Работа для своих. Надо ли обязать работодателей отдавать предпочтение россиянам при найме на квалифицированную работу?

Работа для своих. Надо ли обязать работодателей отдавать предпочтение россиянам при найме на квалифицированную работу? | Программа: ОТРажение | ОТР

А что делать, если граждане РФ сами будут отказываться от той или иной работы?

2020-06-08T11:53:00+03:00
Работа для своих. Надо ли обязать работодателей отдавать предпочтение россиянам при найме на квалифицированную работу?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
Гости
Юлия Санина
директор по персоналу и организационному развитию сервиса «Работа.ру»
Александр Сафонов
проректор Академии труда и социальных отношений

Иван Князев: «Места для своих». Власти хотят обязать руководителей при найме сотрудников на квалифицированную работу отдавать предпочтение российским гражданам, а не иностранцам. Сейчас государство лишь определяет предельно допустимую долю зарубежной рабочей силы в той или иной отрасли.

Вот давайте посмотрим. Например, в этом году, по постановлению Правительства, в строительных организациях до 80% работников могут быть мигрантами, а в компаниях, которые занимаются выращиванием овощей – до половины. В сферах пассажирского и автомобильного грузового транспорта допустимая доля мигрантов зафиксирована на уровне в 26% от общей численности сотрудников. А вот в аптеках нанимать иностранцев вообще запрещено.

Тамара Шорникова: На более строгом квотировании иностранной рабочей силы уже несколько лет настаивают профсоюзы. В пример часто приводят западные страны, где, например, предприниматель обращается в госструктуру, если хочет нанять высококвалифицированного сотрудника-иностранца, а чиновники оценивают, а можно ли закрыть эту же позицию местным работником. Если да – ищи кандидата в своей стране.

Как будет у нас? Обсудим. Рассказывайте, что думаете по этому поводу. Справимся мы без трудовой подмоги из-за рубежа?

Иван Князев: Первым на связь с нами выходит Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве России. С ним будем обсуждать эту тему. Александр Львович, здравствуйте.

Александр Сафонов: Доброе утро.

Иван Князев: Александр Львович, у нас сейчас россиянам действительно серьезную конкуренцию составляет иностранная рабочая сила? Потому что я смотрю – бо́льшая часть трудовых мигрантов, например, в 2020 году прибывали из Узбекистана (400 тысяч человек), из Таджикистана (237 тысяч), Киргизии (134 тысячи), Украины (68 тысяч). Это серьезная конкуренция или все-таки нет?

Александр Сафонов: Да нет. Скорее всего, нет. Почему? Потому что надо понимать, что наш рынок труда устроен таким образом, что достаточно много специалистов, которых требует народное хозяйство, – это люди, которые связаны, скажем так, с тяжелым физическим трудом, с низкооплачиваемым трудом. Это как раз строительные специальности, это специалисты жилищно-коммунальных услуг, куда россияне традиционно не очень хотят идти. И это в значительной степени была вынужденная мера привлечения иностранцев в эти сектора экономики.

Поэтому даже если сегодня, например, установить полный запрет, то мы, скорее всего, увидим большое количество вакансий, которые не будут заполняться месяцами, а может быть, даже годами. Поэтому идти на такую ситуацию, когда полный запрет осуществляется ради благих побуждений, – это неправильный подход. Нужно всегда точечно подходить к оценке ситуации, исходя из ситуации на рынке труда в каждом субъекте Российской Федерации, готовности наших специалистов занять те вакантные места, которые предлагаются на сегодняшний день.

Ну, более сложная ситуация с высококвалифицированными специалистами, потому что надо понимать, что здесь особый порядок – здесь для них квоты не устанавливаются. И связано это только с тем, что, как правило, те высококвалифицированные специалисты, которые привлекаются на российский рынок труда, обладают уникальными специальностями, которых нет в России по разным причинам. Это просто начало какого-то нового бизнеса, и это носители знаний, связанные с его организацией, технологическими особенностями, конструированием и так далее и тому подобное, поэтому на период запуска они крайне необходимы.

Вот здесь могут быть внесены определенные коррективы, связанные с тем, что, например, международная практика предусматривает обязательства той компании, которая привлекает иностранных высококвалифицированных специалистов, все-таки делать это на ограниченный период времени. Я имею в виду – на период запуска бизнеса, да, они нужны. Они нужны еще и для того, чтобы передать какие-то уникальные свои знания нашим специалистам, чтобы уже потом делать опору на российских граждан, на российских профессионалов.

Поэтому ситуация, еще раз подчеркну, она очень разная. То есть где-то мы можем какие-то дополнительные рычаги регулирования вводить, а где-то надо к этому крайне осторожно относиться, чтобы не остаться с неубранными улицами.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе звонок от телезрителя. Дмитрий из Санкт-Петербурга. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Говорите. Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: Вы знаете, у меня такое очень однозначное мнение. Мне кажется, что давно пора навести порядок в этой сфере, потому что, к сожалению, нашим гражданам-россиянам очень сложно найти работу сейчас. У нас очень много мигрантов из зарубежья: Узбекистан, Таджикистан и прочее. И все сферы деятельности – стройка, торговля, промышленность – практически все завалено этой приезжей рабочей силой. К сожалению, биржа труда тоже говорит о том, что… Ну, к сожалению, и зарплаты там такие, и вахтовый метод, и прочее, и прочее, и прочее. Все сделано для них.

Казалось бы, в России должно быть все сделано для нас. Да, Россия многонациональная страна. Я ничего не имеют против других национальностей. Но вопрос – куда устраиваться нашему гражданину? – остается открытым. У нас много говорят о том, что безработицы нет, что у нас много рабочих мест, что все сделано для нас, но это только слова. Понимаете? По факту ничего не меняется. И на биржу труда вставать бесполезно.

Искать работу частным образом? Вот я сейчас ищу работу, безработный уже на протяжении долгих месяцев. В основном везде требуются вахтовики, граждане Узбекистана и Таджикистана, которые могут работать «шесть через один» либо без выходных вообще. А у меня двое детей. И как жить – неизвестно.

Тамара Шорникова: Спасибо большое за ваш звонок, Дмитрий.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Дмитрий.

Тамара Шорникова: Александр Львович, мы говорили о том, что цифры тех, кто приехал официально на работу, в этом году поменьше и вроде бы не такие внушительные, и меньше, чем в прошлом году. Но понимаем тоже причины: кризиса все боятся, не все хотят ехать. Тем не менее, по данным ООН, Россия по количеству гастарбайтеров уступает только США и Германии – в нашей стране их около 11 миллионов человек.

Вот как можно все-таки регулировать эту сферу, чтобы не было таких звонков?

Иван Князев: Как это на практике будет вообще выглядеть?

Александр Сафонов: Вы знаете, Дмитрий правильную черту обозначил в трудовых взаимоотношениях, которые связаны с гастарбайтерами, – это желание работодателя установить минимальную заработную плату, на которую российский гражданин не может пойти в силу разных обстоятельств. Ну и плюс ко всему прочему это повсеместное нарушение трудовых прав.

Поэтому, с точки зрения прекращения вот такой практики, здесь ничего другого нельзя придумать, кроме как устанавливать жесткий контроль за соблюдением трудовых прав граждан. Это повышение минимального размера заработной платы – в этом случае становятся более престижными работы, которые сейчас замещаются мигрантами. Соответственно, проводить одинаковый контроль по соблюдению Трудового кодекса и положений, связанных как раз с режимом труда и отдыха, чтобы действительно это 8 часов было, а не 24 часа в сутки, чтобы четко соблюдались правила выходного дня и так далее.

Но, к сожалению, этот элемент остается вне зоны государственного контроля – что, собственно говоря, и приводит в конечном итоге к такой ситуации, когда работодателю намного выгоднее привлекать представителей из республик Средней Азии.

Иван Князев: Поэтому они к нам и едут. Единственный момент – может, в нынешней ситуации, когда безработица будет расти, как вы говорите, наши граждане не пойдут на такие условия. Так может, все изменится, и они уже и готовы бы пойти? Как вы считаете?

Александр Сафонов: Вы знаете, безусловно, мы видим каждый раз, когда ухудшается ситуация на рынке труда, что российские граждане для того, чтобы хоть какую-то работу найти и обеспечить себя какими-то денежными поступлениями, вынуждены…

Иван Князев: …просто соглашаются на все подряд.

Александр Сафонов: Да, соглашаются на все подряд. В этом плане тогда, исходя из той ситуации, надо, наверное, ужесточать квотирование в отношении иностранных работников.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое. Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве России, был с нами на связи.

Звонок у нас есть?

Тамара Шорникова: Да. Сергей, Москва. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Вот я считаю так: совсем без рабочей мигрантской силы не обойдемся, но сократить на 70% можно – при условии, что россияне пойдут на эти работы, где будут платить им достойную зарплату. Контролировать поток мигрантов можно очень просто – визовый режим, трудовые визы. Вот и все. Не пойдут в ЖКХ? Да пускай возьмут наши руководители советский опыт – служебная квартира на 10 лет. Ну, пускай сейчас на 15. От русских рабочих отбоя не будет, потому что жилье сейчас, сами понимаете… Вот и все. Вот такое мое мнение.

Иван Князев: Ну, тогда все пойдут, если жилье будут давать бесплатно, включая меня.

Тамара Шорникова: Сергей, как вам кажется…

Зритель: Вот такое условие.

Тамара Шорникова: Так, не саботируйте! Сейчас переманите Ивана в другую сферу. Сергей, а как вам кажется, где мы не обойдемся без иностранцев? Вы сказали в самом начале, что есть такие сферы.

Зритель: Вы знаете, в основном это стройка и сельское хозяйство. Почему сельское хозяйство? Стройку можно заменить, а вот сельское хозяйство… В деревнях народа нет, поэтому туда и прилетает такая масса. А если привлечь туда… Вот как в советское время было? Заводы выезжали, поля обрабатывали, ну, закрепляли за заводом. Но самое главное – надо поднять село, заселить село. И никакие мигранты нам на селе не нужны будут.

Иван Князев: Сергей, Сергей…

Зритель: Сейчас же очень много техники, которая заменяет такой тяжелый рабочий труд.

Иван Князев: Ну, она дорогая, эта техника, ее покупать надо.

Зритель: Я понимаю.

Иван Князев: А мигрант приехал – ему меньше заплатил. Дешевле обходится. Сергей, помимо квартир, по вашему мнению, какие еще условия могут поспособствовать трудоустройству российских граждан? И зарплата какая в том же селе, в сельском хозяйстве, по вашему мнению?

Тамара Шорникова: Что привлечет?

Зритель: Ну смотрите. Если брать село, то 25 тысяч – и село будет заселяться, если там будут рабочие места. В городе? Ну, зависит от города. Понятно, что в Москве высокая зарплата, а если взять, допустим, Тамбовскую или Рязанскую область, моногородки, то 35–40 тысяч – и оттуда никто никуда уезжать не будет на другие рабочие места. Но это мое мнение. Кто-то, конечно, не согласится.

Иван Князев: Ну, я думаю, многие его разделяют. Спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое за звонок.

Подключим эксперта – Юлия Санина, директор по персоналу и организационному развитию сервиса Rabota.ru. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юлия Владимировна.

Юлия Санина: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Тамара, можно я быстренько спрошу?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Юлия Владимировна, смотрите. У нас мигранты разве ищут работу на различных сайтах по трудоустройству?

Юлия Санина: Почему нет? Они также ищут работу.

Иван Князев: Также ищут, да?

Юлия Санина: Да. В том числе и наш сервис является площадкой для поиска работы, в том числе и для граждан других стран, в том числе трудовых мигрантов. И работодатели, соответственно, в общем-то, на эту аудиторию там тоже рассчитывают и размещают свои объявления.

Тамара Шорникова: Если все-таки возвращаться к началу нашей темы – о том, чтобы, так сказать, побудить работодателей принимать российских граждан именно на высококвалифицированные вакансии, а не брать иностранцев, там такой пункт: возможно, нужно будет проверить, что нет российских кандидатов, которые могут претендовать на эту должность. А как это проверяется? Какие критерии здесь могут быть? Как понять, что российский сотрудник может с этим справиться или не может? Ну, конечно же, помимо очевидного случая, когда просто не было такой должности раньше у нас в стране.

Юлия Санина: Ну, вы такую тему интересную затронули. Действительно, погружаясь в нее, возникает очень много вопросов. Это вопрос дискуссионный. Предыдущий спикер тоже об этом говорил.

Здесь инициатива в целом властей понятна – они хотят помочь в текущей экономической ситуации нашим российским гражданам найти работу. Но, действительно, как уже сказали, насколько сами российские граждане готовы будут трудоустраиваться на эти позиции, заниматься этим низкоквалифицированным трудом? Ну, существуют какие-то позиции в строительстве, в ЖКХ. Здесь, действительно, тоже вопрос.

И зачастую определяющим все-таки является уровень оплаты труда. Вы говорите: «Как проверить?» Ну, здесь, наверное, готовность людей, работников идти на те условия, которые предлагает работодатель. Мне кажется, в целом это ключевое, потому что низкоквалифицированный персонал все-таки, там сложно проверить. Это в большей степени соблюдение элементарных рабочих норм, какая-то ответственность, обязательность и, действительно, уровень заработной платы.

Иван Князев: Юлия Владимировна, все-таки для понимания – на какие вакансии сейчас идут люди, которые приезжают к нам из-за рубежа? Просто мы все как-то привыкли: раз мигрант – значит стройка, значит ЖКХ, значит водитель автобуса. Это так на самом деле? Или есть действительно серьезно оплачиваемые вакансии?

Юлия Санина: Вы сказали, что сейчас приезжают. Надо сказать, что сейчас в целом пока миграционный поток, наоборот, ограничен в связи с закрытыми границами. Действительно, мы видим сокращение за этот период на 30% в целом этих миграционных потоков из-за рубежа. Наоборот, люди вернулись в свои места жительства.

Тамара Шорникова: Ну, в среднем, общая картина.

Юлия Санина: Также те сферы, про которые вы уже тоже выше в эфире сказали. Это строительство. Это сфера ЖКХ. Это сельское хозяйство. Тем более там в целом государством установлены вполне себе понятные нормы, и квотируется количество персонала там должно быть. А если говорить про высококвалифицированный персонал, то здесь тоже понятная процедура, и таких специалистов все-таки на рынке труда не так много.

Иван Князев: Просто интересно, много ли их. Мы привлекательны для иностранных высококвалифицированных специалистов? Ну, если, например, не говорить о космических зарплатах на каких-нибудь топ-менеджерских позициях топовых компаний. Вот мы привлекательны для них? Едут они к нам?

Юлия Санина: Я бы не сказала, что действительно они к нам едут, потому что в целом есть другие варианты по миру для их трудоустройства. Если брать какие-то уже такие квалифицированные интеллектуальные сферы в виду IT-направления, то понятно, что сейчас рынок для таких специалистов открыт. И здесь даже скорее вопрос к нашему государству: как мы будем удерживать высококвалифицированные и важные для нас кадры, чтобы они не уезжали?

Иван Князев: Вот! Наоборот, чтобы они не уезжали, а оставались.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: И примем звонок. Вологодская область.

Иван Князев: На связи у нас Вологодская область, Александр. Александр, здравствуйте. Александр, слушаем ваше мнение.

Зритель: Здравствуйте. Мое мнение такое. Все у нас лицензируется. Для того чтобы избавиться от ненужных нам рабочих, нужно забирать лицензию у этого предпринимателя, предприятия, кто это делает. Сколько у нас безработных сейчас? Как может быть другое что-то, когда работа должна быть только для своих?

Иван Князев: Я так понимаю, вы говорите о тех производствах, где трудятся нелегально люди, правильно?

Зритель: Да, да, да. Да даже легально.

Иван Князев: Легально? Ну а зачем тогда закрывать и забирать лицензию?

Зритель: А потому что когда у нас будет 1% безработных – вот тогда можно кого-то приглашать.

Тамара Шорникова: Все, позиция теперь предельно понятна.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам, спасибо. К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
А что делать, если граждане РФ сами будут отказываться от той или иной работы?