Психолог Марк Сандомирский: Дауншифтинг не решает проблему эмоционального выгорания

Психолог Марк Сандомирский: Дауншифтинг не решает проблему эмоционального выгорания
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Марк Сандомирский
доктор психологических и кандидат медицинских наук, действующий психотерапевт Европейского реестра

Сгорел на работе. В нашей постоянной рубрике «Телемедицина» говорим о синдроме эмоционального выгорания. По мнению психологов, весь мир находится, можно сказать, на грани нервного срыва из-за напряженного рабочего графика. Как при современных нагрузках избежать нервного истощения, не потерять работоспособность и интерес к жизни, расскажет наш гость, доктор психологических наук Марк Сандомирский.

Марина Калинина: Прямо сейчас наша рубрика «Телемедицина». Не совсем сегодня обычная программа. То есть мы не будем говорить о таких распространенных различных заболеваниях и как с ними бороться. Но все-таки о заболевании. «Сгорел на работе» - мы эту фразу слышим довольно часто. Теперь это болезнь. Всемирная организация здравоохранения признала заболеванием так называемый «синдром эмоционального выгорания» - апатия, нежелание вставать по утрам, ехать на работу, постоянная головная боль. Это не просто временная усталость. Так вот, по статистике ВОЗ, выгорание хотя бы раз в жизни бывает у 25% людей.

Александр Денисов: В международном каталоге эта болезнь определяется как «синдром, возникающий в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удается справиться». В мае этого года наш ВЦИОМ поинтересовался, а много ли у нас тех, кому не удалось справиться. 33% всех опрошенных заявили, что перегрузки на работе, стресс, хроническая усталость являются главной причиной серьезных заболеваний. То есть работа убивает быстрее, чем старость и плохая экология.

Марина Калинина: А среди причин стресса на работе 87% россиян называют необходимость работать сверхурочно, 9% опрошенных сотрудников рассказали о переработке более 15 часов в неделю. При этом только двенадцати процентам сотрудников эти дополнительные часы оплачивали по нормам трудового кодекса нашей страны.

Вот эту тему будем сегодня обсуждать с нашим гостем и, естественно, с вами. Марк Евгеньевич Сандомирский, доктор психологических и кандидат медицинских наук, действующий психотерапевт Европейского реестра, у нас в гостях. Здравствуйте.

Марк Сандомирский: Здравствуйте.

Марина Калинина: Смотрите, уже признали, что это болезнь. Официально диагноз могут поставить уже с 2022 года, когда вступит в силу новый каталог Международной классификации болезней. Давайте определимся, кто в опасности, кто больше всего подвержен. Я имею в виду какие области занятости.

Марк Сандомирский: Традиционно принять считать, что это представители так называемых «помогающих профессий» - медики, учителя и вообще люди, которые испытывают давление так называемого «человеческого фактора», для которых причинами стрессов оказываются другие люди.

Марина Калинина: Но мы же все работаем среди людей. Нас всех окружают другие люди.

Марк Сандомирский: По-разному. Если раньше было принято говорить, что традиционными бедами нашей страны являются дураки и дороги, то сегодня как раз одной из главных проблем страны, общества в целом становится эмоциональное выгорание. И дело не в том, что люди не хотят работать. Дело в том, что организация профессиональной деятельности такова, что вызывает, к сожалению, негативные побочные эффекты: истощение эмоциональное, истощение мотивационное, когда действительно не хочется идти на постылую работу. И отчуждение от работы, и негативизм, и хочется что-то сделать, вы знаете, цинично отказываясь от необходимых правил. И в результате, естественно, снижается эффективность профессиональной деятельности.

Александр Денисов: Так, может, просто работу поменять, раз идти не хочется?

Марина Калинина: Мы только что говорили о том, что работу найти очень сложно.

Марк Сандомирский: Многие пытаются это сделать, но это не выход. И одно из модных явлений – дауншифтинг. Люди пытаются найти работу попроще и даже согласны отказываться от своих карьерных достижений. Тоже проблема не решается.

Александр Денисов: Я иногда читаю экономическую прессу. И мне часто попадаются исследования «готовы ли вы работать сверхурочно?» 90% с лишним отвечают утвердительно: «Да, готовы». Мне кажется, люди проблемы не видят в этих переработках, сверхнагрузках. Единственный нюанс: доплачивают ли вам за эти переработки или нет? Вот это людей уже интересует. Так что наносит урон – переработки или доплата? Что больше ранит?

Марина Калинина: Дело не в этом.

Марк Сандомирский: Вы знаете, оплата – это одно, а отношение к другим сотрудникам, к коллегам, пациентам, клиентам – это совсем другое. Очень важную роль играет общественный престиж профессии. Собственно, в странах Востока (у японцев принято) удовлетворенность работой ставят вообще на важнейшее место в жизни. Главный способ решения всех жизненных проблем – найти такую работу, которая приносит удовлетворение, которая составляет смысл жизни.

Марина Калинина: Давайте послушаем Дмитрия из Иркутской области. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я согласен с тем, что человеку должна работа удовлетворение приносить. Потому что, допустим, сейчас я работаю сам на себя, занимаюсь своим личным делом. Обиженный на государство. Обхожу его, как хочу. А до этого я просто работал на очень серьезном государственном оборонном предприятии с очень большой вредностью для людей. И работал там не потому, что хотел там работать, а потому что безвыходная ситуация была, другой работы не было, реализоваться было никак. И там реально люди сгорали психологически, потому что им приходилось пахать не потому, что у них был выбор. Люди сгорают на работе, потому что у них нет выбора. Более того, даже наши серьезные какие-то организации выкачивают из людей все, не дают им реального медицинского обслуживания, которое они заслуживают. Допустим, у нас множество производств. Там торф используется. И людям даже элементарно медицинскую помощь по зубам не оказывают.

Марина Калинина: Дмитрий, я так понимаю, что когда вы работали не на себя, вы тоже, наверное, испытывали стресс от работы. А как вы с ним боролись? Как снимали этот стресс?

Зритель: А теперь насчет как снимать стресс. Я вам одно сказал. А теперь скажу немножечко свое. Мне пришлось трудиться не только на этом производстве. Я нашел возможность самореализоваться. Реализовывался, реализовывался. И у меня уже стресс был такой, что я боялся вообще уйти с государственного предприятия, чтобы заняться своим делом. И у меня был от работы стресс, что «надо пахать». Люди как снимают стресс? Ну, алкоголем снимают стресс.

Марина Калинина: Все по-разному.

Зритель: Все по-разному снимают стресс. Но как сказать? Это не то, что прямо входит в какую-то эпопею, что надо обязательно этим делом стресс снимать. Просто вся проблема в том, что люди сгорают на работе. Я видел людей, которые сгорали, потому что их подавляли…

Марина Калинина: Спасибо большое. Это был Дмитрий из Иркутской области. У вас есть какой-то комментарий?

Марк Сандомирский: Конечно. И очень хорошо, что Дмитрий об этом сказал. В нашей культуре, к сожалению, самый распространенный способ снятия стресса – это алкоголь. Люди просто не умеют поступать по-другому. Это не принято. Никто их не учит снятию эмоциональной напряженности. А это и есть главный инструмент борьбы с выгоранием. В общем-то, делать это несложно. Занятия по снятию стресса, занятия по контролю эмоционального напряжения полезны не только на самых разных предприятиях, но даже в вузах и в школах вводить.

Александр Денисов: А как его можно контролировать? То есть сказать «у меня стресс, я должен расслабиться».

Марк Сандомирский: Вас научить прямо сейчас?

Александр Денисов: Если это получится.

Марина Калинина: Давайте послушаем рецепты от наших зрителей. Потому что несколько советов. Наши корреспонденты задавали такой вопрос прохожим в разных городах – Санкт-Петербурге, Самаре и Перми. «Как вы снимаете стресс после работы?» Вот, что отвечали люди.

ОПРОС

Марина Калинина: Вот такие разные советы. Что скажете? Ждем от вас какого-то одного совета.

Марк Сандомирский: Естественно, ожидаемо. Давайте скажем, что есть взрослые способы снижения напряженности и эмоционального стресса, а есть детские. Как раз детские способы – прогулка по магазинам, что-то сладкое, заняться чем-то развлекательным. А серьезные – то, что включает общение с семьей, и все, что связано с саморазвитием. И это необходимые, но недостаточные элементы. Все, что мы услышали в советах телезрителей, относится к психологическим способам снятия стресса. А более важны, когда мы говорим про выгорание, физиологические способы, а именно, еще и еще раз подчеркну, научить людей расслабляться физиологически, телесно научиться это делать с помощью элементарно простых занятий.

Александр Денисов: Расскажите. Вы до этого сюжета улыбнулись, сказали: «Что, прямо сейчас научить?» Давайте прямо сейчас.

Марк Сандомирский: Пожалуйста. Скажите, пожалуйста, Александр. Вы много работаете, я думаю, устаете. Где вы больше всего замечаете ощущение утомления в собственном организме?

Александр Денисов: Утомления? Глаза, наверное. Потому что часто читаешь.

Марк Сандомирский: Я попрошу вас проделать очень простое действие. Немножко физическое, немножко психологическое. Мы будем с вами делать вдох и изо всех сил закрывать, зажмуривать глаза, 5 секунд держим их закрытыми. На выдохе открываем глазки.

Александр Денисов: И так нужно делать, да?

Марк Сандомирский: Пожалуйста, несколько раз повторим. Изо всех сил зажмуриваем глаза.

Александр Денисов: Все, я так буду делать теперь.

Марк Сандомирский: Во-первых, вы расскажите, что с глазками происходит. Во-вторых, с общим эмоциональным тонусом.

Александр Денисов: Ну, возможно, получше.

Марк Сандомирский: Вы просто заметили разницу. Конечно, говорить о серьезном эффекте после 2 минут не приходится, но научиться это все делать так же элементарно просто, как мы только что с вами совместно проделали.

Марина Калинина: Давайте все-таки вернемся к эмоциональному выгоранию как болезни. Вообще когда звенит звоночек, по каким признакам, что надо уже идти к врачу, что сам человек не справляется?

Марк Сандомирский: Когда снижается работоспособность, когда человек замечает, что периоды снижения работоспособности протекают одновременно с ухудшением физического самочувствия. И выгорание не само по себе опасно. Оно, как правило, в комплекте с другими распространенными заболеваниями. Их обычно называют психосоматическими – теми, которые связаны со стрессом, связаны с эмоциональным напряжением.

Александр Денисов: До панических атак это может довести? Когда уже и лекарства нужны, и так далее.

Марк Сандомирский: К счастью, панические атаки – это другое. Это несогласие человека с чем-то в его собственной жизни. Он не в силах отказаться от чего-то и вынужден продолжать поступать так, как ему не хочется.

Александр Денисов: Ходить на нелюбимую работу, как говорили в нашем… Повод же для панической атаки?

Марк Сандомирский: Как правило, нет. Жить с нелюбимым человеком – вот это прямой повод для панических атак. А нелюбимая работа, когда не хочется этой работой заниматься, рождает сначала абсентеизм. Человек формально вроде бы на работе, а мысленно внутри себя – нет. Он думает о другом. Он посещает работу, но старается как можно меньше что-то конкретное делать.

Александр Денисов: Не тратить себя, грубо говоря.

Марк Сандомирский: Конечно же. Затем разнообразные физические, телесные напряжения. Обостряется все то, что может обостриться применительно к самым обычным телесным заболеваниям. Гипертоники, астматики, люди, страдающие заболеваниями желудочно-кишечного тракта, опорно-двигательной системы. И этот список очень длинный. И обострения разнообразных заболеваний могут быть проявлениями выгорания.

Марина Калинина: А какие бывают стадии этого выгорания? С чего все начинается и как это все движется к конечной крайней точке, когда без врачебной помощи не обойтись?

Марк Сандомирский: Начинается с медового месяца. Первая стадия развития выгорания условно называется «медовый месяц», когда человек приступает к новой работе. Может быть, это его новая профессия или новое место работы. Он преисполнен энтузиазма. Он горит на работе, старается. Но потом достаточно быстро «заканчивается бензин». Все чаще человек чувствует себя недостаточно отдохнувшим. Следующая стадия – хроническая усталость. Далее – телесные симптомы. И вот телесные симптомы, обострение разнообразных заболеваний, и есть та конкретная проблематика, о которой мы с вами говорим.

И обратите внимание. Больше всего подвержены выгоранию люди неравнодушные, энтузиасты своей профессии. Трудоголики не выгорают, но только до поры до времени. А в основном выгорание – это беда людей, которые отдают себя работе.

Марина Калинина: Еще у нас есть один звонок. Успеем послушать Юрия из Перми. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я работаю грузчиком два через два. Как я снимаю стресс? Иду в парк, пробегусь километров 10. И так хорошо становится, знаете? И природа у нас. Вот так я снимаю стресс. Люблю бегать.

Марина Калинина: Спасибо Юрию. Что врачи в таком случае? Вот пришел человек и говорит: «Не понимаю, что со мной происходит. Вот такие симптомы». Какой способ лечения? Раз уж мы говорим о том, что это заболевание.

Марк Сандомирский: Во-первых, обратиться к внутренним резервам организма. Да, физкультура и спорт вкупе с природой – прекрасный и профилактический, и лечебный фактор. И режим труда и отдыха очень важен. И поддержка родственников необходима. В отношении же медиков первая рекомендация, которую они должны дать – это правильным образом сбалансировать работу и необходимый отдых.

Марина Калинина: А какую роль в этом вообще играет руководство того или иного предприятия? Например, директор, начальник отдела. Он должен замечать, что люди уже на грани? От него же тоже многое зависит. Что он должен делать в данном случае? Если он умный грамотный человек.

Марк Сандомирский: На предприятии есть такая служба HR, которая должна заниматься решением этих проблем и профилактикой выгорания.

Марина Калинина: А это что такое? Как это делается?

Марк Сандомирский: С сотрудниками проводить занятия мотивационные. Это немножко из другой отрасли. Пожалуйста, это вкупе будет полезно. И формировать общее отношение к работе на данном предприятии. Когда люди работают с подъемом, когда есть энтузиазм, это замечательный способ борьбы с выгоранием.

Марина Калинина: Хвалить почаще.

Марк Сандомирский: Хорошо бы. Но, вы знаете, к сожалению, на многих предприятиях стиль управления таков, что вместо того, чтобы людей хвалить за реальные заслуги, предпочитают их критиковать.

Марина Калинина: Это неправильно. Я надеюсь, вас услышали наши начальники и сделали выводы. Спасибо большое. Марк Сандомирский был у нас в гостях. Доктор психологических и кандидат медицинских наук. Действующий психотерапевт Европейского реестра. Через несколько минут продолжим эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски