Работодатель и работник: почему они зачастую не могут встретиться?

Работодатель и работник: почему они зачастую не могут встретиться? | Программы | ОТР

Как российский рынок труда переболел коронавирусом

2021-02-09T21:06:00+03:00
Работодатель и работник: почему они зачастую не могут встретиться?
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Гости
Ольга Кузнецова
профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Ольга Арсланова: В общем, сделали мы вывод, что при нищих работающих в нашей стране и пенсии высокие вряд ли возможны, собственно, от пенсий к зарплатам и к рынку труда мы переходим. Сложился на рынке труда в нашей стране новый парадокс: после пандемии в России выросла безработица, но при этом и рабочих рук не хватает. Например, на стройке дефицит оценивают как рекордный в этом году.

Александр Денисов: Да, одновременно развиваются две тенденции. Все мы помним рассуждения, что вот если бы мигранты не занимали места, было бы где работать: они уехали, работать некому. Теперь вот упрощенно ввозим как раз из Азии рабочих для строек, 14 тысяч человек завезли с декабря, по данным Минстроя.

Ольга Арсланова: И при этом в России за год уровень безработицы вырос почти на 1,5%, по официальным подсчетам, число безработных увеличилось почти на миллион человек. И мы понимаем, что это только те, кто официально обращаются на биржу, по факту может быть намного больше сейчас безработных.

Александр Денисов: Да. И где самый высокий уровень безработицы? Значительно выросло число безработных в Кабардино-Балкарии, Ставропольском крае, Ленинградской области, в Крыму и Нижегородской области.

Ольга Арсланова: Отдельные отрасли экономики испытали очень серьезный дефицит работников конкретно в этом году после пандемии, как раз когда мигранты уехали домой. По оценке Банка России, в число вот таких сфер вошли строительство, добывающие производства, сельское хозяйство, сфера транспортировки и торговля. И эти отрасли демонстрировали при этом прирост зарплат, который, однако, остался незамеченным самими работниками, то ли не в курсе были, то ли все равно, даже с такими зарплатами люди не спешили выходить на эти вакансии.

Давайте поймем, что происходит, почему работники и работодатели не могут очень часто найти друг друга, хотя так друг в друге нуждаются, и как сочетается у нас дефицит кадров с безработицей. Позвоните в прямой эфир, поговорите с нами и с нашими гостями.

Александр Денисов: И у нас на связи Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук, и Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Ольга Кузнецова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Уважаемые эксперты, у меня к вам вопрос: а может быть, это не исключительно наша такая особенность, одновременно две тенденции? Живем при капитализме, рынок абсолютно неразумный, он не будет сводить дебет с кредитом, где мало, где хватает, где не хватает, вот как вышло, так вышло. Если бы у нас была плановая экономика, мы бы задавались этим вопросом, какого лешего, а так, собственно, ну вот так вот оно и выходит, где-то прибыло, где-то убыло. Давайте с вас начнем, Ольга Владимировна.

Ольга Кузнецова: Вы знаете, я думаю, что дело не совсем в рынке, дело во вполне естественных процессах. Почему есть одновременно и безработица, и, с другой стороны, нехватка трудовых ресурсов? Ну, во-первых, они должны находиться в одном месте, в одном регионе. Если люди живут в одних регионах, а рабочих рук не хватает в других регионах, то, конечно, они друг друга не найдут. Для того чтобы их совместить, люди должны переехать; для переезда нужны деньги, нужен смысл в переезде; надо бросить, допустим, школу детям, работу другим членам семьи. Поэтому, естественно, далеко не все люди хотят переезжать и готовы переезжать. Далеко не все работодатели готовы предложить зарплату, которая позволит людям переехать и будет смысл в этом переезде, это одна сторона вопроса.

Вторая сторона вопроса: далеко не всегда квалификация, образование безработных совпадают с той квалификацией, которая нужна на востребованных рабочих местах. И дело не только в том, что квалификация, допустим, тех рабочих, квалификация на востребованных рабочих местах высокая, там может быть тяжелый физический труд, а, допустим, те безработные, которые есть в других регионах, ну в силу возраста, в силу пола, допустим это женская безработица, они просто физически не могут, допустим, работать в строительстве или на каких-то тяжелых работах. В общем, существуют вот такие вот структурные и территориальные дисбалансы, которые и приводят к тому, что есть одновременно и безработица, и незаполненные вакансии.

Ольга Арсланова: Никита Александрович, но кто-то же должен за этим дисбалансом следить, ведь это же в интересах властей, в интересах бизнеса, чтобы этого дисбаланса не было. Его можно зарплатами как-то, да, регулировать, какими-то условиями труда.

Никита Кричевский: Ну, Ольга, мне кажется, вы чрезвычайно усложняете суть сегодняшнего разговора. Что касается Ольги Владимировны, то, прослушав то, что она сказала, я так понял, что у нас иного варианта, кроме как приглашать мигрантов, сегодня нет.

Ольга Арсланова: Ольга Владимировна, нет у нас других вариантов, правильно вас поняли?

Ольга Кузнецова: Есть разные варианты. Но просто если, допустим, на сегодняшний день, скажем так, рабочие места есть в каких-то отраслях или в каких-то видах занятости, где низкий уровень зарплаты, где не очень комфортные условия жизни, то да, очень может быть, что такие рабочие места востребованы только среди мигрантов.

Ольга Арсланова: А...

Ольга Кузнецова: В каких-то случаях можно переобучать, можно перевозить отечественных, своих работников, разные действительно бывают ситуации.

Ольга Арсланова: Никита Александрович, а вам-то как кажется, мы упустили шанс вот как раз заменить?

Никита Кричевский: Мне кажется, что у нас вот из-за этого вся и беда в экономике, что вот подобного рода высказываются тезисы, люди говорят: «Ну, раз нет вариантов, значит, давайте будем вызывать мигрантов», – да ничего подобного, все это ерунда и бред собачий, вы уж меня извините за такое непарламентское выражение.

Объясню почему. Я немножко занимаюсь русской экономической историей и должен вам сказать, что весьма и весьма немало знаю по поводу артелей, по поводу артелей дореволюционных, добровольных сообществ работников, которые специально нанимались, образовывались на некие фиксированные по времени работы. Это, как правило, были вахтовики, это, как правило, были люди, которые либо хорошо друг друга знали, либо работали на предыдущих местах, в любом случае нанимались по знакомству. Был у них старший человек, и они показывали поистине очень и очень хорошие результаты.

Что касается оплаты их работы, оплаты их труда, то я вам должен сказать, что, например, бурлаки на Волге, вот картина о бурлаках на Волге – это, конечно, фейк чистой воды, потому что бурлаки на Волге не могли тянуть такой корабль, будучи столь истощенными. Так вот бурлаки на Волге за сезон зарабатывали на хорошую избу, на хороший дом, это за сезон, за сезон! Давайте вспомним советские артели, давайте вспомним господина Туманова с его артелью. Между прочим, господин Туманов...

Александр Денисов: Но он-то золотом занимался, Никита, это же разные вещи, мы сейчас про стройки говорим.

Никита Кричевский: Вы меня постоянно перебиваете. Дайте я договорю, а потом будете разглагольствовать.

Александр Денисов: Да говорите, да.

Никита Кричевский: Господин Туманов в 1998 году выиграл тендер на постройку части Московской кольцевой автодороги, помните, был такой проект при Лужкове? Так вот они построил свой участок не за 4 месяца или за полгода, как им говорили, а за 28 дней. Они пришли и сказали: «Давайте, принимайте у нас работу». Им сказали: «Как? Двадцать восемь дней – это мало, вы должны работать 4 месяца». Они сказали: «Мы уже все сделали». Вот такая сила артелей что русских, что советских, что российских.

И сегодня, когда нам говорят о том, что их надо переучивать, безработные в других регионах, там еще что-то: слушайте, безработных нужно минимум, минимум, это здоровые люди, здоровые мужики с хорошей оплатой. Кто этим должен заниматься? Кто должен это организовывать? Естественно, местные, региональные органы власти, естественно, на уровне федерального правительства. Да, вполне возможно, это должны быть какие-то налоговые льготы для людей, которые желают вахтовым методом поработать, но это элементарно решается, элементарно. Почему не хотят-то? Да потому что коррупция, потому что у нас в МГУ не знают этого слова.

Александр Денисов: Ольга Владимировна...

Ольга Арсланова: Ольга Владимировна...

Александр Денисов: Дадим слово. Никита...

Никита Кричевский: ...это все вот: «Ну вот раз другой регион, значит, люди не поедут», – поедут.

Александр Денисов: Никита, поняли вас. Дадим слово Ольге Владимировне.

Ольга Владимировна, может быть, объяснение вообще на поверхности лежит? Ну привык строительный бизнес работать с мигрантами, и вот они делают вид, говорят, не идут русские, не приходят на работу, – им проще работать как раз с этим азиатским рабочим, потому что, возможно, да, у него спрос невелик, что надо, то и сделает, а русский еще начнет, какой-нибудь социальный пакет спросит, еще какие-нибудь слова припомнит, а эти ребята нет, молодые, здоровые, сходят за сосисками вечером, вот и дело с концом. Как считаете? Может быть, просто так бизнес выстроен?

Ольга Кузнецова: В этом тоже есть определенная доля правды. Конечно, когда приезжают рабочие из других государств, очень часто они соглашаются на гораздо более скромные условия оплаты труда, гораздо худшие условия проживания, и предпринимателям это выгодно. И усилий по организации приезда таких работников они ведь предпринимают, так что если бы было желание и если бы действительно они были готовы платить хорошие деньги, то, конечно, они бы могли найти рабочих, в том числе и среди российских граждан. Но им действительно проще так.

Ольга Арсланова: А смотрите, вот не так давно вице-премьер и полномочный представитель президента в Дальневосточном округе Трутнев предложил ввести акциз для компаний при приеме на работу иностранных сотрудников для новых проектов ну вот конкретно на Дальнем Востоке. Никита Александровна, Ольга Владимировна, я так понимаю, это один из возможных способов повлиять на бизнес. Он рассказал о том, что туда не только китайцев завозят, а турок, вместо того чтобы привлекать россиян. Можно вот таким образом бизнес заставить выбрать российского специалиста на ту же стройку?

Ольга Кузнецова: Ну, думаю, что да. Если финансово и организационно российский бизнес будет поставлен в такие условия, что прежде всего будет нанимать российских граждан, то да, конечно, будут набираться прежде всего российские граждане. Ну а там видно будет, хватает рук свободных в России или нет, можно ли при тех условиях, которые будут предложены финансово, продолжать деятельность и будет ли эта деятельность реально окупаться, будет ли она прибыльной, рентабельной.

Ольга Арсланова: Никита Александрович, а как вам кажется, имеют право власти региональные, федеральные вот в эти вещи вмешиваться?

Никита Кричевский: Слушайте, я вообще не понимаю, о чем мы говорим, Оля, я просто не понимаю. Какие-то маленькие оклады... Да у меня перед глазами случай из Ростова, где человек пытался за зарплату в 2 раза бо́льшую, нежели чем он платил до пандемии, нанять людей, и у него ничего не получилось. Кстати говоря, киргизы, между прочим, ведь по сути повторяют нашу историю дореволюционную об артелях, ведь ровно один в один, тот же менталитет, царско-российский менталитет: они организуются, они набирают работников в Киргизии, они их организованно перевозят, они здесь работают.

По поводу рабских условий труда и содержания этих людей я в корне не согласен, потому что экономической географии МГУ надо хотя бы раз побывать в тех общежитиях, где живут люди, и они увидят, что там и с питанием все в порядке, и с гигиеной все хорошо. Все нормально, все нормально, они далеко не живут в каких-то помоечных условиях, там все в порядке. Плюс ко всему, есть же масса предложений, например, в сфере нефтегазового комплекса, там, кстати говоря, очень мало иностранцев работает из Средней Азии, там в основном русские вахтовики. Вопрос: почему? Почему в нефтегазе это можно сделать, а, например, на стройке в Сибири, на Дальнем Востоке этого сделать нельзя? Объясняю: потому что коррупция, потому что МГУ не знает этого слова, потому что там думают, что все это можно решить исключительно какими-то там стимулами.

Да, наверное, можно решить стимулами, я не спорю, но повторюсь еще раз: разговор идет о том, что у нас есть огромная скрытая безработица, о которой никто не говорит. У нас все почему-то считают, что есть официальная безработица, а скрытой нет (скрытая доходит до 20% от экономически активного населения), и вот эти 20% экономически активного населения как-нибудь да проживут. Не проживут, потому что этот рынок за 30 лет уже всех доконал, все эти стимулы всех уже доконали, ничего из этого не получается. До тех пор, пока государство не начнет заниматься своими прямыми обязанностями, а именно повышать уровень и качество жизни людей, давая им хорошую работу, пусть она будет вахтовым методом, у нас в стране ничего не изменится.

Александр Денисов: Никита, а почему вы все время приводите в пример эти артели? Ощущение, что вот у нас сейчас эти артели сидят по стране и ждут, как бы вот их куда позвали, кольцевую построить, там еще что-нибудь. У нас что это, такой современный принцип организации труда сохранившийся?

Никита Кричевский: Это тот пример, который проверен временем; это механизм, который работает при любой погоде, независимо от того, какой на дворе век, XIX, XX или XXI; это очень простая организация временных трудовых коллективов. То есть где-то на месте сидит человек, который получает подряд, для того чтобы нанять людей, для того чтобы организовать их переезд опять же за счет компании, опять же за счет компании, отработать там, ответить за них, распределить деньги между ними и после этого уехать с прибытком обратно.

Александр Денисов: Никита, я понял, действительно, все, теперь мысль дошла. А вам не кажется, что вы описываете схему как раз именно мигрантскую, потому что здесь сидят их представители, как раз руководители вот тех артелей, которые вызванивают своих знакомых из сел, из городов и здесь их собирают? Как раз вот эта схема, по-моему, тут прекрасно отработана.

Никита Кричевский: Вот я ровно с этого и начал. Вот киргизы в точности переняли, и прочие жители Средней Азии в точности переняли нашу схему артелей, которая была до революции, которая была, кстати говоря, и в Советском Союзе, которую Хрущев зарубил.

Ольга Арсланова: А смотрите, уважаемые гости, еще очень популярный такой то ли стереотип, то ли правда, мне трудно судить, хочу у вас спросить. Мы как раз снимали сюжеты для «ОТРажения недели» и опрашивали фермеров в разных регионах, в Тульской области, в Подмосковье, в Калужской области. Они жаловались на то, что невозможно заменить в сельском хозяйстве мигрантов нашими, потому что в сельской местности наши выпивают, к работе относятся безответственно и даже на приличную зарплату (для этих вот конкретных регионов) идти не хотят. Мы в это вообще как, мы должны в это верить, это действительно так, по вашим наблюдениям, по вашим исследованиям, или тут есть некое лукавство со стороны работодателей? Ольга Владимировна?

Ольга Кузнецова: Вы знаете, ситуации бывают разные. Есть люди, нельзя это отрицать, которые в принципе не хотят работать на рабочих специальностях. Чего уж греха таить, люди хотят работать в торговле, они не хотят идти в поле, они не хотят работать на промышленных предприятиях, им хочется работы попроще, в этом есть определенная доля правды. Но есть и те люди, которые действительно, наверное, не могут найти такую работу, может быть, не хватает у них энтузиазма, может быть, не хватает организаторов и так далее.

Единственное, что я бы все-таки добавила, что нельзя сравнивать нефтянку со строительством, вообще нельзя сравнивать совершенно разные отрасли. В разных отраслях разная стоимость продукции, разная производительность труда, разные зарплаты. И естественно, ту зарплату, которую могут себе позволить платить работникам нефтяные компании, компании в других отраслях могут себе позволить платить далеко не всегда. И говорить, что здесь дело в коррупции, что доходность разного бизнеса разная, ну это большое очень преувеличение.

Ольга Арсланова: Ага. Никита Александрович, как вам кажется, это наши такие плохие, безрукие пьяные?

Никита Кричевский: Слушайте, Ольга Владимировна, вы хотите мне что-то такое возразить, меня поддеть? Я вообще говорю не о разных отраслях, я их не сравниваю, я говорю об организации труда, ни больше ни меньше. Я говорю о том, как можно организовать наших безработных, нашу молодежь, а к молодежи мы относим людей до 35 лет включительно, юный возраст, для того чтобы они пусть даже вахтовым методом, но чтобы они работали. По поводу доходов, вы знаете, ну да, наверное, да, я с вами соглашусь, потому что расценки везде разные, безусловно. Но та доля, которая идет на заработную плату, и вы это прекрасно знаете, лучше меня знаете, существенно меньше итоговой себестоимости. Сколько в себестоимости доля заработной платы, ответьте, пожалуйста.

Александр Денисов: Так это смотря где.

Ольга Кузнецова: В отраслях она разная, и стоимость продукции разная.

Никита Кричевский: Я понимаю. Вот в строительстве и нефтянке, если вы говорите о том, что нельзя сравнивать. Ну скажите, сколько.

Ольга Кузнецова: Я вам точные цифры сейчас по памяти не приведу.

Никита Кричевский: Почему тогда...

Ольга Кузнецова: Но то, что нефтянка дает гораздо более высокий уровень доходов, это очевидная вещь, потому что одно дело продукция, которая продается на мировых рынках, востребована, и другое дело, допустим, труд в отраслях, где зарплаты невысоки, они во всем мире, эти зарплаты, разные, и от этого, к сожалению, никуда не деться.

Александр Денисов: И потом, в нефтяную промышленность просто так со своей артелью не попадешь, потому что там все-таки высококвалифицированный труд, Ольга Владимировна, давайте разъясним это дело, это не просто стройка, строительство газопроводов.

Ольга Кузнецова: Естественно, ну естественно, что этот вопрос я даже не поднимаю. Если есть вакантные места, допустим, врачей, то тут бесполезно обсуждать какие-то артели, потому что врача надо выучить, и несколько лет надо учить. Если не хватает инженера...

Никита Кричевский: Подождите-подождите, стоп-стоп-стоп, вы передергиваете... При чем тут...

Ольга Кузнецова: ...если не хватает квалифицированных кадров, такие вакансии тоже, безусловно, есть, но это не вопрос сиюминутного решения, это вопрос более долгосрочный.

Никита Кричевский: При чем здесь врачи, объясните мне? Мы говорим о самых неквалифицированных специалистах, где используются трудовые мигранты из Средней Азии, китайцы, турки. При чем здесь врачи? Что вы забалтываете?

Ольга Кузнецова: Но вакансии есть в разных отраслях, и те вакансии, которые не заполнены безработными, касаются в том числе и высококвалифицированного труда.

Ольга Арсланова: Ага. Давайте поговорим, конкретно если мы сейчас говорим про стройку и сельское хозяйство, где низкие зарплаты, в отличие от нефтянки, низкие зарплаты, но все равно люди, которые сидят без работы, они же, наверное, и на эти зарплаты согласны, Никита Александрович, могли бы быть согласны.

Никита Кричевский: На стройке зарплаты высокие.

Ольга Арсланова: Уже сейчас.

Никита Кричевский: Если бы там были низкие, если бы они были низкие, к нам бы не ехали мигранты из Средней Азии или из того же Китая. Вы меня извините, но китайцы за низкие деньги приезжать к нам не будут. И когда мы начинаем переводить стрелки со строителей или с работников нефтегазовой сферы, которые занимаются низкоквалифицированным трудом, на врачей, мы начинаем заниматься демагогией. Мы говорим о том, что у нас есть безработица; мы говорим о том, что у нас есть скрытая безработица. Я предложил вам вариант решения, один из вариантов решения этой проблемы, вы мне начинаете говорить о врачах, вы мне начинаете говорить об инженерах, вы мне начинаете говорить об IT-специалистах.

Александр Денисов: Потому что мы уже перекинулись и на нефтяную отрасль, вы сами о ней заговорили. Никита, а вот что касается китайцев, любопытный момент...

Никита Кричевский: Мы говорим о низкоквалифицированной работе, вы просто не знаете эту отрасль.

Александр Денисов: Да. Любопытный момент, что касается китайцев, так, скорее всего, это китайские объекты, которые ведут китайские компании, вот они своих и привозят.

Ольга Арсланова: Ну если Дальний Восток.

Александр Денисов: Неизвестно, большие там зарплаты, маленькие, просто это тоже особенность строительного сектора, кого им удобнее, того они и нанимают.

Никита Кричевский: Не эта составляет...

Ольга Кузнецова: К сожалению, не только строительной отрасли касается китайцев.

Ольга Арсланова: Ага, ну в сельском хозяйстве тоже та же история.

Давайте послушаем, успеем мы принять звонок, чтобы как-то разбавить нашу дискуссию? Валерий из Тольятти, давайте его послушаем и вернемся к беседе. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну вот я хочу сказать, вот вы там говорите по поводу строительства. Вот я мостостроитель, работаю, строю мосты. Вы как считаете, это квалифицированные рабочие кадры, которые строят мосты?

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Безусловно, безусловно.

Зритель: Зарплата у людей на вахтах, вот я вам могу сказать, 5-й разряд 35–40 тысяч за вахту. Вы считаете, что ваши мигранты приедут за такие деньги? Да они не будут за такие деньги работать. Молодежи абсолютно нет, потому что придет молодой человек, 3-й разряд, зарплата будет у него 30 тысяч за вахту, за вахту. Как ему кормить детей?

Александр Денисов: Валерий, простите, разряд – вы имеете в виду сварщика или кого?

Зритель: Нет, монтажника.

Александр Денисов: Монтажник.

Зритель: Ну монтажник, сварщик, какая примерно зарплата и примерно там плюс-минус три рубля. Вот Никита Кричевский правильно говорит, все это глупости. У нас страшнейшая безработица, страшнейшая, но не берут наших людей, потому что... Нашим людям надо как бы платить деньги.

Александр Денисов: Поняли, спасибо, Валерий.

Зритель: А там...

Александр Денисов: Спасибо, Валерий.

Ольга Арсланова: Да. Давайте итоги подведем, уважаемые гости, буквально по полминуты. Ольга Владимировна?

Ольга Кузнецова: Вы знаете, мы подняли очень сложную проблему, которая на самом деле имеет очень много аспектов, связанных и с регулированием, и с какими-то объективными процессами, и действительно теми, может быть, недостатками решений, которые принимаются на разных уровнях власти, и, конечно, эти проблемы все надо решать, они достаточно сложные и во многом комплексные.

Ольга Арсланова: Да, Никита Александрович. А кто должен начать решать? Власти?

Ольга Кузнецова: Я думаю, что да. И в какой-то степени должна быть договоренность между властями и бизнесом по поводу, скажем так, более ответственной политики бизнеса на рынке труда.

Ольга Арсланова: Никита Александрович?

Никита Кричевский: В общем, до тех пор, пока у нас такие, как Ольга Владимировна, будут решать трудовые вопросы...

Александр Денисов: Никита, давайте не будем оскорблять. Ну господи, взрослый мужик, ну что ж такое, ну что за поведение, давайте будем корректными, ну что это такое? То «бред собачий», то еще что-то... Спасибо, Никита Александрович, мы поняли ваш настрой.

Был у нас на связи Никита Кричевский, доктор экономических наук, сегодня не в духе явно, и Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук и очень тактичный человек. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Светлана
Ведущий Александр не дал даже Кричевскому высказать личное мнение, что то заистерил, потому что он(Александр ) не любит людей умнее его и не терпит критики. Не смотрю эфир , когда Александр ведет, но из-за Кричевского хотела посмотреть, но Саша так разнервничался, что неприятно было смотреть на него
Галина Светлана
Полностью согласна со Светланой. Мне было стыдно за ведущего. Он всегда перебивает экспертов. А сегодня вообще было неприятно смотреть на его поведение с Кричевским. Кричевский говорит правильные вещи. И я не смотрю эфиры с этим ведущим. Тоже смотрела только из-за Кричевского. Хотелось бы, чтобы нашли другого ведущего. Очень нравится, как ведущий, Константин-умен, тактичен.
Лаля Светлана
Не согласна с Вами, как раз Кричевский как прввило ведет себя некорректно
Как российский рынок труда переболел коронавирусом