Работа.Вру

Гости
Алексей Мазуров
эксперт в области управления персоналом
Алексей Петропольский
предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса

Петр Кузнецов: Мы все врем – и начальники, и подчиненные. Дело в том, что 74% россиян сталкивались с ложью работодателей в вакансиях. Такие данные приводятся в исследовании «Работа.ру». Мы даже тему так назвали – «Работа.вру». По-моему, смешно.

Ксения Сакурова: Да, забавно. 79% сообщили, что заявленная руководителем зарплата, то есть ее размер, не соответствует фактически предлагаемой. Еще 71% столкнулись с несоответствием списка рабочих обязанностей. Ну, вы сами знаете, как это бывает.

Петр Кузнецов: Да что мы вам рассказываем?

Ксения Сакурова: Да.

Петр Кузнецов: Узнаете явно себя в этом опросе? Итак, дальше идем. 66% участников исследования заявили, что заметили ложь об условиях труда. 45% столкнулись с неправдивой информацией об официальном оформлении выплат. И еще 36% указали, что работодатели преувеличивали карьерные перспективы.

Ксения Сакурова: Но обманывают не только работодатели. Вспомните себя. Разве вы ну ни разу не преувеличивали, оформляя резюме, не приписывали себе излишнюю коммуникабельность или, может быть, даже опыт?

Давайте посмотрим, что отвечали люди на улицах.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Какие, оказывается, неприличные вопросы задают работодатели, да?

Петр Кузнецов: Какой кошмар! Как он посмел спросить: «Выпиваете вы или нет?»

Ксения Сакурова: Действительно.

Петр Кузнецов: Вот это да!

Ксения Сакурова: Обсудим вместе с Алексеем Мазуровым, экспертом в области управления персоналом. Алексей Михайлович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ваши истории, уважаемые телезрители, ждем.

Алексей Михайлович, здравствуйте.

Алексей Мазуров: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Алексей Михайлович, ну такое ощущение, что врать-то людям приходится. И как будто бы даже выхода нет. Почему так? У нас такая ситуация на рынке труда? Почему мы все друг другу врем?

Алексей Мазуров: Ну, тут два разных фактора, которые происходят на рынке. С одной стороны, срабатывают эти вот эти все, скажем так, условно называемые «коучи», которые говорят: «Надо себя показать с лучшей стороны. Надо приукрасить так, чтобы тебя на работу взяли. У вас должно быть конкурентное преимущество». И люди, наслушавшись такого, начинают немножко приукрашать свои возможности, свои знания, свои навыки.

Когда со стороны работодателей такое происходит, то здесь примерно такой же фактор – им хочется получить более лучших работников здесь и сейчас. Зачастую это делают даже не сами работодатели, а представители службы подбора. Они так делают, чтобы закрыть быстрее вакансию. Они приукрашают это все.

Это на самом деле простой человеческий фактор, где люди стараются, с одной стороны, показать себя получше, а с другой стороны, выполнить свою работу побыстрее, чтобы отчитаться. То есть не сказать, что это прямо такая мощная тенденция, но, да, она присутствует сейчас.

Ксения Сакурова: Так, может быть, на самом деле требования одних просто завышены, и другим приходится до них дотягиваться? Может быть, работодатель не понимает, какая реальная ситуация на рынке? Да, выпускники вузов выходят из них без опыта, неподготовленные. Но другие-то оттуда не выходят.

Петр Кузнецов: А ему прямо гений-гений, вундеркинд из предыдущей темы нужен сразу.

Ксения Сакурова: Может быть, им розовые очки нужно снять для начала?

Петр Кузнецов: Там под эти требования не попадешь.

Алексей Мазуров: Я согласен с вами, все правильно вы говорите. И это работает в обе стороны. С одной стороны, работники видят, что компания предъявляет требования зачастую… Ну, человек должен все уметь – и швец, и жнец, и на дуде игрец. И желательно молодой и с тридцатилетним стажем. Не совсем трезво оценивают свою ситуацию.

Некоторые компании не совсем трезво оценивают себя. То есть они считают себя просто супербриллиантовой компанией, такой не являясь. Они почему-то думают, что многие все готовы бросить, лишь бы пойти работать в эту компанию.

Точно так же и работники. Во-первых, они не умеют достаточно трезво оценивать себя, свои возможности. У многих, тем более у студентов, у них просто повально завышены ожидания по заработной плате, о своих знаниях и умениях, которые, в общем-то, не соответствуют действительности. И вот это с обеих сторон играет в этой ситуации.

Петр Кузнецов: Алексей, как бы мы друг другу ни врали, сколько бы мы это ни делали, но тем не менее мы уже – и работодатель, и сотрудник – все друг о друге знаем. Мы понимаем, что и те преувеличивают, и те. В этом плане все-таки можно сказать, как меняется отношение работодателя к резюме, к содержимому?

Алексей Мазуров: Ну смотрите. Я вам про некоторые этапы скажу. Допустим, в одно время очень смотрели на резюме, то есть смотрели, что пишет человек в резюме, читали и верили ему. Потом уже пошел этап – все стали смотреть, начитавшись этих резюме, стали смотреть в трудовую книжку, чтобы оценить реально.

Сейчас уже следующий этап, где вновь поступающих работников на многие профессии просто тестируют при приходе в отдел кадров, в службу по персоналу, проводят кое-какие тесты – как профессиональные, так и психологические, на лидерские качества, на управленческие качества, на человеческие и какие-то другие, всякие разные качества.

Также и работники, выбирая ту или иную компанию, они заходят в Интернет и изучают ее историю. То есть они смотрят отзывы, смотрят, что это вообще за компания, какие ценности она, грубо говоря, исповедует, если так позволено мне будет выразиться, как она себя позиционирует на рынке как работодатель. Вот такие вещи все уже начинают проверять с обеих сторон.

Ксения Сакурова: Алексей Михайлович, вот если к вам приходит человек за консультацией, за советом, вы ему как будете рекомендовать себя презентовать перед потенциальным работодателем? Врать, не врать? Приукрашивать? Вот вы бы какой совет дали?

Алексей Мазуров: Ну смотрите. Я бы сказал, конечно, говорить так, как есть на самом деле, честно, правду. Я сам так поступаю. Но здесь факторы тоже разные бывают. Надо подстраиваться под компанию. Смотреть, какая компания, какой стиль в этой компании предпочтителен. То есть можно говорить простым языком, а можно говорить красивым языком, можно делать акценты на те или иные вещи – что хочет опять же компания. Но в целом я бы рекомендовал соискателю говорить честно.

Также и работодателям. Потому что работник, придя на ту или иную позицию и не получая тех условий, о которых он договаривался, у него и эффективность падает, производительность, и в конечном итоге он уходит. И у тех же эйчаров многих стоит показатель эффективности их работы, когда вновь поступивший работник прошел испытательный срок. Не просто закрыл вакансию, а именно прошел испытательный срок. Тогда считается их работа эффективной.

Петр Кузнецов: Ну и про сотрудников то же самое можно сказать, да? Смысл врать, если на первом же собеседовании все про тебя станет известно?

Алексей Мазуров: Да.

Петр Кузнецов: Алексей, тем не менее в вашей практике были такие случаи, когда человек откровенно преувеличил, но это ему помогло просто попасть на собеседование, там он раскрылся с какой-то совершенно другой стороны, благополучно устроился и по карьерной лестнице дошел, я не знаю, до верхов?

Алексей Мазуров: Ну смотрите, это зависит опять же от позиции. Мы с вами часто общаемся, и я говорю, что разные категории работников и разные требования.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Алексей Мазуров: Есть позиции важные, ключевые. И необходимо это должность. Проходят несколько этапов собеседования. Почему этапы используются, применяются? Не потому, что работодателю хочется с кем-то пообщаться, а потому, что на разных стадиях все равно все становится явным. То есть риск ошибки снижается.

Да, были случаи, когда люди… вплоть до того даже, что устраивались на работу, ярко продемонстрировав какие-то свои навыки и знания именно на собеседовании, а приступив к выполнению своих обязанностей, низко просели. Для этого и существуют как раз этот испытательный срок, о котором говорится в законодательстве.

Ксения Сакурова: Но так ведь тоже иногда работает. Я лично знаю историю. Это мой хороший знакомый, который именно таким образом попал в сферу своей мечты, куда попасть на самом деле очень сложно даже с соответствующим образованием, в силу очень многих причин. Не буду раскрывать все подробности, но суть в том, что человек себе просто на бумаге опыт написал. И написал его не просто в виде одной какой-то компании, а он себе целую историю выдумал.

На первом месте его раскрыли. Все было так, как вы говорите. На втором – нет. Видимо, он что-то почитал, где-то поучился, смог прийти и делать то, что он, в общем-то, никогда не делал, а только видел, как это делается, и получать за это деньги. И теперь он профессионально растет. Я эту историю наблюдаю.

То есть получается, что все-таки обманывать иногда можно ради великой цели?

Алексей Мазуров: Ну конечно! Бывают такие случаи. Не зря же говорит поговорка: «Наглость – второе счастье». Глупость – первое, а наглость – второе. Это как раз и говорит о том, что иногда вот такие случаи проходят. Но это очень редко! И говорить о том, что это можно использовать как механизм для того, чтобы получить какую-то работу мечты, не приходится. Это единичные случаи. Значит, ваш приятель – он гений вранья, умеет все продумать, умеет подготовиться. Это же ведь не просто так.

Петр Кузнецов: Как говорится, тоже надо уметь, Алексей, да?

Ксения Сакурова: Научиться по Интернету…

Петр Кузнецов: Это тоже надо уметь. Это отдельная специальность – обманывать, чтобы тебе поверили.

Алексей Мазуров: Конечно. Там же профессиональные вопросы задают, мимо которых не пройдешь. Соответственно, человек готовился как-то.

Ксения Сакурова: Да-да-да, теорию осваивал.

Алексей Мазуров: И многие же «пробивают» по местам (извините за такой сленг меня), по прошлым местам работы, звонят, требуют рекомендации. Ну, хотя бы спрашивают: «А работал у вас такой товарищ или нет?» У меня как-то было в моей деятельности, мне звонят и говорят: «Вот у вас работал такой-то товарищ на такой-то позиции?» Я говорю: «Он работал, но он работал водителем автобуса». То есть совсем по другой профессии.

Ксения Сакурова: Там было все тоже предусмотрено. Я не буду раскрывать детали. Спасибо большое.

Алексей Мазуров: Я понимаю. Это очень умный и очень наглый товарищ. В общем, он молодец, что добился работы своей мечты.

Петр Кузнецов: Вот так Денис Чижов попал на ОТР.

Спасибо большое. Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом, и его комментарий.

«Какие условия труда, если нет ни фабрик, ни заводов? Частники не очень-то заботятся, а врут постоянно. Это даже не только на работе», – это сообщение из Мордовии. «Теперь приятно слышать красивую ложь, чем горькую правду», – Брянская область. «Я очень осторожно преувеличивал свой опыт. А вот работодатель однажды обманул меня просто по-свински – велел в субботу и воскресенье красить фасад офиса, а обещал отгул в понедельник и вторник, но не дал».

Об обмане давайте поговорим в том числе с Алексеем Петропольским – это предприниматель, эксперт в сфере защиты бизнеса. Добрый день.

Ксения Сакурова: Добрый день.

Петр Кузнецов: И вот еще одно сообщение вдогонку про обман. Здравствуйте, Алексей. «Обещают одну зарплату. Приходишь в день получки – вполовину меньше. И ничего не добьешься».

Давайте каким-то образом попытаемся измерить юридическую силу резюме и вакансии. Можем ли мы каким-то образом попытаться напирать на то, что было указано, например (начнем с работодателя), в вакансии? Вот обещана такая зарплата. Все это зафиксировано, не знаю, на официальном сайте, на том же HeadHunter. По факту ты приходишь, тебя берут, но ты получаешь на 20–30% ниже. Я могу тыкать пальцем в вакансию: «Ну как же? Вот! Я пошел именно за этими цифрами чистыми»? Это документ?

Алексей Петропольский: Нет. Увы, вакансия еще ни о чем не говорит. Нужно четко читать трудовой договор. В нем уже будут расписаны абсолютно все условия, на основании которых вас берут на работу. Если мы говорим об обмане, то чаще всего он происходит в таких должностях, где зарплата не имеет четкого эквивалента. То есть оклад у вас минимальный, как правило, он совпадает с МРОТ (минимальным размером оплаты труда) вашего региона. Ну, допустим, Москва – это в районе 25 тысяч рублей. А все остальное – это проценты по тому, насколько вы хорошо работали.

Причем вот здесь очень важно понимать, как все это оценивается. Ну, в более или менее приличных бизнесах это оценивается KPI выработки или продаж. Если ваша должность как-то связана с четким финансовым результатом, то вы имеете четкий процент в зависимости от финансовых результатов, которых достигла компания благодаря вашей работе. Если же это все прописано, то вам и выплатят, согласно этим результатам.

А если это просто делается на усмотрение вышестоящего руководства, то, скорее всего, вам не заплатят ничего. Или не будут платить, пока идет испытательный срок. Либо и в дальнейшем ничего не заплатят. Поэтому в первую очередь нужно смотреть трудовой договор. И когда обещают…

Петр Кузнецов: Алексей?

Ксения Сакурова: Алексей, вы с нами на связи?

Петр Кузнецов: Связь пропала…

Алексей Петропольский: Я тут, я тут, я тут.

Ксения Сакурова: Все. Да, мы слышим вас. Продолжайте.

Алексей Петропольский: И когда вам обещают огромную зарплату, скорее всего, эта зарплата будет зависеть именно от ваших финансовых результатов, которых добиться в первые месяцы работы (а иногда и полугодие, и года) просто невозможно.

Ксения Сакурова: То есть не обман, а хитрость?

Алексей Петропольский: Хитрость, конечно. Ну везде пишут: «Зарплата от 200 тысяч рублей. Приходите». На интервью тебе говорят: «Тебе будут звонить клиенты, нужно им продавать то-то, то-то – услуги либо товары. И в конце ты получишь свой процент». Ну представьте, человек, как правило, начинает работать – и у него не получается это сразу. Но это полбеды. А иногда в таких компаниях говорят: «Ты купи за свой счет наш товар и продавай его с наценкой». И это, конечно, вообще патовая ситуация, поскольку, как правило, этот товар…

Петр Кузнецов: А человек-то мысленно уже 200 тысяч положил в карман, уже придумал, куда поедет.

Виктор из Челябинска у нас. Съездим в Челябинск с помощью телефонной связи. Здравствуйте, Виктория.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас. С чем вы к нам?

Зритель: Ну, у меня по опыту работы получалось так, что в свое подразделение чаще всего сама искала кандидатов. От отдела кадров получала резюме на кандидатов и уже просила, чтобы не они сами созванивались с кандидатами, а чтобы я сразу же проверяла резюме, выделяла какие-то моменты, которые меня интересуют, и сама уже обзванивала кандидатов. Потому что в разговоре с человеком я уже могла сразу же понять, где он слаб, где он привирает. И, задавая какие-то наводящие вопросы, я могла сразу понять, спец он в этом или не спец. Если этот человек сказал, что он работал в таком-то направлении, но я ему задаю вопросы касательного этого направления, а он «плавает», то, конечно же, я этому резюме не буду верить.

Также еще очень часто… Вот тут говорили о том, что раньше верили резюме, потом – собеседованиям, потом – тестам. Конечно, я совершенно не кадровик по образованию, я экономист, работала не по экономике, но тем не менее.

Петр Кузнецов: Жизнь научила.

Зритель: Жизненный опыт, наверное, заставил опираться сразу на все три момента – и на резюме, и на собеседование. Собеседования у меня всегда были в несколько этапов: по телефону, потом обязательно очное. На очном собеседовании обязательно должны были быть какие-то тесты, чтобы человек умел работать на компьютере и так далее.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это Виктория, Челябинск.

Зритель: И еще подспорьем всегда были социальные сети, потому что в социальной сети иногда о человеке расскажут гораздо больше.

Петр Кузнецов: Это правда.

Ксения Сакурова: Вот оно то место, где можно все проверить. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Алексей, скажите, пожалуйста (у нас минута остается), а можно ли сказать, что из-за этого вранья или хитрости, как мы уже условились это называть, на нашем рынке много не соответствующих квалификации в итоге сотрудников в любой области, неважно в какой? Вас не слышно, Алексей.

Алексей Петропольский: Сейчас слышно?

Ксения Сакурова: Да, отлично.

Алексей Петропольский: Я никогда не смотрю на то, где человек учился, какая у него первичная специализация. Я всегда смотрю на опыт работы, который совершенно в 70% случаев не совпадает с первичным образованием. То есть фактически, если у человека хороший опыт и он поработал в топовых компаниях, пусть и не совпадая со своим первичным образованием, он получил самое главное – навыки. И если эти навыки на испытательном сроке показали себя…

Петр Кузнецов: Алексей, связь опять прервалась. Ну, мысль понятна.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Петропольский.

Это дневная часть программы «ОТРажение». Оставайтесь с нами. Ксения Сакурова и Петр Кузнецов. Спасибо, что это время с нами провели.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)