Работа? Дайте две! Больше половины россиян подрабатывают или ищут «халтуру»

Работа? Дайте две! Больше половины россиян подрабатывают или ищут «халтуру» | Программы | ОТР

Больше половины россиян имеют подработки или ищут «халтуру»

2020-02-07T14:47:00+03:00
Работа? Дайте две! Больше половины россиян подрабатывают или ищут «халтуру»
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС

Иван Князев: На одну зарплату не проживешь. Так считает каждый второй россиянин и подумывает о халтуре. Это результаты исследования HeadHunter.

Тамара Шорникова: Да, компания ежеквартально проводит подобные опросы. Вот свежие данные. Внимание на экран. Половина россиян рассматривает возможность найти подработку в течение ближайших 3 месяцев. Еще 37% респондентов считают, что дополнительный заработок им не нужен. У 8% опрошенных подработка уже есть. А у вас есть? На скольки работах вы трудитесь, сколько заколачиваете? Звоните и рассказывайте.

Иван Князев: Вам нужна подработка? «Да» или «нет», пишите нам прямо сейчас, 5445. В конце обсуждения этой темы мы подведем итоги этого опроса.

Тамара Шорникова: И обсудим сейчас с нашими экспертами. Первый к нам выходит на связь Юрий Савёлов, член президиума Объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий Михайлович.

Юрий Савёлов: Добрый день, добрый день.

Тамара Шорникова: Юрий Михайлович, смотрите, каждый второй подумывает, причем в ближайшей перспективе, о подработках. Почему? Зарплата маленькая? Боятся потерять первую работу? Какие основные причины?

Юрий Савёлов: Дело в том, что причин-то две. Люди, которые ищут подработку, конечно же, у них не хватает средств, не хватает зарплаты. Это понятно. Вторая причина: это люди, у которых много свободного времени. Вы знаете, они тоже ищут подработку. Есть такие профессии. Допустим, учитель. У него на этой неделе 10 всего учебных часов. Что делать? Конечно, он пытается найти подработку, просто чтобы не лежать на диване и не тратить свое время впустую. Вот эти две категории людей – они, конечно же, ищут подработку. И подработка искалась всегда. И в Советском Союзе, и за рубежом она есть. Люди пытаются заработать дополнительные средства.

Тамара Шорникова: Вот как раз учителя в категории тех, кто чаще всего подработку ищет. А много ли в этом проценте людей, которых работа не устраивает? Не приносит удовольствия, занимаются не тем.

Юрий Савёлов: Вы имеете в виду – основная работа?

Тамара Шорникова: Да.

Юрий Савёлов: Ну, конечно, процент, я думаю, большой. Вы знаете. один из показателей счастья – это когда человек идет на работу, в общем, весело и когда возвращается с работы.

Тамара Шорникова: Летящей походкой, да?

Юрий Савёлов: Да. Поэтому работа, та работа, которая удовлетворяет человека и на которую он действительно идет с радостью, она является должным, необходимым для функционально нормальной жизни. Но есть много людей, которые работают на работе, которая действительно их не устраивает. Я не думаю, что их очень много. Понимаете, человек, если его не устраивает работа, если он на работу идет, как на каторгу, наверняка он ищет другую работу и в поиске постоянно, чтобы сменить эту работу.

Тамара Шорникова: Ну, и немного, прямо на секунду, посомневаемся просто в цифрах. Вернее, определимся: мы действительно решительно настроены или больше болтаем? Потому что вот тот же опрос HeadHunter, о котором мы сказали вначале, он проводится действительно регулярно, и с 16-го года одни и те же цифры. Из года в год половина россиян говорят: «Да, в следующие 3 месяца найдем». И из года в год процент тех, у кого реально эта подработка имеется, 8-10%.

Юрий Савёлов: Да.

Тамара Шорникова: Если мы так серьезно хотим подработать, почему же не занимаемся активно поиском?

Юрий Савёлов: Но, вы знаете, мы хотим подработать – да, вот если очень сильная нужда, человек идет на любую подработку. Ему просто нужны деньги, я не знаю, на лечение ребенка. А если люди сомневаются, какая подработка, сколько за нее платят, вот таких очень много. Понимаете, «я не пойду подрабатывать на 3 тыс. руб., лучше я дома просижу, мне стыдно на эти деньги идти подрабатывать». Но если цифра будет другая, конечно, он пойдет с большим удовольствием на подработку и заработает для себя и для своей семьи. Вот идет о чем речь. А не просто так найти подработку, вы знаете, по профессии, по специальности, и чтобы еще за нее достойно платили. Вот в этом еще состоит. Поэтому многие люди как бы не то что в поиске, но постоянно, если им что-то предложат хорошее, хороший, как говорится, калым, подработку, – вот они с большим удовольствием за нее возьмутся и получат достойные деньги. Нужно еще ее найти – хорошую, достойную подработку.

Иван Князев: Юрий Михайлович, знаете, меня в этом опросе заинтересовал вот какой момент. Тем, кому не нужна подработка, там прямо так и написано, работают в нефтегазовой добывающей отрасли.

Тамара Шорникова: Неожиданно.

Иван Князев: Да, им прямо совсем не нужна. Но и с ними в одном ряду стоят еще почему-то студенты и вообще вся молодежь. Ну, с первыми-то более или менее понятно. А студентам и молодым специалистам, что, не нужна разве?

Юрий Савёлов: Ну, почему. Студенты идут на подработку. Но они же постоянно то листовки расклеивают, то какие-то акции создают, за что им платят. (Кстати, это не очень большие деньги.) Но они постоянно ищут подработку. Но студентам найти легче подработку. Я имею в виду: она может быть любая, она может быть не по специальности, как правило. Конечно, за нее не много платят, но если где-то чуть больше платят, они берутся за эту работу. За любую работу. Не все студенты сидят на иждивении у родителей, многие, конечно, пытаются подзаработать, чтобы себе что-то купить. И в наши времена было об этом. Студенты постоянно подрабатывали. Здесь я вот, знаете, не соглашусь. Может быть, работы не хватает на всех на них.

Иван Князев: Да вроде бы тоже хватает. Ну, хорошо. Спасибо, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Будем разбираться дальше. А пока СМС. Это был Юрий Савёлов, член президиума Объединения предпринимателей «Опора России». Вот что пишут наши телезрители. Красноярский край: «Я работаю по 25 часов в сутки. Оклад 10 тыс. руб. Какая подработка может быть?» Приморский край: «Деньги нужны, но здоровье дороже. Сил с годами меньше. А в молодости всегда подрабатывали». 56 лет автору. Тамбовская область: «На двух работах, 22 тыс.» Видимо, в сумме.

Иван Князев: Видимо, да. Кстати, многие люди нам пишут, что работы-то вообще нет, на самом деле. Сейчас послушаем телезрителя. У нас на связи Максим из Твери. Максим, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Максим, одна работа, две? И есть ли вообще?

Зритель: Ну, на данный момент у меня уже, получается, с прошлого месяца у меня две работы. Ну, как бы два места, где я работаю. А в отношении нагрузки – на основной работе я работаю на 2-2,5 ставки.

Тамара Шорникова: Это сколько же часов в неделю вы работаете? У вас выходные есть?

Зритель: Ну, ежедневно с 8 до 16. И ночные дежурства. Это в среднем где-то 7-10 дежурств, в зависимости от дней, какие дни берешь. Это вот я работаю врачом в больнице.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Врачом в больнице? С такой нагрузкой? Остаются силы на то, чтобы лечить, собственно, заниматься тем, что вам нужно делать?

Зритель: Ну, понимаете, как бы…

Иван Князев: Или просто выхода нет?

Зритель: …силы-то в принципе находим. А выхода – вообще да, в этой ситуации выхода в принципе нет никакого. Т. е. я вот отец, у меня трое детей, младшему ребенку у меня год. У меня ипотека, которую я взял в банке. Причем мы пытались попасть под какие-то там льготные условия: молодая семья там что-то получает от области. Мы ничего не получили. Т. е. я взял 3 млн. 200 руб. в ипотеку, которые сейчас выплачиваю. Т. е. есть кредит, который там на мебель и все это. У меня дети ходят, я их, ну, это же дети, они должны как-то развиваться, детей вожу, они у меня ходят на футбол, мальчики, каратэ занимаются. Вот девочке еще только годик, она пока еще никуда не ходит. Вот в этом году мы идем в школу. Какие-то программы, т. е. какая-то реальная помощь от государства, от администрации города – я ее не вижу. Т. е. у меня есть удостоверение многодетной семьи, мы ею являемся. Обращался. Мне сказали: «Молодой человек, ну, вы очень большую получаете зарплату»…

Тамара Шорникова: Не положено, да?

Зритель: … на сколько-то там «сот рублей вы уже перебрали». Я им так открыто сказал: «Вы понимаете, что я дома бываю, в среднем, не знаю, может быть, недели полторы-две, когда я вот бываю дома, просто я нахожусь дома. А вот прихожу переночевать».

Тамара Шорникова: Максим, а сколько со всеми подработками, со всеми дежурствами сколько у вас получается?

Зритель: А вы знаете, зарплата не постоянная. Т. е. у нас бюджетная сфера, я работаю врачом…

Тамара Шорникова: В среднем.

Зритель: …у меня есть мой оклад: 7777 руб. А все остальное – как вот мне дадут. Т. е. когда будут у меня какие-то премии стимулирующие, я получу, там, 30 тыс., а когда-то мне дадут 40 тыс. Т. е. я не могу сказать, сколько получу в следующем месяце. Я примерно знаю, но…

Тамара Шорникова: Да. И коротко: какая зарплата бы вас устроила, чтобы вы на одну ставку трудились и не искали подработок?

Зритель: Ну, вы знаете, вот просто было сообщение администрации как бы, города, больницы, т. е. нам говорили, что, мол, ребята, по … профессии вы будете получать на ставку от 60 тыс. руб. Ну вот, меня бы хотя бы это бы устроило. А на ставку – тем более. Т. е. я бы, наверное, меньше брал бы дежурств и больше находился бы дома, провел свое время с женой и детьми. Но это нереально. В данной структуре это нереально.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Максим, спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо, Максим. Вот нам Иркутская область пишет. Серьезная на самом деле проблема. Пенсионерам очень трудно найти подработку. Если молодежь еще как-то справляется, а вот пенсионерам и пенсии на жизнь не хватает, и не трудоустроиться никуда.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору второго эксперта. Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Здравствуйте.

Владимир Морыженков: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир Алексеевич. Вот смотрите, последняя СМС, которая пришла от нашего телезрителя, говорит, что очень сложно с подработкой у пенсионеров. Если студенты, молодежь, еще можно пойти флаеры пораздавать, то людям постарше – сложно.

Тамара Шорникова: Или физическим трудом заняться, быть тем же курьером, да.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Где искать подработку людям в возрасте?

Владимир Морыженков: Я хочу сказать, что людям в возрасте нужно добавлять пенсию довольно активно и снижать пенсионный возраст. Самое простое. Потому что денег в казне вполне достаточно, чтобы сделать большое право гордиться россиянину быть россиянином, за то, что его раньше выпускают на пенсионные хлеба. А если искать подработку и человек-специалист, беречь свое здоровье, то нужно, конечно, продолжать продавать свои компетенции. Если мы говорим о людях, которые могут давать, но это надо по каждой отрасли считать, если ты профессиональный учитель, ты можешь давать частные уроки двоечникам или, наоборот, отличникам, которых готовишь к чему-то. Если ты можешь ухаживать за своими коллегами, ты можешь найти значительное количество почасовой подработки. Сейчас в муниципальных советах выделяются небольшие деньги на то, чтобы формировать программы развития пенсионеров. Это «Жить вечно», например, так программы должны называться.

Тамара Шорникова: Звучит.

Иван Князев: А если, вот смотрите: «Если ты пенсионерка, – из Оренбургской области пишет нам телезрительница, – 8 тыс. пенсия, пошла бы работать, но в деревне работы нет». Вот такая вот.

Владимир Морыженков: И я замечу, что слово «работать» – нужно отдавать еще отчет, это не пребывать какое-то время на работе, а точно знать, что благодаря тебе создается какой-то продукт, так называемая добавленная ценность. Если ты в сельской местности будешь разводить кроликов или домашних животных и продавать их на рынке через Интернет, это довольно неплохой бизнес, я хочу вам сказать. И я это вижу, как в Подмосковье идут массовые нарастания вот такой активности. Люди чудесно находят себе работу. Те же самые сыры производят. Это, я замечу вам, что нужно искать тех людей, которые обладают высокой активностью. И таких людей довольно много. Это слово «много» – это единицы процентов на определенную часть населения. Т. е. на все население несколько процентов людей достаточно, чтобы они подняли невероятно предпринимательскую активность. Я хочу вам сказать, что вот эта линия, которую проводит правительство на поддержание государственных инвестиций, например, угробить национальное достояние, наши денежные запасы на строительство моста через Якутию или строить экспортный порт в Усть-Луге, – а что достанется Белгородской области, Курской, Брянской? Вот эти инфраструктурные проекты должны открыто стать примером для частных инвестиций. И вот тогда появится море рабочих мест. Потому что рабочее место должно давать великое благо для России – это сформировать ее конкурентоспособность. И я, конечно, запретил бы работу студентам на примитивных местах. Потому что студенты заранее уже приучаются быть занятыми в примитивном труде. И тогда начинают, вот как мы сейчас доктора слушали, вынужденно, сердце кровью обливается. Вместо того чтобы изучать, там, высший пилотаж в своей профессиональной, в профессии врача, он вынужден брать бесконечное количество часов дежурств и вдобавок еще не быть дома. Где он мог бы быть примером для своих детей, передавать им тоже азы профессии, чтобы вот этот фамильный бизнес или фамильная деятельность росла. Если этого человеку не удается сделать, он не может реализовать себя в полной мере предназначения человека, гуманиста, который… о чем вообще идет смысл существования и развития.

Иван Князев: Понятно. Спасибо. Профессор бизнес-школы МИСиС у нас был на связи, Владимир Морыженков. Подводим итоги опроса.

Тамара Шорникова: 89% наших телезрителей сказали «да». Уже 90%.

Иван Князев: А, уже 90%, вы нам подсказываете.

Тамара Шорникова: Меняются цифры ежесекундно. «Да, нам нужна подработка».

Иван Князев: Вот такие данные нашего опроса. Стала понятна картина с подработкой, да? Фактически всем нам она нужна. Переходим…

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир
В какие времена и где было иначе? В советское время у меня было полторы ставки в своём учебном заведении и полставки в другом - на вечернем отделении. Также было и остаётся у врачей. Все и всегда, если позволяла основная работа, искали подработку.
Больше половины россиян имеют подработки или ищут «халтуру»