«Путёвка в лагерь за 16 тысяч рублей - а какую безопасность можно обеспечить за эти деньги? Почти никакую!»

Гости
Матвей Шпаро
член Координационного совета по развитию детского туризма при Правительстве России, директор Центра дополнительного образования детей «Лаборатория путешествий»
Ольга Гончарова
директор школы №978 (г. Москва)

Детский лагерь трубит отбой. Две трети школьников в нашей стране не смогут попасть в лагерь этим летом. Условия для детского отдыха не подготовлены. Большинству учреждений необходим ремонт, а также выполнение требований безопасности. Современный детский лагерь - каким он должен быть?

Анастасия Сорокина: Сделали перерыв на «Несерьезные новости», теперь время поговорить об отдыхе.

Александр Денисов: Да, опять о серьезном.

Анастасия Сорокина: Точнее о том, что ждет этим летом наших детей. «Детский лагерь трубит отбой»: этим летом на отдых в лагерь не смогут поехать 2/3 школьников по всей стране, причем даже дети, которым положена бесплатная путевка. И причина очень простая: отправлять попросту некуда.

Александр Денисов: Все эти лагеря, где мы проводили каникулы в советский период, ныне как-то превратились в некую Припять с заброшенными зданиями, опустевшими спортплощадками. Место вот этих советских лагерей пытался занять бизнес, пришли дилетанты, которые решили, что это прибыльное дело. К чему приводит бизнес-подход в сфере детского отдыха, мы, к сожалению, поняли из трагедии на Сямозере в Карелии.

Анастасия Сорокина: Хочешь или нет, а для многих родителей лагерь – это действительно настоящая палочка-выручалочка в организации летнего досуга своего чада. Какие возможности предоставляются учащимся этим летом, наглядно показывают цифры. Летом принять детей готовы 45 тысяч лагерей, но стационарных, расположенных вне города, из них всего 2 300. Большинство расположены на территории школ, и половина школьников, получивших путевку, будут ходить именно в такой лагерь.

Александр Денисов: Ну вот статистика Следственного комитета России невеселая: за 3 летних месяца 2017 года на неорганизованном отдыхе погибли 630 детей, из них 215 утонили. В прошлом году погибли 492 ребенка, в то время как в лагерях в 2017 году погибли шестеро детей, в 2018-м двое.

Анастасия Сорокина: По словам министра, 1 500 лагерям нужен ремонт, еще 985 надо переоснастить, чтобы они смогли принимать детей с ограниченными возможностями. Однако средств не хватает. На сегодняшний день регионами уже потрачено на ремонт и оснащение 13 миллиардов 143 миллиона рублей, но этих денег не хватает, нужно вдвое больше.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами, звоните и пишите, куда вы отправляете своих детей.

И сейчас о лагерях, готовы ли они принять школьников летом: вот в муниципальном детском лагере «Ласточка» в Саратовской области готовятся к будущему сезону, школьники приедут уже 10 июня, уже скоро. Жилые блоки в оздоровительном центре уже старые, их приходится ремонтировать каждый год. Латают крыши над летней площадкой и в душевой, из-за сильных снегопадов этой зимой кровля прохудилась. Есть проблема с туалетом, большая часть из них на улице. Решается вопрос с качеством воды, ее берут из реки. По сути директора лагеря, недавняя проверка показала, что очистные сооружения работают исправно. Проинспектировать противопожарную безопасность сегодня приехали сотрудники МЧС.

Виталий Гордюшов: Мы сейчас будем смотреть, как зимой пережила система противопожарной автоматики. Если будут выявлены нарушения, будет подано предписание со сроками устранения до начала заезда детей.

Игорь Пешков: Мы по нормам очищаем минерализованную полосу не менее 10 метров вокруг забора, то есть от сухостоя, от листвы. Мы ранней весной все прокосили. А так в основном по территории что могу сказать? Проводятся работы, какие-то частично… Практически чуть ли не в каждом домике: что-то обновляется, то есть где-то мебель обновляем, ставим новую, которую приобрели заранее, где-то окна ремонтируем.

Анастасия Сорокина: В прошлом году три недели отдыха в оздоровительном лагере стоили 16 275 рублей, в этом на 630 рублей дороже. Все школьники Балаковского района, в котором расположен лагерь, имеют право на путевку за полцены.

Александр Денисов: Ну и в студии у нас сегодня Матвей Шпаро, член Координационного совета по развитию туризма при Правительстве Российской Федерации, директор Центра допобразования детей «Лаборатория путешествий». Матвей, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Матвей Шпаро: Добрый день.

Александр Денисов: Еще вы директор сети детских лагерей «Большое приключение».

Матвей Шпаро: Ну не директор, основатель.

Александр Денисов: Основатель, да, то есть в теме, что называется. Вот смотрите, мы приводили статистику Следственного комитета, 632 ребенка погибли на неорганизованном отдыхе, то есть во столько нам обходится дефицит лагерей, некуда отправить детей…

Матвей Шпаро: Ну да…

Александр Денисов: Мы за это платим такую цену каждое лето?

Матвей Шпаро: Да-да, это известная история, и как раз считается, что все-таки хорошо отправлять детей в то место, где как-то они оказываются под присмотром. Детские лагеря – это принципиально лучше, нежели чем они остаются дома, бегают по стройкам, не знаю, или вообще предоставлены сами себе.

Но до этого вы говорили по поводу статистики, связанной с общим количеством лагерей, их 43 тысячи с чем-то. Значит, я очень хорошо помню, как лет 7 или 8 назад Дмитрий Анатольевич Медведев, проводя очередное совещание по поводу детского отдыха, как раз сказал, что вообще правильно было бы исключить из этой вот замечательной статистики те лагеря, которые фактически не являются лагерями детского отдыха, а являются учреждениями присмотра, я имею в виду основную массу пришкольных городских лагерей.

Анастасия Сорокина: Дети продолжают ходить в школу…

Матвей Шпаро: Да-да, и тогда у нас останется…

Александр Денисов: Конечно, это не лагерь, да.

Матвей Шпаро: И тогда у нас останется нормальных 2 300 лагерей, и мы будем честно смотреть в глаза друг другу и говорить, что реально на всю нашу страну 2 300 лагерей – это ни о чем.

Александр Денисов: Раз вы вспомнили Дмитрия Анатольевича, буквально он на днях устроил разнос чиновникам за невыполнение указа о безопасности детского отдыха. Там какие-то… Они запутались в концепциях, одна, вторая, третья концепция там. И что в итоге с безопасностью? Безопасность одна, а концепций тьма, что это такое?

Матвей Шпаро: Я не знаю, насчет концепций мне немножко сложно сказать. Я могу вам сказать, что все-таки за последние 2 года произошли реальные, можно сказать реальные усложнения в жизни лагерей. Можно сказать, что все-таки порядок начал наводиться, и если лагерь хочет работать, если он хочет принимать детей, то он все-таки должен работать по правилам, и эти правила сейчас все более и более четко прописываются, все больше и больше появляется разных документов, причем хороших документов.

Александр Денисов: Так что же имел в виду премьер?

Анастасия Сорокина: Предметно что это?

Матвей Шпаро: Я не могу сказать, что имел в виду премьер, я это не смотрел, не могу никак комментировать. По поводу того, что конкретно, все-таки после той самой истории Сямозера появился документ, который выпустил МЧС, о том, что все группы, которые ходят в туристические походы, – а все-таки туристические походы у нас тоже является очень хорошим видом отдыха, такой же хороший, как и детские лагеря, большое количество ребят летом отправляются именно в походы, – так вот МЧС сделало документ, когда все граждане, отправляющиеся в поход, должны пройти некую регистрацию. За 10 дней ты должен сказать, куда, на какой байдарке, по какому маршруту (по Москва-реке не знаю, по карельской реке, не знаю, пешком или еще как-то) ты хочешь отправиться. И неважно, ты один или с папой, с мамой, или это группа школьников. То есть появилось четкое правило, которого раньше не было: ты оповещаешь, и за тобой ребята, сотрудники поисково-спасательной службы как бы наблюдают, то есть они в курсе того, когда им нужно будет в случае чего оказывать помощь и поддержку.

Александр Денисов: То есть правила эти уже сейчас действуют?

Матвей Шпаро: Да, эти правила работают, и мне кажется, что это одной из самых больших достижений, одно из самых больших событий хороших, которое произошло с точки зрения обеспечения безопасности.

Анастасия Сорокина: Обсуждая эту тему, готовясь к эфиру с нашим корреспондентом, скажем так, у нас были прения на тему воспоминаний о лагере. Многие до сих пор воспринимают это как некий такой вот кошмар, те воспоминания, при каких условиях приходилось жить, какое было питание. Вот сейчас есть какие-то стандарты, что вот такая должна быть программа, условно говоря, дня, за безопасностью следят те-то и те-то, есть медработник? Какое-то наличие условий, в которых действительно хочется находиться.

Матвей Шпаро: Я думаю, что… Во-первых, нет этих стандартов, и я не уверен, что эти стандарты нужны, потому что кому-то нужен лагерь, который выглядит и дает программу типа «Сириуса», «Артека», «Орленка», это замечательные лагеря с очень хорошими, комфортными условиями проживания, а кому-то нужно все-таки отправиться в путешествие с палаткой, с костром, с котелком, насладиться той спартанской природой, которая тебя окружает. И мы не можем взять и сказать, что вот лагеря должны отвечать этому стандарту и все, других лагерей быть не может, потому что тогда мы просто убьем всю человеческую натуру, которая все-таки любит путешествовать. Лагеря – это очень хорошо, но лагеря…

Александр Денисов: …это часть детского отдыха, безусловно.

Матвей Шпаро: Это какая-то часть детского отдыха, значит, должно быть много разных форм и видов этого детского отдыха.

Анастасия Сорокина: Но за безопасность… То есть родители отправляют детей, они должны быть уверены…

Матвей Шпаро: Конечно.

Анастасия Сорокина: …что там какой-то минимальный набор вот этих… Правильное питание, условно говоря, что ребенок не будет там голодать.

Матвей Шпаро: Конечно. Значит, как были СанПиНы, так эти СанПиНы и есть, никто их, в общем, не отменял, наш Роспотребнадзор, в общем, достаточно внимательно следит за этим за всем. Все-таки сейчас, неважно, туристический лагерь, стационарный лагерь, корпусной лагерь: перед тем как летом начать принимать детей, должна пройти приемка, когда приходят сотрудники МЧС, как сейчас показывали, приходят сотрудники Роспотребнадзора, они смотрят, в какие условия должны будут приехать дети.

Александр Денисов: Матвей, вот вы…

Матвей Шпаро: Прошу прощения, и что все-таки самое важное помимо вот этого документа МЧС: все-таки во всех регионах появились реестры. Поэтому если родители хотят надежно отправить своего ребенка в надежный лагерь, они должны посмотреть, зайти на региональный сайт соответствующего ведомства, условно говоря Министерства образования Краснодарского края, у них есть свой реестр, и посмотреть, а есть ли этот лагерь в этом реестре. Это означает, что этот лагерь надежный.

Александр Денисов: Матвей, вот вы говорили, что вступили в силу вот эти новые правила безопасности детского отдыха, что по пятам за школьниками, даже если они отправились в поход, следуют сотрудники МЧС на всякий пожарный.

Матвей Шпаро: «Следуют» в плане «присматривают».

Александр Денисов: Да, следят.

Матвей Шпаро: Присматривают.

Александр Денисов: У нас на связи директор школы №978 из Москвы Ольга Андреевна Гончарова, как раз они вернулись из подхода. Сейчас и расспросим подробно, так ли это было. Ольга Андреевна, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Ольга Гончарова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Куда вы в поход отправлялись с детьми? Сколько вас было? Действительно ли отдых безопасен был у вас?

Ольга Гончарова: Мы ездили в Краснодарский край. Каждый директор московской школы, нас всего было шесть, вместе с 10 обучающимися был приглашен в первый поток, во второй поток еще шесть директоров и 60 соответственно детей. Также у нас было два инструктора, которые сопровождали нас, и, конечно же, мы все имели рации, навигаторы, МЧС в любой момент на связи. Поэтому с точки зрения безопасности все было организовано на высшем уровне.

Александр Денисов: То есть вы предупреждали МЧС, рассказывали, какой у вас маршрут, где вы будете жить? Они были в курсе, да?

Ольга Гончарова: Конечно, да. И Матвей Шпаро, руководитель «Лаборатории путешествий», как раз этим и занимается, это очень важно.

Александр Денисов: Скажите, что дают детям эти путешествия? С одной стороны, можно сказать: ну ладно, они не сходили в поход. Вот ребенок, вернувшийся из похода, – как он меняется? Что это ему дает? Может быть, он учится трудности преодолевать в жизни, то есть по-другому уже относится к жизни, что все можно решить, приложить усилия, подумать?

Ольга Гончарова: Вы знаете, я бы посмотрела на это немножко с другой стороны. Каждый ребенок сам себя и свои способности знает, а вот как его видят ребята после похода, вот это очень важно. Его одноклассники, которые вдруг в какой-то момент, остановившись на горе, произносят слова «Коля, я с тобой учусь 5 лет, я только сейчас тебя узнал, что ты на самом деле вот такой человек порядочный, что ты хочешь всегда помочь», – это очень важно.

Александр Денисов: Вы знаете, я бы расстроился, если бы меня считали непорядочным и тут в походе выяснилось, что я порядочный.

Ольга Гончарова: Ну вы зря так считаете. Дети имеют выражать свои чувства и отношения, это очень важно. Вдруг они влюбляются, по-другому смотрят на тех ребят, с которыми просто вместе шли.

Александр Денисов: То есть это меняет детей?

Ольга Гончарова: Меняет, меняет. Они показывают себя с другой стороны совершенно, причем не только дети, но и взрослые, что тоже важно.

Александр Денисов: То есть вы тоже поменялись?

Ольга Гончарова: Я не поменялась, меня увидели другой.

Александр Денисов: Понятно.

Ольга Гончарова: Это, наверное, с этой стороны.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: На связи была Ольга Андреевна Гончарова, директор школы №978 из Москвы.

Анастасия Сорокина: Очень много каких-то сейчас формальностей. Готовясь к программе, мы смотрели, организаторы детского отдыха говорят, что просто ну душат какие-то вот эти правила. С одной стороны, благое дело безопасности, но такое количество разных каких-то препятствий, что, к сожалению, такое маленькое число лагерей именно потому, что другие не соответствуют теперь тем требованиям, по которым они могут принимать детей.

Матвей Шпаро: И правильно. Нужно начинать быть соответствующими.

Александр Денисов: Нужно душить, короче говоря?

Матвей Шпаро: Не нужно душить, нужно на самом деле… Нужно соответствовать современным требованиям, это очень важно. На самом деле почему произошла история в Сямозере? Потому что персонал, потому что сам лагерь, потому что программа не соответствовали вообще никаким требованиям.

Анастасия Сорокина: Это был бесплатный отдых.

Матвей Шпаро: Не бывает бесплатного отдыха.

Александр Денисов: Давайте объясним, Матвей, с самого начала.

Матвей Шпаро: На самом деле вот когда… Прошу прощения, когда вот вы сейчас говорили по поводу того, что стоимость путевки на 18 дней, на 21 день 16 тысяч рублей, – мы вообще понимаем, что такое 16 тысяч рублей? Какую безопасность можно организовать за 16 тысяч рублей? Да на самом деле почти что никакую. Нужно принципиально поднимать стоимости путевки и дальше находить способы ее каким-то образом компенсировать, субсидировать и так далее. Мы должны принципиально новые механизмы завести в этой отрасли. На самом деле детский отдых – это большая, серьезная отрасль, на которую, к сожалению, мы начали обращать внимание только после того, как произошли какие-то очень плохие события.

Александр Денисов: Матвей, про цены еще поговорим, давайте корни этой проблемы, чтобы было понятно зрителям, – что там произошло? Эти путевки не были бесплатными, департамент проводил конкурс, кто повезет этих детей, и выставили на конкурс, победила компания, которая запросила дешевле всего, поэтому вот это все и произошло. Как вы считаете, в сферу детского отдыха, в сферу вообще образования можно ли запускать бизнес, который будет на конкурсах выставлять самую дешевую цену за свои услуги, и вот мы получаем в итоге…

Матвей Шпаро: Нет, я думаю, что в данном случае вы не совсем правы. Значит, мы должны запускать туда социально ориентированный бизнес…

Александр Денисов: Социально ориентированный, но не просто бизнес.

Матвей Шпаро: Социально ориентированный бизнес, и, конечно же, мы должны убрать из основных критериев критерий цены, у нас должны появляться какие-то другие критерии – не знаю, опыт, опыт сотрудников, опыт предыдущей работы и так далее.

Александр Денисов: Но еще не убрали этот критерий.

Матвей Шпаро: Убрали.

Александр Денисов: Убрали уже?

Матвей Шпаро: Убрали. Я же говорю, что, к сожалению, та плохая история, та трагедия, которая произошла, только она смогла запустить то, что надо было запустить, не знаю, 10-15 лет назад. Мы 15 лет назад без трагедий должны были подумать о том, что у нас существуют 3 месяца в году, это 1/4 жизни ребенка, которая находится в большом провале, но мы об этом вот не думали.

Александр Денисов: То есть это 4 месяца дети без присмотра?

Матвей Шпаро: Ну 3 месяца.

Александр Денисов: 3 летом и плюс еще месяц считая по…

Матвей Шпаро: Плюс еще месяц каких-то каникул, 4 месяца, значит, это вообще 1/3, а не 1/4.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем звонок из Самары. Дозвонилась до нас Елена. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Постоянно смотрим вашу передачу, и у меня есть такой вопрос. Скажите, пожалуйста, вот раньше отправляли детей в школьный лагерь, школьный лагерь был 3 смены. Потом решили 2 смены, и за последние 10 лет всего лишь 1 смена школьного лагеря, это первый вопрос.

Второй вопрос. Это, конечно, вывоз детей куда-либо на экскурсии. С этим вообще проблема великая, каждый год дети остаются только на территории школы, дай бог если в соседний парк куда-то выведут и все.

И дальше вопрос с питанием. Питание оставляет быть… Вообще плохое питание. За последние 4 года оно особо от круглогодичного не отличается. Мы знаем, какое питание всегда в школьных лагерях было: это шикарные фрукты, овощи, мясные блюда, все. Но за последние 4 года это вообще слезы просто. Хотелось бы вернуть, чтобы и в школьных лагерях было хотя бы по 3 смены, детей очень много, поток большой, желающих очень много, родители все хотят, чтобы поближе к дому, чтобы ночевали дома дети. Но вот видите, у нас что-то для детей хорошее не хотят делать, вот так вот.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Матвей, а вот вопрос…

Матвей Шпаро: Я на самом деле могу немножко прокомментировать это. Значит, все-таки я хоть и говорю о том, что, значит, пришкольный лагерь не является как таковым лагерем, но вообще, к сожалению, для большинства родителей другой альтернативы…

Анастасия Сорокина: …просто нет.

Матвей Шпаро: …просто нет. Поэтому, конечно же, мы должны их, с одной стороны, вывести из общей статистики лагерей, назвать как-то по-другому, не знаю, «время присмотра», но и действительно развивать эту тему, потому что идеально, когда все-таки родитель работает, он должен ходить с утра на работу, вечером возвращаться, но ребенок должен быть как-то под присмотром, поэтому это тоже, конечно, наша такая большая обязанность, я имею в виду наша как государства.

Анастасия Сорокина: Давайте, кстати говоря, сделаем маленький перерыв, дадим слово, скажем так, людям. Наши корреспонденты задавали вопрос: «Планируете ли вы отправлять своего ребенка в детский лагерь?» Куда, почему, отдыхал ли он раньше в детских лагерях. Вот какие получились ответы.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот про регионы. В некоторых регионах, я знаю, выдают сертификаты на детский отдых, и родителям либо часть какую-то, я уж не буду точно уточнять… Вот, например, Пермский край, по-моему…

Матвей Шпаро: Пермский край – это вообще…

Александр Денисов: Вот расскажите, много ли таких регионов?

Матвей Шпаро: Я думаю, что это образец того, как в регионе должна быть организована вот эта вот летняя программа, программа детского отдыха.

Александр Денисов: Как там это?

Матвей Шпаро: Значит, в зависимости от категории детей они получают определенные сертификаты, которые покрывают иногда 100% от стоимости, иногда 70%, иногда 50%, и при этом ты можешь выбрать любой лагерь, неважно, государственный это лагерь, коммерческий…

Александр Денисов: В крае.

Матвей Шпаро: В крае, да. Вы говорили по поводу допуска бизнеса, – значит, у них, по-моему, 75% лагерей частные, и они запустили как раз вот этот вот рыночной механизм в этой отрасли, и все довольны. Родители довольны, люди взяли в аренду лагеря, восстановили их за свои деньги, потому что они понимают, что если они предоставят качественный продукт, они получат некую преференцию, субсидию от государства, и процесс запустится, процесс пойдет.

Александр Денисов: Это только у нас в одном регионе?

Матвей Шпаро: По-моему, еще есть в Санкт-Петербурге аналогичная история, может быть, в Самаре…

Александр Денисов: И все?

Матвей Шпаро: Это была пилотная программа, которая показала себя хорошо, и сейчас речь идет о том, чтобы это все-таки в ближайшие годы распространить, историю с сертификатами, на другие регионы.

Анастасия Сорокина: Успеем принять звонок из Татарстана, дозвонилась до нас Ирина. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Рады вас слышать. Я из города Альметьевска, мне 52 года, у меня двое детей, уже сейчас взрослые. Они постоянно у меня посещали такие лагеря, как «Юность» от «Альметнефти». У нас в основном организации, «Елховнефть», вот такие крупные организации, и лагеря у них прекрасные. То есть, отправляя ребенка, думаешь, как бы еще на месяц его отправить. Конечно, в эти же лагеря я и отправлю свою внучку, которая приедет, и не пожалею денег. 16 тысяч, 20 тысяч, мне будет приятно, что мой ребенок будет находиться в хороших условиях. Так что спасибо нашей…

Александр Денисов: Ирина, а вы заняты были в этой сфере нефтяной или нет?

Зритель: Нет, я в образовании, управление образованием, просто в школе работала, и выделялись путевки детям, у кого родители работали в школе. То есть вне зависимости, работаешь ты в «Альметнефти» или в «Елховнефти», какой-то процент выделялся профсоюзам, профсоюзным работникам. И так получилось, что у меня была ситуация не очень хорошая, меня сбила машина, но тут же мой ребенок находился в лагере, мне перезвонили, говорят: «Желаете, мы его переведем в другой лагерь». Это под Набережными Челнами «Факел»… Я очень волнуюсь, переживаю.

У нас в Татарстане очень развитая система лагерей. Приезжайте, если кто-то хочет посмотреть, как организована в Альметьевске система лагерей, будет доволен и получит какой-то опыт. Вообще город Альметьевск у нас очень красивый город, благодаря нашему мэру Хайруллину Айрату он становится еще красивее и краше. У меня вот сейчас дети в Москве, приезжала внучка, очень рада.

Александр Денисов: Спасибо, Ирина.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Ну вот видите, не только… Сколько мы, 3 региона, еще 4-й насчитали, где неплохо.

Матвей Шпаро: Ну Казань как раз – это все-таки очень знаковый регион…

Александр Денисов: Зажиточный.

Матвей Шпаро: Нет, на самом деле он прогрессивный регион, как раз там в системе образования Казани, в системе образования Москвы, Санкт-Петербурга директора школ не боятся отпускать своих детей в путешествия, в…

Александр Денисов: А так боятся?

Матвей Шпаро: А так вообще боятся, потому что вообще директор отвечает за жизнь и здоровье ребенка, если не дай бог что-нибудь на экскурсии или еще где-нибудь случится, то вообще, к сожалению, будет отвечать директор.

Александр Денисов: Поэтому мы никуда не ездим, да?

Матвей Шпаро: Поэтому проще на самом деле запретить, нежели чем разрешить. Но это тоже мы пытаемся ситуацию изменить, пытаемся ее улучшить. И тем самым, смотрите, все-таки Ольга когда выходила…

Александр Денисов: Ольга Андреевна Гончарова.

Матвей Шпаро: Ольга Андреевна Гончарова.

Александр Денисов: Она же не боится.

Матвей Шпаро: Она не боится, и другие московские директора тоже не боятся, потому что они понимают, что в принципе очень большое значение имеет выезд за пределы своей школы, за пределы своего города…

Александр Денисов: Для детей, да.

Матвей Шпаро: Потому что нужно расширять кругозор.

Александр Денисов: А что бояться, если вот мы выяснили, есть МЧС, предупредить, какой маршрут, на связи, рации?

Матвей Шпаро: Должно быть просто все сделано по порядку.

Александр Денисов: Хорошо.

Анастасия Сорокина: Будем надеяться, что это еще будет доступно, потому что те суммы, о которых вы говорили, что это в ближайшее время не приведет к тому, что просто это не будет доступным для большинства людей.

Матвей Шпаро: Я думаю, что цена путевки будет возрастать, но будут появляться механизмы, которые будут позволять каким-то образом для конечного родителя, для конечного ребенка эту цену субсидировать, уменьшать и так далее. То есть смысл… Произойдет какая-то перемена в финансировании, но на кошельке конкретного родителя я не думаю, что это сильно отразится.

Анастасия Сорокина: Не должно сказаться. Спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо, Матвей.

Анастасия Сорокина: Мы обсуждали летний отдых с Матвеем Дмитриевичем Шпаро, членом Координационного совета по развитию детского туризма при Правительстве России, директором Центра допобразования детей «Лаборатория путешествий». Спасибо, что были с нами, а мы были с вами.

Александр Денисов: Да, прощаемся. Спасибо, что звонили, писали. Пока.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты