Разорительный «Дон»

Разорительный «Дон» | Программы | ОТР

Жители Краснодарского края тратят ползарплаты на проезд по платной трассе М-4

2020-02-11T12:30:00+03:00
Разорительный «Дон»
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Букат
заместитель главы администрации Павловского района Краснодарского края
Игорь Моржаретто
партнер аналитического агентства «АВТОСТАТ»

Ольга Арсланова: А теперь давайте поговорим о тратах. Куда уходит наша зарплата? Например, жители Краснодарского края против платы за дорогу. Отменить ее просят сразу в трех районах региона.

Петр Кузнецов: Речь о плате за проезд по федеральной трассе M4 «Дон». На нее жители тратят до половины зарплаты, как они говорят.

Ольга Арсланова: Да. Как и положено, формально бесплатная альтернатива есть, так положено по закону, но эти дороги либо разбиты, либо предполагают слишком долгий объезд, по словам самих жителей.

Давайте посмотрим, о каком отрезке идет речь. Вот сейчас он указан на нашей карте. Платный проезд трассы M4 «Дон»: Кущевский, Павловский и Крыловский районы. Альтернативные объезды выглядят следующим образом: Южный подъезд к Ростову-на-Дону, Западный обход Ростова-на-Дону, дорога Ростов-на-Дону – Азов, от автомобильной дороги общего пользования федерального значения, Восточный обход Азова. Вот сейчас все это на ваших экранах. Мы видим, что…

Петр Кузнецов: Так, значит, альтернатива – это зеленое, да?

Ольга Арсланова: Да. Мы видим, что людям приходится действительно тратить очень много времени. И качество дорог тоже там оставляет желать лучшего. Поэтому единственный вариант – ездить по этому платному отрезку и тратить существенные суммы.

Петр Кузнецов: Половину зарплаты.

Ольга Арсланова: Как говорят сами жители. А зарплаты небольшие.

Петр Кузнецов: Тут основная претензия к времени или все-таки к качеству? Я имею в виду альтернативный объезд. Давайте узнаем.

Ольга Арсланова: Узнаем, узнаем прямо сейчас у жителей.

Петр Кузнецов: Сергей Букат. Я так понимаю, мы с него начнем? Это заместитель главы администрации Павловского района Краснодарского края. Он с нами на связи сейчас. Сергей Сергеевич, приветствуем. Спасибо, что вы с нами.

Сергей Букат: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, сколько сейчас люди платят. И как эта проблема вообще возникла? Что сейчас происходит у вас?

Сергей Букат: Ну, проблема возникла еще в прошлом году, когда запустили первый пункт взимания платы – это на границе Старолеушковского сельского поселения, это граница с Выселковским районом. И чуть позже запустили второй пункт взимания платы – это на границе с Крыловским районом, в сторону Ростова.

То есть эти два пункта у нас полностью закрыты на границах с районами. Люди платят 200 рублей, если ехать в сторону Краснодара, это Старолеушковский пункт взимания платы. 200 рублей в одну сторону. То есть туда и обратно – это получается 400 рублей.

Ольга Арсланова: То есть мы так понимаем, что люди ездят туда, получается, на работу каждый день по этому участку?

Петр Кузнецов: Уже в течение года.

Сергей Букат: Ну смотрите. Люди катаются не только на работу, а проблема еще и в другом. У нас, допустим, ряд предприятий агропромышленного комплекса. Естественно, люди, допустим, в ближайших населенных пунктах – Старолеушковская, Средний Челбас – они катаются… Есть у нас станица Ирклиевская (это Выселковский район), туда расстояние порядка 7 километров, но по факту вынуждены люди платить за полную стоимость проезда. То есть это 200 рублей в одну сторону и 200 рублей в другую сторону.

Альтернативный путь, который предлагают, по которому можно объезжать, он гораздо более превышает расходы, нежели чем то, что жители должны платить. Поэтому единственный выход – дорога M4 «Дон», которая была бесплатная.

Петр Кузнецов: Сергей, два простых вопроса, которые у нас сейчас на SMS-портале телезрителей интересуют. Имеете ли вы отношение к тому, что появился платный участок? И на каком основании этот платный участок взял и образовался? И предупреждали ли? То есть готовили жителей к тому, что совсем скоро придется столько платить, чтобы они могли уже понять, что их ждет, сколько нужно отдавать?

Сергей Букат: Готовили ли мы? Нет. Понять мы не могли по одной простой причине: когда только установили этот пункт взимания платы, вот только проблема и возникла. Мы, скажем так, начинали активно работать и вести переговоры с «Росавтодором» (это госкомпания), когда повысили тарифы. Вот именно тогда это стало большой проблемой, когда увидели цифру. То есть 200 рублей с легкового транспорта в одну сторону…

Петр Кузнецов: А им объяснили? Экономическое обоснование хоть как-то может повлиять. Если оно действительно экономически обосновано, то человек, может быть, попытается понять, почему вырос.

Ольга Арсланова: Мы знаем, что сейчас идут переговоры как раз с «Росавтодором».

Сергей Букат: Ну, скажем так, никто не объяснял конкретно жителям, из чего складывался такой тариф. Тариф сложился из расстояния того участка, за который взимается плата, там более 70 километров. И получается, что за 1 километр… Я точную цифру не помню. Ну, получается, что мы платим 200 рублей за весь отрезок участка.

Объясняли ли? Да нет, особо никто не объяснял. Мы запрос написали в госкомпанию «Росавтодор» с просьбой разъяснить тарифы и предусмотреть какие-то скидки и льготы для жителей нашего района. Когда уже возникла проблема, мы стали бить тревогу.

Ольга Арсланова: А есть же какие-то, я не знаю, специальные проездные для людей, которые живут и вынуждены постоянно пользоваться этой дорогой. Насколько я понимаю, «Росавтодор», по крайней мере как сейчас сообщается, готов к каким-то компромиссам. Вот на какой стадии у вас переговоры?

Сергей Букат: Ну, компромиссы, да. Пятого числа было заседание у нас в администрации – три района, представители Росавтодора. Но основное требование жителей, как все уже слышали: сделать такой же альтернативный проезд, как и для жителей Ростовской области. Это соседний наш регион. Там два района, которые платят 50 копеек за проезд. Вопрос-то в этом и стоит, чтобы предоставить для жителей наших районов, в том числе конкретно нашего Павловского района, льготный проезд, который должен составлять 50 копеек, не более того.

Но на комиссии вопрос возник немного по-другому. То есть сейчас мы готовим, собираем всю информацию о том, сколько у нас населения, сколько транспорта легкового, сколько грузового находится конкретно у физлиц. И после этого будут они рассчитывать, какую для того или иного населенного пункта нашего района конкретно предоставить какую-либо скидку и утвердить тариф для конкретного автомобиля. Если человек проживает в Старолеушковской, он будет платить одну сумму, для того чтобы пересекать этот пункт взимания платы. Если это житель, грубо говоря, Петровского сельского поселения, то он будет платить другую сумму.

Петр Кузнецов: А почему? Мы просто не в курсе. В расстоянии дело, да?

Ольга Арсланова: Или в месте, где живет человек?

Сергей Букат: Дело не только в расстоянии. Проблема-то в другом. Наш район полностью закрыт двумя пунктами взимания платы. Допустим, северная часть нашего района – Новопетровское сельское поселение. Если нужно в Краснодар, в центральную краевую больницу, допустим, то они, естественно, через весь район проезжают, а потом пересекают этот пункт взимания платы. Оплатили 200 рублей – попали в Краснодар. Возвращаются обратно – опять оплатили 200 рублей и приехали домой.

Петр Кузнецов: Ого! То есть вы тоже вынуждены по этому платному участку ездить, да?

Сергей Букат: Ну, однозначно. Потому что тот альтернативный объезд, который у нас существует, он через населенные пункты проходит. Это дополнительно плюсом 20 километров.

Но проблема-то в другом. В этих населенных пунктах, а это Среднечелбасское сельское поселение, если мы в сторону Краснодара едем, в город, в центр, то проблема возникает в другом: мы пересекаем все населенные пункты Среднечелбасского сельского поселения, а это пять населенных пунктов.

Ольга Арсланова: И?

Сергей Букат: Это краевая дорога, региональная, на которой находятся школы, детские сады, социальные объекты…

Петр Кузнецов: Все самое нужно.

Ольга Арсланова: То есть вам приходится сбрасывать скорость все время, получается, да? Или в чем проблема? В чем проблема проехать через населенные пункты? Я не понимаю.

Сергей Букат: Проблема в другом. Это всего лишь две полосы.

Ольга Арсланова: Понятно.

Сергей Букат: То есть это двустороннее движение, две полосы: одна в одну сторону, другая – в другую. То есть это не двухполосное движение, не четырехполосное.

Ольга Арсланова: Понятно.

Сергей Букат: И все грузовые транспортные средства, все транзиты теперь объезжают эти пункты взимания платы именно через эти населенные пункты. Сейчас колоссальная нагрузка ложится на региональные органы, скажем так, потому что мы сейчас вынуждены устанавливать дополнительное освещение, ремонтировать. Мы только что буквально…

Петр Кузнецов: А с таким потоком разобьют быстро, конечно.

Ольга Арсланова: Слушайте, и жителям этих населенных пунктов тоже не позавидуешь.

Петр Кузнецов: Конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за то, что рассказали.

Петр Кузнецов: Спасибо. Мы желаем вам удачи в этих переговорах.

Ольга Арсланова: Спасибо. Сергей Букат был с нами на связи, заместитель главы администрации Павловского района Краснодарского края.

Давайте вот эту ситуацию обсудим с Игорем Моржаретто – это партнер аналитического агентства «Автостат». Игорь, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Игорь Моржаретто: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вот смотрите. Когда открывается платная дорога (а они существуют в 13 субъектах Российской Федерации), должна быть альтернатива. Прописаны ли в каких-то нормативных актах условия к этой альтернативе? Потому что двухполосная дорога через пять населенных пунктов – это однозначно не альтернатива частной трассе «Дон», за которую люди платят по 200 рублей в одну сторону.

Петр Кузнецов: Это с большой натяжкой альтернатива. То есть она есть, но ее нет.

Игорь Моржаретто: Значит, смотрите. По закону «О дорогах и дорожной деятельности», если вводится платный участок дороги, во-первых, или это должна быть совершенно новая, специально построенная дорога (например, новая дорога на Петербург M11 – она же построена с нуля), или это может быть существующая дорога, но подвергнутая глубокой реконструкции. И по закону должна быть альтернатива. Это должна быть дорога не проселочная, естественно, заасфальтированная дорога. И она должна по закону быть по длине не более чем в три раза длиннее, чем обычная.

Насколько я понимаю, правило это свято везде соблюдается. То есть некая альтернатива у жителей этого Павловского района есть, но альтернатива крайне неудобная просто, потому что, действительно, и дорога долгая, и через населенные пункты.

Насколько я знаю опыт строительства скоростных платных дорог в нашей стране, в таких случаях решалось все путем переговоров. Не зря сказал замглавы Павловского района, что в Ростовской области сумели договориться. Да, в Ростовской области оказалось несколько населенных пунктов, где крайне неудобным стал выезд в связи с переходом на платность трассы «Дон». И путем переговоров, которые шли в нормальной обстановке, договорились до того, что жители этого района, насколько я знаю, получили транспондер и возможность платить с автомобиля по 50 копеек вместо 100 рублей.

Петр Кузнецов: Как раз эти льготные проездные.

Игорь Моржаретто: Да. Сергей сказал, что переговоры такие с госкомпанией «Автодор» идут и в ближайшее время на основе компромисса будет принято какое-то решение. В зависимости от того, сколько километров приходится проезжать по платной дороге, будут принято решение, допустим, для жителей одного населенного пункта. Я не участвую в переговорах, как вы понимаете.

Петр Кузнецов: Игорь, скажите, к вопросу…

Игорь Моржаретто: Допустим, рубль или 50 копеек.

Петр Кузнецов: Если мы говорим о действительно качественной альтернативе, ведь не может же такого быть, что бесплатная дорога напрямую конкурирует с платной. То есть какой смысл тогда существования платной? По ней все время никто не будет ездить.

Игорь Моржаретто: Безусловно, вы совершенно правы. Ну, вообще практике строительства скоростных платных дорог в Европе уже 100 лет. Я ездил много по европейским дорогам, а также по американским, по китайским. Вот я недавно проехал в Питер по скоростной дороге, заплатил что-то около тысячи рублей, поскольку у меня был транспондер. И я могу сказать, что получил полный восторг, потому что пять часов – и ты в Питере.

Ну, если ехать по M10, по параллельной, то она, кстати, такого же качества практически, но при этом она проходит через населенные пункты. И коллега мой, который ездил недавно, он ехал десять часов, то есть в два раза дольше. При том, что качество дороги примерно такое же, тоже там четыре полосы движения, по две в каждую сторону. Просто очень много населенных пунктов, нигде не разгонишься.

Ольга Арсланова: Игорь, вот еще какой момент. Когда эти трассы строятся… Как раз на трассе «Дон», по-моему, самый старый есть участок, который первый появился в стране 20 лет назад. Может быть, что-то не учли. Но вот эти участки спорные возникли все-таки позже. Неужели не берется в расчет то, что там живут люди, которые пользуются этой дорогой постоянно? Неужели вот эти скидки, о которых вы говорите, нельзя предусмотреть заранее и избежать вот таких конфликтов?

Игорь Моржаретто: Вы знаете, насколько я в курсе темы, то сейчас по каждой дороге, которая строится или реконструируется, переговоры с местными жителями начинаются задолго. Во всяком случае, сейчас еще не начали даже проектировать скоростную трассу M12, но переговоры с жителями Владимирской и Новосибирской областей, насколько я знаю, уже идут вовсю. То есть стараются предусмотреть. Но всего в жизни не предусмотришь, как я понимаю.

Видите, тут альтернатива-то была. Просто в связи с тем, что большой поток ушел с платной дороги на бесплатную, стало крайне неудобно жителям Павловского района ездить, потому что раньше там проезжало три машины в час, а теперь сплошные грузовики. Они же не говорят, что нет альтернативы. Она есть, просто она стала неудобной. И рассчитать заранее, я так понимаю, все в этой жизни не удается. Хотелось бы подстелить соломку, но…

Петр Кузнецов: Ну да. Игорь…

Игорь Моржаретто: Но переговоры идут. Я надеюсь, что мы услышим в ближайшие дни о каком-нибудь соглашении.

Петр Кузнецов: Тем более что пример есть. Вы вспомнили международный опыт. Пожалуй, последний вопрос. Насколько я знаю, есть же страны, где совсем нет платных дорог, европейские. Вот скажите, пожалуйста… Вопрос не в том, есть ли такие или нет. Наличие платных дорог в стране – это какая-то просто социальная стратегия государства, это позиция государства или это частные схемы, бизнесы?

Игорь Моржаретто: Смотрите. Нет ни одной страны в Европе, в которой платных дорог бы не было. Обычно мне говорят: «А вот в Германии…» В Германии дороги платные для грузовиков, любой грузовик платит за проезд. А по поводу легковых автомобилей: они должны были с этого года вводить платность, но просто опротестовала это решение Еврокомиссия, продолжаются переговоры.

Платные дороги нужны. Они же, во-первых, скоростные, а потом платные. Строятся они, как правило, на частные деньги или на основе государственно-частного партнерства. Это альтернатива существующей дорожной сети, дополнение.

Понимаете, я могу до Питера прекрасно доехать и по трассе M10, но просто долго будет. А если появляется дополнение в виде M11, то, согласитесь, это прекрасно. Да, я там заплачу тысячу рублей, но зато никаких проблем нет, погнал с хорошей скоростью.

Петр Кузнецов: То есть государство заинтересовано в том, чтобы Игорь Моржаретто быстрее доехал из Москвы…

Игорь Моржаретто: Да. Появляется возможность очень хорошая для проезда людей и транспортировки грузов. Соответственно, деньги государство не тратит, потому что, как правило, на эти дороги идут или частные деньги…

Петр Кузнецов: Вот я об этом.

Ольга Арсланова: Но все-таки, Игорь, вам пишет наш зритель: «Зачем нам пример Европы? Там какие расстояния? Германию за два часа можно проехать всю. А у нас зарплаты как у Гондураса, а поборы как в Люксембурге». Не слишком ли дорогие эти дороги для среднестатистического россиянина?

Игорь Моржаретто: Еще раз говорю: они строятся в дополнение к обычным. Ну, если исключить какие-то мелкие… ну, не мелкие, но проблемы, которые возникают в ходе эксплуатации, то, как правило, это дороги в дополнение к существующим. Никто не запрещает человеку ехать сейчас в Питер по трассе M11. А может поехать и по M10. Да ради бога! Есть еще, кстати, варианты. Хотите – езжайте на поезде. «Сапсан» ходит, самолеты летают. То есть в дополнение к существующей появляется возможность быстро…

Петр Кузнецов: Это для тех, у кого есть лишняя тысяча рублей в данном случае, да?

Игорь Моржаретто: Скоростные дороги строятся не для местных жителей. Вот это априори.

Петр Кузнецов: Вот!

Игорь Моржаретто: В любой стране мира скоростные дороги строятся…

Ольга Арсланова: Видите как? Страдают местные.

Петр Кузнецов: Так или иначе, да, это задевает местных. Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Игорь Моржаретто, партнер аналитического агентства «Автостат».

Мы успеем послушать по этой теме нашего телезрителя Сергея.

Ольга Арсланова: Сергей, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день, Сергей.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Покороче, если можно.

Зритель: Я не против платных дорог. Когда она расширялась и улучшалась, говорилось, что это к Олимпиаде и она останется. Потому что альтернативы в Ростовской области «Дону» нет.

Петр Кузнецов: Есть. А, нет?

Зритель: Нет конечно. Эта дорога была одна-единственная, построенная еще при советской власти и до советской власти. Она улучшалась. Увеличивалось количество машин, и ее обновляли, расширяли. К Олимпиаде ее сделали прекрасной. И никто не говорил, что она будет платная.

Но ее в одно мгновенье сделали платной, огородили ее заборами, поставили терминалы. И сейчас народ вынужден ездить по так называемой альтернативной дороге. Но ее нет. За Азов, в районе Александровки, там вообще…

Петр Кузнецов: В смысле нет? А где же они ездят?

Зритель: Ну, там можно убить легковые машины, потому что там сейчас…

Петр Кузнецов: А это, Сергей, и называется «альтернатива».

Зритель: Так ее зерновозы убили, эту дорогу.

Ольга Арсланова: Но она есть.

Петр Кузнецов: Она есть.

Ольга Арсланова: На карте есть. А о качестве речь не идет.

Зритель: На карте она есть, но по ней ездить… Проедешь раз пять – и подвеску нужно менять.

Ольга Арсланова: Ну, знаете как? Это ваши запросы, Сергей. По крайней мере, по закону у вас все есть.

Но тем не менее мы будем следить за этой ситуацией, следить за переговорами с «Автодором» и возможным компромиссом, о котором уже идет речь. Спасибо всем, кто принимал участие в этой беседе. Мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Жители Краснодарского края тратят ползарплаты на проезд по платной трассе М-4