Ксения Юркова и Николай Калмыков. Время на дорогу до работы как решающий фактор при трудоустройстве

Гости
Николай Калмыков
директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социологических наук
Ксения Юркова
исполнительный директор Национального центра занятости, член Ассоциации консультантов по подбору персонала
Павел Гужиков
основатель Worki.ru
Петр Иванов
исполнительный директор фонда "Городские проекты Ильи Варламова и Максима Каца"

Ольга Арсланова: Да, совершенно верно, в ближайший час мы будем говорить о дороге на работу, о работе рядом с домом, о всех плюсах и минусах разных вариантов. И как всегда мы запускаем нашу рубрику "Реальные цифры", на этой неделе как раз хотим посчитать, сколько времени вы тратите на дорогу до работы. Присылайте, пожалуйста, SMS, прямо сейчас можете начинать.

Виталий Млечин: Да, начинайте уже, конечно, это делать.

Вот что выяснилось: даже в кризис россияне готовы уцепиться далеко не за всякую работу. Решающим фактором часто становится именно дорога – чем дальше и неудобнее до офиса добираться, тем меньше шансы работодателей закрыть вакансию быстро и эффективно, об этом говорят кадровики.

Ольга Арсланова: Они же рассказывают, естественно, о многих случаях, когда люди увольнялись именно потому, что дорога на работу оказывалась слишком долгой.

Давайте посмотрим на данные: служба исследований "HeadHunter" провела опрос и выяснила, что каждый третий человек живет рядом с местом работы, то есть тратит на дорогу до офиса не более получаса.

Виталий Млечин: При этом близость проживания к месту работы далеко не всегда является совпадением: почти треть, 29% респондентов признались, что специально подобрали работу поближе к дому, а еще 12% купили или сняли квартиру в непосредственной близости от своего офиса.

Ольга Арсланова: Минимизация времени на дорогу позволяет больше времени посвящать себе и семье, это отметили 70% опрошенных. Один из серьезных факторов – это возможность реже пользоваться метро или другим транспортом в час пик, а также экономить деньги на билетах и абонементах. Каждый четвертый отмечает, что указанный фактор позволяет ему ежедневно приходить на работу в приподнятом настроении, что, кстати, и на качество работы наверняка тоже влияет.

Виталий Млечин: Несомненно, еще на здоровье: ходить пешком очень полезно. Если верить исследователям, то дольше всех на работу добираются жители Воронежской области, Москвы и Санкт-Петербурга, а вот быстрее всех жители Красноярского края: 73% опрошенных в этом регионе добираются на работу за 30 минут или быстрее.

Ольга Арсланова: Поговорим о работе, о дороге на работу с нашими гостями: у нас в студии Ксения Юркова, исполнительный директор Национального центра занятости – здравствуйте. И Николай Калмыков, директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социологических наук. Добрый вечер, уважаемые гости.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вопрос для наших зрителей очень простой, но на самом деле есть, как говорится, нюансы, о которых мы будем говорить. Вопрос такой: "Работа рядом с домом – это хорошо или плохо?" – выбирайте, пожалуйста, вариант, на короткий номер присылайте сообщение. История того, как вы добираетесь на работу, сложно это, легко, приятно, отвратительно, в прямом эфире, пожалуйста, звоните, пишите SMS, заходите на сайт otr-online.ru.

Давайте для начала с социологической точки зрения разберемся, о каких вообще местах в нашей стране мы говорим. Потому что как только мы стали обсуждать эту тему сами своим коллективом, все заговорили о Москве: огромные пробки, Новая Москва, в основном все места сосредоточены в центре города, это большая проблема. Но наши коллеги из других городов очень возмутились и сказали: "Вы себе не представляете, что творится у нас". В Москве хотя бы есть МЦК, метро, автобусы, возможность выбрать работу, а в маленьком городе, где один автобус тебя возит на единственную работу и выбора у тебя нет, это значительно более серьезная проблема с социальной точки зрения. Кто прав? – москвичи или вся остальная страна?

Николай Калмыков: Странный вопрос, кто прав, на самом деле в другом вопрос.

Ольга Арсланова: Кто более прав.

Николай Калмыков: Конечно, Москва имеет более развитую логистическую систему, это нормально. Но при этом в Москву еще многие приезжают в том числе из ближайших городов, из Подмосковья и даже дольше, так что здесь тоже все не настолько прозрачно, как вы говорите, это во-первых. Во-вторых, конечно же, в регионах зачастую ограниченное количество рабочих мест, но есть крупные предприятия, у моногородов своя специфика, о них много говорят. И зачастую крупные предприятия тоже продумывают свою логистику, в том числе оказывают содействие, потому что корпоративные автобусы есть не только в Москве.

Ольга Арсланова: То есть однозначно сказать, кому хуже, невозможно.

Николай Калмыков: Такое есть действительно в регионах, во многих регионах есть моногорода, в них предприятия особенно думают о том, каким образом выстроить логистику с доставкой в том числе своих сотрудников. Опять же, бывает посменная работа, поздняя смена, ранняя и так далее, это тоже момент. То есть это зависит очень сильно от работодателя, если говорить про такие ситуации.

В то же время есть достаточно распределенные территории, в том числе про Воронеж не просто так эта цифра у вас появилась, потому что действительно рабочие места в Воронеже распределены по региону, там нет такого прямо сверхплотного скопления только в одном месте, только в самом городе. Поэтому да, действительно, люди там, может быть, более мобильны в этом плане получаются. При этом, как показывают наши социологические исследования, люди готовы в принципе менять место жительства исходя из работы – и в город, и внутри города переезжать, это совершенно нормальная практика. Эта практика нормальна не только в России, но и в мире. Давайте обратим внимание на Европу, на Соединенные Штаты Америки, где доля собственного жилья значительно ниже, чем в России, и это не из-за того, что…

Виталий Млечин: Чтобы снять квартиру рядом с работой.

Николай Калмыков: …не могут себе позволить купить. Просто получается, с одной стороны, удобнее, можно сменить работу, там делаешь карьеру, переехал туда, куда удобно, внутри страны. С другой стороны, это дешевле, это выгоднее получается: когда человек планирует свои будущие расходы, купить свое собственное жилье менее выгодно, чем снимать жилье рядом со своей работой, если ты планируешь расти, если ты готов вкладывать в свое развитие, в свое образование, в свою карьеру и профессиональный рост. В этом случае действительно человек просчитывает, он более экономически подкован. У нас, будем честными, иногда с финансовой грамотностью все бывает не очень хорошо, мы вот эти не всегда продумываем.

Ольга Арсланова: У нас тяга к собственному жилью – это вообще отдельная тема.

Николай Калмыков: Тяга к собственному жилью – это наше наследство из советского прошлого. Поэтому действительно вопрос мобильности у нас очень специфичен в России. К примеру, есть северные территории арктические, где можно действительно хорошую зарплату получать, но далеко не каждый задумывается о том, чтобы поработать вахтовым методом. Я недавно летал в Сургут – знаете, с вахты очень много людей едет, здоровые успешные мужчины, видно прямо, что они прямо в аэропорту переодеваются в приличную уже одежду и недешевую, я вам скажу, а до этого они выглядели прямо совсем работягами-работягами. То есть люди едут, работают, возвращаются – это тоже нормально, и вахта есть у нас, и это тысячи людей, которые так работают. Поэтому все возможные…

Виталий Млечин: На вахте не просто так платят такие большие деньги, в конце концов.

Николай Калмыков: Конечно, человек готов на эту тяжелую работу, это требует теперь не только уже физических сил, это требует очень высокого интеллектуального труда, потому что новые технологии и так далее.

Ольга Арсланова: Ксения, тот же вопрос. Если коротко, для того чтобы как-то активизировать и наших зрителей из разных городов, кому все-таки хуже? – жителям миллионников, больших городов, Москвы, Петербурга, или даже и маленький город может быть вот таким некомфортным для потенциального работника?

Ксения Юркова: Конечно, жители больших городов с этой проблемой сталкиваются чаще, она более остро у них стоит: как добираться, на чем добираться. В маленьких городах, наверное, больше вопрос стоит, есть ли работа вообще. Если мы говорим про вахту, то это не всегда тот же Север – часто едут и в Санкт-Петербург, и в Москву на работу, и те же люди уже здесь, работая вахтовым методом, пробираются по нашим московским пробкам на работу. Соответственно, конечно, в мегаполисах проблема стоит острее, и транспорт не справляется с таким трафиком людей.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим несколько сюжетов из российских городов, которые прислали наши корреспонденты – Екатеринбург, Батайск и Саратов – как там жители добираются до работы.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Ну и давайте дополним картину рассказом из Санкт-Петербурга, у нас Ольга на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Рассказывайте, сколько времени у вас уходит на дорогу на работу.

Зритель: У меня уходит 50 минут где-то.

Виталий Млечин: А далеко ехать вам?

Зритель: Ну вот где-то так получается, 50 минут. Я довольна этим. Почему? Потому что зарплата у меня выше, чем я ходила пешком за 15 минут, получала меньшую зарплату.

Виталий Млечин: То есть для вас главное зарплата?

Зритель: Конечно, конечно. Это большую роль играет, о чем вы говорите?

Ольга Арсланова: Ольга, расскажите еще, вот эти 50 минут – это что? Метро, наземный транспорт?

Зритель: Нет-нет, я еду на автобусе. Но я хочу сказать, что у нас, как сказать, пунктуально ходят автобусы, ничего не могу сказать. Единственный был случай, водитель… У нас маршрут без кондуктора, он встал, пока никто не оплатил, мы стояли-стояли, я уже вынуждена была ему сказать: "Водитель, мы все опаздываем на работу, тогда берите кондуктора, чтобы вы не следили, оплатили проезд или нет". Он только тогда тронулся, слава богу, не опоздали на работу. Вот такой случай.

Ольга Арсланова: Понятно. Один автобус, один вид транспорта – это уже по современным меркам неплохо. Спасибо за ваш рассказ.

Виталий Млечин: Спасибо.

Ольга Арсланова: Ученые разных стран, американцы, в частности, высчитывают расстояние от дома до работы, которое вредно для здоровья. Мне кажется, очень избалованы эти ученые, потому что 13 километров для них – это некий пик, после которого начинается серьезный вред.

Виталий Млечин: Это если пешком идти 13 километров?

Ольга Арсланова: Нет, расстояние от дома до работы более 13 километров, как они говорят, негативно отражается на здоровье, а дистанция более 25 километров повышает риски до предела – гипертония, атеросклероз, гормональные нарушения и так далее. Все связано со стрессом, усталостью из-за того, что ты передвигаешься на общественном транспорте.

Николай Калмыков: Как-то страшные цифры у коллег, конечно.

Ольга Арсланова: У американцев, да. В России, видимо, они не бывали. Но мы понимаем, что да, абстрагируясь от этих странных цифр…

Николай Калмыков: Учитывая, что в Америке тоже люди живут в пригородах очень многие и ездят по дороге не менее часто…

Ольга Арсланова: Пользуются личным транспортом и стоят так же в пробках, но тем не менее мы понимаем, что вот эти вот 3 часа в целом (1.5 часа туда и 1.5 часа обратно), которые для многих москвичей даже не из пригородов, а из спальных районов в общем-то привычные реалии. Мы понимаем, что это не очень с экономической точки зрения выгодно, то есть человек мог бы это время работать…

Николай Калмыков: У человека часы, которые могут быть затрачены на работу, на образование, на развитие…

Ольга Арсланова: Производить что-то полезное.

Николай Калмыков: В том числе на то, чтобы появлялись дети, и очень много других факторов, которые влияют.

Ольга Арсланова: Соответственно, вопрос: на это можно как-то влиять? Можно ли как-то, я не знаю, способствовать тому, чтобы было удобнее всем? Кто должен этим заниматься?

Николай Калмыков: Во-первых, можно влиять несколькими путями. С одной стороны, один путь – это действительно оптимизация логистических цепочек, то есть транспорт и так далее. Над этим идет достаточно большая работа в стране, то есть есть разные эксперименты… Кстати, в Питере действительно не так все плохо с этим, транспортная сетка выстроена неплохо, я даже жил как-то полгода в Питере. Но есть ситуации, когда просто город не приспособлен к этому, такое тоже есть.

Что можно делать еще? Можно делать так, чтобы этот путь был, во-первых, более комфортным, то есть человек меньше испытывал стресса, действительно над этим тоже ведется работа: где-то Wi-Fiделают, еще что-то. Но помимо этого можно делать так, чтобы он был не только комфортен, но и полезен. К сожалению, на эту тему у нас практически не обращают внимания, очень мало какой-то активности в этой части – это когда предоставляется доступ к образовательному контенту в том числе в метро.

Есть такие эксперименты не у нас в России, к сожалению (у нас есть Wi-Fi, но доступ к образовательному контенту, когда ты мог бы проходить дополнительный курс какой-то по выбору), достаточно недорого, но при этом это позволит тысячам людей повышать свою компетенцию, квалификацию и так далее. Государству нужно вкладываться в такие социальные проекты. Точно так же и во многих городах в автобусах есть, кстати, доступ к Интернету. Есть опять же возможность реализовывать какие-то микрокурсы, которые за полчаса человек может в телефоне самостоятельно, выйдя в Интернет, пройти, чем-это заниматься.

Виталий Млечин: Вот я то же самое просто хотел сказать: имея для тех в Интернет и имея желание, можно, собственно говоря…

Николай Калмыков: Это одна из частей на самом деле. То есть таких…

Виталий Млечин: Вопрос, есть ли желание, есть ли запрос у наших сограждан на то, чтобы это время использовать…

Николай Калмыков: Не всегда должен быть запрос, иногда нужно просто предложить, и тогда он появится. Когда ты не знаешь, ты не всегда додумаешься до этого. То есть нужно упаковать, подготовить удобное, комфортное для потребления знание и это знание предложить на рассмотрение целевой аудитории. Опять же, есть разные люди, разные категории, разные регионы и своя специфика везде. Если делать из этого социальный проект, то, конечно, кто-то из общественников, может быть, возьмется и будет готов этим заняться, почему бы и нет?

Ольга Арсланова: Ну мы сейчас поговорили о дороге, о том, как сделать вот этот путь более полезным или по крайней мере менее вредным. Но вот какие-то пути, цепочки нахождения работодателя и работника друг друга – тут можно что-то оптимизировать? Например, работодатель принципиально рассматривает тех, кто живет рядом, потому что эти люди будут меньше уставать и будут лучше работать? Или какие-то предприятия, какие-то фирмы располагаются именно там, где потенциальные работники в основном обитают? Просто сейчас складывается ощущение в той же Москве, что удобно располагаться в центре, хотя и дорого, но удобно, там центр принятия решений, а все остальные будут туда вот так вот стягиваться, и с этим ничего не поделаешь? Ведь можно же, наверное, как-то по-другому это распределить, более удобно для всех?

Ксения Юркова: Конечно, как работодатель выбирает сотрудника, так и сотрудники выбирает свою работу. При выборе вакансии мы обращаем внимание на несколько основных партнеров: первый – это зарплата, очень многие смотрят, второе – интерес к профессии, работе, которую ты выбираешь. Наверное, по нашим опросам, по статистике, которую мы ведем (анкетирование соискателей), наверное, место работы, удаленность от работы на 5-6-м месте примерно по нашим данным. Поэтому, возможно, мы предложим место работы рядом, но захочет ли на нее идти соискатель, если кто-то где-то предлагает зарплату в 2-3 раза больше? Сейчас очень многие работодатели работают под лозунгом "Работа рядом с домом": чаще всего это сетевые магазины, ты можешь устроиться в салон сотовой связи у себя во дворе и работать за 25-30 тысяч рублей. Но ведь люди выбирают другое, люди садятся в автобус и ездят час-полтора на другой конец города, работают менеджером за 40-45 тысяч рублей условно.

Ольга Арсланова: Хотя если посчитать, не исключено, что они на дорогу в итоге вот эту разницу и тратят.

Ксения Юркова: Здесь вопрос даже уже не в деньгах, здесь вопрос в престиже: я лучше буду работать менеджером в офисе, нежели продавцом в салоне бытовой техники. И многие работодатели действительно… Удаленность от дома является одной из часто встречаемых причин, то есть часто люди увольняются, рассчитывая, что да, они готовы ехать час-полтора, а через полгода они понимают, что не готовы тратить столько времени на дорогу. И работодатель, зная это, очень часто выбирает людей, которые проживают в 15-30 минутах от дома даже в Москве.

Ольга Арсланова: То есть правильно ли мы вас понимаем: когда других бонусов не так много, это может стать действительно бонусом?

Ксения Юркова: Это действительно бонус, который предлагает работодатель.

Ольга Арсланова: Кассиром в магазине в собственном же доме, например, – это хоть чем-то, как говорится, взять.

Николай Калмыков: На самом деле есть возможности, которые уже опробованы на Западе, да и в России отдельными компаниями, когда делается жилье, которое субсидируется работодателями. Это жилье бывает, где-то даже общежития, но общежитие не в формате привычных таких развалившихся зданий, а действительно красивое комфортабельное жилье, которое дешевле даже бывает снимать, но при этом оно предоставляется на льготных условиях. Это действительно тоже одна из мер поддержки изменения вот этих миграционных вещей. По-хорошему, если человек хочет ездить, почему нет? Если ему нужна карьера… Я сам ездил в свое время, я в Зеленограде родился, вырос, ездил в Москву, я не видел для себя каких-то глобальных проблем. Но опять же можно провести это с пользой: я знал всю электричку.

Ольга Арсланова: Послушаем Липецкую область, Вячеслав.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Вячеслав.

Зритель: Добрый вечер. Вы слышите меня?

Ольга Арсланова: Да. Вячеслав, какой населенный пункт Липецкой области?

Зритель: Населенный пункт Ожога есть такой, Воловский район.

Ольга Арсланова: Так. Сколько население?

Зритель: Население 400 с лишним человек.

Ольга Арсланова: Так. И что с дорогой на работу?

Виталий Млечин: Сколько времени у вас уходит?

Зритель: А так я вообще-то с Московской области, это я здесь на пенсии.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Я хотел бы высказать свое мнение по поводу суждений о работе и так далее сейчас, о времени добраться до работы. Я отработал 33 года в Московской области, вышел на пенсию, сейчас в родной край приехал, но суть не в этом. Я высказываю мнение. Вот говорят, хорошо добираться, близко, далеко, чего. Но надо понять, что человек преследует: или ему нужна зарплата, или ему нужно спокойствие.

Как сложилась жизнь у меня? Я не знаю, может быть, я такой человек, но я просчитал так: если просто ездить и искать работу ради денег, то в принципе всю жизнь можно так и ездить, летать, искать, сегодня есть, а завтра нет. Я отработал с зарплатой не ахти какой, но просчитал все эти поездки, просчитал, что у меня дети, просчитал работу жены, просчитал жилье и спокойно остался работать на одном месте. Было время, когда были трудные времена, работал на другой работе и на третьей работе работал, но не уходил с этого места. Что мне это дало? Прежде всего я вырос как прекрасный специалист. У меня не было склок, каких-то скандалов в семье, мы всегда были рядом, мне до работы доходить 12-15 минут. Дети, детские сады, школа, все было под присмотром.

Потому что всех денег не заработаешь, надо думать еще о будущем, как будет складываться жизнь, жизнь и благополучие семьи, как будут расти дети. Если бегать за одной зарплатой, никогда в жизни не заработаешь.

Ольга Арсланова: Понятно. Это очень интересный момент.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, что позвонили и свою точку зрения высказали.

Ольга Арсланова: Я хотела вот такой момент обсудить как раз по мотивам этого звонка. Ведь сейчас действительно есть какая-то модная, раскрученная, оптимальная модель, когда ты растешь, постоянно меняешь место работы (условно каждые 5-7 лет), повышаешь свои компетенции, повышаешь зарплату, ты готов перемещаться, ты мобилен, и только при таких условиях, когда ты ездишь за работой, постоянно растешь и меняешь места работы, только в таком случае ты сегодня можешь считать себя состоявшимся профессионалом. Но ведь есть же и другая модель, которую описал наш зритель, и не факт, что профессиональные качества в таком случае будут хуже.

Николай Калмыков: На самом деле в определенных профессиях действительно есть возможность постепенного роста стабильного, но в большинстве случаев, по большей части профессий человек все-таки должен иметь изменение. Изменения могут происходить, это необязательно смена места работы географически либо смена с точки зрения специальности, но человек может идти на повышение, может идти горизонтально, сменить одну задачу функциональную за другую, но человек все равно должен каждые года 3 менять немного свой функционал, иначе у него понижается колоссально производительность труда (это правда так). Во-вторых, все-таки люди хотят развиваться, расти, и это можно делать по-разному. Действительно, коллега сказал, что не только он просто сидел ничего не делал на одном месте, а он сказал, что он рос и состоялся как профессионал.

Ольга Арсланова: Развивался.

Николай Калмыков: То есть он развивался в профессии, и это тоже хороший путь. Но тем не менее для конкурентоспособной экономики, для того чтобы иметь определенные блага и качество жизни себе обеспечивать, конечно, человек должен быть готов к мобильности. Другого пути нет, должна быть готовность ехать не только в Москву, но и в другие регионы. У нас очень большой поток переезда идет не в Москву, кстати, в Саратов едут, там есть вакансии, у меня ребята с Москвы после Губкинского уехали сейчас в Саратов, стажеры были у нас. Есть те, кто уезжают на Дальний Восток, шикарнейшие возможности есть. Есть те, кто приезжают на наш юг, приезжают в Крым; есть возможности в Томске, Томск вообще не только студенческая столица, но еще очень многие туда приезжают и выстраивают там бизнес, в том числе технологичный. Поэтому возможности есть по всей стране, вопрос в том, что нужно просто продуманно к этому относиться. Человек сейчас рассказывал как раз-таки именно об этом, что нужно продумать, чего вы хотите, зачем вы живете…

Ольга Арсланова: Он подсчитал все альтернативные издержки для себя и понял, что такая стратегия больше всего подходит.

Николай Калмыков: Он принял решение, что да, ему комфортен такой вопрос. То есть человек должен для себя планировать. К сожалению, как показывают наши исследования, молодые люди хотят даже иметь свой бизнес, хотят работать, но не имеют даже к средним и последним курсам университета вообще четких планов на свое будущее, они не пытаются это прописать, продумать. Есть коллеги, наверное, как раз-таки, кто занимается занятостью, очень многое могут здесь рассказать на этот счет. Действительно очень большая проблема – инфантилизм, ожидание, что за тебя решат твои проблемы. Да, начинаются изменения, социологические исследования Академии наук, кстати, показывают о том, что люди чуть больше начали брать ответственность за свое будущее на самих себя. То есть раньше перекладывали вообще все на государство, кто-то там за меня решит, а сейчас чуть-чуть начинают задумываться, но этого мало.

Виталий Млечин: Государство стимулировало это, надо отдать должное, этот процесс перекладывания ответственности.

Ольга Арсланова: Патернализм этот…

Ксения Юркова: Я хотела бы прокомментировать со стороны работодателя, менять или не менять место и как часто его менять. С одной стороны, мы говорим о том, что стабильность, когда ты работаешь на одном месте, ты знаешь свою компанию, свой бизнес от и до, свою профессию, ты становишься хорошим специалистом. Да, можно расти внутри компании, можно повышать свою квалификацию. Но я скажу, что это очень опасно. Почему? Мы встречаемся со многими специалистами хорошими, которые проработали на предприятии 10-30 лет. Бывает так, что приходится уходить по разным причинам: увольняют, не сработался с новым руководителем, расформировали предприятие, по разным причинам, неважно. Этим людям очень сложно адаптироваться.

Николай Калмыков: Да.

Ксения Юркова: Приходится выходить на рынок труда, им очень тяжело адаптироваться. Они могут и год, и два, и три искать новую работу и не могут найти свое место на рынке. Чем чаще ты меняешь место… Понятно, что это не год и не два, но ты привыкаешь к этому, ты привыкаешь к новым компаниям, ты привыкаешь к новым бизнес-процессам. Потому что в любом случае каждая компания, особенно если мы говорим про бизнес, это абсолютно разные идеи, разные бизнес-процессы: ты в одной компании научился чему-то, в другую компанию ты приходишь, ты в любом случае учишься. Я не скажу, что хорошо сидеть на одном месте, все равно надо рассматривать варианты роста и развития в разных отделах пусть внутри одного предприятия или в разных компаниях.

Ольга Арсланова: В общем, такой специальный стресс для себя иногда нужно устраивать, потому что он позволяет сохранять себя в тонусе.

Ксения Юркова: Конечно.

Николай Калмыков: Да. Но запрос на кадры есть очень большой, очень большой. К примеру, у меня сейчас товарищ ушел из консалтинга, занялся сельским хозяйством, 3-й год занимается – трактористов найти не может, он их ищет везде, он уже ездит по ближайшим странам, на Украине искали, в Узбекистане искали. Трактористов нет, хорошие трактористы нужны, которые работать готовы. Они готовы перевезти, дать жилье, все обеспечить…

Ольга Арсланова: Ключевая фраза.

Николай Калмыков: …лишь бы найти. То есть проблема действительно. Там есть не только компании, не только бизнес-процессы, то есть действительно нужны специалисты, ты готов хорошо платить. Сейчас он мне рассказывал секрет, не знаю, будет ругать, наверное: они поставили молодого человека, по-моему, до 30 лет, руководителем для всех остальных трактористов, которым всем за 30-40, потому что он наиболее подготовленный, парень действительно погружался в знания, в книги, в технологии, но таких не так много. То есть здесь действительно проблема готовности спланировать свою карьеру, стать высококлассным профессионалом в своей отрасли, это необязательно профессия в офисе, это может быть очень хорошая профессия в том числе тракториста, который получает очень хорошие деньги, кстати.

Ольга Арсланова: Челябинская область, на связи у нас Александр. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу сказать, живу в небольшом городе с населением 27 тысяч плюс там отдельный поселок еще есть, может быть, еще несколько тысяч. Чувствую себя почти полностью счастливым человеком в этом смысле. До работы мне максимум 10 минут добираться…

Ольга Арсланова: Пешком? – добейте нас.

Зритель: Пешком-пешком. Я уже не помню, когда в последний раз ездил на общественном транспорте, даже не знаю, сколько билет стоит. До магазинов мне 1-2 минуты, до поликлиники 10 минут, до бассейна полчаса, за город где-то минут 20, особенно если на велосипеде. Летом купаться на хорошее водохранилище минут 40 также на велосипеде. Раньше я жил в более крупных городах с населением около 0.5 миллиона, конечно, разница очень сильно ощущается.

Ольга Арсланова: Хорошо, Александр. Представьте себе, мы вас сейчас переносим в Москву и предлагаем вам работу с зарплатой в 2 раза больше, но вам нужно до нее добираться за 1.5-2 часа в один конец – вы согласитесь?

Зритель: Если в 2 раза больше, я, конечно, точно не согласен, потому что у меня зарплата…

Николай Калмыков: Что за райская жизнь.

Ольга Арсланова: Начинаем торговаться, на сколько раз вы согласитесь. Понятно, Александр.

Виталий Млечин: Александр, вам очень повезло.

Ольга Арсланова: Какой-то привычный комфорт жизни. Спасибо большое.

У нас на связи сейчас основатель портала "Worki.ru" Павел Гужиков – здравствуйте, Павел.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Павел.

Павел Гужиков: Добрый вечер, коллеги.

Ольга Арсланова: Ваш ресурс предлагает работу, но не любую, а ту, которая рядом с домом. Мы правильно вас понимаем? Павел, расскажите нам.

Павел Гужиков: Я бы сделал комментарий, что не предлагает работу, а предлагает найти работу. Слышно?

Ольга Арсланова: Предлагает найти работу, которая расположена рядом с домом.

Павел Гужиков: Рядом с домом, действительно. Нами пользуются крупнейшие компании, начиная от "BurgerKing" и заканчивая "Евросетью", из всех сфер деятельности. И то, как они пользуются нами, результаты этого нам говорят, что люди, которые работают рядом с домом, гораздо, значительно больше и дольше работают в этих компаниях. Линейный персонал – это как раз молодежь, это как раз студенты, в которых больше всего заинтересованы крупные компании – со своей стороны тоже просто супермотивированы, они готовы получать меньше денег, но добираться до работы 30-40 минут. Это то, что вызывает у них максимальный комфорт и соответственно радует работодателя, потому что они меньше денег тратят на найм.

Ольга Арсланова: Почему, вот вы говорите, они готовы меньше получать денег, но ехать ближе? Мы правильно понимаем, что в основном речь идет на вашем ресурсе о не самых высокооплачиваемых каких-то вакансиях, или там у вас разброс? Что предлагаете?

Павел Гужиков: Есть разброс. Мы не затрагиваем топ-менеджмент, наша специализация – это линейный персонал в таких областях, как официанты, продавцы, служба поддержки, низкая и средняя квалификация. В общем-то да, эти люди готовы получать меньше просто потому, что сейчас есть некий тренд, что люди готовы уделять больше времени себе, больше времени своим интересам, своей семье, для них это становится в значительной мере более ценным.

Виталий Млечин: Павел, судя по всему, это то, о чем мы говорили буквально 10 минут назад: можно пойти работать в салон связи рядом с домом, соответственно вы как раз об этом говорили. Я правильно понимаю, что те вакансии, которые вы у себя публикуете и которые имеют самый большой спрос, рядом с домом, – это какие-то, не знаю, временные что ли? Ты же не будешь всю жизнь работать в салоне связи, правда?

Павел Гужиков: Действительно. Но как вы сами только что говорили, это действительно возможность старта. Потому что, с одной стороны, часть из этих ребят начинает расти вверх, до руководителей точки и выше, кто-то начинает двигаться горизонтально, они начинают понимать, какие у них есть интересы, а с третьей стороны это возможность обрести действительно тот важный опыт, чтобы пойти в сторону предпринимательства, которое тоже в какой-то мере является трендом, многие хотят попробовать немножко посмотреть, как работают крупные компании, почувствовать, как устроены процессы и попробовать сделать что-то свое.

Ольга Арсланова: Павел, скажите, ваш рекордсмен, не знаю, ваша вакансия-рекордсмен, даже не знаю, как сформулировать… В общем, случай, когда работодатель и работник наши друг друга и между ними было минимальное расстояние, не знаю, 2 минуты до работы, 1 минута до работы? Про рекорд вашего сайта можете рассказать?

Павел Гужиков: Буквально вчера меряли это.

Ольга Арсланова: Как это называется? Индекс "близлежащести"? Как вы это называете?

Павел Гужиков: Мы пока не придумали специального слова.

Ольга Арсланова: Это сложно.

Павел Гужиков: Но по большому счету это смесь разных факторов, которые влияют на скорость трудоустройства. У нас был человек, который вышел на работу, причем не на разовую подработку, а именно на работу, через 37 минут, то есть откликнулся в бар рядом с собой, ему сказали: "Чувак, приходи прямо сейчас", – и он пришел.

Ольга Арсланова: И он пришел, потому что это был соседний дом.

Павел Гужиков: Да, и вот с того дня он является барменом, он радуется, вообще мы ему звонили, спрашивали, как ему, он говорит, что вообще супер, лучший опыт в его жизни.

Ксения Юркова: Я понимаю, что он без оформления вышел, раз через 37 минут?

Николай Калмыков: Ну почему…

Павел Гужиков: Ну…

Ксения Юркова: Опустим это.

Ольга Арсланова: Да, это уже личные дела хозяйствующих субъектов. Спасибо большое. Павел Гужиков, основатель ресурса "Worki.ru".

Виталий Млечин: Спасибо, Павел.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о факторах, которые мешают миграции трудовой, которые мешают быть россиянам более мобильными. Мы приводим в пример иностранцев, американцев, много исследований о том, сколько раз переезжает среднестатистический американец.

Николай Калмыков: Что мешает? – очень много.

Ольга Арсланова: Вот у нас все-таки это что? Это действительно желание больше времени уделять семье? Это лень? Что это?

Николай Калмыков: Смотрите, много факторов. Во-первых, у нас действительно недостаточно развит рынок найма жилья именно системный, то есть когда профессионально строят специальные дома, в которых можно снять себе жилье. К сожалению, это недоразвито у нас в стране, это во-первых. Во-вторых, у нас есть сложности… Сейчас решается проблема, но все равно есть сложности с комфортным, но сверхэкономным форматом жилья, в том числе студенческие общежития и наподобие того. Недостаток рабочих общежитий колоссальный, поэтому зачастую строят в Подмосковье не всегда легальные, потом эти рабочие едут на свою работу, проживая не всегда в безопасных зданиях, это тоже несет определенные сложности. Вопрос удобности социальной инфраструктуры, то есть переехал, быстро оформил детей, всякие регистрации и прочее – сейчас многое изменилось, но пока еще далеко не идеально. И еще важный момент: к сожалению, вот я как социолог смотрю на наш разговор еще, и подача, которая у вас была в ролике изначально, многие коллеги говорят про противопоставление "работа" и "уделять время себе".

Ольга Арсланова: Работа и жизнь, как будто бы это разное.

Николай Калмыков: Такого противопоставления у нормального человека не должно быть, вы должны уметь получать удовольствие от своей работы; если вы не получаете, значит, надо задаться вопрос, может быть, работа не та, может быть, надо образование получить другое, может быть, как-то повысить квалификацию и так далее. Я прихожу на свою работу и получаю удовольствие. Для меня, допустим, неважен мой рабочий день, сколько часов я работаю, просто у меня есть дела, я их делаю. Греф недавно выступал; мы с ним, конечно, не друзья-товарищи, но я с ним на 100% согласен по поводу того, что он сказал, что работать молодому человеку нужно 16 часов в день, это нормально. Если он не работает на физическом тяжелом производстве, если он работает интеллектуально, то, наверное, поработать больше он может, если хочет.

Ольга Арсланова: Хорошо, но к этим 16 часам еще 2 часа на дорогу, согласитесь, удовольствия от работы будет уже меньше.

Николай Калмыков: А кто мешает работать в дороге? Кто мешает в это время читать профессиональную литературу? Кто мешает в это время смотреть видеоролики обучающие? Кто мешает в этот момент переписываться по почте, разбросать почту с утра, вместо того чтобы это делать в офисе, и прийти в офис уже будучи готовым к какой-то деятельности? Я статьи научные пишу в транспорте, бывает, мне никто не мешает в этот момент. То есть это вопрос самоорганизации, самомотивации и понимания, зачем вы это делаете. Здесь как раз мы опять возвращаемся к тому, что не только для детей, для школьников нужна профориентация, но и для взрослых людей, которые зачастую не ищут для себя возможностей реализоваться, не умеют получать удовольствие от того, чем они занимаются. Нужно уметь получать кайф от жизни, действительно оттого, что ты делаешь полезное действие в своей работе. Даже продавцом можно работать с таким удовольствием… У меня есть знакомый, который всю жизнь работает продавцом сотовых телефонов, – серьезно, со школы, мой одноклассник.

Ольга Арсланова: Влюблен просто в телефоны.

Николай Калмыков: У него даже в детстве было прозвище "Купи-продай". Он такой кайф от этого получает, он знает все в этой сфере, он может решить любой вопрос, знает какие-то дополнительные технологии и прочее. Вот нужно уметь развивать себя в том, чем занимаешься.

Ольга Арсланова: Ну о том, как город может помочь такому работнику…

Николай Калмыков: Город может помочь, да.

Ольга Арсланова: …мы тоже поговорим прямо сейчас. У нас на связи Петр Иванов, исполнительный директор фонда "Городские проекты Ильи Варламова и Максима Каца". Петр, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Петр.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Петр.

Виталий Млечин: Слышите ли вы нас?

Петр Иванов: Да, слышно, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Можете привести какой-то удачный проект, когда город стал, что называется, дружелюбным к работникам и работодателям, чтобы им было проще быть ближе друг к другу?

Петр Иванов: Вы знаете, здесь сложно говорить о каком-то, не знаю, одном проекте, о какой-то идее, что вот внезапно возникла невероятная дружба между работодателями и работниками…

Ольга Арсланова: …благодаря городским проектам.

Петр Иванов: Да. Здесь нужно говорить в комплексе о том, каким образом город может развиваться с точки зрения повышения удобства для сотрудников, точки приложения труда и так далее. В первую очередь мы говорим о концепции компактного города, когда мы используем смешанное планирование, смешанную застройку, которая позволяет нам комбинировать разного рода нежилую недвижимость с жилой недвижимостью и снижать издержки на транспорт. Конечно, когда мы говорим о больших городах, речь идет об общественном транспорте, речь идет о мультимобильности и использовании разных форм транспорта. Чем больше различных форм транспорта существует в городе, тем лучше, развитие велотранспорта и развитие трамваев, автобусов, все что хотите; в первую очередь, конечно, электротранспорта как наиболее экологичного. Но тем не менее главной идеей является снижение тех самых дистанций, которые проходит человек, для того чтобы получить доступ к точкам приложения труда, к товарам, услугам и так далее.

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, когда мы говорим о строительстве новых микрорайонов хотя бы в крупном городе, тут понятно. А как быть со старыми районами, исторически сложившимися? Тут есть какие-то подходы все-таки понимания, как быть?

Петр Иванов: Опять же, это вопрос специализации той недвижимости, с которой мы имеем дело. К сожалению, если говорить про российские города, то мы, как правило, имеем сбалансированную недвижимость как раз-таки в исторических центрах, где какая-то часть переведена в нежилую недвижимость и используется как офисы, как помещения для размещения магазинов, шоурумов и так далее, но при этом еще присутствует жилая недвижимость. И вот к этому балансу хорошо бы стремиться, собственно, новым строящимся микрорайонам, но, к сожалению, они по большей части состоят из жилой недвижимости, что и приводит к имеющимися у нас транспортным проблемам.

Ольга Арсланова: Там другие факторы включаются, факторы выгоды.

Петр, скажите, пожалуйста, под занавес, в таком идеальном городе будущего максимум сколько человек должен тратить на дорогу до работы?

Петр Иванов: Вообще существуют исследования, которые показывают, что очень серьезно влияет на уровень счастья, на уровень развития человеческого капитала вот эта самая удаленность и время, проводимое в транспорте. Больше часа тратить на дорогу в одну сторону является достаточно серьезным ударом по человеческому благосостоянию. Поэтому наша задача – развивать города таким образом, чтобы дорога до всех центральных благ не занимала больше этого времени.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Исполнительный директор фонда "Городские проекты" Петр Иванов.

Вот мы проводили голосование с вопросом, хорошо или плохо, когда работа рядом с домом: "хорошо" 92%, "плохо" 8%, что ожидаемо.

Виталий Млечин: Довольно ожидаемо, да.

Ольга Арсланова: Ксения, у нас буквально минута.

Виталий Млечин: 30 секунд.

Ольга Арсланова: Хоть какой-то минус работы у дома есть?

Ксения Юркова: Мы единственное не поговорили о работе дома, на дому, потому что очень развивается это направление, многие люди просто уходят на фриланс…

Виталий Млечин: …и вообще не тратят время на дорогу.

Ксения Юркова: Это IT-технологии в основном, дизайн, поиск и подбор персонала, кол-центры, все это из дома.

Виталий Млечин: Об этом мы тоже еще поговорим.

Ольга Арсланова: Ксения, спасибо вам большое. Мы всю неделю будем исследовать время до работы наших зрителей и в конце недели обязательно вспомним и о таком варианте.

Спасибо нашим гостям. У нас в студии были Ксения Юркова, исполнительный директор Национального центра занятости, Николай Калмыков, директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, кандидат социологических наук.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: А рубрика "Реальные цифры" продолжается. Принимайте участие.

Рубрика "Реальные цифры"
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты