«Пятнистая Россия»: с карты страны исчезают малые города

«Пятнистая Россия»: с карты страны исчезают малые города
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Виктория Леденёва
профессор кафедры конфликтологии и миграционной безопасности РАНХиГС при Президенте РФ, доцент, доктор социологических наук

Сокращение населения малых городов. За последние 15 лет население малых российских городов сократилось на 1,5 миллиона человек. Причины - отсутствие квалифицированной медицинской помощи, невозможность получить высшее образование и хорошую работу, а также же посещать культурные мероприятия. Что ждет малые города России и как им помочь?

Иван Князев: В эфире «Отражение», мы продолжаем.

Тамара Шорникова: Малые города в нашей стране пустеют. Сейчас начинаем говорить о них в этой получасовке. За последние 15 лет население малых городов сократилось на 1,5 миллиона человек, об этом заявила вице-премьер Татьяна Голикова.

Иван Князев: Причины вроде бы банальны: медицина отсутствует, учебных заведений нет, с работой тоже напряженка, равно как и с культурным досугом.

Тамара Шорникова: Массово уезжают люди из Приволжского, Уральского, Сибирского и Дальневосточного округов.

Иван Князев: Едут, у кого есть возможность, как правило, в Москву и Санкт-Петербург, по столицам, конечно же, которые пока еще справляются с притоком переселенцев.

Тамара Шорникова: Да. Будем выяснять сейчас, что будет с малыми городами. Они просто исчезнут с карты страны, их съедят городские агломерации, или все-таки есть шанс на выживание? А нам, конечно, хотелось бы, чтобы был шанс на процветание. Ждем ваших историй. Если вы как раз живете в одном из таких городов, расскажите, что у вас с работой, есть ли детские сады, школы, поликлиники, магазины, музеи. Устраивает вас ваша жизнь, или вы тоже подумываете о переезде? Нам важно ваше мнение, чтобы составить полную картину.

Иван Князев: Далеко ходить не надо, Тамара, я сам из маленького городка, но не буду сейчас об этом рассказывать, дадим слово нашим телезрителям.

Мы представим нашего гостя: Виктория Юрьевна Леденева, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований Российской академии наук. Здравствуйте.

Виктория Леденева: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Вань, ну ты такую интригу «подвесил», уж расскажи, из какого ты города и почему уехал из него.

Иван Князев: Я жил в маленьком городке, который называется город Светлый, это Калининградская область, на берегу Калининградского морского залива. Город появился, потому что было 4 больших промышленных предприятия, которые занимались рыбообработкой, об этом мы еще поговорим. А уехал почему? По тем же причинам: поехал сначала в Калининград получать образование, а работать уже поехал в Москву, потому что платят больше, опять же по тем же причинам.

Тамара Шорникова: По тем же причинам, о которых мы говорили.

Иван Князев: Да-да.

Тамара Шорникова: Недостаточно образовательных учреждений, нет работы, нет перспектива. То, о чем нам пишут. Это действительно основной фактор, или есть все-таки какие-то еще другие, которых мы не назвали?

Виктория Леденева: Добрый день еще раз. Я хотела бы сказать, что да, проблема малых городов – это, наверное, одна из самых труднорешаемых проблем для нашей власти, в том числе запущенных проблем из всей региональной политики, потому что власть обращает внимание на развитие крупных городов, на развитие агломераций. К сожалению, малые города уже на протяжении многих лет остаются в тени экономического развития и вот, как я уже сказала, регионального развития.

Поэтому, конечно, одна из причин, вы правильно говорите, – это отсутствие социальной инфраструктуры, самая главная причина – это отсутствие работы, потому что именно в малых городах очень высокий процент безработицы, там действительно работы нет. И то население, которое там остается, вынуждено либо существовать, вести такой образ жизни достаточно нищенский, либо спиваются, погибают в драках. Собственно говоря, достаточно высокий уровень криминальной ситуации, он растет постоянно. Несколько лет назад, когда в Пикалеве случилась трагедия, только, наверное, после этого власти стали обращать внимание на то, что происходит в малых городах.

Иван Князев: Виктория Юрьевна, смотрите, о проблеме малых городов говорил президент, по-моему, в прошлом году или в позапрошлом во время своего послания, это раз. Потом эту проблему буквально накануне подняла Голикова, это два. Почему все-таки эта проблема не решается? У нас нет национального проекта по проблеме малых городов, но многие эксперты говорят, многие экономисты говорят, многие социологи говорят, что проблема малых городов должна во всех национальных проектах так или иначе фигурировать. И часто говорят, в качестве основных проблем малых городов называют недофинансирование, недоинвестирование, как раз-таки нет внимания к ним. Почему эта тенденция не меняется и чем нам все это грозит в конечном итоге?

Виктория Леденева: Я абсолютно согласна, да, вы правильно говорите, тенденция не меняется на протяжении многих лет. И да, действительно малые города не получают финансирования. У нас система налогообложения выстроена таким образом, что все налоги поступают сначала на верхний уровень, то есть в субъекты, из субъектов на федеральный уровень. Даже если малые города платят какое-то определенное количество налогов, то не факт, что эти налоги вернутся потом в качестве субсидий.

Иван Князев: Вернутся потом.

Виктория Леденева: Поэтому это очень серьезно. Ну и, конечно, отсутствие промышленности, как вот вы привели пример с вашим родным городом, отсутствие промышленных объектов, градообразующих предприятий, которые… Собственно говоря, вот эта экономическая система была выстроена в советское время, и мы знаем, как молодежь уезжала, строила эти города по комсомольским путевкам. К сожалению, в нынешних условиях, в условиях рыночной экономики вот эта советская система уже не работает, то есть здесь должны быть совершенно другие подходы, которые наше руководство никак не может действительно принять, какую-то национальную программу на государственном уровне, федеральную программу.

Было действительно несколько попыток несколько лет назад, разные были предложения о том, чтобы закрывать малые города, давайте переселять оттуда пенсионеров и так далее, давайте вахтовым методом, предлагалось, допустим, на Северах работать вахтовым методом, потому что инфраструктура там в плаченом состоянии, поддерживать ее даже нет смысла, это слишком затратно. Но тем не менее я считаю, что эта идея абсолютно неправомерна, бросать малые города и вывозить оттуда людей, а нужно, наоборот, я считаю, развивать.

Правильно вы говорите, что все-таки без малых городов наше устойчивое территориальное развитие невозможно. У нас огромная страна, и мы не можем позволить себе, чтобы у нас создавались какие-то отдельные агломерации. Если мы сейчас откроем стратегию пространственного развития, которая была принята в этом году в феврале месяце, мы там прочитаем, что на территории Российской Федерации существует 40 крупных агломераций, в которых проживает более 50% населения, то есть 73 миллиона; соответственно, нужно развивать эти агломерации.

Но если мы пойдем по такому пути, то в конце концов у нас начнут освобождаться теории, уже появился такой термин, как «пятнистая Россия» или «опустынивание территории», то есть там, где люди не живут, уезжают, сокращается количество малых городов, на сегодняшний момент их 417, я посмотрела, когда готовилась к эфиру, 417 малых городов. Малые города – это города с населением меньше 50 тысяч. За последние годы исчезло около 500 малых городов, то есть за последнюю перепись населения с 2002 по 2010-е гг. исчезло более 500 малых городов на территории Российской Федерации.

Тамара Шорникова: Так, может быть, и нормально это? Вот Самарская область хочет быть честной, просит честного ответа. Давайте признаемся: власти нужны лишь мегаполисы. Вот вы говорите, «пятнистая Россия» – может быть, это и единственный вектор развития? Будут агломерации, будут эти «пятна», ну и хорошо. Давайте зачистим эту территорию, давайте распашем ее, я не знаю. Может быть, действительно просто государству уже финансово невыгодны малые города? Зачем они нужны стране?

Виктория Леденева: Вы знаете, во-первых, малые города – это как раз тот самый пласт, который связывает сельские поселения с крупными городами, понимаете? Если мы будем уничтожать малые города, то мы в итоге потеряем сельские поселения. Мы их уже теряем, у нас огромное количество деревень, где живет не больше 10 человек, то есть там, по-моему, в каждом 3-м селе по статистике живет не больше 10 человек. Соответственно, люди уезжают в малые города, из малых городов уезжают в областные центры и так далее, постепенно перемещаются в мегаполисы. То есть происходит такое вымывание населения не только с Дальнего Востока, но и вот из этих малонаселенных пунктов.

Соответственно, малые города, если мы будем так относиться к ним, то я еще раз говорю, это не будет системой комплексного развития Российской Федерации, мы потеряем вообще полностью систему регионального развития. Поэтому это в корне неправильное такое предложение несмотря на то, что, конечно, финансово оно достаточно затратно.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей, у нас есть звонок. Слушаем вас. Скажите, вы откуда? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Как вас зовут?

Зритель: Меня зовут Сергей Анатольевич, я с Сахалинской области, города Корсакова.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Иван Князев: В каком городе вы живете?

Тамара Шорникова: Корсаков.

Иван Князев: А, прошу прощения, да.

Зритель: Город Корсаков такой.

Тамара Шорникова: Да, были, знаем.

Зритель: Были, знаете. Я родился на Сахалине, 60 лет прожил. Раньше остров был, люди сюда ехали с удовольствием. Были предприятия, рыбная отрасль была сильно развита, в каждом городе были ТБЗ, шахты работали, все было, сельское хозяйство было развито хорошо.

На сегодняшний день деревни почти что все поисчезали, потому что сельское хозяйство исчезло полностью, все предприятия в деревнях, то, что было, находились где шахты, где рыбная отрасль была, все исчезло. У нас лично в городе была база океанического рыболовства, где работало почти 108 тысяч человек; на сегодняшний день там ни одного человека нет, все. Было 100 с лишним единиц судов, все куда-то исчезли. Рыбная отрасль рухнула.

Тамара Шорникова: Да. Скажите, пожалуйста... Извините, что перебиваю, вопрос такой. Сейчас такая картина, к сожалению, есть во многих небольших городах: большие предприятия уходят, не может их тянуть современное государство. А предприниматели есть у вас? Есть те, кто пусть небольшое дело, но развивают, пусть меньше рабочих мест, но дает? За счет чего живет сейчас Корсаков, например?

Зритель: За счет чего? За счет того, что в основном чиновничья, бюджетная структура, потому что предпринимательство рушится со страшной силой. Почему? В 2000-х гг. было развитие предпринимательства, люди пытались что-то делать, развивать. На сегодняшний день идет сильный упадок, потому что люди уезжают, нет населения, которое бы работало, которое бы тратило деньги. Вот сейчас лето, у нас в городе вообще пусто, людей нет. У кого есть возможность, уехали в отпуск, потому что у нас климат такой летом, более жесткий…

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Я правильно понимаю, что главные места работы сейчас у вас, которые остались, – это такая социнфраструктура: школы, больницы, вот такое?

Зритель: Да, школы, больницы, все, что связано с бюджетным финансированием.

Тамара Шорникова: С бюджетом.

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое.

Зритель: Потому что предприниматели есть, но…

Тамара Шорникова: Спасибо, Сергей, простите, что меньше даем времени, чем хочется, в эфире, но, конечно, время наше ограничено, поэтому…

Иван Князев: Виктория Юрьевна, я вот когда читал перед эфиром, я пытался найти хоть какие-то материалы, которые бы мне подсказали, как спасти малые города. Нашел, есть несколько способов, от некоторых весьма экзотических… В Италии был такой пример, там продали целую деревню, взяли и вот так выставили на торги, написали объявление, что продается деревня в частные руки.

Виктория Леденева: Да.

Иван Князев: Выкупили, начали развивать. В Германии…

Тамара Шорникова: Что с ней стало-то потом?

Иван Князев: Бог его знает, развивается, видимо, какое-то население там осталось, что дальше будет, не знаю, надо будет тоже почитать.

Тамара Шорникова: Ага, так.

Иван Князев: Некоторые прибалтийские города и немецкие города, у них есть свои… У них развивается так называемая экономика идентичности, у них у каждого города есть своя маленькая фишечка: в одном городе хороший сыр делают, в другом колбасу. За счет этого к ним привлекаются туристы, работает бизнес, ну и дальше по экспоненте в целом развивается экономика. У нас такое можно делать? Почему мы экономику идентичности не развиваем?

Виктория Леденева: Вы знаете, я думаю, что у нас не только можно, у нас нужно это делать, еще раз повторюсь, потому что малые города соединяют вообще всю территорию, все поселения от сельских до крупных городов. Поэтому там, где есть малые города, если они развиты, там есть, во-первых, транспортная инфраструктура, это тоже все связано в единый комплекс, есть социальная инфраструктура.

И конечно, малые города, на мой взгляд… То есть каким образом можно помочь малым городам? Это, во-первых, малый бизнес, вот то, что сейчас в диалоге мы услышали, вы задавали вопрос по поводу малого бизнеса. Я считаю, что это основное, о чем нужно подумать нашим властям. И малый бизнес – не просто торговля, а именно производственные или бизнес-сервисные, то есть какие-то предоставлять услуги.

Вот вы привели пример Германии, а я знаю, что, например, Германия, поскольку это страна, которая выпускает автомобили очень качественные, там во многих малых городах просто производят какие-то детали, скажем, комплектующие изделия, и дальше это все где-то на крупных предприятиях собирается в машины. Поэтому это тоже выход из положения: если есть рядом крупный город какой-то градообразующий, даже регионообразующие предприятия, то почему бы в малых городах не отработать вот эту вот схему?

Тамара Шорникова: Но давайте все-таки не только на опыт Германии уповать, все-таки у нас все знают луховицкие огурцы, все знают коломенскую пастилу, например.

Иван Князев: Конечно.

Виктория Леденева: Да.

Тамара Шорникова: Такие опыты есть, просто их, конечно, не очень много. Давайте посмотрим видеоматериал…

Иван Князев: …как живут малые города, точнее выживают.

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Посмотрим, что сейчас действительно происходит. Репортаж Екатерины Ходасевич.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот мы посмотрели, как живут и пытаются выживать, а иногда даже и развиваются малые города.

Виктория Юрьевна, я все-таки хотел спросить. Мы немножко заговорили о бизнесе, о создании рабочих мест, тоже посмотрели, как это можно делать. Какие виды бизнеса можно создавать в малых городах? Опять же в том же городе, где я родился, не было такси, пришел частный инвестор, открыл такси, можно доехать за 50 рублей из одного конца города в другой. За 2 года выросло очень много машин – вот вам и рабочие места, вот вам и развитие, и так далее. Что еще можно делать?

Тамара Шорникова: То есть понятно, что на вот это единое лекарство в виде турбизнеса, который чаще всего в голову приходит (маленький бренд, маленький город), его всем не пропишешь, это лекарство универсальное. Что еще можно придумать?

Виктория Леденева: Ну я говорила о том, что это какие-то производственные должны быть бизнесы, какие-то сервисы обслуживания, потому что без этого… А потом еще нужно сказать о том, что нужно развивать все-таки и культурную в том числе сферу. Кстати, был очень хороший пример по поводу строительства спортивных объектов. Скажем, есть город Данилов в Ярославской области, там тоже думали, как удержать молодежь и что делать в городе, – построили хоккейные площадки, там теперь 8 хоккейных команд приезжают со всех регионов, и людям есть куда пойти и чем заняться. Потому что, к сожалению, проблема молодежи в этих городах в том, что они просыпаются в выходной день и им нечем заняться. Если в Москве у нас сотни разных мероприятий, мы можем и в кино пойти, и просто погулять по улице, то там, к сожалению, это проблема серьезная.

И на мой взгляд, вообще нужно поддерживать вот эти общественные инициативы, как так же в сюжете было сказано, – в частности, например, президентские гранты выделять под развитие каких-то культурных мероприятий. Вот я знаю, что в Воронежской области развивают народный театр в селах, там буквально доярки, механики играют в театре, и это действительно пользуется очень большой популярностью. Мне кажется, вот это тоже нужно хотя бы вот таким образом как-то удерживать.

Тамара Шорникова: А как государству помимо каких-то уникальных, единичных, очень адресных наверняка грантов комплексно помочь малым городам? Что это может быть? Это может быть что-то похожее на территории опережающего развития, то есть, я не знаю, без налогов пусть там работают все и так далее? Это какие-то кредиты беспроцентные? Какая мера могла бы быть эффективной?

Иван Князев: Ведь на самом деле деньги-то есть в стране, в Москве пятьдесят раз могут за год перекладывать одну и ту же улицу, асфальт менять, хотя он и так нормальный, а в каком-нибудь малом городе раз в сто лет проложат дорогу. Ведь деньги все-таки есть – как можно ими помогать? Какая нужна система, чтобы их туда направить?

Виктория Леденева: Вы знаете, я еще раз просто повторюсь, что, к сожалению, у нас на федеральном уровне нет вообще понятия, как развивать малые города, нет какой-то комплексной программы. Все-таки это должен быть программно-целевой подход; если бы это было, то, наверное, действительно придумали бы, как деньги перечислить и как можно было бы развивать. У нас все очень сложно.

Даже вы упомянули ТОРы: ТОРы действительно развиваются уже там, где крупные города, либо возле этих крупных городов. А нужно, на мой взгляд, даже, допустим, взять Дальний Восток, все-таки находить такие территории, где можно было бы ТОРы развивать возле малых городов, чтобы малые города подтягивались. Правда, есть пример, скажем, Комсомольска-на-Амуре, где действительно территория опережающего развития, предполагается создание 4 тысяч рабочих мест в перспективе. Также город Свободный на Дальнем Востоке, где также развивается химическое предприятие и предполагается создание рабочих мест.

Но понятно, что Дальний Восток – это все-таки отдельная тема, там действительно очень много вкладывается, государство заботится о развитии. Но мы-то сегодня говорим не только о Дальнем Востоке, мы говорим вообще в целом о России, о малых городах в центральном округе, по крайней мере то, что вы упомянули выступление Голиковой, она говорила о том, что уезжают с Уральского округа, с Приволжского округа. И я вот готовилась когда к эфиру, я посмотрела на самом деле статистику, на Росстате появился сборник буквально в июне, несколько дня назад. И к сожалению, надо сказать о том, что население сокращается во всех округах, прирост только зафиксирован в Центральном округе, Северо-Западном и Северо-Кавказском, во всех остальных у нас население сократилось, то есть люди уезжают, в массовом порядке выезжают.

Тамара Шорникова: Проблему демографической политики обязательно не раз еще обсудим в рамках нашей программы. Вам спасибо за участие в этом выпуске. У нас в студии была Виктория Леденева, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований Российской академии наук, доктор социологических наук. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо.

Виктория Леденева: Спасибо.

Тамара Шорникова: Это были темы дневного выпуска программы «Отражение»…

Иван Князев: …вот о чем расскажем вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Ирина.
Город Фурманов. За годы неокапитализма (1990 - 2019) вымер почти наполовину - с 50 000 до 33 000 человек. Так же и другие 27 районных центров области. А областной центр Иваново тоже усох с 500 000 до менее 400 000 жителей! Куда делся народ?!
Внимание
Кажется, сам премьер говаривал ,что нужны крупные городские агломерации...наверное, чтоб легче держать под контролем граждан. Довольных и нет.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски