Работа не нравится. Зарплата - тоже

Работа не нравится. Зарплата - тоже | Программа: ОТРажение | ОТР

Что сделать, чтобы это изменить?

2021-03-16T22:01:00+03:00
Работа не нравится. Зарплата - тоже
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
Гости
Татьяна Баскина
заместитель генерального директора компании ANCOR
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова
Алексей Мазуров
эксперт в области управления персоналом

Константин Чуриков: Россиянам не нравится работа. Работать нравится, работа не нравится, не всем, но многим. Сервис поиска вакансий «Работа.ру» представил недавно результаты опроса, из которых следует, что большинство довольны своей трудовой деятельностью только в двух сферах в России, это компьютерщики наши, айтишники они же, и это те, кто в ресторанном деле. С остальными трудовыми направлениями беда.

Марина Калинина: Ну вот половина врачей недовольны, 51% строителей, 51% банковских работников, 51% преподавателей. Больше всего недовольны охранники, работники транспортной структуры и работники торговли.

Константин Чуриков: Ну, причины...

Марина Калинина: Причины, наверное, очевидны, хотя мы сейчас будем разбираться с этим вопросом: зарплата, отношение начальства, график. Есть и самые привередливые, не нравится им местоположение офиса и плохой коллектив не устраивает.

Константин Чуриков: Ну, хочется понять, это вот то, что социологи называют черными очками, «россияне надели черные очки», или действительно есть совсем конкретные причины, по которым вы вот, например, недовольны. Или довольны? Расскажите, внизу экрана наши телефон и SMS-портал.

А у нас в студии Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом. Алексей, здравствуйте.

Алексей Мазуров: Здравствуйте, Марина, здравствуйте Константин.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Это вот что? Это вот сейчас такое время тяжелое настало?

Алексей Мазуров: Нет, оно всегда было, у нас люди всегда недовольны своей работой, всегда недовольны тем своим положением. Конечно...

Марина Калинина: Нет, есть же, кто доволен.

Алексей Мазуров: Есть. Но смотрите, такой вот пример приведу: увеличение оклада влияет на положительный настрой работника максимум 3 месяца. То есть через 3 месяца он опять недоволен зарплатой...

Марина Калинина: Он грустит опять?

Алексей Мазуров: ...он опять недоволен своей работой и, соответственно, таким образом опять попадает вот в эти «черные очки».

Константин Чуриков: Так, это в нашей стране, интересно просто, это только в нашей стране?

Алексей Мазуров: Я не проводил исследований по другим странам, но знаю, что в нашей стране это вот... Ну это моя работа, я этим постоянно занимаюсь.

Константин Чуриков: Так.

Алексей Мазуров: Получается, что вот именно 3 месяца – это максимальный срок от повышения вашего...

Марина Калинина: У меня такое ощущение, что это с инфляцией связано: повысили зарплату, раз! – инфляция.

Константин Чуриков: Слушайте, а правда...

Алексей Мазуров: Но тогда бы раз в год, наверное, было.

Константин Чуриков: А как вы вот это сами себе объясняете?

Алексей Мазуров: Я это для себя объясняю... Во-первых, у нас еще принято жаловаться, то есть, может быть, они в глубине души и довольны, но они никогда в этом не признаются. Это знаете, как еще было раньше в деревнях? – никогда не хвали свою кошку, никогда не хвали свою собаку, всегда говори, что она плохая, чтобы не завидовали.

Константин Чуриков: А-а-а.

Алексей Мазуров: Это тоже фактор, который надо учитывать. Многие люди просто не признаются, что они довольны, или ищут какие-то сложности, которые, когда обстоятельства те или иные прижмут, они их откидывают уже, потому что уже им кажутся, когда все хорошо, что вот все плохо.

Марина Калинина: А давайте разберемся все-таки с мотивацией к труду вот у людей.

Алексей Мазуров: Ага.

Марина Калинина: Все-таки на первом месте что? Все та же пресловутая зарплата, или все-таки чтобы работа была интересной? Я понимаю, что это может в 80% случаев не совпадать... Или все-таки коллектив, или отношение начальства, или что? Вот какие... ?

Алексей Мазуров: Ну, вы перечислили практически все причины.

Марина Калинина: Ну а что вот, если поставить первое, второе, третье?

Алексей Мазуров: Ну, первой, конечно, идет заработная плата. Если у человека есть возможность заработать выше, как он думает, он, естественно, пойдет туда. Второй фактор, вот коллектив тоже важен, местоположение. Ну, они идут один за другим: если более-менее устраивает зарплата, человека начинает не устраивать местоположение работы, он ищет где поближе. То есть он все время хочет улучшить свою ситуацию. Если все хорошо с местоположением и заработной платой, то, значит, коллектив начинает не устраивать. То есть здесь еще фактор менталитета надо учитывать наш, то есть мы привыкли жаловаться.

Константин Чуриков: Алексей, но другого, так сказать, народа для работодателя нет.

Алексей Мазуров: Нет, все правильно, и это...

Марина Калинина: А это такие капризульки, или это просто такая психология человека, ему всегда будет что-то не нравиться?

Алексей Мазуров: Я думаю, что это какой-то идет, все еще у нас идет переходный период между одной моделью общества, которая у нас была 30 лет назад и которая сейчас. Этот менталитет очень инерционен, на это нужно какое-то определенное время, когда люди смогут это внутри себя переварить, прийти новые поколения, которые уже будут по-другому относиться к этому всему.

Константин Чуриков: Давайте сейчас подключим к нашему разговору вашу коллегу. Сейчас у нас на связи будет, секундочку... Сейчас у нас на связи Татьяна Баскина, заместитель генерального директора международной стаффинговой компании ANCOR. Татьяна Владимировна, здравствуйте.

Татьяна Баскина: Добрый вечер, коллеги.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Ну а вы как видите? Вот согласны с Алексеем, что действительно мы такие, мы все время жалуемся, мы все время недовольны, нам что-то не нравится?

Татьяна Баскина: Я соглашусь с экспертом в студии в одном факторе – это в том, что по результатам многолетних и многочисленных исследований, действительно, нельзя отрицать, что зарплатный фактор преобладает среди причин выбора работы либо смены работы.

Однако категорически не соглашусь в том, что касается описанных вариантов мотивации или причин недовольства. Дело в том, и самая распространенная ошибка бывает в том, что берутся некие данные довольства или недовольства несуществующего человека, а мотивация – это такая штука, которая находится внутри каждого из нас, это такой движок наш. И зачастую игнорируется тот факт, что мотивация у всех людей разная, даже у двух профессионалов на одной и той же вакансии, будь то финансовый директор или курьер, она отличается, и ошибкой было бы всех под одну гребенку пытаться причесать.

Потому что, представьте себе, финансовый директор один, например, его карьерные амбиции состоят в том, чтобы в будущем стать генеральным директором, например, возглавить компанию, и мы знаем сейчас массу случаев финансовых директоров или других топ-менеджеров, которые отправлялись в деревню и открывали сыроварню, то есть ими движет совершенно другая вещь. Ну, так же как у курьеров тоже мотивация разная.

Константин Чуриков: Татьяна Владимировна, а скажите, как мотивировать охранников, например, транспортных работников, продавцов? Вот какой к ним ключик подобрать?

Татьяна Баскина: Ключик прежде всего в ненарушении порядка того, как подходить к мотивации. Ошибочно... Собственно, несостыковка того, что от всей души предлагает даже самый ответственный работодатель, с тем, что хотят люди, которые нужны этому работодателю, заключается в том, что стороны не слышат, не изучают друг друга. Поэтому если компания хочет подобрать ключик к душе своей целевой аудитории, тех профессионалов, которые ей нужны, она хочет привлечь, нужно сначала изучить, что мотивирует хотя бы эту категорию, а потом уже каждого конкретного человека. Это кропотливая работа, но компании, которые действительно понимают, что идет жесткая борьба на кадровом рынке и им нужны эти люди, они в это инвестируют и привлекают к себе этих нужных людей.

Константин Чуриков: Да. Татьяна Владимировна, а можно я тихонько шепну из зала за наших зрителей? – «Денег не хватает, денег охранникам не хватает, таксистам».

Татьяна Баскина: Это то, с чего мы начали. Действительно, если брать в среднем по стране, это самый первый фактор. Но также ошибкой будет просто прибавить денег, об этом эксперт в студии вам тоже упоминал, потому что просто деньгами здесь не отделаться. Мы наблюдаем последние года 4 рост важности так называемых гибких факторов, то есть что прилагается к деньгам, что важно для людей. И наша удаленка, наши результаты прошлого года как раз и сигналят нам, что должно прилагаться к деньгам. Если опять-таки брать такими крупными мазками, это новый тренд, забота о здоровье и благополучии, человеку хочется, даже если это охранник, который сам охраняет других, ему хочется чувствовать себя защищенным на работе в наше турбулентное время.

Марина Калинина: Алексей, вы не согласны?

Алексей Мазуров: Нет.

Марина Калинина: Так.

Константин Чуриков: Так.

Алексей Мазуров: Я не согласен с коллегой. Причем она говорит все правильно, это есть такое направление в управлении персоналом, забота о кадрах. Но тут надо учитывать и другой фактор, вклад непосредственно работника в деятельность предприятия, и не забывать о том, что каждый приходящий на работу сотрудник подписывает трудовой договор, тем самым соглашаясь с той зарплатой, с теми условиями, которые ему предлагает компания, да? А потом руководители или администрация компании должны еще и мотивировать этого сотрудника, да? То есть, по идее, он пришел работать, он на работе должен выполнять свою трудовую функцию, «должен» – это ключевое дело, это даже в Трудовом кодексе написано, это вам везде скажут. Но при этом мы должны как работодатели его уговаривать: «Пожалуйста, выполни свои обязанности, выполни, что ты нам обещал», – правильно? Она говорит, уважаемая...

Константин Чуриков: Татьяна Владимировна?

Алексей Мазуров: Татьяна Владимировна говорит правильные вещи, но среди этих работников, которых мы должны учитывать мотивацию, также и работники должны учитывать требования, предоставляемые к...

Марина Калинина: Нот тут же, смотрите, еще такая немножко психологическая штука, ведь работодателю не очень выгодно, когда работник не мотивирован, когда он приходит на работу с плохим настроением. Да, он делает свою работу, но тем не менее...

Алексей Мазуров: Да, это абсолютно правильно.

Марина Калинина: ...он относится к этому ну так: ну да, я пришел, сделал это. Вот для работодателя должен прозвенеть этот звоночек, что он что-то должен сделать в коллективе, чтобы эту обстановку как-то изменить? Я не знаю, поблагодарить, похвалить, поговорить, ну не знаю, собрать коллектив, что-то выяснить, в чем проблема, в конце концов.

Алексей Мазуров: Вот вы правильно подметили: есть материальная мотивация, о которой мы начали говорить, повышение заработной платы, есть нематериальная мотивация, о которой говорите вы. Это как бы важный фактор, он работает, и сейчас у нас это используется. Почему вот у нас из начальников отдела кадров позиция переформатировалась и стала директором по персоналу? – у него расширился функционал. Коммерческие структуры, даже государственные структуры сейчас об этом задумываются. Да, уровень заработной платы на тех или иных должностях может быть достаточно низким, но это складывается из требований рынка, из наличия, востребованности тех или иных специалистов на нем. Почему в той же сфере IT, допустим, некоторые платят больше, а некоторые меньше?

Марина Калинина: Говорите-говорите, да.

Алексей Мазуров: Потому что есть эти специалисты или нет. Тех же охранников, как вы понимаете, требования к профессии очень низкие, можно набрать много.

Константин Чуриков: Вы меня, конечно, извините, уважаемые эксперты, но, мне кажется, и к вашим коллегам тоже есть вопросы, потому что они, в общем-то, так сказать, не всегда понимают, с кем продолжать собеседование, с кем нет. Они в силу определенных причин не всегда компетентны в специфике того предприятия, деятельность которого они, так сказать, развивают, нет? Татьяна Владимировна?

Татьяна Баскина: Ну, во-первых, я хочу сказать комплимент Марине, потому что Марина упомянула об одной важной тенденции, которая сейчас считается очень трендовой в управлении персоналом, она называется отношение к сотруднику как к клиенту. То есть наиболее прогрессивные компании, собственно, вот то, что вы пытались нащупать и описать, они пытаются сделать действительно для человека работу привлекательной, смотивировать его на наилучшие достижения на работе, позиционируют отношение к нему, как если бы они относились так же к потребителю, к своему клиенту, это ремарка на полях.

Говоря о квалификационных проблемах, да, конечно, они существуют, как в любой профессии есть более квалифицированные, менее квалифицированные работники. Но за 30 лет существования кадровой индустрии в России квалификация коллег по цеху заметно выросла и мы это наблюдаем на всех фронтах. Но нет предела совершенствованию, и здесь очень важно слышать вот эту обратную связь. Вы же, наверное, цитируете кого-то, пиная представителей рекрутмента и HR на то, что недостаточно квалифицированно они оценивают кандидатов. Очень важно слышать реальный глас кандидатов и работников и совершенствоваться. Если мы не будем их слышать, то и не будем совершенствоваться, а мы стараемся.

Константин Чуриков: Нет, я понял. Я просто опирался на свой предыдущий опыт работы, ко мне все прибегали вот оттуда и спрашивали: «Костя, ну кого брать хочешь?» – и все, понимаете, мы только прособеседовали.

Татьяна Баскина: Ага.

Алексей Мазуров: Но сейчас, кстати, в этом немножко изменяется ситуация на том этапе подбора персонала проводятся различные тестирования, проводится не только на знания профессиональные, но и на лидерские, человеческие какие-то качества, чтобы снизить количество ошибок.

Марина Калинина: Алексей, вот последний год, который, в общем, внес такие большие изменения в нашу жизнь, как повлиял вообще на рынок труда, на отношение людей к своей работе? Потому что сейчас... Я еще, знаете, лично связываю то, что многие недовольны, с тем, что, может, они и недовольны, может, они и поменяли бы работу, но очень держатся за эту работу, потому что сейчас найти ее очень сложно.

Алексей Мазуров: Да, да.

Марина Калинина: И тем не менее есть какая-то зарплата, пусть она не устраивает, не устраивает коллектив, но они не готовы что-то менять. Вот насколько этот год повлиял на мышление людей?

Алексей Мазуров: Сильно повлиял, он сильно повлиял, потому что мы опять вернулись к той ситуации, когда у нас идет рынок работодателя, не рынок работника, как у нас было в определенный период, когда работники просто диктовали свои условия, особенно квалифицированные. Сейчас у нас рынок работодателя, это сильно повлияло на восприятие своей работы. Многие задумались о том, что «да, вот мне сейчас тут все не нравится, а уйду я и...»

Марина Калинина: «Куда?»

Алексей Мазуров: «Куда?» А деньги-то нужны, жить-то на что-то нужно.

Константин Чуриков: А кстати, вот тут было совершенно потрясающее исследование, не помню, кто его провел, значит, о том, на сколько вообще дней и суток хватит людям денег в случае, если они уволятся или будут уволены. Значит, смотрите, на 2 недели 20% ответило, на 1,5 месяца – 15%, 6 месяцев, то есть полгода, протянут у нас 4%, нет никаких проблем у 3%. Давайте мы сейчас обратимся к небольшому видеоопросу, который устроили наши корреспонденты, все-таки на сколько хватит сбережений, если вдруг работы не станет.

Марина Калинина: Узнавали они просто на улицах у жителей Владикавказа, Чебоксар и Череповца.

ОПРОС

Константин Чуриков: Да. Но, слушайте, если люди не в состоянии даже как-то, грубо говоря, если нет денег, извините, на поддержание штанов, просто чтобы найти следующую работу, значит, мы в какой-то ловушке бедности находимся? Татьяна Владимировна, что не так с рынком труда в России, ну так, если честно? Вот вы видели, что люди отвечали. Я вас спрашиваю даже не как, может быть, HR, крупного специалиста, а вот, не знаю, как человека.

Татьяна Баскина: Это скорее не только рынок труда, а экономика в целом, потому что рынок труда возможности заработать предоставляет на самом деле, это не совсем соответствует действительности, что рынок труда вот так плох. Человеку, который хочет работать и зарабатывать, для него возможности всегда есть, мы постоянно ищем людей, чтобы заполнить вакансии и проектные, и постоянные, поэтому наблюдаем как раз картину отчасти обратную.

Другое дело, что это очень неравномерная ситуация: в тех отраслях, где нужны работники, их нехватка; в тех отраслях, где высвобождаются работники, зачастую не находится подходящих вакансий, их нужно переобучать. И ряде отраслей, ряде профессий есть ситуация, в которой я не совсем согласна с коллегой в студии, потому что представьте себе рынок труда программистов, там ни разу не рынок работодателя, вот скажите это какому-нибудь программисту, не буду мудрить языками программирования. Это люди, которые по-прежнему выбирают и имеют всегда на руках по пять предложений, это совершенно другой мир.

Поэтому неравномерность по профессиям и географии и зачастую несовпадение потребностей работодателя и профессиональной квалификации и желаний людей. Вот мы стараемся внести свой вклад в то, чтобы сокращать эти разрывы, тогда, я думаю, ситуация будет заметно исправляться.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое!

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Татьяна Баскина, заместитель генерального директора международной стаффинговой компании ANCOR. У нас звонки, давайте послушаем зрителей.

Марина Калинина: Валерий из Краснодара. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, Валерий, здравствуйте.

Зритель: Я работаю в транспортной безопасности уже больше 10 лет. У нас зарплата постоянно растет, но это происходит только на бумаге. Значит, в чем суть вопроса? Значит, почасовая оплата возросла, но в тот же момент уменьшилось время... Эх... Процент премированной...

Константин Чуриков: Понятно, то есть фиксированная часть выросла, премия уменьшилась?

Зритель: В итоге получается, что на руки мы стали получать меньше, вот такой вот «рост зарплаты», понимаете? Работодатель постоянно рапортует о том, что зарплата растет, – да, на бумаге она растет, а в итоге получаем меньше.

Константин Чуриков: Валерий, а сколько на руки получается?

Зритель: Ну где-то 35–36, вот так получается.

Алексей Мазуров: Можно я прокомментирую?

Зритель: Хотя раньше было больше, где-то на 3–4 тысячи было больше, но процент срезают постоянно.

Константин Чуриков: Поняли. Вот сейчас Алексей прокомментирует, наш гость в студии. Да, пожалуйста.

Алексей Мазуров: Дело в том, что работодатель отчитывается в целом о заработной плате, куда входит о выплатах ежемесячных доходов, если можно так говорить, куда входят все выплаты, и постоянная часть заработной платы, и переменная часть заработной платы. Таким образом получается, что ваш работодатель отчитывается о понижении заработной платы, если вы говорите, что стали получать меньше, но никак не о росте. Дело в том, что отчетность производится именно по ежемесячному доходу.

Константин Чуриков: Нет, Алексей, согласитесь, мы сейчас слабо утешили, вот вообще не утешили Валерия из Краснодара, да?

Алексей Мазуров: Вообще не утешил, да, но у меня как бы такой задачи и не было.

Константин Чуриков: Подождите, у вас сегодня сложная задача. А что вы посоветуете вот Валерию из Краснодара, на самом деле многим-многим людям, которые нас смотрят, примерно вот о том же нам даже пишут на портал? Им как быть? Им вот продолжать делать то, что они делают? Что вообще делать?

Алексей Мазуров: Да, я с удовольствием прокомментирую. Дело в том, что изменение уровня заработной платы не может происходить без уведомления работника не ранее чем за 2 месяца до этого, поэтому должно быть...

Марина Калинина: Не позднее.

Алексей Мазуров: Не позднее, то есть за 2 месяца до того, как их заработная плата снизится, их должны уведомить и предоставить причины, почему это происходит. Второе, о котором нужно говорить: рост постоянной части заработной платы, как вы сами понимаете, это увеличение, это на пользу идет работникам, потому что это гарантированная часть заработной платы, на нее никак не повлияешь. То, что изменяется переменная часть заработной платы, да, там много можно, извините за такое выражение, накрутить работодателям, установить какие-то определенные невыполнимые показатели, но все эти показатели должны согласовываться с работниками. То есть здесь я бы посоветовал им заставлять работодателей выполнять трудовое законодательство.

Константин Чуриков: У нас еще одна переменная появилась фактически в нашей трудовой жизни – это рост цен.

Алексей Мазуров: Рост цен.

Константин Чуриков: Потому что, в общем, они действительно, так сказать, просто пугают уже работников именно потому, что зарплата-то не 100-, не 200-тысячная.

Алексей Мазуров: Я думаю, что говорит дозвонившийся, о том, что у него по факту стало, может быть, в абсолютных цифрах у него зарплата не уменьшилась, но в покупательской способности она уменьшилась за счет того роста цен, который произошел.

Марина Калинина: Ну, это произошло у всех.

Алексей Мазуров: У всех произошло, да, просто идет понижение уровня жизни. Это не говорит о том, что ему как-то снижают, просто ему этих денег уже не хватает.

Константин Чуриков: И в этом винить не работодателя, конечно же.

Алексей Мазуров: В первую очередь сначала посмотреть, все ли сделал по закону работодатель, а потом уже винить...

Марина Калинина: ...всю экономическую систему страны.

Алексей Мазуров: ...в целом, да.

Константин Чуриков: Ну уж давайте не будем все так мазать-то сразу. Давайте Надежду сначала из Брянской области послушаем.

Марина Калинина: Да, Надежда, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Для начала спасибо за принятый звонок.

Во-вторых, вы знаете, обратила внимание, вот ведущая Марина сказала про моральную мотивацию. Я вот ухватилась за телефон и дозвонилась до вас, спасибо еще раз. У меня в трудовой книжке две записи: торговое образование, о котором я мечтала в детстве, получила в свое время, 15 лет отдала торговле, в девяностые ушла. Я не погналась за большими деньгами, понимаете, материальная мотивация – это было и будет главное, но для меня моральная. Мне стало неинтересно работать в торговле, и я резко поменяла, ушла в страховую медицину, отдала 21 год этой работе. Она мне нравилась, мне было интересно работать с людьми, помогать людям по мере своих возможностей. И несмотря на мизерную зарплату, повторю, я проработала 21 год.

Что меня вынудило уйти? – моральная мотивация, как, повторюсь, сказала Марина и ваша гостья. Руководство настолько неуважительно относилось к нам... Женский коллектив, мужчина-директор никогда, никогда, вот 21 год я проработала, не поздравил нас ни с Новым годом, ни с 8 Марта, ни с днем рождения. Женщины в подчинении. И вот, понимаете, вот эти вот эмоции накапливались-накапливались, и ни на какие уговоры я не пошла, ничего, все-таки ушла. Вот видите, деньги всегда были главное, были, есть и будут, но для меня моральное, моральный стимул.

Марина Калинина: Спасибо вам за эту историю.

Константин Чуриков: Да, как интересно.

Марина Калинина: Вот видите.

Алексей Мазуров: Я, кстати, хотел поблагодарить Надежду за этот звонок, потому что это действительно очень важную тему она затронула. Если взять, с чего мы начали с вами вот этот час, с удовлетворенности работников своей работой, у нас зачастую люди работают там, где как сложилось, вот так получилось в жизни. У меня, допустим, первое образование, я инженер-механик по двигателям внутреннего сгорания.

Константин Чуриков: Ага.

Алексей Мазуров: Когда я закончил в 1996 году институт, тогда не было работы, я так вот попал в управление персоналом и работаю в этом уже больше 20 лет. У нас очень много так, вот этот перестроечный период и сейчас... Потом люди идут на работу туда, куда получится прийти.

Константин Чуриков: Так, серьезно?

Алексей Мазуров: Да, и зачастую...

Константин Чуриков: Не целенаправленно, то есть была не была?

Алексей Мазуров: Да. В последние годы тенденция изменилась, слава богу, вот последние лет, наверное, 5–7 в основном люди идут по тому уровню, на ту работу, на которую получали образование. Но зачастую у нас люди работают там, где придется. И вот Надежда просто умница, что она в определенное время решила поменять. Видите, она говорит, их не поздравляли, ничего, а ей все равно нравилось, она проработала там 21 год, потому что нематериальная мотивация намного важнее материальной.

Константин Чуриков: Ну слушайте, с одной стороны да, с другой стороны, вот опять-таки, не знаю, думаю, что зрители со мной согласятся: ну хорошо, ну обвешайся ты этими почетными грамотами, ну хорошо, вот ты самый лучший сварщик вообще просто в Северо-Западном округе, понимаете, ну а что, где деньги, Зин?

Алексей Мазуров: Да.

Константин Чуриков: Лучше деньгами, оно вернее, и жена спасибо скажет.

Марина Калинина: Сколько людей, столько мнений.

А вот еще, знаете, у меня такой вопрос. Вот зачастую, ну я не говорю про охранников, они там, наверное, какие-то профессионалы, но вот меня поражает, вот на тех же платных стоянках, например, молодые, здоровые ребята, которые просто сидят, извините, тупо на стуле целый день и просто выдают талончики, контролируют, чтобы шлагбаум открылся, нажимают на кнопочку. И вот это как? Это все, что они могут делать? Ну почему не пойти чему-то научиться? Ну вот я как женщина, я просто поражаюсь вот реально. Эту работу могла бы делать какая-нибудь бабушка, от нее не нужно стоять с палкой и охранять склад, как в известном фильме, и гонять воров.

Алексей Мазуров: Да-да-да.

Марина Калинина: Вот с этим что? Работа попроще, да и фиг с ним? Что за менталитет?

Алексей Мазуров: У меня такой сегодня будет день, я буду всех благодарить, теперь хочу поблагодарить вас, Марина, за поднятую тему. На самом деле да, это вот удивительный фактор: люди здоровые, крепкие физически идут работать на такую работу, которая вообще не подразумевает никаких усилий. Это, как правило, сейчас даже запись в трудовой книжке, что проработал больше года охранником, это уже как клеймо, работодатели не очень хотят брать такого человека, потому что понимают, что он пошел туда... Там и требований-то никаких нет сейчас, то есть там не надо быть никаким профессионалом, там надо быть просто физически здоровым зачастую, вот просто, и на некоторых отслужить в армии, а во многих магазинах на охранников берут женщин, потому что там в принципе это как звонок работаешь, как сигнальная лампочка, больше там никаких...

Константин Чуриков: Нам пишут: «Ежели пьянка мешает работе, бросьте совсем работу свою», – тут жестче написано. «У нас в Великом Новгороде некоторые сторожа сутки через трое, получают 5 тысяч и очень довольны», – пишут нам, надеюсь, что это... Или что, это ирония?

Давайте сейчас подключим к нашей беседе Андрея Быстрова, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Быстров: Здравствуйте, дорогие друзья!

Константин Чуриков: Андрей Владимирович, мы вот так вот подходим аккуратно к какому-то целому комплексу проблем и не можем понять, к какому. Сформулируйте, пожалуйста.

Андрей Быстров: Ну, вы знаете, я наблюдал долго за дискуссией сегодня в вашей студии. Ну, вы знаете, я бы ответил так, что все-таки эпоха, в которую мы живем, накладывает отпечатки на престиж той или иной профессии, на ее востребованность, уровень ее оплаты. И вот, например, я вспоминаю эпоху, когда я выбирал, куда пойти учиться, для того чтобы кем-то быть и потом зарабатывать себе на жизнь, и то, в общем-то, в мое время, скажем так, на первом месте были все-таки, наверное, вузы, которые готовили в первую очередь военные, все понимали...

Константин Чуриков: Так...

Андрей Быстров: При этом военные – это не конкурент, то есть в плане взгляда...

Константин Чуриков: Так, нас что-то связь подводит, сейчас попробуем перезагрузить.

Марина Калинина: Давайте мы попробуем вам по телефону перезвонить, просто все пропадает.

Константин Чуриков: Ростов пишет: «Опять люди виноваты. А условия труда и вправду нечеловеческие». Михаил, Краснодарский край: «Скоро охранники начнут воровать», – ну не надо, Михаил, мы надеемся и на охранников, и на ситуацию в стране.

У нас сейчас на связи Алла из Нижегородской области. Здравствуйте. Алла?

Марина Калинина: Алла?

Константин Чуриков: Сергей, подсказывают, что Сергей у нас есть, а с Аллой пока вопрос решается. Здравствуйте, Сергей из Волгоградской области.

Марина Калинина: Сергей?

Зритель: Слушаю вас.

Константин Чуриков: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Это мы вас слушаем.

Зритель: Ну, я уже сказал.

Марина Калинина: Нет, а вы еще раз нам скажите.

Константин Чуриков: Стране скажите.

Зритель: Работаю сторожем-вахтером по 16 часов, зарплата 12 тысяч.

Константин Чуриков: Так. Сергей, а сколько должны платить сторожу в России?

Зритель: А?

Константин Чуриков: Сколько должны платить сторожу в России, как вы считаете?

Зритель: Ну хотя бы тысяч 15, что ли.

Константин Чуриков: То есть чуть выше МРОТ?

Зритель: Ну конечно, хоть немножко-то, все-таки по 16 часов...

Константин Чуриков: А что входит в ваш функционал, Сергей? Что входит в ваши функциональные обязанности?

Зритель: Каждый час мы обходим территорию.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Пропускной режим строго по пропускам.

Константин Чуриков: Если не секрет, какого рода предприятие или профиля какого компанию охраняете?

Зритель: Ну… Училище, короче.

Константин Чуриков: Сергей, а до этого вы в какой сфере работали и кем?

Зритель: Работал я этим самым, как его... Ну обучал... Инструктор по вождению.

Константин Чуриков: Инструктор по вождению. Алексей, какой можете дать совет нашему зрителю?

Алексей Мазуров: Я могу дать совет только один. Во-первых, повышать какую-то свою квалификацию, то есть охрана охране рознь. Соответственно, тут надо понимать возраст человека...

Константин Чуриков: Ну вот сейчас еще нас слышит Сергей. Сергей...

Алексей Мазуров: Возраст у вас какой, Сергей?

Зритель: 64 года.

Алексей Мазуров: А, ну тут я могу только посоветовать либо дополнительную работу искать, потому что, как мы понимаем, физически он не должен еще уставать...

Константин Чуриков: Простите, еще одну работу охранника?

Алексей Мазуров: Да, если он хочет получить чуть побольше зарплату.

Константин Чуриков: То есть просто жить вообще там, в этой будке, или где там?

Алексей Мазуров: Ну смотрите, вот вы сами спросили его трудовые обязанности, ему нужно раз в час прогуляться по территории и проверить пропуск у того, кто заезжает на нее или заходит на эту территорию, поэтому здесь, скажем так, работа несильно напряженная, поэтому она и оплачивается таким уровнем. Ну, это мое мнение как специалиста по персоналу.

Константин Чуриков: Подождите, но Сергей нам звонит из Волгоградской области, да?

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуриков: Из Волгоградской области, где, по-моему, все не очень весело с работой.

Алексей Мазуров: Я имею в виду... Понимаете, смотрите, 16 часов в день он работает, скорее всего, сутки через трое, правильно, Сергей?

Константин Чуриков: Если Сергей с нами. Сергей?

Марина Калинина: Наверное, уже отключился.

Константин Чуриков: Отключился.

Алексей Мазуров: А, уже отключился. Скорее всего, он работает именно по такому графику, либо сутки через двое, либо сутки через трое.

Марина Калинина: Андрей Быстров к нам вернулся. Андрей Владимирович, слышите нас?

Андрей Быстров: Да, я вас слышу, но, к сожалению, мы друг друга не видим, но...

Марина Калинина: Но мы видим ваше фото.

Константин Чуриков: Мы вас слышим. Вы слышали сейчас, что нам рассказал зритель? Вот что здесь? Человеку 64 года, наверное, как-то ему сложно очень себе найти, даже если бы он был вообще с тремя высшими образованиями, какую-то работу.

Андрей Быстров: Ну, в нашем обществе, в том, в котором мы сейчас живем, да.

Я бы все-таки вернулся, знаете, к такой теме, к понятию. Тот период, эпоха, в которой мы живем, она накладывает отпечаток на востребованности тех или иных профессий. И скажем, сейчас айтишники востребованы, действительно, да, ну эпоха айтишников. Врачи востребованы, да, сейчас мы видим, пандемия, врач стал как военный на первом месте, это благородная профессия, она сейчас хорошо, высоко оплачивается, кто работает особенно в красной зоне. Рестораторы – это люди, которые говорят: «У нас понятие, отношение изменилось к хорошей кухне, к ресторану». Люди сейчас ходят в хорошие рестораны как в театр по сути дела, и покушать, и отдохнуть.

Константин Чуриков: Я бы сказал, как в Большой театр, раз в жизни.

Андрей Быстров: Да, как в Большой театр в хороший ресторан.

Если посмотреть эпоху 20 лет назад, 30 лет назад, то на первом месте были военные особенно технических специальностей, которые запускали космические корабли, они ходили в море, они были востребованы, самая высокая заработная плата, пенсия и уважаемые люди в обществе. Потом шли учителя, инженеры, ну и элита – это профессора, конечно, были. Сейчас, в общем-то, эти люди не являются элитой, сейчас, наоборот, силовики являются у нас, миллионеры и прочие...

Константин Чуриков: Андрей Владимирович, но мы же...

Марина Калинина: Андрей Владимирович... Секунду.

Константин Чуриков: Да, давай.

Марина Калинина: Андрей Владимирович, я вас, извините, прерву.

Андрей Быстров: Да.

Марина Калинина: Просто вот интересно. Получается, что люди, которые сейчас не востребованы, они не на то учились. Но тогда давайте говорить о так называемых драйверах экономического роста. У нас что, айтишники – это драйвер экономического роста?

Алексей Мазуров: Нет.

Марина Калинина: И куда идти учиться людям, когда у нас государство не знает, какие отрасли развивать? У нас предприятия не развиваются, у нас промышленность не развивается. То есть вот рост экономики что у нас, рестораторы делают?

Андрей Быстров: Вы знаете, у нас такая экономика. Если посмотрим Google, он развивается за счет чего? – за счет того, что он развивает интеллектуальные системы, сервисы приобретает всякие, Facebook. А «Яндекс» развивается чем? – тем, что «Яндекс.Доставка»..., такими вот не очень высокотехнологичными направлениями. И так же общество у нас развивается, скажем так, в большей степени, наверное, ресторанами...

Константин Чуриков: Да ладно?

Алексей Мазуров: Неправда, не соглашусь.

Марина Калинина: Ну а для экономики-то это что? Ну хорошо, рестораны – прекрасно...

Алексей Мазуров: Можно ремарочку?

Константин Чуриков: Да-да.

Андрей Быстров: Я здесь утрирую, конечно, рестораны – это прекрасно, но рестораны в городах больших, не сельская местность.

Марина Калинина: А может быть, все-таки рабочие места нужно создавать, чтобы люди могли работу себе найти не в ресторане?

Алексей Мазуров: Вот.

Марина Калинина: Потому что если они живу...

Андрей Быстров: Одно дело то, что нужно создавать, а другое дело то, что мы имеем фактически. Мы видим, что у нас развивается металлургия, потому что это сырье, которое продается за валюту. Но IT-отрасль действительно развивается во всем мире, хотелось бы, чтобы у нас развивалась она больше, но жизнь так устроена сейчас, что любые сервисы, даже продовольственные, сельскохозяйственные, металлургические, промышленные, индустриальные, они без IT-индустрии не могут, везде у нас GRP-системы, которые создают программисты, которые обеспечивают даже светофоры на улицах, да, то есть работу светофоров. Поэтому, скажем, айтишники, жизнь их требует, чтобы они были с нами.

Константин Чуриков: Да.

Андрей Быстров: Поэтому они везде нужны.

Алексей Мазуров: Об этом просто принято говорить.

Андрей Быстров: Например, в Великобритании существует программа по миграции из других стран...

Константин Чуриков: Да, айтишников. Андрей Владимирович, с вами хочет подискутировать Алексей Михайлович, наш гость в студии.

Алексей Мазуров: Да. Я хочу сказать, что об этом принято говорить, что у нас востребованы только айтишники и работодатели ресторанов. На самом деле у нас востребованы слесари и ремонтники, у нас востребованы токари, у нас востребованы электрики, у нас востребованы рабочие профессии очень много. Вот если бы сейчас была Татьяна, она бы подтвердила, днем с огнем их ищут и не могут найти.

Константин Чуриков: Отлично. Можно сейчас вопрос обоим? Если они так востребованы и так нужны, вот именно слесари, ремонтники...

Алексей Мазуров: ...токари, фрезеровщики...

Константин Чуриков: Да.

Алексей Мазуров: А их нет.

Марина Калинина: Вы знаете, я езжу по заводам вот 4 года, знаешь, как сложно найти сварщика хорошего?

Константин Чуриков: Да.

Алексей Мазуров: Да, электрогазосварщиков нет, у нас все люди хотят стать айтишниками.

Константин Чуриков: А какие там зарплаты?

Алексей Мазуров: У хорошего токаря, сварщика очень хорошие зарплаты. Даже у водителя, грамотного водителя с категориями большегрузов очень хорошие зарплаты.

Андрей Быстров: Давайте так...

Алексей Мазуров: Даже если мы не Сибирь будем брать.

Андрей Быстров: Хорошие зарплаты в Москве, хорошие зарплаты в Москве.

Алексей Мазуров: Нет, я вам хочу сказать одну вещь. Я не знаю, к сожалению, как вы, где работали, извините, я поездил от Магадана до Калининграда по стране и именно на производственных предприятиях работал, реализовывал там определенные проекты, и я могу сказать, что в Екатеринбурге, в Пскове, в Магадане, в Куранахе (есть у нас такой населенный пункт), Алдане, там требуются профессии именно рабочие, там, где у нас расположены производства. В Москве понятно, да, тоже хорошие зарплаты, тот же слесарь-ремонтник 4-го или 5-го разряда может получать больше 50–70 тысяч рублей в месяц на руки.

Константин Чуриков: Хорошо, тогда почему нам продолжают звонить и писать зрители, говорить, что работы нет? Они живут там, где нет этих производств?

Алексей Мазуров: Я поясню: потому что в определенное время у нас все люди бросились, как сейчас вот принято говорить, в модные профессии. Одно время у нас был переизбыток экономистов и юристов, это в 1990-е гг. – начале 2000-х гг. Потом у нас идет переизбыток профессий, все сейчас хотят стать блогерами, тиктокерами, я это сейчас утрирую...

Константин Чуриков: Ой...

Алексей Мазуров: Журналистами хотят люди... Есть мода на определенные профессии. А вот в слесари, в токари не идут, поэтому они не могут найти работу, потому что экономистов тысячи.

Константин Чуриков: Андрей Владимирович, согласны?

Андрей Быстров: Ну, отчасти согласен, а отчасти я бы, в общем-то, возразил. Скажем так, мы живем, не берем территорию Российской Федерации, а вообще берем мир: мир сейчас живет в эпоху совершенно цифровых технологий. То, что не хватает слесарей, сварщиков таких вот, которые варят руками, – это вопрос в большей степени тех технологий, которые используются на территории нашей страны. Во всем мире, скажем так, нет потребности большой в слесарях и сварщиках по той причине, что в индустриально развитых странах их место занимают роботы и искусственный интеллект.

Константин Чуриков: Да.

Алексей Мазуров: Неправда, неправда.

Андрей Быстров: Ну как это неправда? Я понимаю, есть такое понятие, как...

Константин Чуриков: Вечер интересный.

Алексей Мазуров: Потому что у нас производятся вещи не IT-специалистами. У нас, допустим, сейчас токарь – это по сути IT-специалист, потому что все станки у нас с числовым программным управлением, они занимаются программированием.

Андрей Быстров: Это уже не токарь.

Алексей Мазуров: Это как пример, и это токарь. Все те блага, которыми мы пользуемся, программным обеспечением занимаются айтишники, и это сейчас востребованная специальность, много там рабочих мест. Но надо не забывать о том, что стол IT-специалист не сделает, там все равно нужен специалист рабочей профессии, а вот их, к сожалению, мало, я про это говорю.

Андрей Быстров: Сборщик, специалист рабочей профессии, а стол делают тоже роботы на современном технологическом оборудовании.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо вам большое, Андрей Владимирович.

Марина Калинина: Мнения разошлись.

Константин Чуриков: Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова. Мы приветствуем разные мнения в студии, жалко, что сегодня нам не удалось двоих-троих гостей сразу здесь, в этой студии уместить. У нас еще звонок есть.

Марина Калинина: Да, звонок из Крыма. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Вы меня не видите, я вас вижу.

Константин Чуриков: Мы вас чувствуем, да.

Зритель: Ну, хотел бы рассказать о зарплате. Мне нравится моя зарплата и работа нравится. Почему? Объясняю: 13 тысяч рублей я получаю за то, что я пришел на работу, поздоровался со всеми, вот, походил, посмотрел, порядок навел, лег, поспал, покушал, пообедал...

Марина Калинина: Это что это за работа у вас такая?

Константин Чуриков: Это работа моей мечты! Подождите, Сергей...

Зритель: Это я говорю о 13 тысячах, а не о работе.

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуриков: А, понятно.

Зритель: Это работа охранника. Вы милая, красивая ведущая, чуть-чуть не знаете специфики. За то, чтобы отучиться на охранника 4-го разряда, я заплатил из своего кармана 12 тысяч рублей.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Каждый год прохожу переподготовку за 5 тысяч рублей. Имею право применять спецсредства, должен знать закон, Уголовный кодекс и превышение, самое важное для охранника, самообороны.

Константин Чуриков: Пределов самообороны, да.

Зритель: А вот насчет вашего предложения, что бабулька сидит...

Марина Калинина: Нет, вы не совсем правильно меня поняли. Я сказала, что есть работа охранника, которая требует навыков, я говорила совсем про другое, абсолютно. Это люди, которые выписывают чеки...

Зритель: Ну, государство обязало все предприятия иметь у себя охранников.

Марина Калинина: Это не охранники на предприятиях.

Константин Чуриков: Нет-нет, Марина имеет в виду... Можно я объясню? Марина имеет в виду здоровых лбов, которые сидят на территории какого-нибудь...

Алексей Мазуров: В подъезде, например.

Константин Чуриков: ...завода, я не знаю, какого-то предприятия, которое...

Марина Калинина: Да не завода, стоянки какой-нибудь.

Константин Чуриков: Стоянки, да.

Алексей Мазуров: Жилого подъезда.

Константин Чуриков: Стоянка. Они просто берут, поднимают шлагбаум, они еще мзду берут за то, что кто-то проехал туда, вот.

Марина Калинина: Так что это две разные вещи, так что не путайте.

Константин Чуриков: Нет, ну правильно, Марина, все-таки аккуратно, у зрителя пистолет заряжен, если что. Спасибо, спасибо, Сергей, за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Так, ну что? У нас очень мало времени.

Марина Калинина: Давайте какой-то итог подводить.

Константин Чуриков: Что сделать с рынком труда? Что делать государству? Что делать всем нам?

Алексей Мазуров: Очень сложный вопрос на самом деле, потому что, во-первых, у нас ну действительно нехватка, есть дисгармония в наличии тех или иных специалистов. Государству надо в первую очередь работать с вузами, с техническими училищами по прогнозированию востребованности тех или иных специалистов...

Марина Калинина: Нужно объяснять людям, куда идти учиться, да?

Алексей Мазуров: Да, должна быть пропаганда, реклама определенная, должны быть объяснения в школах заранее детям о том, что «вот идите учиться туда, через 10 лет эта специальность будет востребована», «сейчас у нас на рынке переизбыток вот этих специалистов, если вы выучитесь (условно, я опять же не хочу никого обидеть) на юриста, у нас сейчас юристов перебор, они не могут найти работу». Должна быть такая с государственной точки зрения пропаганда.

Марина Калинина: Слушайте...

Константин Чуриков: Я закончил журфак МГУ в начале 2000-х гг., мне кто-то говорил, что «иди-иди в журналисты», или кто-то мне сказал, что надо было идти в программисты, понимаете? Кто это угадает?

Алексей Мазуров: Никто.

Константин Чуриков: Кто эта бабка-угадка?

Алексей Мазуров: Никто, никто.

Марина Калинина: Тем более у нас экономическая политика такая, что у нас страна не знает, что у нас будет через 10 лет.

Константин Чуриков: Вообще что делать-то, да?

Алексей Мазуров: Ну, это вообще все не знают. Я говорю о действительно долгосрочных программах...

Марина Калинина: То есть это какие-то мировые тенденции надо смотреть?

Алексей Мазуров: Да, которые должны работать. Потом нужно работать с детьми, выявлять те или иные наклонности, то есть кто чем куда хочет. Некоторые в 30 лет не понимают, чего они хотят, или в 35, это тоже проблема, но это уже индивидуальная проблема. Государственная проблема в том, чтобы работать с вузами, работать с пропагандой и прогнозировать те или иные...

Константин Чуриков: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо!

Константин Чуриков: Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом. Вообще, в принципе у нас пропаганда, если что, работать умеет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)