Пузырь потребительского кредитования может лопнуть, не пережив пандемию

Пузырь потребительского кредитования может лопнуть, не пережив пандемию | Программы | ОТР

На что занимали и будет ли чем расплачиваться?

2020-11-13T14:18:00+03:00
Пузырь потребительского кредитования может лопнуть, не пережив пандемию
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Что нового? Симферополь, Биробиджан, Чебоксары
«Чёрный список» игр и игрушек. Россияне замерзают! Начало вакцинации от ковида. Социальная аренда. Что читаем. Цифровизация – во благо?
Игровая «игла»? Опасные для детской психики игрушки будут изымать из оборота
Принудительная цифровизация
Запрос на справедливость. За какие ценности богатые люди должны платить больше
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Иван Князев: Россияне перестали возвращать банкам деньги. Пузырь потребительского кредитования может лопнуть, не пережив пандемию, так считают некоторые эксперты. За первые три квартала этого года совокупная задолженность россиян по кредитам выросла почти на 10% и составляет уже более 19 триллионов рублей, вот такая вот серьезная цифра.

Дарья Шулик: Ну, в среднем российская семья отдает на погашение кредитов почти 32% годового дохода, год назад это значение было в пределах 30%. Эксперты полагают, что основной причиной увеличения долгов стала ипотека, и просрочки однозначно будут расти и дальше. И судя по прогнозам Минэкономразвития и Минтруда, которые прогнозируют, что до конца этого года доходы граждан могут снизиться еще до 10–12%, возвратов кредитов банкам ждать, к сожалению, не приходится.

На что занимали и будет ли, чем расплачиваться с банкирами? Расскажите нам свои кредитные истории. А сейчас узнаем о ситуации с невозвратными кредитами у наших экспертов.

Иван Князев: Да, друзья, пишите нам, рассказывайте, есть ли кредиты, есть ли, чем платить, на что брали, или, наоборот, никогда не собираетесь брать кредит.

У нас сейчас на связи Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Здравствуйте, Максим Евсеевич.

Максим Кривелевич: Добрый день, коллеги.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Иван Князев: Максим Евсеевич, давно уже предрекают то, что кредитный пузырь лопнет, пока он еще, правда, не лопается. Но вот знаете, мне что интересно? Изменилась ли категория, на что берут кредиты граждане? Потому что здесь вот важно понимать, лопнет ли пузырь или нет.

Максим Кривелевич: Ну, я бы принципиально не использовал слово «пузырь», оно здесь, на мой взгляд, как-то слишком носит характер оценочного суждения. Нужно четко понимать, что кредит – это реакция на любое отклонение от плана или от среднего значения в экономике. То есть когда у вас все хорошо и доходы растут бешеными темпами, вы берете кредит, чтобы сразу жить лучше.

Иван Князев: Ага.

Максим Кривелевич: Когда у вас все плохо и доходы падают, вы берете кредит, чтобы было, на что купить хлебушка.

Иван Князев: Так у нас какой момент? У нас второй момент?

Максим Кривелевич: Вот, а у нас и первый, и второй.

Иван Князев: Ага.

Максим Кривелевич: Дело в том, что мы видим цифру в совокупности, а эта цифра состоит как бы из двух совершенно разных причин. Первая причина – это государственное субсидирование кредитов, прежде всего ипотеки, и очень многие состоятельные люди берут ипотечные кредиты просто потому, что государство им говорит: «Берите».

Иван Князев: «Сейчас дешево».

Максим Кривелевич: «Вы заплатите всего 2% за эту ипотеку, остальное банку заплатит бюджет». И в эту же стопку, в эту же кучку мы помещаем тех людей, кто берет, потому что им просто нечего кушать, нечем заплатить за квартиру, и видим цифру в совокупности. А на самом деле это две разных цифры с принципиально разными последствиями.

Иван Князев: Максим Евсеевич, я прошу прощения, сразу, сразу буду уточнять. Вот тех, которые попались на этот, можно так сказать, крючок, на низкие проценты по ипотеке, но при этом у них недостаточная финансовая стабильность, таких много? Просто станет ли... ?

Максим Кривелевич: Конечно.

Иван Князев: Вот.

Максим Кривелевич: Слушайте, ну не бывает, чтобы у всех суббота, а у кого-то четверг.

Иван Князев: Ага.

Максим Кривелевич: Если в экономике системный кризис, он характеризуется тем, что богатые становятся богаче, а бедные становятся беднее. Богатых у нас примерно, по разным оценкам, от 2,5% до 17% населения, а все остальные, соответственно, бедные. И те, кто еще вчера был в категории богатых и брал ипотеку, для того чтобы, условно говоря, заработать, сегодня вполне могут оказаться, так сказать, заемщиками от необходимости.

То есть мы говорим о чем? Мы говорим о том, что экономическая ситуация ухудшается, ухудшается достаточно быстро, и раз в какой-то период времени, раз в год, раз, может быть, в два года, будет происходить такой прямо скачок, вот так у нас девальвация была, вроде ничего-ничего, а потом бац! – и 10 рублей за 3 месяца. Вот точно так же и здесь. Вот переход из состояния «богатый» в состояние «средний класс», из состояния «средний класс» в состояние «бедность» у нас будет происходить скачкообразно по мере дальнейшего развития экономического кризиса.

Иван Князев: Ох...

Максим Кривелевич: Поэтому тех, кто берет кредит от хорошей жизни, постепенно будет становиться все меньше, а тех, кто берет кредит от плохой жизни, постепенно будет становиться все больше.

Иван Князев: Тут же, понимаете, тогда ипотека может, знаете, по дешевым, по низким ставкам сыграть какую-то роковую роль у нас, потому что растет и растет у нас ипотечное кредитование.

Максим Кривелевич: Да конечно, вы абсолютно правы, не просто может, она и сыграет, ибо мы сейчас повторяем траекторию американского рынка с их liar loans на жилье. Что такое liar loans? – «кредит для лжеца», когда человек не приносит справку с места работы о зарплате, а говорит: «Да я зарабатываю 100 тысяч долларов», и ему говорят: «Ну и бери жилье в кредит». А на самом деле он перебивается случайными заработками.

Почему в Америке этот пузырь надулся, почему у них пузырь, а у нас не пузырь? Потому что у них было так много людей, кто вот набрал эти кредиты, не обеспеченные будущими доходами, под покупку недвижимости, из-за того, что недвижимость всегда дорожала в цене и банки не боялись. И когда уже, условно говоря, полстраны сидело в этой ипотечной недвижимости, малейшее, скажем, потрясение этого рынка привело к обвалу.

А у нас пока все еще гораздо больше квадратных метров покупается на то, что человек сэкономил, занял, я не знаю, украл, получил в подарок, нежели на то, что он взял в банке. Поэтому мы еще даже не дошли до формирования пузыря. Но мы дойдем, потому что этот процесс идет, его никто не останавливает, поэтому у нас все это еще впереди, понимаете, ничто не...

Иван Князев: Понятно, Максим Евсеевич.

Дарья Шулик: Как-то не оптимистично.

Максим Евсеевич, давайте послушаем наших телезрителей. Сергей из Санкт-Петербурга. Сергей, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Вы берете кредиты?

Зритель: Да дело даже не в кредите, я брал его, так я его и отдавал нормально.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Если зарабатываешь, то отдаешь. А сейчас вот машину покупал последний раз без кредита, а думаю, что уже вряд ли возьму, машины здорово подорожали. Но я-то считаю, что каждый человек должен сам думать, что он делает. Если он не думает, так и получается, что он в кредитах весь, вот и все, я так считаю.

Иван Князев: Понятно, вы за разумный подход к личному кредитованию.

Дарья Шулик: Ну то есть есть заработок – берем кредит, нет заработков – нет.

Максим Евсеевич, ну вот вы сказали, кстати, про банки, которые там всем выдают кредиты. Насколько я знаю, с апреля банки так достаточно стали серьезно ужесточать, например, стандарты кредитования, не так уже охотно выдавать те же там кредитные карты, стали поприжимистее в этом. Так ли это?

Максим Кривелевич: Коллеги, с банками нужно работать. Ухаживание за банком, точно так же как ухаживание за красивой девушкой, – это достаточно сложный процесс. И если вы подходите к нему бездумно, то шансов на успех у вас мало что в первом, что во втором случае.

Иван Князев: Ага.

Максим Кривелевич: Я не могу сказать, чтобы банки как-то вот здорово изменили свои стандарты обслуживания. Они просто стали уже существовавшие правила чуть-чуть аккуратнее исполнять.

Дело в том, что для банка один плохой заемщик убивает весь заработок с десяти хороших заемщиков. Это очень несложно прикинуть просто в уме. Представьте, что у вас эффективная кредитная ставка, к примеру, 12% годовых. Это значит, что если вам кто-то не вернул кредит на 100 рублей, то, значит, вам теперь нужно 8 человек, которые вам вернут полностью кредит с процентами, чтобы просто выйти в ноль. А есть еще налоги, а есть еще резервы, а есть еще расходы на ведение дела...

Поэтому да, естественно, банки буду ужесточать требования, будут ужесточать правила. Но как и в прошлом случае, мы с вами всего этого еще не увидели, то, что пока происходит, – это еще не ужесточение, это просто чуть-чуть более аккуратный подход.

Дарья Шулик: То есть самое интересное впереди нас ждет?

Максим Кривелевич: Конечно.

Иван Князев: Максим Евсеевич, давайте уже так вот широкими мазками, к чему это еще может привести. Смотрите, с одной стороны, вы про США упомянули, но там все-таки всегда была работа, а у нас безработица растет и люди тоже рискуют, что нечем отдавать будет. С другой стороны, у нас же деньги выпадают из оборота, когда люди просто не могут их тратить, это тоже бьет по экономике, эмиссия начинается.

Максим Кривелевич: И снова вы совершенно правы. Стагфляция, то есть ужасающее такое хтоническое сочетание стагнации и инфляции, – это то, к чему мы движемся совершенно неумолимо. И я не уверен точно, когда мы с вами об этом говорили, но вот мы сделали такой предварительный прогноз по снижению реальных располагаемых доходов населения, пока что он исполняется копеечка в копеечку несмотря на достаточно длительный прошедший период времени.

Нужно понимать очень простую вещь, хотя и очень грустную: если вы ничего не производите, вы абсолютно зависимы от внешнего рынка. Если вы не можете выпускать ни своих телефонов, ни своих телевизоров, не знаю, ни своих бананов, ни своих ананасов, значит, вы зависите от тех, кто эти бананы, ананасы, телевизоры и холодильники выпускает. Поэтому сейчас мы живем в ситуации, мы верим, что все наладится, когда подорожает нефть, а что вот будет, если нет? И так как я ожидаю, что нефть не подорожает, то, соответственно, прогноз здесь достаточно очевиден.

Но что очень важно? Очень важно понимать, что банки, страховые компании – это все паразитическая форма жизни, они сами не создают стоимость, они ее распределяют, это их роль. Стоимость создается где? – в поле, в цеху, в лаборатории научной, в университете, в школе, в больницах.

Иван Князев: Но только не в банках.

Максим Кривелевич: До тех пор, пока у нас не будет создаваться стоимость опережающими темпами, проблемы в банковской системе, в страховой системе, в налоговой системе будут нарастать. Понимаете, это не очень радостно, но это очевидно, здесь ничего...

Иван Князев: Ну давайте тогда, Максим Евсеевич, на этом поставим точку, сделаем такую закладку, потому что я понимаю, что к этой проблеме мы еще вместе с вами вернемся. Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо. Это был Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. А мы подключаем нашего следующего эксперта... А, уже даже не успеваем.

Иван Князев: Нет, мы уже к следующей теме переходим, потому что времени остается мало.

Дарья Шулик: Ну тогда переходим к следующей теме, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)