит этап развития, вдруг в какой-то момент они говорят (кто-то, не всегда это оба): «Ну, в общем-то, этот брак завершается». И партнер перепрыгивает в другие отношения и начинает строить следующие – моногамные. А потом – еще следующие. Они могут длиться и семь, и десять лет.

Александр Денисов: Это кто прыгает? «Игреки»?

Анетта Орлова: Необязательно «игреки». Это и «иксы», и «игреки». Сейчас просто меняется так. Поэтому сейчас появляется новая такая история про брачность – это поэтапная моногамия. Если мы посмотрим, то мы увидим, что достаточно много людей, которые сегодня живут во вторых и в третьих браках, пожалуйста, при этом они не изменяют. Но когда у них проходят чувства, когда вместо тех иллюзий, которые они питали по отношению к партнеру на этапе влюбленности, реалии начинают наступать, и в какой-то момент иллюзии начинают как бы распадаться, то такие люди говорят: «Ну вот, опять не то!» – и опять все сначала.

И не преодолевая те трудности, не совершая тот самый духовный выбор… Помните – «ради чего»? «Я выбираю партнера, чтобы прожить с ним всю жизнь». Прагматической никакой цели нет, есть духовная цель. Вот у этих людей «ради чего» нет. «Зачем» развалилось, они завершили этот брак и – что сделали? – пошли в другой, потому что там опять влюбленность и там опять адреналиновая, фенилэтиламиновая атака, там много эмоций, там много радости. И все.

Александр Денисов: В общем, весело.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок от мужчины – из Приморского края дозвонился Сергей. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Во-первых, гражданский брак – это зарегистрированный акт гражданского состояния, а остальное – сожительство. Я в браке почти 35 лет, вот в феврале будет. И почему вы считаете, что я от брака должен что-то получить, а не наоборот – я должен что-то дать?

Анетта Орлова: Мы так не считаем.

Александр Денисов: Сергей, вы очень зрелые вопросы задали.

Анетта Орлова: Мы так не считаем.

Александр Денисов: Да, мы так не считаем, безусловно.

Зритель: Я смотрю, по крайней мере мне так по телевизору показывают, что вы уже не дети. И вы говорите: «Я не несу никакой ответственности. Я просто с одним захотел, с другим». А ответственность? А дети?

Анетта Орлова: Можно?

Зритель: То есть просто захотели, чисто животный инстинкт? С одним пожили, но он вас не устроил. С другим, с третьим, с четвертым… И это называется «современные отношения»? Это называется просто «кобелизм».

Анетта Орлова: Ну, мы как раз…

Зритель: Извините, прерву. Мне всего 53 года. То есть я…

Анетта Орлова: Это здорово. Ваша позиция очень хорошая. И мы как раз об этом и говорили – что те люди, которых отличают от млекопитающих духовные смыслы, то есть ценности, то, о чем вы сказали, вот эти люди живут долго в браке. Но это люди более старшего поколения, потому что более молодые мотивируются и принимают решения более прагматично. И не всегда у них есть вот эта внутренняя глубинная потребность, в общем-то, преодолевать все трудности. Мы не имели в виду вас, а уж тем более не имели в виду себя.

Александр Денисов: В общем, говорили о том же самом, что и наш зритель из Приморского края, Сергей.

Анетта Орлова: О том же самом, да.

Анастасия Сорокина: Выслушаем Людмилу из Пермского края. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Значит, я хочу сказать, что сегодня большой праздник – День Петра и Февронии, День любви, семьи и верности. И сегодня исполнилось 31 год моему зятю Ивану, он отдыхает в Евпатории. Хотелось бы его поздравить и сказать большое спасибо его папе и маме, потому что они воспитали достойных сыновей (у них два сына), которые во главу угла ставят не карьеру, не наживу, а семью, самое главное. И я считаю, что моей дочери очень повезло с ее мужем.

Александр Денисов: Людмила, поздравляем вас! Вопрос. Скажите, как вы считаете, традиции семьи по-прежнему крепки в России? Не разрушается это у нас?

Зритель: Я считаю, что человек повторяет, он смотрит на своих родителей и либо отрицает плохое, что было в семье, либо наоборот – продолжает эту традицию. Почему мы говорим: «Мы живем, пока о нас помнят»? Если любовь к детям, любовь к дедам своим, к месту, где родился и жил, передается, то это очень здорово. И я считаю, что традиции семейные обязательно должны быть, то есть все лучшее должны наши дети продолжать и, конечно, воспитывать внуков тоже.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам, Людмила. Еще раз поздравляем вашего зятя.

Анетта, может быть, действительно сейчас большая проблема именно в том, что… Как говорят: «Не бойтесь, что дети вас не слышат. Бойтесь, что они на вас смотрят». Может быть, так много детей, которые видели не самые благополучные примеры в своих семьях, что они просто не торопятся повторять вот ту модель, в которой они выросли сами?

Анетта Орлова: Мне кажется, что все вместе, это группа факторов. И действительно то, что вы говорите – это точно так.

Я бы хотела обратиться к Людмиле. Вы знаете, Людмила, вы меня настолько тронули своим звонком! Вот если мы послушаем, что говорила Людмила… Действительно, нужно прислушаться к голосу этой женщины, которая позвонила. Это такое сочетание ума! Понимаете, она настолько тонко сказала!

Действительно, ведь не каждый человек понимает, что дети пишут либо сценарий, либо антисценарий. Такое тонкое понимание того, что происходит. И все это тонкое и интеллектуальное понимание – насколько оно красиво и наполнено любовью к людям. Ведь ее звонок начался с того, что она поздравила своего зятя, она его похвалила, а потом она все время говорила, и в каждой ее фразе было главное слово – «любовь»: любовь к детям, любовь к родителям. Любовь.

Вот я хочу сказать, что те люди, которые способны вот так, как Людмила, вокруг себя распространять любовь, безусловно, к ним будет притягиваться тот самый зять, который, посмотрев на то пространство, которое создала Людмила, тоже исполнится любовью. И заметьте, что эта мама, теща, получается, благодарность передает свекрови и свекру.

Вот я хочу сказать: зачем думать о государстве? Все время все думают о том, как за нас что-то решит государство. Давайте просто скажем «спасибо» тем, кто рядом с нами – вот так, как делает это Людмила. И, честное слово, если бы мы жили в браке и хотя бы иногда говорили «спасибо», благодарили того человека, который выбрал нас для того, чтобы прожить всю свою жизнь, а не предъявляли ему список претензий, возможно, очень многие разводы бы не произошли. Мне кажется, что это тоже важно.

Анастасия Сорокина: У нас есть опрос. Наши корреспонденты в Южно-Сахалинске, Екатеринбурге и Краснодаре спрашивали прохожих на улице: что, по их мнению, укрепляет брак? Давайте посмотрим, что получилось.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот такой опрос. Анетта, люди тут высказывались. Что примечательно – все в парах. А что такое счастливая семья?

Анетта Орлова: Ну, счастливая семья – это, наверное…

Александр Денисов: Про дружбу говорили.

Анетта Орлова: Я думаю, что счастливая семья – это внутренний выбор этих людей быть счастливыми. Это огромный-огромный труд и огромная-огромная работа. Мы не можем точно сказать, нет такой формулы, но я бы сказала, что проводились исследования, очень интересно было. Измеряли индекс счастья, ну, удовлетворенность жизнью у людей, которые год в отношениях, и у тех, кто 20 лет в отношениях…

Александр Денисов: И кто счастливее?

Анетта Орлова: Оказалось, что равные показатели. Вы понимаете, парадокс. И брали только тех, кто действительно удовлетворен своим браком. То есть о чем говорит такое исследование? О том, что вот эта идея, миф о том, что настоящей любви не бывает, и что брак, если ты длительно живешь в одном браке, то там точно счастья уже не будет, потому что будет рутина, – это несостоявшийся миф. Почему? Потому что те, кто 20 лет находились в браке, если у них есть разные как бы фундаментальные точки любви (я сейчас расскажу – какие), то они чувствуют себя счастливыми. То есть зрелая идея любви очень сильно отличается от влюбленности.

Что такое влюбленность? Влюбленность – это не более чем биологический механизм, который запускается для того, чтобы было потомство. Поэтому, когда человек влюбляется, то он абсолютно идеализирует объект любви, он не видит его недостатков, и он видит в нем только то, что хочет видеть. Но через очень короткое время врывается реальность – и все начинает менять. Потому что влюбленность – ну, полтора года, ну, два года. Если не происходит трансформация, то эти отношения будут завершаться.

Есть люди, которые вообще не способны к зрелой любви. Ну, например, им все время нужны адреналиновые качели. Они не могут быть в любви длительно, потому что зрелая любовь подразумевает уже совсем другое. Что такое зрелая любовь? Три полюса. Это треугольник, у которого три вершины.

Первое – это страсть, та самая влюбленность, та самая страсть, влечение тела, с которого начинается вот это знакомство.

Второй полюс – очень важный, очень важный – это эмоциональная интимность. Она подразумевает поддержку партнера. И все пары, которые у нас говорили о том, что они счастливы, они все на этом фокусировались. Это умение прийти друг к другу на помощь, это слова поддержки, когда у другого проблемы, это комплименты, это толерантность (и это очень важно), терпимость к недостаткам партнера и нежелание его уничтожить за эти недостатки. Вот это эмоциональная интимность.

И есть третий полюс, третья вершина треугольника – ответственность, то есть та самая преданность. Вот эта ответственность только там возникает, где люди способны справиться с двумя противоречащими мотивами. Что такое жизнь? Что такое инстинкт? Человек все время находится в борьбе между двумя такими разрывающими его усилиями.

Первая мотивация – это мотивация безопасности. А вторая мотивация – это мотивация новизны. И вот когда два человека встречаются, срабатывает новизна. Но через некоторое время, чем больше люди узнают друг друга, чем больше формируется безопасность, тем меньше остается новизны. И вот тут возникает соблазн побежать в другие отношения.

Поэтому на самом деле любые длительные отношения – это умение отказываться и преодолевать те соблазны, которые есть во внешней среде. Новизна – это новая влюбленность.

Александр Денисов: А фундаментальные точки любви – это что? Вы это рассказали? Вот эти все вершины?

Анетта Орлова: Страсть, эмоциональная интимность и ответственность. Это теория Стернберга. Если эти три точки есть, то любовь просто замечательная. Если даже есть две, если есть две, например, страсть и эмоции, то это уже хорошо. Если только одна – ну, вряд ли можно сохранить. Например, прекрасные сексуальные отношения – ни в коем случае никакой не гарант прекрасной семейной жизни.

Александр Денисов: Давайте послушаем Лидию из Москвы. Лидия, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Мы с мужем живем 50-й год вместе. И очень много было трудностей, очень! Ни квартиры не было, негде жить не было, ну, для детей ни памперсов, ничего не было, но мы как-то друг друга держали и дожили до 50-го года.

Вот говорит ваш психолог о любви, о влюбленности она сказала. Совершенно верно! Сначала влюбленность, и она очень долго может быть, а потом переходит в любовь. Любовь – это не просто интим, а там верность, там преданность, и даже ошибки прощать друг другу. А теперь у нас как бы дружба. Вот муж говорит: «Мы дружим».

Анетта Орлова: Шикарно!

Зритель: Я советую всем молодым пройти венчание. Вот это очень хорошо. 29 сентября будет День Веры, Надежды и Любви. Замечательный день! Мы пришли в храм и даже не знали, повенчались. А нам говорят: «Сегодня День Веры, Надежды и Любви». Знаете, как хорошо держит. Иногда ссоримся, иногда кричим, разводимся…

Анетта Орлова: А потом…

Зритель: А потом Бог нам смиряет.

Александр Денисов: Спасибо, Лидия.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Лидия.

Александр Денисов: Поздравляем вас! 50 лет вместе – это какая свадьба?

Анетта Орлова: 53 года, по-моему. Не знаю, какая свадьба.

Александр Денисов: Хорошая, в общем.

Анетта Орлова: Но такой голос! Знаете, вы заметили, гипнотический, теплый голос. Все-таки, наверное, Лидия 53 года вот таким голосом говорила с мужем, поэтому хочется с ней еще лет 50 жить.

Анастасия Сорокина: Терпение – очень важный момент. Многие говорят о том, что надо терпеть, надо прощать, надо понимать. Когда это терпение превращается в уже такую жертвенность бессмысленную, когда надо в этом разбираться?

Александр Денисов: Чисто женский вопрос, Анетта, согласитесь.

Анетта Орлова: Да, это женский вопрос. И это как раз сфера моего большого профессионального интереса, потому что я много работаю как раз по преодолению любовной зависимости, когда человек влюбляется в партнера (это необязательно семья, это может быть в браке или не в браке) и абсолютно не готов встречаться с реальностью. То есть партнер может вести себя абсолютно неадекватно, демонстрируя нелюбовь, агрессию, демонстрируя презрение и даже вообще не быть в отношениях, а тот, кто влюблен и находится в каких-то своих идеях о том, что он эти отношения должен сохранить, и он должен все терпеть, – в общем, это такая иллюзия.

Знаете, часто такие люди обращаются и говорят: «Я вот все терплю, я на все согласна, лишь бы он был со мной/лишь бы она никуда не ушла. Я прямо готов! Я такая жертва, а он такой плохой!» А когда начинаешь разбираться, то оказывается, что у человека совсем нет любви к себе. Человек внутреннее настолько к себе плохо относится, что он ищет кого-то, кого можно идеализировать. И когда он находит кого-то, кто ему напоминает тот эталон человека, который у него когда-то образовался, эталон противоположного пола, который у него образовался в подростковом возрасте, он его идеализирует. И он начинает этого человека добиваться, добиваться, удерживать, преследовать. И тогда, если у другого человека нет этих ощущений, то начинают развиваться тяжелые, злокачественные, зависимые отношения.

Поэтому, когда мы говорим «я терплю», нужно понять: ты терпишь ради чего? Если ты терпишь, потому что у мужа твоего трудности, если ты терпишь, потому что кто-то заболел, если ты терпишь, потому что процесс жизни какой-то такой сложный, то это, безусловно, миссия человека – преодолеть. Но если ты терпишь, как тебя унижают, обижают, ты терпишь и всем рассказываешь, что он тиран, ты терпишь и считаешь, что из-за него ты не смогла найти работу, то надо честно признаться, что ты не терпишь, а ты используешь тирана в своих целях – для того чтобы подтверждать, что ты жертва, и ничего не делать со своей жизнью. И в этой ситуации нужно задуматься: «А почему я готова так любить именно того мужчину, который ко мне относится так плохо?» А те мужчины, которые любят эту женщину, она на них смотрит и говорит: «Да он вообще никакой!»

Поэтому про терпение – это очень сложный компонент. А люди старшего возраста, если говорить про наши звонки, люди, рожденные в послевоенный период, они вообще выросли в культуре терпения, поэтому терпеть – для них это такой естественный способ жизни, потому что они и прожили жизнь: «Если не ты, то никто». Вот они и терпят.

Сейчас пришло новое поколение. И аргумент старшего поколения «надо терпеть» для логиков, которым сейчас 25 лет, не понятен. «Почему терпеть?» – и нет ответа.

Анастасия Сорокина: Но есть вопрос, видимо, вопрос, а может быть, мнение из Нижнего Новгорода от Валентины.

Александр Денисов: Может быть, и не один.

Анастасия Сорокина: Может быть, и не один. Здравствуйте.

Зритель: Да-да, здравствуйте. Я что хочу сказать? Наверное, вот эти семьи сейчас не создаются только по одной простой причине: у нас слишком загнобили мужчин. У нас, понимаете, что бы ни случилось, всегда права женщина. Поэтому у нас получается, что даже женщина, которой подарил ребенка мужчина, женатый или нет, она получила счастье иметь этого ребенка. И она начинает что? Искать эти ДНК, собирать, что-то такое, старается получить алименты. Даже жена со штампом в паспорте, если нашла какие-то изъяны у мужа, которых вообще нет, подала на развод, но тем не менее ей нужны в первую очередь только деньги.

Анетта Орлова: А у вас сын есть?

Зритель: Поэтому я хочу сказать, что, как говорится, приоритет женщин в семье (я имею в виду – современной) сейчас у молодежи… И обрубают все концы у наших парней, чтобы ставить штамп в паспорте.

Анетта Орлова: Вопрос можно?

Александр Денисов: Конечно.

Анетта Орлова: У вас сын есть?

Зритель: Есть.

Анетта Орлова: Скажите, пожалуйста, а как он живет? Сколько ему лет? Он в браке?

Зритель: Много лет в браке, все нормально. Я просто знаю на других примерах.

Анетта Орлова: На других примерах?

Зритель: Да.

Анетта Орлова: Ну, по поводу того, что…

Зритель: И вижу еще по телевизору, как, например, гнобили того же Сашу Серова.

Александр Денисов: Спасибо.

Анетта Орлова: Вы знаете, в нашей культуре, я бы так сказала, гнобят у нас женщин. Это сто процентов везде, потому что население женское. И когда против какой-то женщины возникает какой-то конфликт мужчины и женщины…

Александр Денисов: Анетта, вы пристрастны!

Анетта Орлова: Нет, я сейчас объясню дальше. Нет, я не пристрастна.

Анастасия Сорокина: Саша, у нас недавно был разговор…

Александр Денисов: Анастасия, вы тоже.

Анастасия Сорокина: У нас был разговор, где прекрасная наша гостья сказала: «За кого замуж выходила? Сама виновата». Ты свидетель.

Анетта Орлова: Нет-нет-нет, женщины, парадокс, на любой передаче… А я много участвую во многих разных ситуациях. Женская аудитория, когда идет конфликт между мужчиной и женщиной, всегда на стороне мужчины. Мужчина гораздо логичнее. Он будет разбираться, что происходит.

Но в нашей семье загнобили отцовство. И вот тут я согласна. То есть в нашей культуре почему-то отец должен все. Он по 10–15 лет воспитывает детей, но когда происходит развод, он абсолютно зависит от женщины. Вот про отцовство я скажу так: да, у нас мужчины – пострадавшие, а материнство у нас защищено.

Зато у нас абсолютно не защищена женская роль. Никто женщину как таковую… Всегда она виновата, она всегда все должна. И ее просто не хватает на все.

Александр Денисов: Анетта, вот вопрос. Настя, не могу не спросить.

Анастасия Сорокина: Я тоже не могу молчать.

Александр Денисов: Не могу молчать, да. Вот зрительница, Валентина из Нижнего Новгорода, она упомянула про ДНК, про программу, про Серова. Все телепередачи, если так в общем сказать, все посвящены одной теме – разладу в семье, разводу и всем этим невеселым подробностям. Это разрушающее действие оказывает на аудиторию? Или люди смотрят и думают: «Ну, слава богу, хоть у меня не так. Хоть в чем-то мне повезло»?

Анетта Орлова: Вы сами озвучили и то, и другое. На самом деле, конечно, если мы говорим про массмедиа, если мы говорим про телевидение, конечно, здорово было бы, если бы телевидение занималось тем, что формировало стандарт культуры. Не всегда это возможно, потому что все должны еще и жить, и поэтому рейтинг тоже имеет значение.

Вот поэтому и получается, что та часть передачи, которая построена на формировании культуры, она помогает. Но для того, чтобы ее смотрели, приходится давать ту часть, которая всегда будет привлекать внимание. А привлекают внимание всегда ссоры, скандалы и все то, на что человек смотрит, как вы сказали, и проживает свою жизнь через чужие истории – и ему становится легче.

Александр Денисов: Разрушают или нет?

Анетта Орлова: Ну, очень сложный вопрос. Где-то – да. Есть передачи, которые стопроцентно разрушают. Где-то это хороший опыт.

Александр Денисов: Вот где строят любовь, например. Молодежь же смотрит. Там постоянно кого-то за волосы тащат по коридору.

Анетта Орлова: Это так интересно наблюдать! Это вообще отдельный феномен.

Анастасия Сорокина: Через замочную скважину.

Анетта Орлова: Я раньше стопроцентно считала, что это очень вредно, стопроцентно. В последнее время я стала наблюдать, что там порой такие инсайты, там такая глубинная психология проявляется, если только уметь ее увидеть. Потому что все то, что мы нигде никогда не увидим, но можем сами попасть в эту ловушку, а там ты посмотрел и увидел полную анатомию всего самого плохого. И ты точно начинаешь понимать, что тебе делать не надо.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем звонок из Владимирской области, дозвонилась Елена. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Да, Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы знаете что сказать? Дать совет всем молодым людям, которые собираются вступать в брак.

У меня двое детей с разницей в десять лет. Когда мой старший сын собирался жениться, я ему сказала: «Посмотри вокруг. Если тебя еще привлекают другие девушки – не женись. Если тебе интересно со своей избранницей только вечером и ночью – тоже не женись. И подумай. Если тебе интересно с ней днем разговаривать, общаться, ездить, куда-то ходить – вот тогда только женись». И после этого прошло сколько-то времени, он пришел и сказал: «Мама, я женюсь. Вроде бы лучше моей нет. И другие меня не привлекают, и с ней мне интересно днем и ночью». И слава богу, они живут уже десятый год.

Анетта Орлова: Класс!

Зритель: А вот дочка (с интервалом в десять лет у меня дети родились), ей сейчас 21 год. Она окончила университет, умница, красавица, но у нее вообще совсем другой взгляд на брак. Она говорит: «Такие семьи, как, мама, у тебя с папой, у моего брата с женой – это уже прямо исключение». И мне становится, конечно, страшно, потому что молодые, перспективные, и такой у них какой-то грустный взгляд на брак.

Я единственное что хочу сказать? Как бы донести это? Когда вы находите действительно свою половину, то это просто счастье. Я 33 года замужем и понимаю, что мой муж сейчас, по прошествии 33 лет… Конечно, уже какая любовь, какая страсть? Естественно, этого уже нет. Но остается что-то большее. И вот эта дружба между мужчиной и женщиной прошла и нищету, и горе, и всякие препятствия, и сейчас она больше, чем любовь. Сейчас я ощущаю себя более счастливой, чем 33 года назад, когда я замуж выходила. Это правда, поверьте. Потому что у меня есть надежный друг, который уже был проверен во многих ситуациях.

И я хочу пожелать молодым людям: ищите свою половину. Имея надежного партнера, мужчину или женщину, вы только тогда поймете, что все остальное в жизни – это ерунда. Профессия, карьера, деньги – да фигня все это! Вы пришли с работы, дверь своей квартиры закрыли – и все, и вы остались один на один вот с тем человеком. И если этот человек ваш человек, то вот оно – счастье! Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Елена. Вот лучше и не скажешь, мне кажется. Да?

Анастасия Сорокина: Мотивационный подход.

Анетта Орлова: Мне кажется, что у вас очень гармонично. Надо к вам приходить, чтобы просто слушать звонки этих женщин. Понимаете, это же одно сплошное удовольствие. Мне кажется, все сказано.

Знаете, наверное, только одно важно сказать: сексуальный объект всегда заменим, а объект любви настоящей и подлинной – он абсолютно незаменим. Но люди очень часто одно подменяют другим. И здесь очень тонко было подмечено, что утром и днем тебе хорошо. Это как раз про ту самую эмоциональную интимность, про то, как ты с другим человеком видишь этот мир. У тебя общие интересы, у тебя есть общее понимание. И главное опять же – твой внутренний мотив, мотив и посыл, ради чего ты делаешь. Ты выбираешь человека, и твой внутренний выбор – пройти с ним всю жизнь. Мне кажется, что это не каждому дано. Кому дано – тот счастливый человек. И прекрасно, когда два партнера, и у них сходится этот мотив.

Анастасия Сорокина: Остается немного времени, но есть звонок из Тюмени, Александр дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Александр, мы вас слушаем.

Зритель: Всех с праздником, с Днем семьи поздравляю всех молодоженов! Сегодня увидел у вас, что много пар женилось.

У меня вот такое мнение в данном случае. Я считаю, что государство в данном случае полностью с себя сняло ответственность за формирование семьи как ячейки общества. Могу полностью обосновать свои доводы и предположения.

Начнем с того, что сейчас образование начинают переводить на платное. Да, это идет не полностью, как говорится, прямо, но такое ощущение. В школах преподают, нагрузку дают, но еще, помимо этого, заставляют заниматься, получается, как бы репетиторством. На это тратятся деньги, это уже идут финансовые затруднения. Правильно? Ребенок уже видит: чтобы что-то получить, добиться своего образования, в это нужно вложить, помимо своего ума, еще и деньги родителей. Дальше идем…

Анастасия Сорокина: Александр, у нас совсем мало времени. Если можно, коротко, чтобы дать возможность ответить.

Зритель: Государство считает также, что… Сейчас государственные должности – очень много сокращений идет. Очень много сокращают образовательных учреждений среднего специального образования, соединяют их друг с другом. Мало поддержки, как говорится, самим семьям, каких-то программ с материальной помощью. Действительно, Александр, который первый разговаривал с самого начала, он очень хорошо высказался, что ничего не хотят делать. Так оно и есть…

Анастасия Сорокина: Александр, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр.

Анастасия Сорокина: Анетта, как можете прокомментировать? Может быть, успеете быстро и коротко дать хотя бы один, самый главный совет для молодых?

Анетта Орлова: Мне кажется, что прокомментировать… Мне кажется, что государство сейчас делает, что может, и далеко не все то, что нам нужно. Но раньше условия были гораздо хуже, а семьи, наоборот, сохранялись, потому что, наоборот, чем сложнее выжить, тем больше люди группируются. Поэтому я бы сказала, что проблемы семейной жизни сегодня – это не столь экономические, а сколько духовный кризис, который идет по всему миру.

Я хочу просто сказать: благодарите, благодарите, управляйте своим вниманием, направляйте свое внимание на то, что хорошо. И вот те звонки, которые были про хорошие… Я хочу сказать, что эти женщины сохранили свои семьи, потому что все время направляли свое внимание на то, что хорошо. То, на что мы обращаем внимание, то и начинает увеличиваться. Поэтому если ты обращаешь внимание на помощь, поддержку, возможности и ресурсы – они начинают увеличиваться. А если обращаешь свое внимание на то, чего нет, то, к сожалению, это тоже начинает увеличиваться. Поэтому управляйте своим вниманием. И я всем желаю счастья!

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это была Анетта Орлова – психолог, кандидат социологических наук. В День семьи, любви и верности обсуждали, какая она сегодня, семья, и зачем она нужна.

Александр Денисов: Да. И еще мы узнали, Настя, важную вещь: когда заканчивается любовь, остается что-то большее. А чтобы узнать, что это такое, нужно прожить вместе 50 лет.

Анетта Орлова: Это точно.

Анастасия Сорокина: Всем этого желаем.

Александр Денисов: Да. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Ирина Киселева
У моей дочери счастливая семья, но нет детей и жилья. Мы снимаем вместе квартиру, я на пенсии.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски