Работающие пенсионеры пострадали от карантина

Работающие пенсионеры пострадали от карантина | Программы | ОТР

Каки меры поддержки готовит для них правительство?

2021-01-29T22:50:00+03:00
Работающие пенсионеры пострадали от карантина
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Леонов
член Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель партии ЛДПР
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Оксана Галькевич: Первая тема нашего эфира. Вы знаете, в непростой ситуации из-за коронавируса оказались работающие пенсионеры. Вы, конечно, помните, что людей старшего возраста с началом пандемии отправили на самоизоляцию, потому что они очень большой опасности подвергались. Всего у нас в стране больше 7 миллионов пенсионеров продолжают работать, но на больничный по карантину ушли больше 400 тысяч человек, вот этих вот работающих пенсионеров. Многие там на самом деле так и остаются с апреля прошлого года.

Александр Денисов: В Совете Федерации посчитали, что из-за вынужденного карантина работающие пенсионеры потеряли примерно четверть своих доходов, так как листы нетрудоспособности оплачиваются исходя из зарплат предыдущих двух лет, а не текущего. На эту ситуацию обратил внимание спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, поручила профильному комитету разобраться.

Оксана Галькевич: Ну и, пожалуй, еще один вопрос, ответа на который ждут наши работающие пенсионеры, – будет ли проведена индексация их пенсий уже в этом году наконец. Президент, напомню, давал указания до 1 февраля этого года определиться с этим вопросом, но что-то давно как-то не было новостей по этой теме. Вот давайте будем выяснять, что с поручением президента.

Ну и, друзья, обращаемся к нашим зрителям. Выходите на связь, если вы работающий пенсионер или у вас родственник, кто-то работающий пенсионер оказался в такой ситуации из-за самоизоляции или ждете тоже индексации. Звоните, пишите, мы в прямом эфире, телефоны у вас всегда на экранах, это все совершенно бесплатно.

Александр Денисов: Да. И наш первый собеседник – Сергей Леонов, член Комитета Совета Федерации по социальной политике. Сергей Дмитриевич, добрый вечер.

Сергей Леонов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да. Сергей Дмитриевич, вот эту цифру, четверть доходов, которые выпадают у работающих пенсионеров из-за вынужденного карантина, ну сколько, 4 или 5 раз, по-моему, уходили в течение прошлого года, некоторые еще остаются в некоторых регионах. Вот цифру назвал Владимир Кравченко, согласны ли с этим, что четверть? И сколько выпадет в этом году из их доходов?

Сергей Леонов: Ну, я так отвечу на этот вопрос. Я постоянно нахожусь на связи с людьми и во время эпидемии, и мне постоянно в социальные сети пишут по самым разным вопросам. Вот, честно говоря, по работающим пенсионерам, которые старше 65 лет и которые ушли на самоизоляцию, в том числе и в Смоленской области, это было весной 2 месяца, и потом введены были ограничительные меры губернатором в декабре, то есть месяц декабрь они были на самоизоляции.

И честно, никто из них ко мне ни разу не обратился по поводу того, что они в 2020 году потеряли в зарплате. Потому что больничный лист рассчитывается исходя из заработка предыдущих двух лет, то есть 2018-го и 2019-х гг. Среднюю зарплату по 2018–2019-х гг. им платили, поэтому пенсионеры в 2020 году ничего не потеряли.

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, а если, допустим, в течение 2020 года зарплата у них выросла, а начисляют исходя из предыдущих двух лет, то тогда и начинается выпадение. Ну уж представим себе такую фантастическую ситуацию, конечно.

Сергей Леонов: Фантастическую ситуацию можно, но, вы знаете, в нашей стране рост зарплат такой колоссальный, чтобы можно было серьезно потерять на этом, с учетом средней, мне кажется, очень сложно представить. Это касается 2020 года. А вот в 2021 году, если у нас будет третья волна и опять наших пенсионеров старше 65 отправят на полную самоизоляцию, вот тут действительно они потеряют. И потеряют пенсионеры там, где региональные власти больше их держали на самоизоляции. Мне кажется, лидером в этом отношении является город Москва. Так вот московские пенсионеры потеряют больше, потому что в средний доход не идет расчет вот этих больничных листов, то есть, соответственно...

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, а потеряют ли московские (уж извините, что сразу так ловлю), учитывая выплаты? По сколько платили, 4 тысячи в месяц доплачивали пенсионерам, чтобы они оставались дома, и, в общем, скорее всего, покрывали, все эти издержки были покрыты. Может быть, я так в виде предложения, единовременную выплату для работающих пенсионеров предусмотреть? Вот как детям выплачивали, так и работающим пенсионерам, учитывая, что в этом году, возможно, они что-то потеряют? Ну, по аналогии с московскими, почему бы нет?

Сергей Леонов: Я с вами полностью согласен. И вот как раз по выплатам по московским пенсионерам наши смоленские пенсионеры, из Смоленской области, ко мне обращались. Они как раз и говорили, почему московским пенсионерам и работающим, и не работающим платят определенные деньги за то, что они находятся в самоизоляции, ну и, соответственно, какие-то компенсационные выплаты, а смоленским не платят. Это решение мэрии города Москвы, конечно, в Москве денег намного больше, чем в Смоленске, поэтому я с вами полностью согласен.

Так вот я все-таки вернусь и договорю, почему потеряют, может быть, наши телезрители не совсем поймут. Потому что если, например, пенсионер 6 месяцев находился на больничном листе, то в среднюю зарплату вот эти 6 месяцев не пойдут, будет рассчитываться средняя зарплата из 6 месяцев, что он работал, то есть половину он потеряет, ну за год. А если приплюсуется предыдущий год, это будет примерно четверть, как раз тот процент, который Кравченко и озвучил.

Оксана Галькевич: Ну, еще, насколько я помню, в Петербурге были такие выплаты, поддерживающие пенсионеров. Но тут, наверное, не нужно их делить на работающих не работающих, все люди какого-то возраста определенного отправлены на самоизоляцию, чтобы сохранить свою жизнь и здоровье. Было бы, наверное, справедливо, какую-то помощь чтобы они получали.

Но вы же прекрасно понимаете, вы сами об этом сказали, Москва побогаче, может себе это позволить, Петербург менее богатый, но, в общем, тоже состоятельный город. А вот Смоленск – это совсем другая история, и очень много таких регионов, регионов, которые позволить себе это не могут, гораздо больше. Как быть в этой ситуации?

Сергей Леонов: Да, естественно, их очень много, таких регионов, их бюджеты не позволяют выплачивать пенсионерам такие крупные суммы ежемесячно или единовременно, поэтому мы ждем федеральной поддержки из федерального бюджета, мы ждем решения правительства, может быть, президент в это вмешается, если действительно будет третья волна и опять те пенсионеры сядут на самоизоляцию, конечно, нужна будет определенная компенсация для работающих пенсионеров.

Александр Денисов: А Валентина Ивановна...

Оксана Галькевич: Из федерального бюджета тогда, да (прости, Саш), это должен взять на себя федеральный бюджет, а не региональные, потому что, понимаете, получается, что люди в соседних регионах, а ситуация совершенно разная может быть.

Сергей Леонов: Да, согласен.

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, а Валентина Ивановна Матвиенко, когда давала поручение комитету профильному разобраться с этим, какие предполагались варианты? Или пока тишина, непонятно, что тут можно предусмотреть?

Сергей Леонов: Ну, я на самом деле не присутствовал при этом, когда она давала поручение председателю комитета, но я думаю, что состоится некое заседание в рамках комитета, в повестку дня включат данный вопрос, пригласят профильных чиновников из Министерства труда и из федеральных органов, и, конечно, будем рассматривать этот вопрос и считать, сколько пенсионеры потеряли, какой убыток и как эту ситуацию выправлять, что предложит министерство, правительство, и, конечно, мы предложим свои варианты.

Оксана Галькевич: Сейчас у нас немножко связь поплыла. Давайте, пока там восстанавливаются эти волны, выслушаем нашу зрительницу Татьяну из Саратовской области. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня знаете, какой вопрос? Немножко в другую сторону. Вот я работающий пенсионер, мне больше 65 лет, 65, и уже несколько месяцев я сижу на карантине. Мне оплачивается больничный, но при этом люди, которые работают за меня, им никого не дали, принять нельзя, потому что штатное расписание не позволяет. И у поваров, получается, от винегрета до туалета надо вымыть, вот вы представляете, какая нагрузка? Зачем нам дали этот карантин, вообще непонятно.

Александр Денисов: Ну как зачем? Ради вашего благополучия, чтобы не заразились, не заболели.

Зритель: Нет, оно понятно, но тогда штат как-то поменять надо, чтобы людей можно было добавочно взять в производство-то.

Александр Денисов: Татьяна, а тут другой страх возникает у тех же самых работающих пенсионеров на карантине, что кого-то возьмут, им вернуться некуда будет, понимаете, тоже такой нюанс.

Зритель: Ну, я считаю, людей-то тоже надо жалеть. Даже те же молодые рвутся, они же физическую силу затрачивают. Вы представляете, она придет домой, у ней дети маленькие, еще надо помыть, приготовить, постирать, убраться, и какая она придет домой?

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна. Вот всем приходится работать, вот Оксана не на своей неделе вышла, тоже вот подменяет, заболела ведущая, да, все работают.

Оксана Галькевич: Ну... Просто, знаете, у любого алгоритма, у любой схемы всегда будут и плюсы и минусы, и так, чтобы все были довольны, к сожалению, наверное, не получится. Есть, наверное, резон и в ваших словах, плюсы и минусы вы правильно подмечаете, но что делать, приходится, в общем, ради жизни и здоровья одной категории идти на какие-то уступки.

Сергей Дмитриевич, нам вот очень много сообщений сейчас поступает на наш SMS-портал, мы по-прежнему, кстати, друзья, ждем от вас звонков, от работающих, неработающих пенсионеров, что думаете по этому поводу. А люди напоминают о том, что у нас в принципе-то государство социальное, да, это заявлено, это наша декларация, мы все об этом знаем. Почему, собственно, вот об этой незащищенной достаточно категории наших граждан, пенсионерах, ну не совсем позаботилось государство в период пандемии, в 2020 году? Мы в основном говорили о поддержке семей с детьми, мы знаем, что это работало очень четко, вовремя и четко люди получали эти выплаты, а вот о пенсионерах как-то вспоминали меньше.

Сергей Леонов: Ну, всегда сначала, так скажем, решают более острые проблемы, потому что почему семьи с детьми? Потому что многие родители, и вот это я вам точно могу сказать, потеряли работу, у людей вообще не было средств к существованию. А работающие пенсионеры и неработающие пенсионеры получали пенсию, и пенсию никто не задерживал, платили вовремя. А люди находились в тяжелейшей ситуации, когда просто не на что было жить; пока устроятся на биржу труда, пока получат выплаты, и это была огромная проблема, и таких людей по Смоленской области сотни были, и, конечно, государство решало в основном проблемы их. И если у родителей нет работы, нет денег, то будут страдать дети, а дети здесь совсем ни в чем не виноваты, и, конечно, нужно было прежде всего поддержать семьи с детьми.

Что касается социального государства, я полностью с вами согласен. Я предлагал и говорил о том, что выплаты должны быть всем пенсионерам, и работающим, и неработающим, старше 65 лет, которые находятся на самоизоляции, чтобы их поддержать, потому что у них были свои в этом смысле проблемы, и определенные затраты дополнительные на лекарства, на оплату ЖКХ, потому что чем больше человек проводит дома, тем больше он тратит электроэнергии, ну и другие затраты есть, попросить кого-то там что-то сделать, человек не будет бесплатно помогать, не все же имеют родственников, друзей, кто-то одинокий... Поэтому серьезные были издержки у некоторых пенсионеров. Конечно, все это нужно было сделать.

Александр Денисов: Да. Вы упомянули рабочих пенсионеров, Сергей Дмитриевич, не могу не спросить, все ждем 1 февраля, по поручению президента правительство должно представить проект индексации пенсий для работающих пенсионеров. Дмитрия Пескова спросили, известно ли что-либо, он сказал, что нет, вопрос пока прорабатывается в правительстве, никаких конкретных позиций.

Но в Госдуме уже лежит внесенный (правда, «Справедливой Россией», не ЛДПР, не вашей партией) законопроект об индексации пенсий. Там есть некоторые цифры, что на это потребуется 70 миллиардов рублей ежемесячно, да, 70 миллиардов рублей. И есть приписка в пояснительной записке: «Принятие настоящего проекта не потребует дополнительных расходов федерального бюджета, потребует дополнительных расходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации». Правильно я понимаю, что эти деньги есть и это не вопрос?

Сергей Леонов: Ну, «Справедливая Россия» всегда славилась тем, что она ворует постоянно законопроекты у ЛДПР, регулярно вносит законопроекты, касающиеся повышения, индексации пенсий работающим пенсионерам. В различных вариациях мы это делали, и правительство не идет на эти шаги. То, что не потребует из федерального бюджета денег, это большое лукавство, потому что Пенсионный фонд Российской Федерации субсидируется федеральным бюджетом и большая сумма ежегодно из федерального бюджета отчисляется в Пенсионный фонд, так что не собирается...

Александр Денисов: По-моему, треть, да?

Сергей Леонов: Да-да-да, это большая сумма. Это лукавство, для того чтобы не писать на отзыв правительству. То есть любой законопроект, который требует федеральных денег, то необходимо его сначала направить в правительство, соответственно, правительство свой отзыв дает. Но, скорее всего, он будет отрицательный, как и на наши законопроекты, поэтому они так слукавили в своей пояснительной записке и ничего не стали в этом плане писать, просто сократили себе время, внесли под шумок под выборы и все. Поэтому все партии, поверьте, за исключением, может быть, одной, за то, чтобы индексировали пенсии работающим пенсионерам, мы об этом все время говорим.

Александр Денисов: Ну как все? Ведь когда писали, составляли письмо в Конституционный суд, чтобы проверить, вот Оксана спрашивает, социальное государство, а справедливороссы направили в Конституционный суд письмо, точнее там нужно было 90 подписей, по-моему, собрать в Думе, так не хватило подписей, просили ЛДПР, там что-то сослались в вашей партии, мол, тут не проработано, надо что-то проработать. В итоге письмо в Конституционный суд не ушло, а вы говорите, все. То есть как-то не все вписались за работающих пенсионеров в данном вопросе.

Сергей Леонов: Ну, первое: по этому письму ничего я не знаю, мне подписывать никакое письмо никто не предлагал, это первое. А второе – ну можно посмотреть те законопроекты, которые мы вносим регулярно по поводу неработающих пенсионеров и работающих пенсионеров, очень много различных инициатив у нас. Здесь все-таки Государственная Дума предлагает, но правительство не может найти деньги, чтобы это предложение удовлетворить.

Оксана Галькевич: Нам, кстати, только что пришло сообщение из Москвы, пенсионерка пишет: «Ветеран труда, 68 лет, москвичка, не работаю. Вопрос такой: на период пандемии заблокировали социальные карты на проезд, на этом город сэкономил большие деньги, а выплатили в апреле, в марте 4 тысячи рублей». Ну, в общем, что называется, по сусекам поскребли, определенные какие-то деньги были сэкономлены, может быть, за этот счет, если уж в Пенсионном фонде денег не хватает, помочь категории наших стариков?

Сергей Леонов: Так государство, наоборот, в 2020 году не сэкономило средства. В целом, если мы говорим по федеральному бюджету, у нас, наоборот, было больше трат на различные социальные выплаты. Вы же сами говорили по поводу выплат на детей, это огромные деньги в рамках всего государства, поэтому выплат намного больше. Плюс еще государство потратило на здравоохранение огромные средства, на закупку оборудования, на разработку вакцины, сейчас на производство вакцины, на оборудование цехов по производству вакцины. То есть огромные средства были затрачены, которые вообще не предлагались в федеральном бюджете, и сейчас у нас дефицитный бюджет принят на 2021 год в связи с тем, что денег не хватает. Поэтому не знаю, честно говоря...

Александр Денисов: А какой дефицит, Сергей Дмитриевич? Большой дефицит?

Сергей Леонов: Ну, там небольшой дефицит, но все равно у нас всегда был бюджет профицитный, а вот в 2021 году уже дефицитный бюджет, но дефицит незначительный.

Оксана Галькевич: Ну, в последние годы он был у нас, да, профицитным.

Александр Денисов: Пообщаемся со зрителями, Сергей Дмитриевич.

Оксана Галькевич: Да, давайте. Самарская область, Лилиана. Здравствуйте, Лилиана.

Зритель: Добрый вечер.

Мне 60 лет, я пенсионер работающий. Пять лет я уже на пенсии, 5 лет работаю. Пенсия моя за 5 лет увеличилась ровно на 500 рублей. Вот сейчас у меня 11 тысяч пенсия, 7 тысяч зарплата. У меня образование высшее, но я сейчас работаю уборщицей. Я все время слышу: когда вы закончите работать... А что делать, если я не хочу бросать работу? Меня сейчас все устраивает, для меня очень важно находиться в социуме, да. И вот я очень жду этой индексации.

И мне вот непонятно, неужели правительству не важно, чтобы я работала, чтобы я делала отчисления, платила налоги, за меня отчисления делали? Почему меня вынуждают на то, чтобы я шла на какие-то вот хитрости, на какие-то уловки? Я могу такую же работу найти себе без оформления, но я этого не сделаю, потому что я законопослушный человек, я привыкла так, я в Советском Союзе родилась и жила долго, и мне вот это очень обидно. И вот из-за этих баллов, о которых говорит господин Силуанов, у меня пенсия выросла за 5 лет на 500 рублей ровно. Мне вот это вот очень-очень обидно, я очень...

Александр Денисов: Лилиана, спасибо большое, очень интересный вопрос.

Сергей Дмитриевич, а представим себе такую ситуацию, вот сколько у нас, 7 миллионов работающих пенсионеров, вдруг разом они возьмут и пойдут на уловки, о которых говорит Лилиана, оформятся «всерую» и привет, Пенсионному фонду придется же решать вопрос. И что тогда?

Сергей Леонов: Вот это, кстати, было одним из наших самых главных аргументов по поводу того, что многие пенсионеры и сейчас, и сейчас, в данный момент работают «вчерную», потому что им невыгодно официально трудоустраиваться, и они получают зарплаты в конвертах. И у нас официально 7 миллионов работающих пенсионеров, а на самом деле их, я думаю, гораздо больше, может быть, даже в 2 раза. И Пенсионный фонд сейчас уже теряет огромные деньги на том, что не отчисляются выплаты в Пенсионный фонд, и не только у нас работающие пенсионеры работают, так скажем, «вчерную», получая зарплаты в конвертах, и опять же Пенсионный фонд теряет.

Поэтому одно из наших самых главных требований к правительству было навести порядок с этими зарплатами в конвертах. Вот если это будет наведено, наведен порядок, то и Пенсионный фонд может получить достаточное количество денег, чтобы и индексировать пенсии работающим пенсионерам, которые официально работают, и поднять вообще пенсии всем пенсионерам, которые сейчас у нас в Российской Федерации есть.

Александр Денисов: То есть я понял логику, Сергей Дмитриевич, надо вернуть работающих пенсионеров «серых» в «белую» зону, и тогда появятся деньги, чтобы им выплатить, проиндексировать их пенсии, я правильно понял расчет ваш?

Сергей Леонов: Ну, как минимум да, работающих пенсионеров нужно вернуть в «белую» зону.

Александр Денисов: Ну это интересный, интересный ход.

Сергей Леонов: Действительно так, это даст большие деньги.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы это был правильный расчет, чтобы, знаете, как вы говорите, правительство возвращает некоторые проекты ваших коллег с неудовлетворительными заключениями, главное, чтобы это был правильный расчет, потому что вот то, о чем мы говорим, и пенсионная реформа недавно была, и пенсии не индексируются, и заморожены пенсии, в общем, работающих людей, а Пенсионный фонд все в дефиците. Спасибо. Сергей Леонов, член Комитета Совета Федерации по социальной политике, у нас сейчас был на связи.

Вот пишет Белгородская область: «А намекали на 13-ю пенсию», – были какие-то намеки, да?

Александр Денисов: Были-были, тоже «Справедливая Россия», на которую кивает ЛДПР и говорит, что выхватывают, так сказать, из рук их отличные идеи.

Оксана Галькевич: Слушай, ну получается, вот как-то вот людей дразнят такими вот уловками, они на что-то надеются...

Александр Денисов: Оксана, обсуждают, обсуждают.

Оксана Галькевич: Ну, называется «обсуждают», да.

Ну что ж, продолжаем обсуждать эту тему и мы. У нас на связи еще один эксперт – Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве России. Александр Львович, здравствуйте.

Александр Сафонов: Добрый день.

Александр Денисов: Александр Львович, как вам вот идея? Главное найти виноватого, почему нет индексации, – так сами пенсионеры и довели до такого состояния дела в Пенсионном фонде, устроились по «серой», еще и индексации ждут.

Александр Сафонов: Ну, конечно, это утрирование ситуации. Естественно, так сказать, не пенсионеры в этом виноваты, мы это... понимаем. Проблема здесь совершенно в другом. Когда в 2015 году принималось решение о заморозке индексации работающим пенсионерам, то в основном здесь говорили только об одном, что необходимо изыскать дополнительные средства, для того чтобы индексировать в первую очередь пенсии...

Ну и понятно, что ситуация-то ведь вызвана, все эти дискуссии не от хорошей жизни, у нас действительно, так сказать, средняя пенсия достаточно низкая, поэтому люди зачастую вынуждены продолжать работать. А если вообще не касаться средней пенсии, то есть большое количество людей, которые получают пенсию на уровне прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, поэтому работа для них вынужденная необходимость.

И в данном случае вот опять же, так сказать, я, конечно, могу сказать о том, что за рубежом... система, либо пенсия, либо работа. Но в Российской Федерации этот принцип не работает по той простой причине, что доходы на пенсии слишком маленькие, на них просто не прожить, и в данном случае... вот эта экономия не оправдана, не оправдана... Первое...

Александр Денисов: Александр Львович, сейчас мы наберем вас по телефону, потому что связь у нас поплыла.

Оксана Галькевич: И ждем ваших звонков, друзья, мы в прямом эфире.

Вот Саратовская область, пишет нам наша зрительница или зритель, что «прибавили 298 рублей, пенсия составляет сейчас 8 803, как они там считают и как начисляют?». Удмуртия посчитала, что «за прошедшие 5 лет мне как работающему пенсионеру из-за неиндексации пенсий государство недоплатило примерно 190 тысяч рублей». Я думаю, что это не один такой пенсионер, если вот так вот всех посчитать, кому по 190, кому по 150, ну, в общем, так, на нормальный кафтан должно хватить, да? Люди, естественно, вот эти вот выпадающие доходы подсчитывают.

Есть, кстати, такое мнение, что работающих пенсионеров в стране быть не должно, потому что они занимают места безработных молодых. Ну, в общем, если у человека есть какой-то потенциал, есть какой-то опыт, почему, вот как наша зрительница Лилиана сказала, должен покидать рабочее место.

И вот у нас есть звонок, Людмила из Петербурга. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Я 8 лет уже на пенсии, получаю пенсию 13 700. Индексации никакой не имею, то есть в августе нам добавляют по 200 рублей. Мне приходится работать на двух работах, завхозом и уборщицей, в Морском государственном университете. Значит, зарплата уборщицы 12 500...

Александр Денисов: А вы работаете официально или нет?

Зритель: Официально, официально.

Александр Денисов: Официально.

Зритель: И я бы хотела, например, получать пенсию и хотя бы одну работу бросить, чтобы мне выжить как-то. А я не могу, потому что пенсия у меня добавляется только в августе на 200 рублей.

Оксана Галькевич: Ага. Слушайте, но это еще...

Зритель: А здоровье-то у нас одно.

Оксана Галькевич: Людмила, но там, вот вы говорите, здоровье, работаете уборщицей, это тяжелый физический труд.

Зритель: Правильно, потому что на зарплату завхоза не выжить, а я хочу уже на пенсию, натурально на пенсию, понимаете? Чтобы не работать. Мне 63 года, и мне приходится вкалывать.

Оксана Галькевич: Ох...

Александр Денисов: Спасибо, Людмила.

Оксана Галькевич: Да, Людмила, спасибо большое.

Александр Денисов: Александр Львович, возвращаемся к разговору. Вот что касается поддержки пенсионеров, правительство ломает голову, как бы цены сдержать, тоже вариант, социально незащищенные слои как поддержать, и с ценами-то не очень складывается, вот сегодня новость появилась, что Минсельхоз обзванивает крупнейших производителей, чтобы они не накидывали, а они объясняют: «Мы накидываем 1%, ну 0,5%, все остальное в сетях», – и, в общем, ходят по кругу: сети на этих кивают, те на сети, и, в общем...

У меня вопрос: может быть, все-таки предусмотреть опять же какую-то единовременную помощь, поддержу пенсионерам, чем пытаться договориться с торговыми сетями несговорчивыми, с производителями, которые обмухлюют в два счета, с ними так не сладишь просто?

Александр Сафонов: Вы знаете, я думаю, что, конечно, можно в принципе рассматривать вопрос единовременной поддержки. Но, понимаете, мы все время будем сталкиваться с такой проблемой, что эту единовременную поддержку придется, так сказать, оказывать ежегодно. Потому что те вопросы, которые сейчас вы спрашиваете, они же никуда не идут, по-прежнему будут расти цены, по-прежнему будут расти цены, например, на жилищно-коммунальные услуги. Поэтому здесь ситуация, так сказать, очень простая: без повышения пенсий, то есть вот как это делало правительство в 2010 году, когда проводило валоризацию, все-таки, так сказать, фундаментально эту проблему не решить.

Поэтому в данном случае все-таки единственный, так сказать, вариант более правильный – это продолжать индексацию пенсий выше уровня инфляции, чтобы гасить как раз вот эти негативные тенденции, связанные с ростом цен на потребительские товары, с одной стороны. И с другой стороны, все-таки возвращаться к процедуре индексации пенсий работающим пенсионерам, потому что наши зрители точно и правильно подчеркивают, что нет от хорошей жизни они продолжают работать.

Александр Денисов: Так сейчас инфляция уже, даже Росстат признал, выше уровня индексации, 6,7%, а проиндексировали пенсии на 6,3% для неработающих.

Александр Сафонов: Ну да, они признали, что 6,7% продовольственная инфляция.

Александр Денисов: Продовольственная.

Александр Сафонов: Да, в целом она составляет 4,9%, но из нее как раз и рассчитывается индексация пенсий, то есть общая инфляция. Поэтому здесь вопрос к методологии индексации, то есть в принципе что мы, так сказать, индексируем. Мы же понимаем с вами, что те же самые пенсионеры не потребляют трубы, не потребляют бетон, что тоже идет в расчет; они потребляют продукты питания, жилищно-коммунальные услуги, транспортные услуги. Вот необходимо, так сказать, рассчитывать индекс потребительской инфляции, то есть то, что реально действует на доходы населения, то есть реальные доходы населения.

Оксана Галькевич: Александр Львович, а это нужно делать по принципу некоего уравнения, уравнительства и из федерального центра эту ставку спускать, на какую величину, или все-таки нужно учитывать региональную инфляцию, потому что вот мы сегодня в дневном эфире обсуждали, она весьма и весьма отличается друг от друга в регионах, где-то выше, где-то ниже, причем в регионах бедных инфляция выше, а доход у людей ниже.

Александр Сафонов: Понимаете, с точки зрения, так сказать, подхода, для того чтобы все-таки бюджет балансировать, должен быть единый коэффициент дефлятора по потребительской корзине, то есть вот взять эту потребительскую корзину и по ней вести мониторинг. Что касается региональных пенсий, там есть другой механизм, который позволяет по крайней мере, так сказать, поддерживать наиболее... слои пенсионеров, это доплаты до прожиточного уровня в субъекте Российской Федерации.

Единственный вопрос, с которым мы с вами столкнемся, – это то, что вот переход на новую методологию расчета прожиточного минимума не предполагает, что она будет ежеквартальной, то есть это годовая история, к сожалению, а вот для пенсионеров как раз нужна иная схема, как минимум раз в полгода все-таки актуализировать уровень пенсий. Потому что, когда мы проводим индексацию по итогам прошлого года, гасим ту инфляцию, которая была в прошлом году, тем не менее, так сказать, происходит во времени разрыв: старую инфляцию погасили, а вот новую нет, живем с ней. Поэтому все время у нас получается, что доходы пенсионеров пытаются догнать рост цен. Поэтому здесь нужно, так сказать, изменение вот этой методики, скажем так, временны́х по крайней мере интервалов индексации.

Александр Денисов: И нужно дождаться 1 февраля, Александр Львович, когда как раз...

Оксана Галькевич: Понедельника.

Александр Денисов: ...правительство представит, да, если представит.

Оксана Галькевич: Слушайте, «доживем до понедельника».

Александр Денисов: Да-да, Оксана как раз доживет, расскажет.

Оксана Галькевич: Ну и ты тоже, я надеюсь, все мы доживем.

Александр Денисов: Спасибо. Александр Сафонов был у нас на связи, проректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Спасибо, друзья. Но это еще не все, мы продолжаем наш прямой эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)