Пётр Шкуматов: Транспортный налог оброс таким количеством льгот, что у каждого из нас есть возможность его не платить

Пётр Шкуматов: Транспортный налог оброс таким количеством льгот, что у каждого из нас есть возможность его не платить
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Константин Чуриков: Как известно, в России у нас две беды…

Оксана Галькевич: Какие?

Константин Чуриков: Дураки и… налоги. Ну вот правда, я в том смысле, что это действительно становится проблемой. Счетная палата тут недосчиталась транспортного налога…

Оксана Галькевич: Да, и предложила пересмотреть принцип начисления транспортного налога. В качестве примера привели историю Смоленской и Ивановской областей. Дело в том, что там по итогам 2016-2017-х гг. выяснили, что бюджеты регионов здорово недополучают денег от этого самого транспортного налога, он же идет в региональные бюджеты. Ну вот эта проблема, судя по всему, не только в Ивановской области и Смоленской области, решили в Счетной палате и предлагают теперь изменить начисление транспортного налога.

Давайте будем обсуждать, как и, собственно говоря, кому начислят больше, кому начислят меньше, чего нам в принципе ждать от этой новой формулы.

Константин Чуриков: Ну и, например, у вас, уважаемые зрители, какой транспортный налог? Сколько вы платите каждый год государству за то, чтобы ездить по дорогам на своем автомобиле? Внизу экрана указан наш телефон, можно нам также и написать на номер 5445.

А в студии у нас Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Здравствуйте, Петр.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Петр.

Петр Шкуматов: Здравствуйте-здравствуйте.

Оксана Галькевич: Давайте сначала расскажем нашим телезрителям, собственно говоря, как у нас сейчас рассчитывается транспортный налог, попросим показать графику. Налог на легковушки у нас сейчас рассчитывается с учетом стоимости и возраста автомобиля. Счетная палата выяснила, что в регулярно обновляемом списке не оказывается целого ряда моделей премиум-класса, и вот в связи с этим аудиторы предлагают привязать коэффициент не к стоимости автомобиля, а исключительно к его техническим характеристикам.

Константин Чуриков: Подождите, это речь идет о том, что богатые должны будут платить больше?

Петр Шкуматов: Нет, это речь идет о том, что бедные будут платить больше.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Вот так, опять вот? Как так-то?

Петр Шкуматов: Ну как у нас в стране все происходит?.. Смотрите, изначально в этом исследовании Счетной палаты речь шла о том, что владельцы дорогих премиальных автомобилей стоимостью… (это по сути предметы роскоши) транспортный налог не платят, поэтому…

Оксана Галькевич: От 3 миллионов рублей примерно, да?

Петр Шкуматов: Да, там список автомобилей на самом деле, но он какой-то странный, если честно, там некоторые автомобили, которые стоимостью более 3 миллионов рублей, в этом списке отсутствуют, а наоборот, там присутствуют автомобили, которые немного дешевле на рынке. Ну то есть это вообще странная история, но мы ее пока опустим. В действительности еще когда вводился вот этот вот налог на роскошь, то есть повышенный коэффициент на транспортный налог, на автомобили, кажется, даже у вас я был в эфире, меня ведущий спрашивал, сколько сейчас будут платить владельцы Ferrari, например. Я, собственно, отвечал, что они будут платить ноль, потому что сколько, какую сумму ты ни будешь умножать, допустим, миллион рублей умножить на ноль, сколько будет? Ноль.

Константин Чуриков: Так.

Петр Шкуматов: Миллиард рублей умножить на ноль – ноль; тысячу рублей умножить на ноль – ноль. Связано это с тем, что транспортный налог оброс за последний десяток лет, а может быть, даже больше огромным количеством льгот. Если задаться целью не платить транспортный налог, это получится у вас, у меня, у вас и у любого телезрителя.

Константин Чуриков: Если это законно, то расскажите, как это сделать.

Петр Шкуматов: Достаточно просто: иметь, допустим, в семье инвалида, к примеру, в ряде регионов просто разные льготы, поэтому тут надо говорить о специфике, и оформить на него автомобиль. Можете оформить, допустим, Ferrari на инвалида. В некоторых регионах, кстати, пенсионеры не платят транспортный налог, то есть даже не инвалиды, а просто пенсионеры; в некоторых регионах транспортный налог не платят, допустим, до определенной мощности двигателя. То есть везде по-разному, но так или иначе этот налог, если задаться целью, его можно не платить. Мне, честно говоря, лениво этим заниматься, потому что на мой автомобиль это 4,5 тысячи рублей в год, из-за 4,5 тысяч не хочу. А вот есть люди, которые платят 50 тысяч рублей…

Оксана Галькевич: Конечно.

Петр Шкуматов: …100 тысяч рублей…

Оксана Галькевич: Там уже есть о чем подумать.

Петр Шкуматов: И вот там уже да, там овчинка стоит выделки.

Константин Чуриков: Нам звонит Александр из Омской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Вечер добрый, господа ведущие…

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: …и наш эксперт Петр Шкуматов. Да, здравствуйте.

Зритель: Да, Петру особый «уважамс», эти «ведерки», молодец.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Зритель: Вопрос такой, уважаемые ведущие и эксперт. Вот жил в Ставропольском крае, 3 года назад переехали в Омскую область, автомобиль «Нива» 1998 года. Регулярно прохожу честно техосмотр, замеряю все, поменял двигатель на новый, несколько пенсий. Там налог для пенсионеров несмотря на то, что дотационный регион, 280 рублей платил.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Здесь, в Омск переехали, разбитые, убойные дороги, тот же автомобиль, так же слежу, один хозяин, 600 рублей. Из чего исходят? Кто экспериментирует? Если сейчас еще им мало, алчность и жадность впереди планеты всей, то я вообще не знаю, в каком государстве я живу, явно не социальном.

Константин Чуриков: Слушайте, и у вас еще машинка такая, в общем, уже… Ну со стажем, я бы сказал, 20 лет с лишним.

Зритель: Ну она со стажем, но я за ней слежу очень четко, все меняю, с каждой пенсии стараюсь. Сейчас новый двигатель приобрел, там что-то еще… То есть он проходит все техосмотры честным образом, никаких нареканий не вызывает.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Александр.

Петр Шкуматов: Ну транспортный налог… Я понимаю, в чем вопрос. На самом деле транспортный налог не зависит от технического состояния автомобиля, он привязывается к мощности двигателя. Таким образом, даже если автомобиль в идеальном состоянии, то он будет облагаться налогом точно так же, как автомобиль, который вообще уже даже не существует, его разобрали по запчастям, просто не сняли с учета.

Но вот уважаемый телезритель поднял такую больную тему, что в одних регионах транспортный налог один, а в других другой. Помните, был такой лайфхак ставить дорогие автомобили на учет в Чеченской Республике, потому что транспортный налог там был самым низким вообще в стране? Ну то есть сейчас это, конечно, ушло, там гайки-то подзавинтили, но очень много люксовых автомобилей прямо замечательно ездили с номерами этого региона. И мало того, что эти номера производили впечатление на обычных автомобилистов, на некоторых инспекторов, это еще и давало такой очень хороший выигрыш в деньгах.

Но это, безусловно, говорит о чем? О том, что начисление транспортного налога весьма такое странное, если честно. И кстати, из-за этого его давным-давно хотели отменить, включить вот эти суммы собираемые в стоимость топлива, в акцизы. Но в случае с транспортным налогом тут у нас льготы, в случае с топливом примерно 30% топлива (по разным оценкам, это я экспертно говорю) – это топливо, скажем так, контрафактное, то есть производится не на заводах, а где-то в «самоварнях» так называемых.

Константин Чуриков: И в его стоимость включен все-таки налог?

Петр Шкуматов: И в его стоимость не включен налог, но зато включена сверхприбыль. Ну вы думаете, как дизельное топливо на трассах продают по 35 рублей сейчас за литр, в то время как на заводе вы его можете купить ну по 37-38, а там в розницу продается по 35.

Константин Чуриков: А чем разбавляют?

Петр Шкуматов: Ну не разбавляют, на самом деле продают судовое маловязкое топливо под видом дизеля или, если речь идет о бензине, то так называемый прямогонный бензин, который убивает катализаторы потом у автомобилей.

Оксана Галькевич: Петр, так вот вы описали вот этот бардак, состояние бардака и в торговле топливом, и в начислении транспортного налога. Казалось бы, давно пора, собственно, взяться уже и расчистить эту поляну.

Петр Шкуматов: Кто, кто будет это делать?

Оксана Галькевич: А кто это должен сделать? Это должны федеральные власти, так скажем, разобраться, или региональные власти заинтересованы в пополнении бюджета?

Петр Шкуматов: Смотрите, в нашей стране нет ни одного человека, который бы системно отвечал за то, что происходит в автомобильной отрасли, ни одного, ответственно заявляю. Нет человека, к которому вы могли бы прийти и сказать: «Слушай, вот здесь бардак, здесь бардак, здесь надо что-то менять. Давайте займемся».

Константин Чуриков: Ну правильно, отдельно у нас Минтранс, отдельно Минпромторг, отдельно МВД, у каждого свои «хотелки», отдельно еще региональные власти.

Петр Шкуматов: Отдельно Госдума, отдельно московские власти со своей этой парковкой и какими-то мерами. В итоге эта система никогда не найдет, не сможет найти баланс. Для того чтобы вообще был баланс, у этого сегмента должен быть регулятор.

Вот допустим, приведу пример. ОСАГО – вы помните же, какой бардак был в стране с ОСАГО? Еще несколько лет назад каждое 4-е дело по страховому возмещению уходило в суд. Мошенники, юристы, страховые компании, все друг друга кидают, все недовольны, 5 миллионов автовладельцев ездят без полиса, ужас.

Как только это дело передали мегарегулятору, Центральному банку (кстати, это очень хорошо, что именно Центральному банку, а не, допустим, Минтрансу), сейчас вообще даже невозможно себе представить, что 3 года назад мне для того, чтобы получить страховое возмещение по страховому случаю ОСАГО, надо было идти в суд. Сейчас некоторые люди даже в страховую компанию не ездят, то есть страховая компания присылает SMS, человек приезжает на автосервис, где ему ремонтируют автомобиль, а автосервис уже потом по договору цессии получает возмещение со страховой компании.

Константин Чуриков: Я удивлен, Петр, просто из ваших уст слышать вот о такой идиллии. Мне казалось, что там со страховыми еще много проблем.

Оксана Галькевич: Проблем еще много на самом деле.

Петр Шкуматов: Нет, там проблем еще много, там есть еще Краснодарский край, в котором еще никто ничего сделать не может, там есть так называемые еще куча токсичных регионов, с мошенниками никто не поборолся. Но все равно, если мы посмотрим на ситуацию в целом на рынке ОСАГО, она не просто оздоровилась, она оздоровилась прямо, что называется, на глазах.

В автомобильной среде нет такого человека или структуры, которая бы выступила мегарегулятором. Все тянут одеяло на себя, и в итоге то, что мы обсуждаем про транспортный налог, я помню точно, мы обсуждали и 5 лет назад, и 3 года назад, и год назад, и обширные статьи выходили на тему того, что этот транспортный налог надо либо отменять, либо его нужно реформировать.

Оксана Галькевич: Так а что мешает-то, собственно говоря, реформировать?

Петр Шкуматов: Некому принять решение в нашей стране, понимаете?

Оксана Галькевич: Некому принять решение.

Петр Шкуматов: Все апеллируют к нашему президенту. Вот если президент скажет на Госсовете или на прямой линии, что надо это сделать…

Константин Чуриков: У нас вообще есть такая традиция отменить налог?

Петр Шкуматов: Ха-ха, нет. Ну ладно, поскольку традиции такой нет, давайте хотя бы его реформируем, сделаем еще один справедливым. Потому что сейчас, как правильно сказал наш телезритель, автомобили исправные платят, условно говоря, какие-то деньги, автомобили неисправные платят столько же или могут вообще не платить. То есть такого огромного количества льгот, которое есть в транспортном налоге, нет нигде. При этом те, кому эти льготы положены, не пользуются этими льготами по причине того, что ты из-за тысячи рублей не пойдешь собирать все эти бумажки. А вот владелец Lamborghini Diablo, например, все это дело соберет, оформит, переоформит и ни копейки транспортного налога платить не будет.

Оксана Галькевич: Многодетный, малоимущий, несчастный человек, владелец Lamborghini…

Константин Чуриков: Карамба, диабло… Ужас, да.

Нина звонит из Красноярского края.

Оксана Галькевич: «Все, что нажито непосильным трудом».

Константин Чуриков: Нина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Да, меня зовут Нина Антоновна. Я бы хотела задать вот такой вопрос тоже о справедливости начисления транспортного налога. Мы с супругом заработали на Lexus RX 350 за свою жизнь, а вот сейчас, по выходу на пенсию, мы будем вынуждены платить налог в 30 тысяч, в прошлом году уже нам начислили такой налог. Мы вот уже думаем продавать машину, потому что не сможем платить такой налог, а льготы пенсионерам у нас в крае составляют всего 100 лошадиных сил, когда у нас 270…

Константин Чуриков: Нина Антоновна, просто история пенсионеров из Красноярского края, которые заработали на Lexus RX 350, очень интересна. Сколько вы платили за этот Lexus, когда покупали?

Зритель: Мы заплатили 1 миллион 150 тысяч…

Константин Чуриков: А-а-а.

Зритель: Он 2008 года, он старенький.

Константин Чуриков: Все понятно.

Петр Шкуматов: Вот это, кстати, та самая история по поводу льгот. Я, честно говоря, не в курсе, как в Красноярском крае дело обстоит с транспортным налогом, но я догадываюсь, да, что вот они там ограничили, то есть льгота только до 100 лошадиных сил пенсионерам. Но я уверен, что если покопаться в налоговой оптимизации, там тоже найдутся, скажем так, возможности и за Lexus не платить. Но вот за 30 тысяч я бы уже, наверное, начал заниматься какими-то такими моментами, все-таки сумма большая.

Оксана Галькевич: Вообще льгота до 100 лошадиных сил – что у нас машина до 100 лошадиных сил? Это такая «лягушонка-коробчонка»?

Петр Шкуматов: Нет, почему? Много, это эконом-класс.

Оксана Галькевич: Ну просто из Красноярского края, там, знаете, любят машинки посерьезнее, потому что климат там такой, он обязывает в определенным условиям передвижения.

Константин Чуриков: Вот Саратовская область риторический вопрос по SMS задает: «А когда добавят мощности налогоплательщикам? А то я уже не тяну». Расскажите нам, Петр: вот хорошо, кто-то там 600 рублей платит, кто-то 4,5…

Петр Шкуматов: …кто-то 30 тысяч…

Константин Чуриков: …кто-то 30 тысяч. А куда эти деньги идут вообще? Что дальше?

Петр Шкуматов: Значит, эти деньги идут в Дорожный фонд Российской Федерации. Эти фонды были отменены какое-то время назад, деньги шли в общий котел и расходовались, допустим, на фестивали мороженого, на фейерверки, что там еще, на плитку, бордюры и все, что любят наши местные власти. Потом все-таки федеральные власти сказали, что негоже, вернули дорожные фонды, но… Транспортный налог делится так: часть, меньшая часть уходит в федеральный дорожный фонд, а большая часть остается в местном дорожном фонде и расходуется на ремонт, реконструкцию и строительство новых дорог.

В общем-то, могу сказать, что этих денег не хватает. Цены на асфальт растут, на дорожную технику растут, кредиты растут, поэтому как мне ни прискорбно было бы, скажем, расстраивать уважаемого пенсионера из Ставропольского края, кажется…

Оксана Галькевич: Красноярского.

Константин Чуриков: Красноярский, да.

Петр Шкуматов: Нет-нет, человек, который звонил самый первый, с «Нивой».

Оксана Галькевич: Из Омской области, который до этого жил на Кубани.

Константин Чуриков: Да, Омск.

Петр Шкуматов: Да, из Омской области. Так вот на самом деле справедливый платеж каждого автовладельца в среднем – это акцизы и соответственно транспортный налог – в год составляет 25 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Но есть же нацпроект, почему вы молчите об этом?

Петр Шкуматов: Нацпроект какой?

Константин Чуриков: По дорогам там какой-то есть у нас проект.

Петр Шкуматов: Нет, если мы хотим финансировать дороги только из средств автомобилистов, то есть это просто математический расчет, то есть ремонтировать их, строить в том же количестве, которое есть, и чтобы ям не было…

Константин Чуриков: Очень хотим.

Петр Шкуматов: Да, очень хотим, тогда 25 тысяч с вас. Ну или дальше надо будет эти деньги забирать из каких-то других, скажем так, бюджетных статей. Это я просто что сделал? – это я просто поделил весь дорожный фонд Российской Федерации, муниципальный плюс федеральный, на количество автотранспорта.

Константин Чуриков: Нет, спасибо, я пока на метро поезжу.

Оксана Галькевич: Куда идут деньги от «Платона», раз уж мы спросили, куда идут деньги, спрашивает наш телезритель.

Петр Шкуматов: От «Платона»… Они тоже про это четко рассказывают: они идут в федеральный дорожный фонд. То есть два типа дорожных фондов, региональные и федеральные.

Константин Чуриков: Оксана, по-моему, имела в виду совсем не то, судя по вопросу, нет?

Оксана Галькевич: Нет, «Платон», Костя, система «Платон».

Константин Чуриков: Да, «Платон».

Петр Шкуматов: Да, они идут в федеральный дорожный фонд.

Константин Чуриков: То есть там же кто-то администрирует эту систему, я в этом смысле?

Петр Шкуматов: Да, но за это администрирование им платят, скажем так, по другой статье.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Я даже видела, вы знаете, где-то под Ярославлем такой щит рекламный, на нем написано: «Эти тысячи метров…»

Константин Чуриков: «Эти люди…»

Оксана Галькевич: «…отремонтированы на деньги, собранные в системе «Платон».

Константин Чуриков: Куда должен идти транспортный налог, сколько автомобилисты платят сегодня за это удовольствие ездить, спрашивали у водителей наши корреспонденты в Екатеринбурге и в Белгородской области, давайте посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: Кстати да, то есть мы платим и мы же еще страдаем.

Оксана Галькевич: Только хотела похвалить, говорят, в Белгородской области прекрасные дороги, сказать о том, что где-то хотя бы видно, на что эти деньги расходуются, а где-то это не видно совершенно… Вы знаете, у меня недавно в социальных сетях был такой разговор. Я проехала в Вологодской области до Белозерска, это такая историческая точка на карте нашей страны, связанная с Рюриками и так далее. Так вот ты когда едешь, ты спокойно не можешь сидеть, потому что дык-дык-дык-дык-дык… И я написала, так скромно написала, что, вы знаете, непростая дорога, путь кажется бесконечным. Мне люди пишут: «Да вы что! У нас нормальная дорога, не то что там у вас в Москве, зеркало, у нас еще нормально, ничего».

Константин Чуриков: А у Оксаны потом тремор был три дня в эфире.

Петр Шкуматов: Да я думаю, что… Я спросил бы в первую очередь, обратно-то как, своим ходом возвращались?

Оксана Галькевич: Нет, обратно вот так вот, вот так вот обратно и возвращались. Это я просто к тому, что, собственно говоря, почему у нас такая разница, где-то этих денег на что-то хватает, на то, чтобы, например, в Москве бесконечно перекладывать, вот бесконечно…

Константин Чуриков: Бордюры из гранита…

Оксана Галькевич: Дайте людям поездить спокойно.

Петр Шкуматов: Отвечу, отвечу очень просто: бюджет в Москве, бюджет даже не всей Москвы, а бюджет, направляемый на благоустройство Москвы, больше, чем суммарный годовой бюджет 10 российских городов-миллионников, которые расходуются на врачей, на учителей, на дороги, на чиновников, на фестивали фейерверков, вообще на все, на всю городскую жизнь. То есть в Москве, еще раз, бюджет, который направляется только на бордюры, плитку и все остальное, больше, чем суммарный бюджет 10 российских городов-миллионников. То есть это ответ на вопрос, почему в Вологодской области все, значит, находится в упадке, а в Москве… Кстати, скоро начнут менять бордюры на новые сезона осень-зима 2019.

Константин Чуриков: Да что вы? Новая коллекция осень-зима?

Петр Шкуматов: Новая коллекция вышла, новая коллекция бордюров вышла, да.

Константин Чуриков: От мэрии Москвы, отлично.

Петр Шкуматов: Да, так что скоро будут менять.

Константин Чуриков: Будем спрашивать во всех модных заведениях…

Оксана Галькевич: В какое время мы живем, да.

Константин Чуриков: Давайте спросим сейчас еще Владимира из Хабаровского края, как там с дорогами… А, все, не дождался, ушел Владимир.

Оксана Галькевич: Не дождался Владимир.

Константин Чуриков: Видимо, ушел, чтобы вернуться к нам вечером.

Оксана Галькевич: Так вы мне скажите, все-таки отдельные регионы получают какие-то дополнительные средства на дорожные работы, или все за свой счет, сама-сама-сама?

Петр Шкуматов: Есть федеральные программы, допустим, «Безопасные и качественные дороги», то есть это по сути грантовая система финансирования регионов. Регион должен обосновать выделение финансирования, и федеральный центр может быть даст, а может быть не даст. Но тут есть большая проблема. Дело в том, что дорожная отрасль должна функционировать постоянно, каждодневно, и люди, которые там работают, должны получать зарплату тоже каждый месяц. Когда, условно говоря, за 3 года дорожная отрасль условного региона Х разваливается…

Константин Чуриков: «Х»…

Петр Шкуматов: …вот на ту же самую букву и техника распродается, люди увольняются и прочее, а потом приходит федеральный центр и вываливает, допустим, 10 миллиардов на безопасные и качественные дороги, заканчивается это известным образом.

Константин Чуриков: Ну регион на букву «Х» – например, Хабаровский край, да?

Петр Шкуматов: К примеру, конечно, я про них и говорил.

Оксана Галькевич: У нас время «Х» настало.

Спасибо. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок», был у нас в прямом эфире.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну а вот что ждет вас сегодня вечером с 19 до 22 часов по Москве.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Юрий
Это где налог привязан к стоимости авто? Тут то и мощность смешно выглядит. Как она (мощность), влияет на дорожное полотно? Просто удобная привязка, страховщики тоже ее пользуются. Интересно, а можно ли два раза платить за одно и тоже - за мощность? И налог, и страховку? Тогда уж привязывайте к весу автомобиля...
Толик
Это просто дурдом!!!Машина дизель платит 18675,бензин 46350!!!Это при том,что одна и та же модель!!!!Сколько можно кормить ненасытных чинуш????
ток
Ыксперт какой-то скользкий. Пришел не подготовленный на передачу. Не рассказал ни про льготы, ни про законные возможности не платить налог. Только хвастался сидел, что можно, мол, не платить, а как, я вам не скажу. Не знает ситуации в регионах, не знает какие там льготы и какая ставка налога. Сидел хитрую лыбу давил всю передачу. Возглавляет какое-то никому ненужное общество синих ведерок и рубит бабло. Я уж лет 5 не плачу налог. Через суд с меня взыскивают только за 3 прошедших года. Но решение суда выкинул в мусорку. Ждем приставов. Дороги в ужасном состоянии, даже после ремонта. Качество ремонта оставляет желать лучшего. Дорогами у нас занимаются в основном Армяне. Они их делать не умеют, на всем экономят. Но каким-то образом эту халтуру принимают.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски