Работы много – мигрантов мало

Гости
Елена Родионова
председатель Ассоциации сельхозпроизводителей Липецкой области
Валентина Митрофанова
директор Института профессионального кадровика, эксперт по трудовому законодательству

Ксения Сакурова: Обсудим буквально прямо сейчас.

Дмитрий Лысков: Да, прямо сейчас и обсудим, конечно.

В России, похоже, некому работать, иначе трудно понять, как так получается. Отечественное птицеводство жалуется на дефицит 6 тысяч работников.

Ксения Сакурова: А вот власти столицы, российской столицы, жалуются на нехватку 200 тысяч рабочих рук на стройках. Раньше эти места занимали как раз трудовые мигранты.

Дмитрий Лысков: И это при том, что в стране более 2 миллионов безработных. Вот странная история. Попробуем понять, что же все-таки происходит.

Ксения Сакурова: С нами на связи Елена Родионова, председатель Ассоциации сельхозпроизводителей Липецкой области. Елена, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Елена, здравствуйте.

Елена Родионова: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Что, у вас не хватает трудовых рук? Мигрантов не хватает? Рассказывайте.

Елена Родионова: Ну, знаете, это общероссийская проблема, как вы правильно подчеркнули, и в секторе сельского хозяйства, АПК это та же проблема, которая и в стройке. Действительно, на период сезонных работ очень часто наши сельхозпредприятия привлекали временные трудовые ресурсы, мигрантов. Но, к сожалению, эпидемиологическая ситуация в стране показала, что могут возникнуть такие ситуации, что таких сил временных может не быть, и очень сильно обострило проблему нехватки именно российских кадров, наших специалистов, не говоря уже о нехватке трудовых рук просто.

Дмитрий Лысков: Елена, подскажите, пожалуйста, как проблема безработицы у вас в регионе выглядит? И почему люди не идут? Ну вакантные же места. Я не знаю, может быть, у вас зарплаты низкие?

Елена Родионова: Ну, насколько я знаю, средняя зарплата в агропромышленном секторе Липецкой области близка к 50 тысячам, по-моему, такие суммы...

Дмитрий Лысков: Неплохая зарплата.

Елена Родионова: Да, тем более когда это сезонная работа, вы понимаете, когда комбайнер получает хорошую зарплату. Дело в том, что очень низкая популярность профессий в сельхозотрасли в том, что на сегодняшний момент понимание того, что такое сельхозотрасль у наших молодых, у нашей молодежи, оно отсутствует. Что предприятия на сегодняшний момент, они высокомодернизированные, они инновационные: что оператор машинного доения – это не женщина в платочке с ведром, а это человек, который работает на аппарате, который полностью автоматизированный труд, она даже своими руками не касается животного.

Проблема в том, что наши образовательные учреждения немножко не успевают, не немножко, а даже много как на успевают за модернизацией в предприятиях. Наши студенты вынуждены учиться на старом оборудовании, на том, которое уже не используется в предприятиях агропромышленного сектора, и предприятия вынуждены таких сотрудников переучивать.

Ксения Сакурова: Елена, но вы же говорите, в общем-то, о достаточно квалифицированных кадрах. Я насколько понимаю, человек, который должен научиться работать с доильным аппаратом, вряд ли это мигрант, скорее всего, это россиянин, житель России...

Дмитрий Лысков: Высококвалифицированный.

Ксения Сакурова: Да, который ну пусть на устаревшем оборудовании, но он где-то учился, у него есть соответствующий диплом, и он приходит либо не приходит на работу. А мигранты – это люди, которые, видимо, занимаются неквалифицированным трудом. Вот на этих позициях сколько не хватает людей и почему туда россияне не идут?

Елена Родионова: Много не хватает людей, потому что это труд руками. То есть это труд, когда на уборочной либо в коровниках, это то, когда нужно взять лопату или что-то. Не идут люди, потому что сейчас почему-то не хотят работать именно руками, физический труд сейчас всех пугает. Все хотят (я про молодежь в том числе говорю) работать в IT-сфере либо в каких-то офисных помещениях и получать какие-то деньги, может быть, даже меньше, чем заработали бы в сельском хозяйстве, в отрасли.

И еще очень большая проблема – это отток, отток населения из села. Если мы возьмем деревню, то можно спокойно говорить, что работоспособного населения остается все меньше и меньше, а те, которые работоспособные, уже прихвачены, так сказать, другими предприятиями. Просто в Липецкой области очень широко развит аграрный сектор, область находится в тройке лучших по развитию сельхозотрасли, и у нас действительно каждый работник на счету. И если такой работник пришел, предприятия его всячески удерживают и не отпускают.

Дмитрий Лысков: Елена, ну вот как раз, вы говорите, очень развит сельхозсектор, и при этом вы упоминаете, что да, нужны сотрудники квалифицированные, а, к сожалению, учатся на устаревшем оборудовании. Мне вот очень интересно: а липецкие сельхозпроизводители, которые входят в вашу ассоциацию, не задумывались ли сделать какие-нибудь курсы переквалификации, готовить кадры, чуть-чуть переучивать? Или вы ждете, что государство этим займется или, я не знаю, кто-нибудь другой займется, оборудование вузы закупят должное и тогда наконец придут кадры на село?

Елена Родионова: Вы сняли прямо с языка. Ассоциация занимается уже в течение последних 2 лет тем, что реализует проект «Я выбираю село», когда мы абсолютно бесплатно берем школьников 7–8-х классов, еще не определившихся, кем хотят стать, и везем их на наши предприятия, показываем, как вообще выглядит сельское хозяйство. Мы рассказываем о том, какое оборудование и сколько можно заработать, находясь в этой отрасли. Мы плотно сотрудничаем сейчас со всеми образовательными учреждениями. В перспективе в ближайшее время мы создаем клуб работодателей, где мы будем уже пытаться отбирать студентов с первых курсов.

Сейчас мы начинаем сотрудничество с крупнейшей IT-площадкой, компанией «ЮниВеб», которая разрабатывает специальную платформу для агросектора, когда на основании навыков студентов и требований работодателя платформа соединяет две анкеты и гарантирует практически трудоустройство. Мы не сидим, мы понимаем свою проблему. Поверьте, коммерческий сектор первый, кто заинтересован в том, чтобы трудовые ресурсы были на местах, чтобы не привозить ниоткуда.

А сейчас стоит вопрос о том, чтобы открыть аграрные классы в школах Липецкой области под эгидой Ассоциации сельхозтоваропроизводителей, заниматься тем, что профильно готовить уже со школьной скамьи. Чтобы наши руководители, которые являются профессорами, докторами, чтобы они приходили и рассказывали ребятам, как круто в сельском хозяйстве, как здорово там работать, как здорово заниматься продовольственной безопасностью страны. Вот что надо сейчас для нашего поколения, нужна глобальная популяризация труда.

Ксения Сакурова: Елена, а вот те рабочие руки, которые неквалифицированные, которые мы обычно завозили из других стран, можно ли их заменить за счет какой-то модернизации? Вот 2 года мы уже живем в этой ситуации, понятно, что вот этой дешевой рабочей силы мы себе столько, сколько у нас ее было, непонятно когда сможем вернуть. Могут ли сейчас сельхозпроизводители вложиться в модернизацию таким образом, чтобы все-таки работу этих, не знаю, десятков, сотен человек делала машина какая-то? Есть ли такие технологии и возможности?

Елена Родионова: Конечно, есть такие технологии, они внедряются. Это роботизированное доение, когда отсутствуют вообще люди, операторы машинного доения, и такие новшества, новинки, они, естественно, внедряются. Но, как мы все можем понимать, это требует вложений, денег, а это все не сразу. Может быть, нужна какая-то государственная поддержка для модернизации сельхозотрасли именно для того, чтобы, да, заменить человеческий ресурс. В то же время наши предприятия идут по пути заключения сезонных договоров со студентами старших курсов, компания «Фрагария» занимается таким вопросом, когда на ягодные поля приезжают студенты и собирают урожай, получают за это хорошее денежное вознаграждение. Наши предприятия ищут максимально разные выходы из этой ситуации, в том числе все надеются на нормализацию ситуации с притоком мигрантов, с временной рабочей силой, потому что сейчас, вот на данный момент, очень сложно без этого обойтись.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Дмитрий Лысков: Спасибо огромное! Елена Родионова, председатель Ассоциации сельхозпроизводителей Липецкой области, была с нами на прямой связи.

Ксения Сакурова: Раньше студенты на картошку же ездили, правда, делали это бесплатно, а теперь...

Дмитрий Лысков: А теперь школьники, причем еще и за деньги, да еще и...

Ксения Сакурова: И за неплохие, да.

Дмитрий Лысков: И за неплохие.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем зрителей. Вера из Новороссийска с нами на связи. Вера, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У нас небольшой город, 300 тысяч человек. Все заводы еще в 1990-х гг. закрыли: это «Шиферник», НВРЗ, ФРС, это самое, «Красный двигатель», завод «Прибой» – все заводы абсолютно закрыты. То есть у нас в городе работают только вот торговые точки и вот эти большущие магазины. И притом, вот я сама работаю на торговой точке, значит, у нас зарплата у продавца 18,5 тысяч, зарплата бухгалтера 25 тысяч. И понимаете, я сама бухгалтер: из того дохода, который получает наш маленький магазин, мы просто не можем платить бо́льшую зарплату. А вокруг засилье вот этих большущих магазинов, «Бауцентр», «Леруа», «Магнит», «Пятерочка», все на свете.

Ксения Сакурова: Вера, а вы как-то тоже сталкивались с тем, что не хватает рабочих рук? Вот вашему магазину, вашей... ?

Зритель: Я не знаю, не хватает... У нас хватает рабочих рук, нам не из чего платить зарплату.

Ксения Сакурова: Понятно...

Дмитрий Лысков: Спасибо вам за ваше мнение, за ваш комментарий.

Ксения Сакурова: Да, это еще одна проблема, я думаю, что мы еще поговорим об этом в эфире.

Дмитрий Лысков: Несомненно.

Ксения Сакурова: Валентина Митрофанова сейчас с нами на связи, директор «Института профессионального кадровика», эксперт по трудовому законодательству. Валентина Васильевна, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Валентина Васильевна, добрый день.

Валентина Митрофанова: Добрый день, коллеги.

Ксения Сакурова: Какая-то парадоксальная все-таки ситуация у нас на рынке. Мы никак не можем понять, 2 миллиона российских безработных, при этом...

Дмитрий Лысков: Да больше 2 миллионов.

Ксения Сакурова: Больше 2 миллионов, да. При этом у нас огромное количество людей, которых хотят работодатели ввезти из-за границы. Как эти два множества никак не могут сойтись, мы не понимаем. В чем проблема? Денег не хватает? Условия труда не устраивают? Где здесь вот несостыковка между потенциальным работником, которых у нас больше 2 миллионов, и работодателями?

Валентина Митрофанова: Ну, традиционная несостыковка, я думаю, что она абсолютно лежит на поверхности, – это те условия и те оплаты, на которые у нас соглашаются мигранты, на эти условия не идут наши безработные, даже те, которые зарегистрированы в органах занятости. То есть я думаю, что не секрет, мы все прекрасно понимаем, что именно в отношении мигрантов несмотря на такую гигантскую ответственность административную, которая есть, они просто у нас на первом месте по всем возможным нарушениям со стороны работодателя. То есть по отношению к мигрантам работодатели не соблюдают ни гарантий по выплатам, ни гарантий по социальному обеспечению. Конечно, никакие российские граждане не согласятся работать в таких условиях, которые считают для себя неприемлемыми, то есть пособие по безработице, которое люди получают в органах занятости, для них получается приемлемее, чем вот работать в таких условиях, в которых работают мигранты.

Ксения Сакурова: Валентина Васильевна, но странный вопрос. Вот когда мы говорим о нехватке рабочих рук у птицефабрик, речь идет о зарплатах около 50 тысяч рублей. То есть по крайней мере работодатели заявляют, уж я не знаю, правда это или нет, что это та зарплата, которую они готовы заплатить. Я думаю, что между пособием на бирже и 50 тысячами рублей вполне себе заметная разница, и очевидно, что можно было бы работать. Опять же, почему не происходит какого-то согласия?

Валентина Митрофанова: Я согласна, что здесь вот вопрос, если мы поднимаем, просто на поверхность выкладываем с вами те вакансии, которые есть, те условия, которые есть, и здесь же видим уровень безработицы, я думаю, что нам всем абсолютно очевидно, что где-то здесь цифры не бьются и происходит какое-то недопонимание. То есть на самом деле я могу сказать, что наверняка и сами работодатели не берут всех подряд на выплаты, которые гарантируют или обещают, 50 тысяч рублей.

А во-вторых, наверняка эти 50 тысяч рублей – это не та сумма, которую они гарантируют любому человеку, который придет. Большей частью у нас же есть сейчас проблема, связанная с тем, что 50 тысяч рублей, условно говоря, это некий средний уровень заработной платы, который получает человек, который уже здесь отработал, работает там год, работает там два года, у него вместе со стимулирующими выплатами эта выплата и получается. Но если посмотреть на те условия, которые предлагают кандидатам на входе, например, размер должностного оклада может быть 16 тысяч рублей, 18 тысяч рублей.

Да, со всеми допвыплатами 50 тысяч рублей вы получите через 2 года, но сейчас вам необходимо, может быть, переехать, может быть, освоить новую профессию, эта профессия несильно из разряда, скажем так, популярных, тех, на которых люди хотят себя видеть, и при этом уровень заработных плат там будет 18 тысяч рублей. Но посмотрите, у вас же даже слушатели, которые звонят, они всегда говорят о том, что те цифры средней зарплаты, которые называются, реально в регионе этими работодателями не обеспечиваются, то есть находятся вакансии с другими условиями.

Дмитрий Лысков: Валентина Васильевна, но получается, вот я вас слушаю и понимаю, что чуть ли не вся наша экономика построена на крайне низкооплачиваемом труде. Может быть, я ошибаюсь, конечно...

Валентина Митрофанова: Ну, нет, конечно, наша экономика не построена на низкооплачиваемом труде. Как любая экономика, в ней есть определенная пропорция высокооплачиваемого труда, высокопрофессионального, низкооплачиваемого труда. Но в сочетании с тем вопросом, который мы сейчас с вами обсуждаем, мигранты, мигранты большей частью закрывали, конечно, низкооплачиваемые работы в тех производствах, где традиционно идет экономия на выплатах работниках, где традиционно очень много нарушений по отношению к работникам.

То есть что это за отрасли? Мы сейчас будем говорить с вами про ЖКХ, мы будем говорить про строительство, мы будем говорить про сферу услуг, и это именно те компании, которые совпадут у нас сейчас с лидером по нарушениям, по нарушениям в части легального оформления, по нарушениям в уровне заработных плат. То есть на самом деле, когда ушли мигранты, абсолютно логично, что эти компании именно с их минусами и оказались сейчас с проблемой, связанной с трудоустройством людей. То есть люди, конечно, не собираются идти «вчерную» работать за заработную плату, получать там 15 тысяч рублей, а мигранты на эти условия всегда будут потенциально готовы.

Ксения Сакурова: А насколько ухудшило ситуацию то, что сейчас одной из, простите, самых популярных профессий стала профессия курьера? Ну, если мы говорим про крупные города, работодатели жалуются, что люди уходят в курьеры, потому что они предлагают 50 тысяч, работодатели, а курьером человек может зарабатывать 90.

Валентина Митрофанова: Согласна. Это проблема прошлого года, это тренд, который абсолютно точно растет. То есть, сравнивая зарплату сегодняшнюю курьера и те условия, которые предлагают работодатели, а ведь многие работодатели, у которых есть такая доставка и которым нужны курьеры, они предлагают в том числе удобные графики, что подходит, например, студентам, людям, у которых есть дети, людям, у которых есть какие-то собственные интересы. То есть они предлагают гибкий график, который человек выбирает самостоятельно для себя, они очень... Я знаю очень много компаний, у которых на этом построен бизнес, они предлагают очень комфортные условия, связанные с территорией перемещения, например, это доставка продуктов в своем районе, в котором ты проживаешь, чтобы ты максимально мог охватывать большее количество поездок. Это сдельная система оплаты труда, где оплачивается каждая поездка. Соответственно, уровень заработных плат по той практике, которую я вижу, может и превышать 90 тысяч рублей для курьеров.

И мы прекрасно понимаем, что есть молодой специалист, у него есть семейные обязательства, дети например, и одно дело он сидит на работе с 9 утра до 17 вечера, получает 60 тысяч рублей и при этом привязан к этому рабочему месту, а другое дело он свободно выстраивает свой график работы, по сути не несет никакой гигантской ответственности за свою работу и при всем при этом самостоятельно формирует заработок: он может получать и 70, и 90, и больше. Например, у меня пример был в городе Санкт-Петербурге по курьеру, простите, который получал 150 тысяч рублей. Расскажите мне, многим ли из высококвалифицированных специалистов мы готовы предлагать...

Дмитрий Лысков: Ну, это просто какая-то фантастика.

У нас есть звонок, Юрий из Санкт-Петербурга.

Ксения Сакурова: Как раз из Санкт-Петербурга, да.

Дмитрий Лысков: Из Санкт-Петербурга как раз. Юрий, добрый день, вы в прямом эфире.

Зритель: Добрый день.

Дело не в иммигрантах. Вот я согласен частично с тем, что сейчас высказал ваш эксперт выступающий. Дело в том, что надо государству развивать индустриализацию сельского хозяйства и технологии. Объясню почему. Как только государство будет вкладывать в это денежные средства для развития сельского хозяйства вот в этом направлении, а эти виды везде нужны, в животноводстве, в зерноводстве, в овощеводстве и т. д., где физический труд, то люди при наличии, увидев, что там идет развитие и идет расширение рабочих мест, они туда пойдут, потому что они увидят, что государство в это вкладывает денежные средства, как холдинги, например, сельскохозяйственные, вы же это знаете.

Ксения Сакурова: Да...

Дмитрий Лысков: Юрий, я с вами согласен, но дело в том, что сельское хозяйство-то у нас частное, почему должно государство при этом что-то вкладывать, мне не совсем понятно, и почему частник не должен.

Зритель: Дело в том, что, если мне память не изменяет, в Америке, вы же, так сказать, пресса, всегда говорила, что в Америке, как и в Европе, в сельском хозяйстве фермеров поддерживает государство, неважно каким образом...

Дмитрий Лысков: Ну это поддерживает, не вкладывает же она в фермеров немыслимые деньги.

Ксения Сакурова: Да-да, спасибо большое.

Валентина Васильевна, у нас буквально минута осталась. Что работодатели, с вашей точки зрения, может сделать в этой ситуации, чтобы привлечь людей?

Валентина Митрофанова: Работодатель может гарантировать людям, во-первых, легальное оформление, сейчас это очень важно для людей, особенно в свете господдержки по безработице, например, которая в последние 2 года у нас происходит. Во-вторых, это, естественно, уровень заработной платы, который должен быть сразу, априори, гарантированно на достойном уровне, то есть не то что, может быть, вы когда-нибудь получите, то есть это сразу должно быть не 15–16 тысяч рублей, для того чтобы люди, естественно, сравнив это с пособием по безработице, просто пошли работать в эти места.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо огромное! Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», эксперт по трудовому законодательству, отвечала на наши вопросы.

Ксения Сакурова: Еще у нас впереди две темы, поговорим о самостоятельных платежах по картам и о том, как снизить затраты на «коммуналку». Это уже в следующем часе. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Homo soveticus
Не впервые слышу второго эксперта: очень профессиональна. А первая - из Липецка - очень "умилила" удивлением от нежелания людей тяжело физически трудиться. Ну пусть она сама поменяет тёплый кабинет на лопату. А вообще эта тема - про сельское хозяйство - имеет единственное решение: колхозы и совхозы, но для этого нужны социализм и Советская власть. P. S. Судя по всему на сайте ввели премодерацию. Поэтому не чаю увидеть этот комментарий опубликованным.
Татьяна
Почему то в советское время россияне работали на стройках, на транспорте, жкх, фабриках и заводах, в совхозах, а сейчас вдруг обленились. Запретить надо привоз мигрантов,это выгодно только бизнесу. Не будет мигрантов, бизнесу придется платить справедливую зарплату местному населению и создавать нормальные условия труда, как это было в СССР. Возродите совхозы, чтобы было где работать деревенским. Кто же будет жить в деревне, если нет работы,ликвидировали медпункты и больницы, закрыли магазины. Т.е,изначально оптимизируют и разоряют все, создают невыносимые условия жизни, лишают работы, целенаправлено отовсюду выдавливают русских и удивляются.
Василий
Необъяснимые вещи происходят. Россия вымирает , а работы прибавляется и для кого всё это делаете, вы производите продукции столько, сколько скушаете. Можно понять московских олигархов-строителей, те стараются Москву расстроить до Тихого океана, но там ясно они пилят бездонный московский бюджет им надо освоить его содержимое. Завозят мигрантов и строят, заселяют мигрантами, снова завозят мигрантов и снова строят и так бесконечно. Кто остановит это безумие неизвестно. Не представляю куда бежать со временем можно будет нашим внукам и правнукам, когда расплодятся эти азиаты-головорезы. Это кошмар , будущего у русского населения России нет!
Как решить трудовой вопрос в разных отраслях