Разовые выплаты пенсионерам и военным

Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук
Василий Колташов
руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества

Петр Кузнецов: «В связи с незапланированным всплеском инфляции государство должно оказать дополнительную поддержку отдельным категориям граждан», – заявил Владимир Путин.

Ксения Сакурова: И предложил выплатить пенсионерам по 10 тысяч рублей, разово. Эта мера, уточнил президент, должна коснуться всех без исключения пенсионеров, включая работающих и военных.

Петр Кузнецов: Военных, да. А также Владимир Путин считает справедливым осуществить по итогам года единовременную выплату военнослужащим – в среднем 15 тысяч рублей.

Ксения Сакурова: Пенсионеры в нашей стране остались последней крупной социальной группой, которая не была охвачена разовыми выплатами в рамках борьбы с последствиями коронавируса. Ну, вы помните, что уже такие выплаты получали семьи с детьми. Кстати говоря, в этой категории уже…

Петр Кузнецов: …охвачено большинство. И это можно сказать точно. Суммы разовых выплат при этом, как правило, сопоставимы с теми же 10 тысяч рублей. Поэтому инициатива выглядит более чем логичной, нужной и, может быть, даже необходимой. Давайте ее обсудим с вами с нашими экспертами. Первый из них – Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Доброго дня всем.

Петр Кузнецов: Мы не зря вспомнили эту большую категорию – семьи с детьми. Давайте оценим как инструмент поддержки такие разовые выплаты на примере опять же свежем все-таки – поддержка семей с детьми. Что это дало такой большой категории граждан?

Сергей Смирнов: Ну, вы знаете, это дало то, что все-таки семьи с детьми (а, как мы с вами знаем, это достаточно бедная категория в массе своей, точнее, наименее обеспеченная), собственно говоря, они получили некую поддержку. Правда, я и в прошлом году, и вот сейчас, мы будем говорить про пенсионеров, я все-таки считал, что нужно было каким-то образом учитывать доходы, потому что в конечном счете есть действительно очень бедные семьи, а есть вполне обеспеченные. И выплачивать им по 10 тысяч на ребенка – ну, мне кажется, это было не вполне правильно. Хотя, я думаю, проще, с какой-то логистической точки зрения.

Что касается пенсионеров, то тут я с вами, Петр, абсолютно согласен. Дело в том, что в прошлом году… с этим можно спорить, не спорить, но реальный размер назначенных месячных пенсий, по данным Росстата, несколько превышал инфляцию – где-то на 2%, где-то на 1,5% и так далее.

По последним данным, пока июньским, у нас средний размер назначенных месячных пенсий (озвучу до рубля) – 15 822 рубля. А реально пенсии сократились (опять можно спорить – у кого-то больше, у кого-то меньше) на 0,8%, по сравнению с июнем прошлого года. И поэтому вопрос о том, что надо как-то поддержать пенсионеров – мне кажется, это абсолютно правильная постановка вопроса.

Другое дело, я все-таки считаю, что нужно реально что-то учитывать. Реальная заработная плата у нас сейчас, да, медленно, но она у многих все-таки выросла, и даже у работающих пенсионеров. Ну, если это так, то, может быть, все-таки кому-то лучше выплатить по 15, по 20 тысяч рублей, а кому-то не выплачивать, потому что у нас есть достаточно высокооплачиваемые пенсионеры, которые, в общем, в этих 10 тысячах не очень нуждаются. Я понимаю, они могут это направить на благотворительность и так далее. Все-таки мне кажется, что здесь имело смысл следовать некоему адресному подходу.

Петр Кузнецов: Сергей Николаевич, к вопросу о том, как будут использованы эти средства, опять же если сравнивать с тем, как это было сделано в семьях с детьми. Скорее всего, пошли и тут же потратили на что-то нужное, необходимое. Можно ли сказать, что в этом плане мы берем среднестатистического российского пенсионера, который на книжечку эти 10 тысяч где-то оставит, чтобы поднакопить, не трогать, а в сервант, в сервант?

Сергей Смирнов: Ну, вы знаете, Петр, мне кажется у каждого из пенсионеров своя, собственно говоря, стратегия. Есть одинокие пенсионеры. Есть пенсионеры, которые живут в тех же самых семьях с детьми, и частично вот эти детские выплаты распространяются отчасти и на них. И у каждого, собственно говоря, своя стратегия. Кто-то в силу каких-то психологических особенностей… Да и вообще сложно, наверное, жить на фоне бесконечного роста цен. Становятся более экономными и всячески экономят на покупках в тех же самых супермаркетах – в «Дикси», я не знаю, в «Пятерочке» и прочих, как говорится, торговых сетях. Это одна стратегия.

Как вы абсолютно правильно сказали, повысили ставки по депозитам некоторые банки, в том числе крупнейшие, наши российские. Может быть, кто-то эти 10 тысяч (я имею в первую очередь «богатых» пенсионеров) отнесет эти деньги туда и будет получать какой-то небольшой, пусть копеечный, но все-таки доход.

У каждого все-таки разные стратегии. Но большая часть все-таки, мне кажется… А я недаром говорил про среднюю пенсию – 15 822 рубля. Я думаю, что все-таки это пойдет, конечно, на текущее потребление – раз; и на латание каких-то дыр в прямом смысле. Где-то прохудилась обувь – извините, зима у нас на носу. Где-то порвались брюки – извините, опять же зима на носу. То есть у каждого…

Петр Кузнецов: Ну, на даче что-нибудь прохудилось.

Сергей Смирнов: В основном это, конечно, текущие расходы.

Ксения Сакурова: Сергей Николаевич, а почему все-таки это именно разовые выплаты? Почему государство идет по такому пути, а не по пути, например, повышения пенсий или каких-то более регулярных выплат?

Сергей Смирнов: Вы знаете, регулярные выплаты… Ну что тут сказать? Для того чтобы перейти к регулярности этих 10 тысяч, 5 тысяч и так далее, нужно менять федеральное законодательство. У нас сейчас для неработающих, подчеркиваю, пенсионеров действует принцип, действует положение, что с 1 января повышаются им пенсии, индексируются на инфляцию прошлого года. В этом году, как вы видите, цены нас «обманули» и стали расти гораздо быстрее. В принципе, подобного рода выплаты – это все-таки пожарная мера.

А дальше… Ну смотрите. Скажем, что сейчас происходит реально? До сих пор государство не погасило свои долги перед пенсионерами от недоиндексации 2015 года. Вы помните, в январе 2017-го, чтобы хоть частично исправить ситуацию, были предложены и осуществлены выплаты абсолютно всем пенсионерам – и работающим, и неработающим – по 5 тысяч рублей. Но это не решило проблему.

И вот сейчас, на мой взгляд, та же самая ситуация, в общем-то, сложилась. Мне кажется, что в данном случае государство должно выступить именно как пожарный. У нас целевой показатель инфляции был 4%. Сейчас мы с вами, как Центробанк нам сообщает, живем на уровне 6% (в лучшем смысле этого слова), 6,5% (в худшем смысле) годовой инфляции.

Ксения Сакурова: Когда еще только начинались разговоры даже об этих выплатах, когда только начинались разговоры о том, что нужно раздать людям деньги, очень многие эксперты как раз говорили о том, что это инфляцию может только подстегнуть. Сейчас мы видим, что инфляция у нас действительно обгоняет наши ожидания. То, что сейчас делается и по отношению к пенсионерам, и по отношению к военным – скажется ли это еще больше на росте темпов инфляции?

Сергей Смирнов: Я думаю, что это не вполне, как говорится, объективный сюжет. Я думаю, что вклад этого фактора в инфляцию, конечно, не очень значительный. Я еще раз скажу, что эти деньги пойдут на текущее потребление. А что это такое? Это на самом деле дополнительные рабочие места, дополнительное производство, потому что спрос увеличивается. Это дополнительные налоги в казну опять же от производителей. Ну и так далее и тому подобное.

Я не уверен, что это серьезно повлияет на инфляцию. В конечном счете любой продавец в оптовом звене, в рознице, он же прекрасно понимает, что если он задерет цены куда-то слишком высоко, то, извините, его продукция просто уйдет в минус, прибыли никакой не будет, потому что никто не купит по этим высоким ценам. Вот пока ситуация такая, поэтому эти выплаты, на мой взгляд, не очень стимулируют инфляцию.

Ну и потом, вы знаете, все-таки государство у нас вроде (по прошлым изменениям в Конституцию) по-прежнему остается социальным. И есть какие-то вещи, когда экономика должна немножечко потесниться и дать место социальной политике, как мне кажется.

Петр Кузнецов: Сергей Николаевич, нам пишут: «Спасибо большое, если дадут пенсионерам. Очень бы хотелось отложить, но не получится», – Челябинская область. А Михаил, пенсионер, он знает уже, на что потратит: «Куплю себе теплую обувь и брюки на зиму».

Сергей Смирнов: Вот!

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста, иллюстрация. Но уже появляются и опасения, опять-таки зная то, как некоторые, а то и многие (тут сложно изменить) семьи с детьми до сих пор не получили, были какие-то трудности с получением, с оформлением заявки. Не знаю, как на Госуслугах заполнить. Как вам кажется, не возникнет ли трудностей технического характера, скажем так, у наших пенсионеров с получением? Максимально просто это можно сделать?

Сергей Смирнов: Вы знаете, в отличие от ситуации с выплатами семьям с детьми, здесь ситуация гораздо проще. Если вы зарегистрированы в Пенсионном фонде России, у нас оформлена государственная трудовая пенсия, то вопросов никаких нет. Кстати, в 2017 году с решением этой проблемы просто и легко справились. Никаких заявлений не требовалось.

И это облегчает жизнь, особенно для пожилых пенсионеров. Не надо никуда ходить, ничего писать. Просто «на автомате» при очередной выплате вы получите эти самые 10 тысяч. Если где-то кому-то эти деньги не дойдут – ну, извините за вульгаризм, это «косяк» в работе Пенсионного фонда. Но я думаю, что таковых случаев будет очень немного (если они вообще будут). Это все «на автомате» происходит.

Петр Кузнецов: Благодарим за комментарий, Сергей Николаевич. Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики.

Ксения Сакурова: Продолжаем обсуждать эту тему. С нами на связи Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества. Василий Георгиевич, здравствуйте.

Василий Колташов: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Я все-таки хотела бы поговорить об инфляционных ожиданиях. Если все сложить (здесь уже аналитики посчитали), оказывается, что полпроцента ВВП уйдет, ну, может уйти на эти выплаты – совокупно пенсионерам и военнослужащим. И все это все-таки, опять же по мнению некоторых экспертов, может как-то повлиять на инфляцию. Вот что вы думаете по этому поводу?

Василий Колташов: Инфляция является не российским продуктом. То есть когда мы обсуждаем повышение цен, которое произошло, прежде всего в этом году, то нужно понять, что инфляция порождается прежде всего в Соединенных Штатах. То есть мы имеем дело с инфляцией, заносимой к нам извне. В принципе, наши расходы на рост мировых цен на продукты питания повлиять не могут. Этот рост происходит, происходил в этом году (отчасти и в прошлом году) независимо от наших расходов.

В этом смысле, кстати говоря, и повышение ключевой ставки Центрального банка, с точки зрения инфляции, может быть, не так сильно и помогает, потому что инфляция внешняя. На протяжении 2020 года, если посмотреть на американскую политику, то огромные средства вливались в фондовый рынок, в финансовые корпорации. 4,5 триллиона долларов был дефицит американского правительства. Ну, в общем, цены должны были расти.

И хотя мы видим некоторые колебания цен… Ну, сейчас цены на продовольствие несколько понизились на мировом рынке, но это влияние урожая. И нефть тоже несколько просела в цене. Но это не означает, что дальше не будет роста, например, осенью, зимой, может быть, в начале 2022 года. То есть мировая инфляция все равно будет иметь место и будет на нас влиять.

Наша внутренняя ситуация, скажем так, больше зависит от курса российской валюты. То есть если рубль будет стабилен, то мы получим меньшее влияние этой мировой инфляции на нашу ситуацию, на наши потребительские цены, чем если он будет слабым. А если рубль будет укрепляться, то, может быть, даже мы будем наблюдать и снижение темпов инфляции. Я имею в виду потребительскую инфляцию. Ну, прежде всего те продукты, которые у нас граждане покупают в первую очередь, обычные продукты питания. Вот так это выглядит.

Поэтому я не думаю, что эти выплаты приведут к каким-то таким страшным инфляционным последствиям. Потому что там, за границей, сделали гораздо большие расходы, которые и изменили ценовой баланс.

Ксения Сакурова: Тогда давайте с другой стороны зайдем. А как это изменит нашу покупательскую способность? И как это в принципе может повлиять на нашу экономику? Вот сейчас у нас такой объем денег придет. Ну, видимо, на что-то их люди потратят. Что-то это изменит в экономике нашей страны?

Василий Колташов: Временная стимуляция спроса, временна стимуляция потребления, повышение спроса отчасти на продукты питания, на предметы (на одежду, на мебель, может быть). У многих людей куплены квартиры в ипотеку, и они нуждаются в том, чтобы доделать ремонт, а денег лишних нет ни копейки. И вот эти выплаты пойдут на поддержание такого рода расходов.

Я не думаю, что массово их будут как-то резервировать. Этого, скорее всего, не произойдет, ну, просто потому, что эти деньги людям реально необходимы, поскольку 2020 год, рост цен в 2021 году – все это плохо повлияло на положение, на материальное положение домашних хозяйств в России. И деньги ни в коем случае не являются лишними, они как раз очень и очень людям нужны.

Петр Кузнецов: Василий Георгиевич, тем не менее мы имеем дело снова с «вертолетными» деньгами. Мне казалось, что «вертолетные» деньги пускаются в ход, когда практически исчерпаны другие какие-то средства денежной политики: снижение процентных ставок, вливание денег через банки в экономику, через банки и крупные предприятия. Причем лучше, чтобы еще условия были по инфляции… чтобы она была крайне низкой, то есть практически нулевой. Но у нас не та ситуация? И конкуренция среди производителей должна быть. Это не та ситуация?

Василий Колташов: Вы знаете, настоящие «вертолетные» деньги падают прежде всего на финансовый сектор. И когда этот термин широко вошел в обиход (вспоминаем 2008 год), тогда как раз и применялась эта практика. На пресс-конференции осенью 2008 года Джордж Сорос сказал: «Просто дайте нам денег. И не спрашивайте, на что они нам нужны. И не выкупайте у нас акции, не надо их обменивать на акции».

То есть эти деньги простым людям не предназначались никогда, по крайней мере на Западе. То есть там триллионами шли какие-то траты, и до простого американца, англичанина они не доходили. То есть то, что мы слышали, например, в новостях о каких-то огромных средствах, выделяемых в помощь Греции… До греков ничего не дошло, просто ничего! Поэтому все эти разговоры про «вертолетные» деньги были основаны не на том.

Сейчас мы имеем деньги, которые скорее социально адресные средства, которые направляются социальным группам, наиболее сильно пострадавшим или достаточно уязвимым, пострадавшим от экономических проблем, от экономического кризиса, который имел очередную острую фазу в 2020 году. Поэтому я здесь вижу только положительные моменты.

Единственное, что, наверное, некоторые выплаты стоит перевести со временем в постоянный формат. Я понимаю, что в России перевод чего-либо в постоянный формат осуществляется так: сперва делается разовая какая-то выплата или какое-то разовое действие, потом оно проверяется, второй раз применяется, а дальше оно превращается уже в стандартную практику. Я надеюсь, что так будет с выплатами для школьников.

Что касается пенсионеров, то было бы рационально сделать всем пенсионерам ежегодный налоговый возврат, ну, возврат НДС, потому что пенсионеры платят НДС, для них сейчас это тяжело. Все платят, по крайней мере покупая потребительские продукты, обычные товары, достаточно стандартную сумму, ее можно посчитать. И можно эту сумму… Ну не знаю, можно определить в 4 тысячи, 5 тысяч. Можно определить и в 10 тысяч рублей.

И осуществлять ежегодную выплату, именно в формате, когда правительство говорит: «Мы возвращаем пенсионерам налог. Вот они покупают продукты, там есть налог. Чтобы они чеки не собирали и не мучились, мы примерно стандартно посчитали и всем возвращаем равную сумму». Потому что те, которые богатые пенсионеры, они, может, ценные бумаги покупают, а на продукты они все равно тратят… ну, может быть, и побольше, но здесь разница не будет столь большой. А при покупке ценных бумаг НДС у нас нет. Соответственно, НДС им возвращается вот так вот – в стандартной форме.

То есть мне бы хотелось, чтобы эта практика получила вот такое развитие и соответствующую экономическую реакцию.

Петр Кузнецов: И что самое главное? Это реально. Это не то, что бы хотелось, а это реально.

Василий Колташов: Да.

Петр Кузнецов: Вы несколько раз Запад вспомнили. Вот мы знаем, что на Западе пенсионеры – это активная часть населения, которая, что самое главное, вносит ощутимый вклад в экономику. У них есть время, у них есть деньги на покупки, даже на путешествия. У нас после шестидесяти – возраст дожития, потому что пенсии оскорбительно низкие. Почему мы не рассматриваем пенсионеров (грубо скажу), как такую инвестицию?

Василий Колташов: Вы знаете, мы имеем иллюзию определенную насчет пенсионеров на Западе, потому что там есть пенсионеры очень богатые, а есть пенсионеры, которым просто не хватает средств. И наши туристы не обращают внимания, например, прогуливаясь где-нибудь по испанским улицам, итальянским или греческим, на пожилых людей, которые продают лотерейные билеты. Вот они их не видят, потому что витрины красивые, кафе. А если на них посмотреть, то можно вопрос задать: а чего это они, такие дряхлые и старенькие, стоят весь день на жаре с лотерейными билетами, продают их на улице? А дело в том, что им не хватает пенсии.

И это я говорю про еврозону. Ну, в Германии ситуация получше. Не у всех пенсионеров есть в собственности жилье на Западе, а у нас здесь все-таки ситуация лучше. У нас благодаря советской эпохе, советской политике пенсионеры имеют это жилье.

В случае с нашими пенсионерами и с будущими пенсионерами можно только немножко отыграть повышение пенсионного возраста, сделав его добровольным. Допустим, ты выходишь позже – ты получаешь больше пенсию. То есть сделать систему более гибкой. Все было достаточно механически сделано. И надо сказать, что людям – и потенциальным пенсионерам, и уже вышедшим на пенсию – это не понравилось.

Значит, надо сделать это по-другому – так, чтобы это, с одной стороны, позволяло решить задачи экономические, демографические, сохранить наполняемость какую-то, с точки зрения рынка труда, а с другой стороны, дать людям возможность получать большую пенсию.

И этот возврат налога или превращение в ежегодные выплаты… точнее, появление ежегодной выплаты и оформление ее как возврата НДС – это была бы мера для всех пенсионеров очень приятная, если бы они получали ежегодно эту сумму.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Василий Колташов был с нами на связи, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества.

Ну, еще пара SMS-сообщений. «Неплохо было бы повторять это хотя бы раз в квартал», – это Оренбургская область. Калининградская область: «Долги частично закроют, а больше ни на что не хватит». Ну и Липецк: «Нужно давать тем, кто действительно в этом нуждается, а не всем подряд». Вот такие мнения наших зрителей.

Петр Кузнецов: «Ждем с нетерпением эту разовую выплату. Когда она будет?» – регион: Рязанская область. Ну, следим за обновлением информации.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (7)
Непу
Опять подачки раздаёте? Средний класс у вас 17 тыс.
Наталия Непу
130 долларов вам в подарок и голосуйте за тех,кто вас так облагодетельствовал)
Ррр
Как низко и цинично...
Владимир
Куда вернуть эту подачку
Владимир
И главное прямо перед выборами вспомнили о пенсионерах,в пандемию никто ни словом не обмолвился,а тут вспомнили,голоса пенсионеров решили купить до чего власть опустилась сначала народ гнобит сама,а потом голоса покупает
Державин Игорь Васильевич
Старая песня о главном.
Геннадий
МК опросила военных, на что они потратят "ПУТИНСКОЕ ПОСОБИЕ" , ответы разные, так как жизнь у них у большинства не легкая А ВОТ НА ЧТО ПОТРАТЯТ ЭТИ ПОСОБИЯ ЧИНОВНИКИ ПЕНСИОНЕРЫ, ОСОБЕННО ДЕПУТАТЫ, было бы не плохо узнать. МК вам это узнать СЛАБО???
Инициатива: по 10 тысяч всем, кто на пенсии, и в среднем по 15 тысяч военнослужащим