Пётр Шкуматов: У нас самая дорогая парковка в мире, а парковочное место зарабатывает в час больше, чем средний москвич!

Пётр Шкуматов: У нас самая дорогая парковка в мире, а парковочное место зарабатывает в час больше, чем средний москвич!
Артист цирка Михаил Ермаков – о дрессуре: У собак всё как у людей – кто-то с ходу ловит, а кто поглупее, учится дольше
Когда будет вакцина? Мнения трёх медицинских экспертов
Проведи карантин с пользой. Советы психиатра, спортсмена и диетолога
Траты на ЖКУ вырастут?
Крови не хватает
Один в капсуле: как переносят изоляцию космонавты и полярники?
Сидим дома: самоизоляция продолжается
Время действовать!
«Архимедовы силы, или Почему не тонут корабли». Новая сказка из цикла «Марина и удивительные силы»
Как мы можем помочь друг другу. Своих не бросаем. Весенний призыв. Свадьбы не будет? Воюем из дома.
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Константин Чуриков: А сейчас рубрика «Личное мнение». У нас в студии координатор «Общества Синих Ведерок» Петр Шкуматов. Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Мы узнали за последние дни очень важную новость. Ну, кроме того, что расширилась география платных парковок в Москве, увеличилась сумма максимального сбора теперь до 380 рублей в час (кстати, можно на экране это показать, как все это примерно выглядит). Но мы совершенно не ожидали, что нам предъявят, что, оказывается, это, собственно, мы, граждане, жители Москвы об этом попросили. Первый вопрос к вам: может быть, вы знаете, Петр, кто попросил?

Тамара Шорникова: Вы?

Петр Шкуматов: Ну, на самом деле я думаю, что такие люди есть, но они подневольные, это, как правило, бюджетники, возможно, они работают в сфере ЖКХ. И когда к ним подходит какой-нибудь пиарщик и говорит: «А ты за платные парковки 380 рублей в час?» – и так моргает глазами, ответить «нет» ну прямо язык не поворачивается, ну потому что иначе уволят, уволят. Так что, я думаю, есть такие, да.

Тамара Шорникова: Но мы, люди здесь, на телевидении, дотошные, мы прямо не поленились, отправили корреспондента в район Соколиная Гора, это на востоке Москвы. Платные парковки появились неожиданно для жителей, как они рассказывают, даже паркоматы специальные службы устанавливали ночью.

Константин Чуриков: Спецслужбы.

Тамара Шорникова: Спецоперация, да. Мы спросили людей, хотели ли они расширить зону платных парковок, и вот что они ответили.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения.

А давайте мы сейчас спросим наших уважаемых зрителей, ну в целом, тут, кстати, необязательно быть москвичом и в Москве жить: вы за парковки по 380 рублей в час? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте 5445, это наш SMS-портал.

Петр, расскажите, а как вообще по уму должно быть, как вот в законе прописано, как проходит согласование таких мероприятий, скажем так?

Петр Шкуматов: Рассказываю. Максим Станиславович Ликсутов, руководитель Департамента транспорта, наделен полномочиям со стороны Правительства Москвы устанавливать тарифы. Поэтому происходит это так: значит, садится Максим Станиславович Ликсутов, ставит перед собой стакан, наливает туда воду...

Константин Чуриков: Это важно.

Петр Шкуматов: Выпивает, говорит: «Сектор-приз на барабане!» – и ставит парковку 380 рублей в час. Но я не шучу, на самом деле это все откуда-то берется. Я не понимаю, откуда тарифы. Давайте я вам расскажу.

Константин Чуриков: Давайте.

Петр Шкуматов: Нам говорят, что в Амстердаме парковки... Давайте я возьму самую жесть, Амстердам, там парковки по 4,5 евро в час, это сколько у нас, получается, в рублях? Ну, в общем, близко к 380. И нам говорят: вот видите, как в Европе, там 4,5 евро, и у нас 5 евро. Ну, у нас самая дорогая парковка в мире, кстати, 380 рублей в час – это самая дорогая.

Константин Чуриков: Да, правда.

Петр Шкуматов: Но никто не говорит о том, что средний заработок москвича, как посчитали в аналитическом агентстве, ну это много, любой человек может посмотреть, это Росстата, средний заработок москвича составляет 354 рубля в час. То есть парковочное место зарабатывает больше, чем средний москвич.

А теперь давайте посмотрим на парковки в Амстердаме, так ли уж они дороги, настолько ли они дорогие, что прямо вот никто не может припарковаться. И что мы видим? Нет, потому что парковочное место составляет треть от минимального заработка в этом городе. То есть, условно говоря, если я работаю в Амстердаме и хочу приехать в центр на машине, на своей машине, я паркую там автомобиль и, о боже, я плачу не 120% от своего среднечасового заработка, а я плачу 30% от своего среднечасового заработка.

Еще более наглядная ситуация в Испании: там среднечасовой заработок 9,5 евро, не такой большой, не самый большой в Европе, скажем так, это не самая богатая страна. Но что вы видите? Парковки там 80 центов, 1 евро, там какие-то парковки, ну какие-то супер, прямо под каким-нибудь этим Гауди, Саграда-Фамилия, там 5 евро она стоит, но все равно это не 100%, это 50% от среднечасового заработка.

Таким образом, в Москве происходит просто чудовищная жесть, это парковки не просто самые дорогие в мире, по удельному доходу, по удельной стоимости относительно дохода среднего москвича они супердорогие в мире, такого нет вообще нигде. Нет ни одной точки на земном шаре, которые нам Максим Станиславович Ликсутов приводит в своих очень красивых (я, кстати, выражаю признательность, дизайнеры у него очень классные) презентациях. Так вот он показывает нам презентации и сравнивает валюту. Но надо сравнивать покупательную способность и доходы населения. Так вот по этому показателю таких парковок нет вообще нигде в мире, даже близко нет. Даже если вы приедете на Манхэттен и запаркуетесь на 42-й стрит прямо около Times Square, прямо вот, можно сказать, в кремле...

Константин Чуриков: ...тамошнем.

Петр Шкуматов: ...тамошнем кремле, то вы заплатите 60% от среднечасового заработка жителя Нью-Йорка.

Тамара Шорникова: Петр, ну мы же не знаем, сколько это процентов от зарплаты Ликсутова, например.

Петр Шкуматов: А от зарплаты Ликсутова, я думаю, это где-то примерно тысячные доли процента, не зарплаты, доходов.

Тамара Шорникова: Может быть, поэтому и кажется, что все нормально?

Петр Шкуматов: Ну слушайте, Максим Станиславович ходит... Вот это мы ходим с такими нищебродскими часами, мне стыдно даже их показывать...

Константин Чуриков: Некоторые вообще без.

Петр Шкуматов: ...а Максим Станиславович очень даже так, 150 тысяч...

Константин Чуриков: Возможно, это потому, что Нью-Йорк за последние 10 лет похорошел не так, как Москва.

Нам, кстати, из Москвы звонят. Татьяна, здравствуйте, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Константин Чуриков: Почем паркуетесь?

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Да-да, пожалуйста.

Зритель: Я за то, чтобы парковки по такой стоимости были. Могу объяснить, почему.

Тамара Шорникова: Так.

Петр Шкуматов: О, есть такой человек.

Зритель: Потому что я живу рядом, в двух минутах от метро «Жулебино», и во двор приезжают к нам машины, которые бросают на целый день. И вот ни пройти ни проехать ни с колясками, ни пенсионерам с палочками, ни с детьми. И я считаю, что вот эти деньги должны пойти на то, чтобы газоны, заборчики, какие-то заграждения, чтобы ограничить вот эту стоянку, которая нам портит экологию...

Константин Чуриков: Да. Татьяна, всего два вопроса. Знаете ли вы, есть ли у вас уверенность, что вот эти деньги, которые соберут с тех, кто там где-то рядом припаркуется, пойдут именно на газоны? Это первый, риторический вопрос. А второй вопрос, смотрите, если... У вас есть двор, наверное, у вашего дома, да?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Платные обычно не дворы, как мы знаем, а улицы. Вот там на улице, представляете, там теперь какая-то плата за парковку. Что это означает? В ваш двор, наверное, будут прорываться страждущие, правильно? То есть машин будет еще больше в вашем дворе.

Зритель: Вы понимаете, была фраза в начале передачи, что на Соколиной Горе нет никаких привязок, там ни к чему эти парковки. А у нас сплошные привязки, у нас от метро сразу начинаются магазины, и ставить людям машины некуда, и они заворачивают во дворы, используют наш двор как стоянку.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Тамара Шорникова: Ну понятно, ваша позиция понятна. Татьяна, спасибо.

Константин Чуриков: Понятно. Как поставить шлагбаум?

Петр Шкуматов: Слушайте, жить в городе шлагбаумов... Ну давайте, я от вас отгорожусь, вы от меня отгородитесь; вы ко мне не приедете, потому что у меня будет шлагбаум, а я к вам не приеду. Ну и зачем? Мы будем жить не в городе Москва, а в СНТ «Москва».

Константин Чуриков: Мы потеряем наш город, если мягко сказать.

Петр Шкуматов: Ну мы его уже почти потеряли, потеряем уже окончательно. В городе должно быть меньше заборов, меньше закрытых территорий, наоборот, все должно быть открыто, это моя философия такая, даже если это вдруг создает какие-то неудобства. Только в критических случаях, допустим, люди действительно живут около метро, там создаются какие-то невыносимые условия, наверное, да.

Но я что хочу сказать? Совершенно неправильно ставит акцент уважаемая телезрительница. У людей есть спрос на перехватывающую парковку. Если мы посмотрим на замечательную Европу, которую нам постоянно пихают во все отверстия, в уши, в глаза, в нос, то что мы видим? Около каждой, каждой (тут должно быть непечатное слово) конечной станции метро построены большие перехватывающие паркинги, которые... Ну да, они некоторые платные, но они стоят копейки, особенно относительно дохода, допустим, среднего немца.

Ну, например, если пересчитать стоимость парковки около конечных станций метро в некоторых городах Германии в российские деньги относительно российских доходов, знаете, сколько должен стоить один день парковки в этих перехватывающих паркингах? – 23 рубля. Я с удовольствием, я первый туда приеду и за 23 рубля запаркую свой автомобиль, поеду в город на общественном транспорте. Но что вообще происходит? Вместо этих парковок пришли строительные компании и говорят: «Да зачем на этом прекрасном, замечательном месте около метро строить для людей?»

Константин Чуриков: «Для каких-то-то там».

Петр Шкуматов: «Да вы что? Да для каких-то людишек, вот этих вот мерзких людишек? Зачем? Мы построим здесь «человейник», не просто «человейник», а какой-нибудь 100-этажный «гиперчеловейник» без единого парковочного места». Это я не шучу, это метро, как оно там, «Рассказовка», там прямо вход в метро окружен каким-то «гиперчеловейником», эпическое зрелище. И люди вместо того, чтобы говорить, почему они вместо инфраструктуры построили здесь коммерческий объект, который принесет прибыль непонятно кому, точнее понятно кому, они начинают друг на друга зло срывать: «Ты приехал в мой двор, я хочу от тебя отгородиться».

Проблема не в этом, проблема в том, что около станций метро вместо паркинга перехватывающего построили торговый центр, построили десять «человейников», да какие десять... Посмотрите метро «Котельники», да их там сто, это прямо город «человейников» вокруг этого метро, да там ужас творится. И, естественно, люди не хотят толкаться в пробках, попадать на штрафы вот эти безумные. Люди хотят спокойно поставить машину и поехать. Так вот если брать средний доход среднего москвича, заметьте, не жителя Подмосковья, который меньше, а среднего москвича, то средний москвич должен платить за одни сутки парковки на перехватывающей парковке 23 рубля, 23 рубля.

Константин Чуриков: Хорошая сумма, нравится.

Тамара Шорникова: Эта цифра прямо не выходит у меня из головы.

Петр Шкуматов: Сутки. Не час, сутки.

Тамара Шорникова: Она нереальная.

Петр Шкуматов: Нет, она реальная. Я опять же...

Тамара Шорникова: Такие цены только в думской столовой бывают.

Петр Шкуматов: В думской столовой я недавно был, там уже все нормально, депутатов тоже «отжали», все, они ходят...

Константин Чуриков: Мы в одной лодке, да?

Петр Шкуматов: Мы в одной лодке, конечно.

Но я к чему это говорю? На самом деле такие цены должны быть, просто этот рынок абсолютно монопольный, и Максим Станиславович, вместо того чтобы заботиться о гражданах, заботиться о людях, пробивать вот эти земельные участки под паркинги, АМПП, это, между прочим, Администратор московского парковочного пространства, его подчиненные, эти ребята должны застроить весь город паркингами, у них задача в уставе прописана, это ГКУ «АМПП», государственное казенное учреждение, я читал их уставные документы, там прямо записано, чем они должны заниматься. Чем они занимаются? В баню ходят, я вам скажу, вместе, в баню ходят, где они даже не могут...

Константин Чуриков: Да баня-то не грех, понимаете, надо дела добрые делать.

Тамара Шорникова: Пусть ходят.

Петр Шкуматов: Ну слушайте, там куча парковок, куча парковок, которые огорожены и не запущены даже. Причем это примитивнейшие парковки, плоскостные, я уж не говорю о капитальных сооружениях.

Константин Чуриков: Давайте по-другому распутаем этот клубок.

Петр Шкуматов: Да, хорошо.

Константин Чуриков: Может быть, здесь какая-то теория заговора, может быть, вообще парковки не ради парковок? Ведь смотрите, перед тем как создавать парковки, что надо сделать? Надо подогнать ребят, эти бульдозеры, вот этих вот людей из разных соседних республик, чтобы они выкорчевывали вот эти вот поребрики, бордюры, чтобы они там клали новый асфальт. Это же рабочие места, это же заработок, это заводики-пароходики работают.

Петр Шкуматов: Нет, не совсем. На самом деле мы все, если уже серьезно говорить, стали заложниками сверхцентрализации, даже гиперцентрализации всего в нашей стране. Если вы посмотрите на вообще происходящее, почему спрос на жилье в этих «человейниках»? Потому что в пределах Бульварного кольца, кто-то недавно посчитал, в пределах Бульварного кольца, даже не Садового, сосредоточено и управляется 2/3 консолидированного бюджета Российской Федерации, это 16 триллионов рублей, то есть в пределах вот этого пятачка небольшого.

И это на самом деле вот эта колоссальная сверхгиперцентрализация, она естественным образом приводит к тому, что люди от безработицы, от безденежья, от низких зарплат, от невостребованности едут из регионов в Москву. Поэтому парковки – это всего лишь индикатор. Вот то, что мы видим, что парковочное место зарабатывает больше среднего москвича, и это уникальная ситуация во Вселенной, я думаю, вообще, я вот прямо смело так скажу, во Вселенной, потому что такого нельзя себе представить.

Константин Чуриков: Это даже как-то уничижительно по отношению к людям в Москве.

Петр Шкуматов: Ну это невозможно себе представить, но это есть.

Константин Чуриков: Тут, правда, немногие наши зрители в регионах готовы назвать нас людьми, пишут: «Так вам и надо! Вот доигрались!»

Петр Шкуматов: Ну конечно.

Константин Чуриков: Смотрите, сейчас итоги голосования подведем и дальше продолжим. Значит, за платные парковки выступает 14% нашей аудитории, по 380 рублей...

Петр Шкуматов: Отлично.

Константин Чуриков: «Нет» 86%. В абсолютных величинах 57 человек нашлось, которые «вот вам, москвичи, получите».

Тамара Шорникова: Смотрите, пока вот по итогам нашего опроса ну явно больше тех, кто нет, не хочет. Но власти нам говорят: «Нет, народ попросил, мы поэтому сделали». У меня вопрос...

Петр Шкуматов: Ну вот эти 14% и попросили.

Тамара Шорникова: У меня вопрос по процедуре. Вот если, например, дом конкретно что-то хочет сделать, там нужно собрать ни много ни мало 2/3 голосов. Здесь есть какая-то...

Петр Шкуматов: Это шлагбаум, не то, здесь нет процедуры. Согласно постановлениям Правительства Москвы, правом, собственно, устанавливать тарифы, платные парковки и прочее наделен Департамент транспорта. Максим Ликсутов – это вице-мэр Москвы, соответственно, он по сути выносит предложение по вот этим платным парковкам, Правительство Москвы это утверждает, все. Все это оформлено постановлением Правительства Москвы.

Константин Чуриков: Правительство Москвы – это кто?

Тамара Шорникова: То есть уже никого не спрашивают даже?

Петр Шкуматов: Это я не буду... Это...

Константин Чуриков: Да? Понятно, это нельзя, да. Хорошо, как скажете.

Тамара Шорникова: И совсем футуристический вопрос: а можно как-то из зоны платной парковки выйти?

Петр Шкуматов: Нет.

Тамара Шорникова: Тем же народным волеизъявлением?

Петр Шкуматов: Нет, в мафию можно войти, а вот выйти нельзя.

Тамара Шорникова: Нет, да?

Константин Чуриков: Хорошо.

Давайте сейчас перейдем к теме штрафов. Кстати, за нарушение правил парковки это сколько?

Петр Шкуматов: Пять тысяч рублей за неоплату и 3 тысячи рублей за нарушение требований знака.

Константин Чуриков: Так. А если, вот нам пишут люди, значит, я себе снежок прилеплю, если снег в Москве...

Петр Шкуматов: А это лишение прав на срок от 1 до 3 месяцев или штраф 5 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Хорошо.

Тем временем продолжается у нас обсуждение, согласование нового законопроекта о новом КоАП, который разработал Минюст. Расскажите, что там происходит. Мы помним, что пару недель назад Мишустин сказал «ша», вообще ни в коем случае, зарплаты людей так не выросли. Но там поступают все новые и новые инициативы. Какие?

Петр Шкуматов: Ну, значит, давайте начнем с чего? Мишустин, боже, это здравомыслящий человек. Вот смотрите, я вам сейчас привел такой примитивный расчет, что парковочное место зарабатывает больше среднего москвича и нигде в мире такого нет.

Тамара Шорникова: И мы ему позавидовали.

Петр Шкуматов: Да, парковочному месту, наверное, это же отлично. Но самое интересное, что Мишустин как раз посмотрел на предложенные Минюстом карательные инициативы и оценил их даже не с точки зрения... Он же налоговик, даже не с точки зрения справедливости или какой-то вообще востребованности, нужности этих штрафов – он оценил исходя из платежеспособности населения.

Я посчитал, и оказалось, что у нас текущий уровень штрафов ненамного меньше, грубо говоря, на проценты или десятки процентов меньше, чем в Европе. Просто в Европе, как ни парадоксально, люди этих «евров» зарабатывают больше, а в Америке тех долларов зарабатывают больше, и штрафы там тоже больше. А вот в России, если тупо переводить из евро в рубли, то окажется, что штраф будет в разы или даже на порядок больше, чем в той же самой Европе. Но вот люди, которые занимаются этой пропагандой, они могли, наверное, Дмитрию Анатольевичу Медведеву это все рассказывать, а он, так сказать, воспринимал, а вот Мишустин уже считать умеет, и это хорошо.

Так вот, собственно, после того, как Мишустин это сказал, в ОНФ, это Общероссийский народный фронт, была организована большая рабочая группа, куда вошли депутаты Госдумы, Александр Васильев, эксперты, нас туда позвали, и вот сегодня мы как раз представляли свою концепцию.

Константин Чуриков: «Синие Ведерки» беседовали с другими «синими ведерками».

Петр Шкуматов: Нет, почему... А, ну... Нет, у Васильева нет «ведерка», он нормальный, все хорошо с ним.

Так вот в итоге что получилось? Наша основная позиция заключается в том, что то, что происходит сейчас, – это безумие, и я на самом деле рад, что Общероссийский народный фронт, ОНФ эту идею поддерживает. Я почему говорю, что безумие? Вы знаете, по какому параметру Российская Федерация вышла в мировые лидеры?

Константин Чуриков: Хотелось бы узнать, возгордиться.

Петр Шкуматов: Прямо не просто вышла в мировые лидеры, а стала, оторвалась от всех стран так, что нас не догонят еще долго.

Тамара Шорникова: Так-так-так.

Константин Чуриков: Так.

Петр Шкуматов: Думаете, это здравоохранение, вы будете обсуждать сейчас, через 5 минут?

Константин Чуриков: Сомневаемся.

Петр Шкуматов: Ну и правильно, конечно, по здравоохранению мы где-то на 158-м месте. Думаете, это образование и технологии, наука?

Тамара Шорникова: Эх...

Константин Чуриков: Не давите на больную мозоль, дайте погордиться лидерством.

Петр Шкуматов: Нет, там мы уже отстали от стран Африки, нет. Российская Федерация в 2019 году вышла в абсолютные мировые лидеры по количеству штрафов. В России было выписан 131 миллион штрафов, и это абсолютно беспрецедентное количество даже по сравнению с какими-то жуткими странами, где все говорят: «Ой, нет, не хотим там жить». Сто тридцать один миллион штрафов – такого нет нигде. Платные парковки зарабатывают больше, чем средний москвич, – такого тоже нет нигде. И вот мы в лидерах по вот этому вот абсурду.

Значит, соответственно, если мы посмотрим на практику применения административных наказаний в той же самой Европе, которую опять же нам пихают в уши, в ноздри, в глаза, говорят: «Вот смотри, как в Европе, они так живут хорошо, потому что их штрафуют». Смотришь статистику и видишь, что нам врут. Да, штрафуют, но в разы, а иногда на порядки меньше.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Алексея из Челябинской области, давно у нас на линии висит Алексей. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Говорите, Алексей.

Зритель: Хотелось бы узнать, знаете, что хотелось бы...

Константин Чуриков: Рассказывайте, что хотелось бы.

Зритель: Хотелось бы узнать самое интересное. Мы... Вот как у нас? Наземный транспорт, хорошо, есть парковки, есть платные парковки. Но почему у нас парковки платные, а не бесплатные на земле? Я согласен парковаться под землей. Почему мы собираем деньги с парковок? Кто вот эти вот деньги получает?

Константин Чуриков: Вы имеете в виду наземные которые?

Зритель: Да-да-да. А почему нельзя сделать подземные парковочки?

Петр Шкуматов: Ну слушайте, я могу ответить.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Петр Шкуматов: Это вопрос абсолютно риторический: потому что вместо подземной парковки можно построить большой торговый центр, можно построить «человейник» без парковок, можно построить что угодно, но только ничего не делать для людей, потому что для этого надо вкладывать деньги.

А куда идут деньги от парковок? Я вам на примере Челябинска не могу сказать, а вот на примере Ростова-на-Дону могу сказать: там платные парковки организованы так называемым ООО «РПП», «Ростовское парковочное пространство», бенефициары из Москвы. В общем, я не удивлюсь, если это какие-то подставные лица, но не суть.

Константин Чуриков: Но все-таки «РПП».

Петр Шкуматов: ООО «РПП». Но вдумайтесь, как вы думаете, сколько денежек пойдет ООО «РПП», если вы заедете в Ростов-на-Дону на своей машине и заплатите 100 рублей?

Константин Чуриков: Даже нет вариантов.

Петр Шкуматов: Ну сколько?

Константин Чуриков: Ну, зная особенности земли русской, примерно 70% им, наверное, пойдет?

Петр Шкуматов: Почти: 85%.

Константин Чуриков: Ну вот, видите, как хорошо я знаю...

Тамара Шорникова: Ох.

Петр Шкуматов: И эти деньги будут уходить в ООО «РПП» по концессии в течение 12 лет. Зачем строить подземные парковки, если ООО «РПП» может заработать вот прямо... Эти парковки были, их построили наши отцы, наши деды, мы, в конце концов, их построили, их построили за бюджетный счет. Но пришло ООО «РПП», взяло кисточку, взяло знак за 3 тысячи рублей, кисточка за 15 рублей из известного сетевого магазина, взяло банку краски самой дешевой из того же сетевого магазина, помахало кисточкой, повесило табличку «Платная парковка» и начало собирать деньги из воздуха.

Вот поймите, до тех пор, пока это невероятное, я не могу это просто объяснить, но это невероятный треш какой-то будет происходить, никаких подземных, надземных парковок происходить не будет, потому что гораздо проще взять, кисточкой на асфальте нарисовать «Собираю деньги», получить от государства лицензию на сбор денег, 15% отдать государству, а 85% себе положить и так класть в течение 12 лет.

Константин Чуриков: То есть нас доят во имя каких-то непонятных ребят?

Петр Шкуматов: Конечно!

Тамара Шорникова: «РПП».

Константин Чуриков: Вы знаете, какая прекрасная история была в Омске? Значит, там появились снова в январе казачьи камеры на дорогах, казачьи в рамках заключенного соглашения между МВД по Омской области...

Тамара Шорникова: Они с лампасами?

Константин Чуриков: ...и Омским отдельным казачьим обществом Сибирского войскового казачьего общества. Смотрите, но там люди поднялись, реально они сказали «ребят, вы что делаете?», и вот по последней как раз информации после критики омичей казаки отказались следить за камерами на дорогах, контракт расторгли. Теперь, видно, эта копеечка, вернее даже не копеечка, а миллионы будут попадать в какие-то другие карманы, ну не знаю, какие.

Тамара Шорникова: Ты бунтовать предлагаешь?

Константин Чуриков: Я цивилизованный...

Петр Шкуматов: Ну если ООО «Казачье войско» отказалось, то будет там ООО «ОПП» какое-нибудь или «Омск-Камера» какой-нибудь, который все равно будет принадлежать тем же людям. Я просто хочу сказать, что сама система, то есть концессия в этих камерах чудовищна, она вообще провоцирует огромную коррупцию, она провоцирует огромное количество ловушек и подстав на дорогах. И вот то, что мы едем и чертыхаемся... Я вот тут в Люберцах ехал, 2 километра дорога, 4 полосы – ничего не меняется, вообще ничего не меняется, 4 полосы как шли, так шли, прямая дорога. Знаете, какой там был скоростной режим? – 50, 40, 20, 30, 50, 40, 20, 40, 20, 50 и потом 60. И это вот такую вот скорость я должен был выдержать на очень коротком участке, и там висело, по моим подсчетам, 5 камер. Ну слушайте, ну это...

Я понимаю, что это никакая не безопасность, любой здравомыслящий человек поймет, что это просто «доильный аппарат», что какие-то люди поставили там эти знаки во имя добра, справедливости, во имя Европы, в которую они поедут жить и купят там, не знаю, замки, яхты, что они там купят, а мы будем вот так вот ехать и не понимать, кто, кому это пришло в голову, такой абсурд, такой бред? Но это же все делается специально, специально, для того чтобы вынуть из наших карманов деньги, продать нам фотографию нашего же автомобиля не задорого. И не будет у нас ни дорог, ни парковок, вообще ничего не будет до тех пор, пока вот эти «доильные аппараты» будут. Я вот хочу спросить, эта история с этим ООО «РПП», это уже история, «Коммерсант» про нее писал, все про нее писали, никто ничего не сделал, никто.

Константин Чуриков: Петр, но все-таки голос разума слышат...

Петр Шкуматов: Где?

Константин Чуриков: ...вас приглашают в Думу, вас поддерживает ОНФ. Как бы это до результата довести?

Петр Шкуматов: Слушайте, ну мы постараемся, конечно. Честно говоря, я вот последние эти трое суток мало спал, мы готовили эту концепцию, мы ее сделали. Мы ее зашлем в Минюст, и я очень надеюсь, что Минюст не коррумпированный вот этими, так сказать, частными операторами камер и все-таки нашу концепцию рассмотрит, ну и во всяком случае ОНФ посылать не будет сразу.

Но я опять же хочу сказать, что на самом деле мы сталкиваемся с таким валом этого абсурда, что никто, ни Шкуматов, ни Шкуматов и команда, ни ОНФ, никто не может с этим ничего сделать. Необходимо убирать системные предпосылки, а системные предпосылки – это дефекты или специально заложенные туда такие баги закона о государственно-частном партнерстве, который допустил каких-то вообще непонятных людей в эту... Не просто лису в курятник запустили, а лицу на птицефабрику запустили.

В итоге что? В итоге что получается? Получается, что мы как бы и сделать ничего не можем. Поэтому необходимо, конечно, ликвидировать системные предпосылки, необходимо ликвидировать потенциально вот эти коррупционогенные нормы законодательства, иначе мы будем точно так же бороться с ветряными мельницами, как и делаем это сейчас.

Константин Чуриков: «Коррупциогенные», видимо, вот тут тоже слово «генные», на генном уровне это все, Петр, на генетическом.

Петр Шкуматов: Да нет, ну слушайте, на самом деле человек... Давайте понимать, что во всем мире, во всех странах существуют люди, которые эксплуатируют уязвимости и недостатки законодательства, такие люди есть, и они будут всегда, потому что вода дырочку найдет, а человек, если он разрабатывает какую-то схему относительно законную, он будет ею пользоваться. Вот эти схемы надо закрывать, потому что они сейчас появились во всех городах-миллионниках, в каждом городе-миллионнике есть свое ООО ««РПП»», «ЧПП», «КПП» и так далее, которые принадлежат, естественно, людям, которые взяли в концессию общую инфраструктуру, не вложили туда ничего, а сейчас будут получать бабки из воздуха, просто из воздуха. Вот такого вообще быть не должно. Я считаю, что нам надо было уже давно поднять этот вопрос, и, безусловно, закон о государственно-частном партнерстве не просто нуждается в поправках, он нуждается в кардинальном пересмотре.

Константин Чуриков: Спасибо. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок», был у нас в студии. Это была рубрика «Личное мнение». Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Успехов вам.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (11)
Константин
Насколько я помню, жена Лексутова - самая богатая женщина эстонии. Так что весь этот "беспредел" происходит "во имя Эстонии"
Иван
Да, я, как житель центра двумя руками «за» увеличение стоимости парковки. Такой бардак раньше был, машины в 2-3 ряда стояли, пешком не пройти. И даже больше я Очень хочу чтобы в центре платными стали парковки во дворах и прилегающих территориях. Так надоели эти любители халявы, которые лезут в наши дворы. Мне не жалко заплатить резидентную парковку, 3 тр в год даже для пенсионера не много.
й Иван
Нет, тогда нужно как в Японии. Сначала приносишь справку что у тебя куплено парковочное место а только потом тебе дают разрешение на покупку авто. А резидентную парковку отменить. И так же владельцам авто с московской пропиской сделать платный выезд за пределы МКАДа. Заколебали на дачи свои ездить
Deonis й
Поддерживаю
Максим й
а вас из центра за город не достойны вы там жить
Deonis й
Вот когла тебе её поднимут в 10 раз, тогда ты запоёш, поверь не долго ждать
Сергей
Соглашусь с Иваном по поводу дворов. У нас есть небольшие офисы во дворе. Так там есть «добрые люди», которые бросают свои авто и уезжают на отдых или в командировку, а жителям мест нет. Нужно уравнять стоимость парковки и тогда не будет смысла бросать во дворах свои автомобили.
Евгений
Мы чтобы к нам не парковались во двор были вынуждены поставить шлагбаум. Теперь платим за него 3 т.р. в год. При этом у большинства жителей ещё и оплаченные резидентные парковки. Все равно находятся умники, которые паркуются в нашем дворе или те, которые паркуются рядом с нашим шлагбаумом так, что ни заехать ни выехать. Думаю, если бы стоило одинаково, что на улице, что во дворе, то проблем бы не было.
Дмитрий
Раньше не было такого ажиотажа с парковками. А почему? Да очень просто, не было леса знаков ограничивающих парковку. Не было целенаправленного сужения дорог и расширения никому не нужных тротуаров до 6-12 метров(по ним никто не ходит). Политика мэра и его правительства направлена не на улучшение дорожного движения, а на отжим денег у автомобилистов и выдавливания москвичей из города. И для этого искусственно создаются дифицит парковочных мест. Зачем платные парковки у больниц, поликлиник, парков, кладбишь, торговых центров, в спальных районах ипр. - собирать деньги. Только деньги, и больше ничего. И именно по этому такой мэр с его правительством москвичам не нужен.
Абсолютно верно всё Дмитрий
Все правильно.
Светлана
Какой же он хитренький!))

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски