Расписание ЕГЭ. Что будет с экзаменами и выпускниками в этом году

Расписание ЕГЭ. Что будет с экзаменами и выпускниками в этом году
Россияне запаслись водкой?
Сергей Ильченко: К Пушкину можно обратиться в любую минуту и получить жизненные рецепты
Что такое современный расизм и как работает позитивная дискриминация
Луна уходит в полутень
Ещё год в масках?
Бесплатная газификация
Регионы: что нового? Южно-Сахалинск, Ижевск, Самара
Безусловный базовый доход или адресная помощь? Дети решили, кем быть. Банк на селе. Больницы вернулись к плану. Реформа Госрезерва. Невечная мерзлота. Осень сокращений
Мария Ананичева: В Арктике идёт потепление. Деградация мерзлоты в первую очередь будет влиять на трубопроводы
Безусловный базовый доход: Опыт Финляндии и аргументы «за» и «против»
Гости
Амет Володарский
руководитель проекта Росвуз.рф, омбудсмен в сфере образования

Петр Кузнецов: Давайте поговорим о том, что будет с экзаменами и выпускниками в этом году. Накануне Владимир Путин провел совещание по ситуации в системе образования, а также назвал дату проведения ЕГЭ.

Владимир Путин, президент РФ: «Учитывая устойчивое снижение угрозы эпидемии коронавируса, считаю необходимым единый государственный экзамен провести по всей стране. Он начнется 29 июня. При этом школы помогут выпускникам готовиться к экзаменам в дистанционном режиме. Подчеркну: ЕГЭ будут сдавать только те выпускники, которые собираются поступать в вузы в текущем году. Что же касается аттестатов, то они будут выданы всем выпускникам без экзаменов. Такое решение является исключением, оно носит временный характер. Считаю также необходимым предусмотреть дополнительные периоды для сдачи ЕГЭ или экзаменов в формате ЕГЭ не только в летний период в июне и в августе, но и в течение следующего учебного года».

Ольга Арсланова: Роспотребнадзор опубликовал расписание ЕГЭ. Итак, 29 июня будут сдавать географию, литературу, информатику. А главный экзамен – русский язык – пройдет в два дня, 1 и 3 июля. Следующим будут сдавать профильную математику. На сдачу экзамена по иностранным языкам отведены три дня: 16 июля будет письменная часть, а 18-го и 20-го – устная.

Как вы готовитесь к экзаменам? Позвоните и расскажите, если у вас ребенок школьник или выпускник. Каким был этот странный год для вас? Ждем вас в прямом эфире.

Петр Кузнецов: И насколько эти приведенные изменения существенные? Давайте обсудим.

Амет Володарский у нас на связи, омбудсмен в сфере образования. Здравствуйте, Амет Александрович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Амет Володарский: Да, добрый день, добрый день.

Коллеги, вообще, конечно, я хочу сказать, что это действительно беспрецедентные меры. И что хорошо? Что Администрация президента услышала нас и хотя бы… Мы говорили о том, что ЕГЭ в нынешних условиях проводить вообще нельзя, потому что мы получим вторую волну пандемии. Но нас услышали и оставили ЕГЭ для тех людей, которые будут поступать в высшие учебные заведения. Это уже, во всяком случае, уменьшает количество людей, которые будут в аудиториях на едином государственном экзамене.

Ольга Арсланова: А кто отсеивается? То есть кто не будет сдавать?

Амет Володарский: Отсеиваются те люди, которые не собираются поступать в высшие учебные заведения, во всяком случае в этом году, или те, которые будут… ну, по каким-то причинам, допустим, они захотели поступить в колледжи. Аттестаты будут выдаваться на основании промежуточных оценок, которые есть в школе. Это так называемые табели. То есть это то, что мы предлагали.

Но мы предлагали дальше пойти, как это сделано во многих странах Европы, в том числе в Великобритании. Мы предлагали дать возможность нашим выпускникам поступать в высшие учебные заведения на основании промежуточных экзаменов, которые есть в школе… вернее, промежуточных оценок, которые есть в школе. Например, в Англии в Кембриджском университете они отказались от экзаменов в пользу этих справок из школ, так скажем.

Петр Кузнецов: Амет Александрович, мы впервые в такой ситуации. Нет ли опасений, что что-то не так пойдет, что где-то что-то не просчитано? Потому что, еще раз, там же будут особые меры по замерам температуры, то есть отдельные виды проверки, что ли, всех сдающих. Может быть, технические какие-то сбои. Все ли готово на самом деле к такому проведению, к такому режиму проведения?

Амет Володарский: Я думаю, что на бумаге будет, конечно, показано, что все готово. Но я не могу сказать, как будет в действительности.

Еще раз говорю: к сожалению, все-таки Министерство просвещения и Рособрнадзор каким-то образом сумели убедить президента, что проводить ЕГЭ нужно. Я думаю, что основное опасение Рособрнадзора и Минпросвещения заключается в том, что если отменить вообще ЕГЭ и принимать детей по аттестатам зрелости и по промежуточным экзаменам, которые есть в школе, или, скажем, по промежуточным оценкам, то есть вероятность, что на первый курс попадут не только не худшие студенты, а, возможно, даже лучшие студенты, чем те, которые поступали раньше по ЕГЭ. И тогда общество задаст вопрос и Рособрнадзору, и Минпросвещения: «А зачем мы тогда все эти годы проводить этот единый государственный экзамен?»

Нужно понимать, что вообще вся эта истерия вокруг единого государственного экзамена, на мой взгляд, уже архаична, потому что единый государственный экзамен – я думаю, это вопрос трех-четырех, может быть, пяти лет, и это уже будет вчерашний день. Потому что сегодня мы уже имеем первые результаты искусственного интеллекта, который 24 часа/7 дней в неделю имеет возможность проверять электронные портфолио ребенка. И ребенку не нужно проходить постоянные экзамены, стрессовые ситуации, для того чтобы показать, на каком уровне он сегодня находится.

Ольга Арсланова: Но пока же есть определенное недоверие вузов к школам, где любому любимчику или блатному ребенку можно нарисовать любую оценку. Или это тоже в прошлом, вы считаете?

Амет Володарский: Нет-нет-нет, это в прошлом. Сегодня у высших учебных заведений есть недоверие к ЕГЭ, когда вдруг приходит человек, и из трех экзаменов у него 300 баллов, а «олимпиада» он пишет через «а». Или у него по химии, скажем, 95 или 100 баллов, а он даже не знает, что такое реакция нейтрализации, простая реакция. В общем, такие случаи постоянно.

Но сегодня, к сожалению… Вот я только что был на так называемом последнем звонке в одной из школ. Причем этот последний звонок был, естественно, виртуальным. И я хочу сказать, что сегодня школы, к сожалению, оказались в ситуации, когда они не подпадают под те организации, которые… под 434-е постановление Правительства. У них нет возможности отсрочки выплат налогов. У них нет отсрочки по налоговой отчетности. У них нет возможности брать кредиты на зарплаты.

Вот этот вопрос, к сожалению, до сих пор не решен. И несмотря на то, что президент четко сказал, что НКО (некоммерческие организации) должны также быть поддержаны, к сожалению, сейчас пока Правительство не придумало механизмов, как поддержать образовательные организации.

Петр Кузнецов: Амет Александрович, еще об одном возможном изменении в будущем и о том, как пандемия может на это повлиять. Владимир Путин поставил задачу – выделить дополнительные бюджетные места в вузах уже в этом году, правда, только пока по приоритетным направлениям: развитие экономики и социальной сферы. Как это может повлиять в дальнейшем на расстановку «бюджетники – платники»?

Амет Володарский: Совершенно очевидно, что таким образом количество платных мест будет сокращено (и это понятно) за счет тех мест, которые будут государство предоставлять в качестве бюджетных мест. Конечно, платных мест будет меньше. И вообще это правильно.

Петр Кузнецов: То есть не только в этом году, но и в следующие? Правильно? Я про то, как дальше будет: 2022-й, 2023-й, 2024-й и так далее.

Амет Володарский: Вы знаете, к сожалению, у большинства государственных вузов сегодня нет четкой грани, какое количество платников они могут брать, а какое количество – нет. То есть здесь нужен четкий закон. Нужно четкое понимание, какое количество платников государственное бюджетное учреждение может иметь. Для каждого высшего учебного заведения это своя цифра.

Поэтому, в принципе, это правильная тенденция. Этот вопрос поддерживается общественно-профессиональным сообществом. Конечно, количество бюджетных мест нужно увеличивать, а особенно сейчас – в период, когда школьники оказались в ситуации, когда у них не было возможности до конца заниматься эти два-три месяца выбором высшего учебного заведения.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем вопрос нашей зрительницы – это Татьяна из Приморья. Татьяна, вы в эфире. И мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Зовут меня Татьяна. Я бы хотела задать такой вопрос. Почему всем дают какие-то поощрения, а наших детей (у меня внук сдает в этом году, одиннадцатый класс заканчивает), почему их подвергают риску? Остальным всем разрешили не сдавать ничего, студентам разрешили не сдавать ничего, все чуть ли не дипломы защищают, а наших детей почему-то заставили всех ЕГЭ сдавать. Это что такое? Мало того, что им поступать в институты еще, так они еще сейчас будут на ЕГЭ переживать. И мы за них будем переживать. Так же нельзя, в конце концов. Значит, надо либо всем, либо… Это ненормально.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Зритель: Почему президент вот так распорядился?

Ольга Арсланова: Амет Александрович, как вам кажется, это справедливо?

Амет Володарский: Я объясню, почему президент так распорядился. У меня такое ощущение, что Министерство просвещения, а именно министр Кравцов, который бывший глава Рособрнадзора, представило совершенно неправильные данные. И мы об этом говорили. Мы предупреждали, что, конечно, люди будут переживать, они будут сравнивать ситуации в вузах. Действительно, в вузах большинство экзаменов, да все экзамены переведены в онлайн-режим. И конечно, люди будут недовольны.

Более того, я хочу вам сказать, что я тоже являюсь отцом дочери, которая в этом году заканчивает школу. И я, честно говоря, не знаю, отпустим ли мы ее на ЕГЭ или нет. Скорее всего, конечно, мы ее отпустим на ЕГЭ, но с большим-большим камнем, что называется, на душе.

На мой взгляд, сейчас… Ну, во всяком случае, я уже об этом говорил, что сделано правильно. Количество людей, которые будут находиться в классе, резко уменьшили за счет тех людей, которым не нужно сдавать ЕГЭ, потому что они не будут поступать в высшие учебные заведения.

Ольга Арсланова: Амет Александрович, но мы прекрасно понимаем, что все равно возможна сложная ситуация, много непонятно в плане организации. Например, нам зрительница пишет о том, что у ребенка от волнения поднимается температура. Ну, мы можем себе представить, что будет. Его не пустят на экзамен – и он не сдаст ЕГЭ. Наверняка будут случаи сложные и спорные.

Амет Володарский: Уже есть, уже есть случаи, когда все-таки дети рассчитывали на то, что они не будут сдавать ЕГЭ, многие дети. Конечно, уже есть случаи, когда стресс. Ну понятно, что после того, как объявили, что все-таки ЕГЭ будет сдаваться, уровень напряжения, стресса, конечно, у людей увеличился, потому что он все-таки еще сопряжен в период коронавируса, в период пандемии. То есть можно говорить, что там стресс будет развиваться в геометрической прогрессии.

Петр Кузнецов: Амет Александрович, и напоследок… То есть учебный год начнется в сентябре. Мы правильно понимаем, что, в принципе, ни о каких сдвигах учебного процесса речь не идет, по сути?

Амет Володарский: Ну, по тем заявлениям, которые были от президента, можно сделать косвенные выводы, что учебный процесс действительно начнется 1 сентября. Однако за неделю до этого замглавы Министерства образования, который отвечает за высшие учебные заведения, он говорил, что если ЕГЭ будет перенесен на август, то, скорее всего, и образовательный процесс в вузах будет также перенесен либо на середину сентября, либо на 1 октября.

Но сейчас пока мы видим, что сроки пока не собираются менять. То есть на сегодня мы видим, что школа точно начнет с 1 сентября. А высшие учебные заведения – мы посмотрим, как будет проведено ЕГЭ.

Смотрите. Сегодня, по статистике COVID, почти 9 тысяч зараженных. Большинство вирусологов говорят, что смягчать ситуацию можно только после того, как ситуация будет – меньше 100 человек зараженных. Я не очень верю, что к середине и к концу июня мы будем иметь такие цифры.

Петр Кузнецов: Спасибо за комментарий.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования. Мы говорили о ЕГЭ-2020, в каком виде и как он будет проходить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)