Пьяного водителя – в тюрьму на 3 года

Пьяного водителя – в тюрьму на 3 года | Программа: ОТРажение | ОТР

Поможет ли такая мера снизить статистику жертв ДТП?

2021-03-16T13:19:00+03:00
Пьяного водителя – в тюрьму на 3 года
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Максим Едрышов
руководитель Федерации автовладельцев России
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, вице-президент Движения автомобилистов России

Петр Кузнецов: Мы переходим к первой теме для обсуждения уже не только с вами, но и с нашими экспертами, которые во многом нам помогают. Сел пьяным за руль – сядешь теперь на три года за решетку. Максимальный срок лишения свободы для водителей, систематически управляющих автомобилем в нетрезвом виде, будет увеличен. Поправки в Уголовный кодекс уже одобрила правительственная комиссия. Видимо, считается, что действующие санкции пьяного не останавливают. И вот вопрос: остановят ли его три года тюрьмы (вместо двух, что было раньше). Итак, что было раньше. Т. е. сейчас за пьяную езду предусмотрено лишение прав от полутора до двух лет, а также штраф 30 тыс. руб. Если такой автомобилист в течение года снова садится за руль в нетрезвом виде, то это уже уголовное дело. Водителю грозит лишение прав на три года, штраф уже до 300 тыс. руб. и лишение свободы до тех самых двух лет. В случае аварии пьяному водителю грозит уже от 3 до 15 лет тюрьмы. Здесь, понятно, вы видите такой разбор: это в зависимости от тяжести последствий.

Оксана Галькевич: Друзья, присоединяйтесь к обсуждению в прямом эфире этой темы. Звоните, пишите. У вас телефоны на экранах бесплатные указаны. Как вы считаете, изменит ли это как-то ситуацию на наших дорогах вообще? Станет ли меньше людей, которые в нетрезвом виде садятся за руль? А мы подключаем сейчас нашего собеседника, первого эксперта. Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России, на связи с нами. Здравствуйте, Максим Иванович.

Петр Кузнецов: Максим, слышите нас?

Максим Едрышов: Да, добрый день. Слышу.

Петр Кузнецов: Такое ощущение, что мы каждый месяц здесь обсуждаем какие-то новые поправки. Вот то, что было против пьяных водителей раньше, – ой, не работает, давайте-ка год еще прибавим, вот сейчас сработает, точно. Вместо двух три – все, не будет садиться.

Максим Едрышов: Ну, смотрите, вот здесь год … для водителей-то это никак не повлияет. Но это большое юридическое значение имеет. Потому что сейчас такие дела рассматривают мировые судьи, а будут рассматривать районные суды. И несколько расширяется спектр уголовного воздействия на человека, который может применяться. Если изменят действительно и добавят всего лишь год, например, те же самые суды могут в качестве меры пресечения использовать арест для каких-то наиболее буйных пьяных водителей (сейчас эта мера исключена в принципе).

Но если говорить в общем о ситуации, можно оценивать ситуацию с пьяным вождением, она окажется у нас катастрофическая просто. И за 2020 год никакого падения количества выявляемых пьяных водителей не произошло. И мне кажется, что законодательство менять-то уже пора остановиться. Потому что у нас, действительно, сейчас и штраф есть, и лишение прав, и даже за повторное у нас есть арест…

Петр Кузнецов: Конфискацию хотели недавно автомобиля. Ну, конечно, спорный вопрос…

Максим Едрышов: Спорный, да. Вот смотрите. Вот … человек отбыл свой срок, например, он для получения прав должен сдать экзамен теперь на теорию. Т. е. в принципе все есть. Но где-то вот какой-то сбой происходит. И сейчас, если мы даже увеличим штрафы, сроки, они ни на что не повлияют абсолютно. Потому что ни один пьяный водитель не думает о том, что вот сейчас прямо на 10 лет-то и посадят, наверное. Он всегда думает, что обойдется, что все будет нормально.

Петр Кузнецов: Неотвратимость наказания…

Оксана Галькевич: Так, слушайте, так или иначе люди, которые садятся в

Оксана Галькевич: Слушайте, так или иначе люди, которые садятся в нетрезвом виде за руль, они все равно будут. Какой-то процент таких людей все равно сохранится в статистике, что уж тут…

Максим Едрышов: Нет, понимаете, они будут, они будут, безусловно. Но что нужно делать, чтобы их не было? Во-первых, это работа с неотвратимостью наказания, совершенно верно. Чтобы человек знал, что если он сядет пьяным за руль, то его обязательно поймают. И второе: у нас нет вообще никаких социальных кампаний для водителей. Вот чтобы с детства капало человеку в уши…

Оксана Галькевич: А, в этом смысле.

Максим Едрышов: …пить за рулем плохо, пить за рулем нельзя. И рано или поздно просто следующее поколение, возможно, вырастет тех людей, которые отрицают категорически пьянство за рулем. Процесс небыстрый, безусловно. Но вот то, что можно было сделать, грубо говоря, уже в законодательстве использовано. И сейчас уже вот надо просто методично делать, рассчитывая на результат, который будет не через год, не через два, а, может быть, через 5, 6, 10 лет.

Оксана Галькевич: Вот конфискацию еще Петр упомянул. И по-моему, еще это не сделано.

Максим Едрышов: Да и хорошо, что не сделано. Но это просто очень спорный вопрос, конечно. Потому что может касаться не только имущества человека, который выпил и сел за руль, а любого, который может и не подозревать, что его знакомый, приятель сел за руль в нетрезвом состоянии. Или организация, например.

Петр Кузнецов: Но там еще стоимость автомобилей-то сильно разная. Т. е. получается: за одно и то же правонарушение ты расплачиваешься или миллионом, или пятью.

Максим Едрышов: Да, да. У кого-то заберут миллион … за 30 тыс., да, а у кого-то заберут несколько миллионов.

Петр Кузнецов: Да. Максим, вот такой вопрос еще. А насколько вот эта статистика ГИБДД реально отражает картину с пьяными водителями? Не попадают ли в эту статистику, скажем, те, кого ловят утром, после того как он, не знаю, накануне попил кваса? Т. е. те, кто на самом деле не сильно пьян…

Максим Едрышов: Я понял, да.

Петр Кузнецов: …т. е. там и корвалол, который…

Максим Едрышов: Смотрите, для таких людей у нас есть погрешность 0,16 мг/л, которая установлена законодательно. Все, что меньше, это уже не попадает. А те, кто едут с утра, там, с вечера немного приняв на грудь…

Петр Кузнецов: Да, вот я про это спросил.

Максим Едрышов: …и поехали с утра в таком … состоянии, этот человек на самом деле еще опаснее, чем пьяный водитель, который выпил только что. Потому что реакции не те, мысли какие-то тяжелые. Ну, у человека самая настоящая болезнь. Это же называется заболеванием сейчас у наркологов. А когда человек только выпил, у него более или менее еще реакции сохранены, и у него какой-то есть небольшой странный …

Оксана Галькевич: Так, но мы сейчас должны сказать нашим зрителям, что в любом состоянии нельзя. Ни только выпил, и ни утром…

Петр Кузнецов: И накануне тоже.

Максим Едрышов: В общем, у нас есть погрешность, но, вы знаете, вот мой личный опыт, когда я несколько раз ездил с сотрудниками ГАИ в рейды в выходные дни, вот в таком пограничном состоянии я не видел ни одного. Как-то люди все так были в состоянии потяжелей несколько.

Петр Кузнецов: Понятно, да. Спасибо. Мне кажется, это важно было, да, произнести со статистикой. Спасибо большое. Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России.

Оксана Галькевич: У нас звонок был.

Петр Кузнецов: До звонка СМС из Коми: «Ну и правильно. Пьяным за рулем штрафы не помогают. Надо реальный срок. А то слишком много аварий. Страдают от пьяных и непьющие водители, и даже пешеходы».

Оксана Галькевич: Ну, конечно. Это же подвергает опасности жизни других людей. Звонок у нас откуда?

Петр Кузнецов: Самарская область.

Оксана Галькевич: Самарская область, Анна. Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Анна, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я вот смотрю эту передачу. Пьяных водителей в тюрьму или лишение прав. Да кто боится этого лишения прав? У нас очень многие водители ездят без прав. Мне вот один год, недавно, пришлось проехать через всю Ульяновскую, Самарскую и Оренбургскую области. Нигде нет ни одного стационарного поста ГАИ. Нигде нас не остановили и не проверили, есть ли у нас права или нет. Поэтому я считаю, что водители не боятся лишения прав. Это мое личное мнение.

Петр Кузнецов: Хотя бы вот по этой самой причине: в связи с отсутствием на дорогах. Ну, на вашем опыте, правильно? Сейчас все узнаем. Леонид Ольшанский…

Зритель: Да, нет, нет, абсолютно нет. Вы знаете, в Оренбургской области встретился нам фанерный гаишник. Вот выпиленный, разукрашенный, стоит на дороге.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Издалека думаешь, что это гаишник. А подъезжаем – это муляж.

Оксана Галькевич: Да. Стационарные посты…

Петр Кузнецов: «Ну, кто-нибудь проверьте права!» кричали…

Оксана Галькевич: …раньше стояли на границах регионов, на каких-то трассах важных, да.

Петр Кузнецов: …люди из машины, перемещаясь между регионами. Леонид Ольшанский, почетный адвокат РФ, вице-президент Движения автомобилистов России, с нами на связи. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а можно вот по поводу, как сейчас и на каких основаниях продувают водителей? Без повода могут просто остановить и сказать, просто вот…

Леонид Ольшанский: Т. е. мы с вами сейчас не законопроект обсуждаем, а совсем узкий вопрос, да?

Петр Кузнецов: Да, отталкиваясь от выступления просто нашей телезрительницы, которое вы наверняка слышали сейчас.

Леонид Ольшанский: Плохо слышал.

Петр Кузнецов: Меня вот просто интересует: еду я на автомобиле, может он меня остановить и сказать: «Пойдем-ка, продуемся»?

Леонид Ольшанский: Значит, так. К сожалению, могут остановить. Но для этого мы водителей учим. У нас ответственность наступает за отказ от медицинского освидетельствования. Это первая мысль. Вторая мысль: по требованию сотрудника полиции водитель обязан остановиться, отдать документы. Выходить из машины, идти в пикет, идти в машину полиции он не обязан. Поэтому мы учим всех: «Я дуть в вашу трубочку не буду, я вам не верю, я требую, если вы хотите, в больницу». К сожалению, у нас подменяют понятия. Да, большинство сотрудников полиции у нас честные, всех обвинять нельзя, но есть недобросовестные, которые отказ от того, что мы простым языком называем «дуть в трубочку», они пишут как отказ от медосвидетельствования. И человек получает наказание, равное пьянке за рулем. Поэтому это очень сложный вопрос. И здесь только пропаганда. И надо в Кодексе, конечно, в административном изъять. Мы будем бороться, и в этой Думе, и в новой Думе, чтобы просто освидетельствования не было. Чтобы было только медосвидетельствование. Есть подозрение – давай в больницу. Чтобы только профессионал-врач исследовал вопрос, а не сотрудник ГАИ.

Оксана Галькевич: Да. Т. е. получается у нас такая презумпция виновности. Если сотрудник ГИБДД написал в протоколе, что отказался от медосвидетельствования, просто потому, что человек не захотел в трубочку дуть, то все, он прав, а проверить это уже никто не берется?

Леонид Ольшанский: Минуточку, это уже вопрос адвокатской работы. Что я требовал, мой клиент требовал в больницу, он не отказывался, свидетели, – это уже вопрос работы. Но давайте перейдем к законопроекту.

Оксана Галькевич: Давайте, давайте.

Леонид Ольшанский: На что я хочу обратить внимание? У нас есть деяния более серьезные, чем пьянка за рулем. Кража, грабеж, разбой, насилие вообще, насилие над малолетними. Но ведь эти статьи не меняются. У нас нет предложений написать статью «систематическое совершение краж»? Нет. Вот написано «кража», то же «деяние группы лиц» и т. д. У нас ни одна статья ни в Административном, ни в Уголовном кодексе не поддается постоянным поправкам, как то, что связано с дорогой. Вы посмотрите, что теперь за пьянку за рулем положено в Уголовном кодексе. Если два трупа – 15 лет лишения свободы. У нас от 7 до 15 – если взял винтовку и застрелил умышленно, а за деяние по неосторожности – до 15. Может быть, хватит? У нас уже есть статья 264 со значком 1. Повторно в течение года поймали пьяным за рулем – уже дело не административное, а уголовное. Ну, куда еще? Так, в преддверии выборов, не боясь репутации, нам вносят поправки, чтобы еще усилить. Ну, какая партия в преддверии выборов будет голосовать за такие поправки? Вот вы подумайте.

Петр Кузнецов: Ну, здесь с формулировками не соглашусь. Просто мы там дальше уйдем по поводу «по неосторожности». Что значит «по неосторожности сел пьяным за руль»?

Леонид Ольшанский: Минуточку, у нас есть причинение смерти умышленно (отравил, зарезал, застрелил), а есть отдельная глава, посвященная…

Петр Кузнецов: Но он же умышленно сел за руль. Но ладно, я…

Леонид Ольшанский: Не-не-не. У нас глава в Уголовном кодексе от царя Гороха: «Деяние, совершенное по неосторожности». Не имел права садиться за руль, но у него умысел был направлен не задавить человека, а нарушить правила дорожного движения. Потому что если бы у него был умысел, его бы судили по статье 105 «Умышленное убийство». Значит, комментарий гласит: когда умышленное убийство? Человек вошел, например, во двор, а водитель за ним погнался и пытался его задавить, в итоге задавил. Когда машина была умышленно как орудие преступления. Если по дороге ехал пьяный и не справился с управлением, – причинение смерти (или не смерти, а травм) по неосторожности. Во всех странах мира так. Иначе бы у нас этой главы не было.

Оксана Галькевич: Ну, Петя, это нюансы такие юридические. Да, Леонид Дмитриевич, спасибо большое. Спасибо. У нас есть звонок, давайте выслушаем звонок.

Петр Кузнецов: Владимир.

Оксана Галькевич: Владимир, да. Здравствуйте. Ростовская область.

Зритель: Здрасьте.

Петр Кузнецов: Здрасьте.

Зритель: Это, вот, меня, знаете, интересует. А вот богатые люди, у которых миллионы, крутят миллионами, ихние дети – сколько их показывают: то там задавили, то там. Они чего? Заплотят деньги и так же будут ездить?

Оксана Галькевич: Ну, вообще на самом деле в законе, в законопроекте нет слов об этом. Не должно быть так, согласитесь.

Петр Кузнецов: Нет, и потом, вы говорите о тех, кого показали. Я думаю, что здесь все-таки элемент народного контроля присутствует, эта функция все сильнее из года в год, когда в социальных сетях, и просто общественность эту историю не дает отпустить. Потому что они все известны здесь и сейчас.

Оксана Галькевич: Ну, может быть, Владимир имеет в виду, что много таких историй, о которых мы не знаем и не рассказываем? Владимир, понятно ваше народное возмущение.

Петр Кузнецов: Как правило, такие истории-то как раз и рассказываются.

Оксана Галькевич: Так быть не должно, да. Спасибо большое. Друзья, ну что, мы переходим тогда к следующей теме, меняем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Поможет ли такая мера снизить статистику жертв ДТП?