• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Хестанов: Соотношение числа бедных и богатых зависит в большей степени не от экономики, а от общественного менталитета

Сергей Хестанов: Соотношение числа бедных и богатых зависит в большей степени не от экономики, а от общественного менталитета

Гости
Сергей Хестанов
советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие-брокер», экономист

Константин Чуриков: Итак, это "Реальные цифры". Всю неделю выясняли, остаются ли у вас хоть какие-то свободные деньги до зарплаты. Сначала короткая предыстория. Пару недель назад холдинг "Ромир" опубликовал исследование, по которому у российских семей к концу месяца за вычетом обязательных трат якобы остается больше 18 тысяч рублей, вот такие цифры были по февралю. Нас это не просто впечатлило, это нам показалось очень странным, и мы решили провести свой опрос.

Тамара Шорникова: И вот они, ваши реальные цифры. По итогам опроса зрителей ОТР вышло, что свободных денег у российских семей либо нет, либо они стремятся к нулю, либо есть плюс, но совсем небольшой, никак не 18 тысяч на семью. Внимание на карту: в минусе встречают каждый следующий месяц вот эти регионы, они у вас и у нас выделены красным – тут вам и Сибирь, и Крайний Север, и Центральная Россия, и наш юг. Обратите внимание, что даже в небедных на первый взгляд регионах домохозяйства тоже не сводят концы с концами – это Кубань, Московская область и Татарстан.

Константин Чуриков: Дальше чуть лучше: выходят в ноль и не залезают в долги Адыгея, Алтай, Кабардино-Балкария, Карелия, Марий Эл, Якутия, Хакасия, Чувашия, Забайкалье. И такие более-менее обеспеченные регионы, как Санкт-Петербург, Приморье и Ставрополье.

Тамара Шорникова: Ну найдется место и для осторожного оптимизма на этой карте – это целых 24 региона, где в среднем по итогам месяца у людей остаются хоть какие-то свободные деньги. Это не только богатые регионы – Ямал, Ханты-Мансийский округ, Москва, Коми, Колыма – но и, например, Тверская, Костромская, Кировская и Курганская области, не самые преуспевающие вроде бы субъекты, однако у людей там остается что-то в кошельке. Ну это скорее исключение, чем правило, в этом опросе.

Константин Чуриков: Ну а теперь кульминация, квинтэссенция нашего исследования: в среднем по стране, внимание на экран, у российских семей к концу месяца остается… минус 414 рублей. Вот такой остаток сухой. Самые впечатляющие отрицательные величины мы обнаружили в Еврейской автономной области (минус 15 тысяч рублей каждый месяц), в Московской области (минус 10 тысяч рублей в месяц), в Пермском крае, в Челябинской области и в Пензенской тоже минус.

Тамара Шорникова: Ну давай не будем очернителями, Костя, есть все-таки и кое-что хорошее в нашем исследовании.

Константин Чуриков: Будем обелителями, хорошо.

Тамара Шорникова: Давай посмотрим, например, эти несколько субъектов, где у людей профицит, то есть доходы выше расходов, впечатлимся, так сказать, этими цифрами. Целых 3 тысячи остаются у семей в Белгородской области, целых 5 в Югре и в Тюменской области, еще больше остаток в Оренбуржье, самым зажиточном по остатку средств к концу месяца торжественно признается Колыма, наша Магаданская область – 9 тысяч на руках к следующей зарплате.

Константин Чуриков: 9 тысяч, представляете? Вот это деньжищи. Уважаемые зрители, нам интересно: вот с учетом всех этих данных, которые мы от вас получили, которые мы обработали, нам любопытно, как вы все-таки живете, дотягиваете до зарплаты. Отвечайте, пожалуйста, по SMS 3443, в начале буквы "ОТР" конкретные варианты ответа "экономлю" или "занимаю", вот какая у вас стратегия? Через 20 минут уже подведем итоги этого опроса.

Тамара Шорникова: Ну это что касается SMS, а так, конечно, звоните и рассказывайте, сколько остается, если остается вообще.

Константин Чуриков: Конечно, по полной программе.

В студии у нас Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер", экономист. Сергей Александрович, здравствуйте.

Сергей Хестанов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Смотрите, мы вот начали с того, что коллеги, исследовательская компания, холдинг "Ромир" 18 тысяч насчитал в кошельках, а у нас получился такой минус. Я не спрашиваю, кто из нас хороший, кто из нас плохой, мы все занимаемся одной и той же работой, просто делаем ее, очевидно, по-разному. Как вы прокомментируете эти результаты наши?

Сергей Хестанов: Прежде всего нужно отметить, что любой опрос содержит в себе определенную погрешность, связанную с тем, кто является объектом этого опроса, то есть аудитория вашего канала, аудитория "Ромира", очевидно, отличаются, и это обусловливают такую большую разницу. Кроме того, обладатели максимальных доходов, как правило, вообще не склонны ни в каких опросах участвовать, поэтому…

Константин Чуриков: Они на яхтах, они точно не смотрят наш канал, они смотрят в лучшем случае "Bloomberg".

Сергей Хестанов: Абсолютно верно, и поэтому к опросам нужно относиться осторожно. Вообще для того чтобы быть финансово благополучным, желательно сберегать хотя бы 10% заработанного. То есть тяжело сберегать больше, слишком от многого приходится отказываться здесь и сейчас; сберегать меньше 10% дает довольно слабый эффект. Поэтому величина в 10% фигурирует, наверное, в любом руководстве по управлению личными финансами, то есть средняя величина. Есть, как ни странно, регион, где люди сберегают заметно больше – это Юго-Восточная Азия, особенно японцы знамениты этим. Многие состоятельные японцы сберегают и 30%, а некоторые и 50%.

Константин Чуриков: Да вы что?

Сергей Хестанов: Да.

Тамара Шорникова: Цена рачительности.

Сергей Хестанов: Да. Кстати говоря, это и на практике очень хорошо видно. Когда будете во время отпуска где-нибудь за рубежом, где есть туристические достопримечательности (не просто пляжный отдых, а именно достопримечательности), то обратите внимание, вы обязательно увидите группу весьма пожилых японских пенсионеров с очень дорогой фото- и видеотехникой. Вот я немножко фотолюбитель, поэтому могу примерно определить стоимость фотоаппарата – действительно дорогие, полупро- и про-уровня. Почему? А потому что там принято сберегать много, люди хорошо зарабатывают, и выходя на пенсию они имеют возможность путешествовать по миру и вот так смотреть мир. Для сравнения, сколько российских пенсионеров могут себе такое позволить?

Константин Чуриков: Но давайте все-таки не о том, как путешествуют по миру, а идут по миру. Нам сейчас активно пишут зрители: "Вот смотрю вас сейчас и думаю, где бы перехватить пару тысяч", – Приморье. Кемерово: "Живем по кредитной карте, минус 5 тысяч". Вологодская область: "Кредиты плотим, а микрозаймы занимаем". Ну кстати говоря, у нас же растет потребление такого продукта, как микрозайм.

Сергей Хестанов: Это очень плохо. Дело в том, что большая часть потребительских кредитов, именно потребительских, для благосостояния семей, которые этим пользуются, явно вредны. Существует только два рациональные с точки зрения экономики причины, когда кредит имеет смысл брать, кстати говоря, обе эти причины в жизни встречаются довольно редко. Первая – это покупка средства производства, например, приобретается машина с целью профессионально на ней работать таксистом, есть такие компании такси, куда человек со своим автомобилем приходит; некоторый смысл в этом может быть. Второй случай – это приобретает какого-то объекта, который дорожает быстрее, чем процент по кредиту. До 2008 года это относилось к недвижимости, то есть тогда рост цен на недвижимость был более бурный, чем проценты по ипотеке, и кредитование ипотечное имело большой смысл. Во всех остальных случаях, если без кредита можно обойтись, самое умное без него обойтись. Да простят мне банкиры за то, что я сейчас говорю, у многих явно чувство протеста мои слова вызовут, но тем не менее это истина, которая имеет многовековую статистику.

Тамара Шорникова: Ну вот мы говорили о том, что есть разница в подсчетах, в выборке, в сборе информации. Наверное, такой очевидный факт, что, скажем, те же бедные по-разному оцениваются и формулируется это понятие в нашей стране, в западных странах. Там, например, если ты больше 50% тратишь на еду, ты уже считаешься бедным. Я думаю, что по этому критерию вошли бы все участники нашего опроса.

Все-таки есть ли какой-то шанс, что когда-то эти данные будут ближе друг к другу? Для чего это нужно? – чтобы разрабатывать какие-то понятные всем и близкие стратегии по исправлению ситуации.

Сергей Хестанов: К сожалению, объективного с научной точки зрения критерия, кого относить к бедным, как ни странно, нет. То есть даже международные организации, допустим, Всемирный банк, Международная организация труда, немножко по-разному оценивают; иногда эти оценки близко, а иногда, допустим, как наша официальная и международная, они отличаются очень сильно. Поэтому какого-то такого общепринятого научного критерия все-таки нет. Но самое интересное, что надеяться на то, что ситуация исправится какими-то действиями правительства, по меньшей мере наивно. Как показывает статистика и экономическая история, мир устроен так, что всегда будут богатые, всегда будут бедные, что бы ни происходило.

Константин Чуриков: И всегда богатых будет мало, но у них будет много денег?

Сергей Хестанов: Да. Вот есть такой универсальный принцип немножко смешной, хорошо известный, принцип Парето, который гласит, иногда его называют "20/80": 20% людей выпивает 80% пива, и это соотношение проявляется почти во всем, кроме финансов. Как только появляются финансы, это соотношение делается гораздо жестче, оно стремится к 10/90, то есть всегда будет 10% состоятельных людей и 90%, мягко говоря, не слишком состоятельных. Причем история знает прецеденты, когда в силу каких-то катаклизмов все попадали почти в одинаковые условия. Хрестоматийный пример – это Германия, соответственно, после Второй мировой войны, страна лежит в руинах, страна оккупирована, разделена на части. В 1948 году Людвиг Эрхард проводит свою знаменитую реформу: все получают по 40 новых марок, то есть миллиардеры, бомжи, всем выдает правительство 40 марок.

Тамара Шорникова: Такая социальная справедливость в чистом виде.

Сергей Хестанов: Абсолютно.

Константин Чуриков: Безусловный доход.

Сергей Хестанов: Нет, это стартовые условия. И тем не менее очень быстро появляются состоятельные люди и вновь, соответственно, появляются бедняки. Это говорит о том, что вот это вот распределение на бедных и богатых в большей степени зависит не от экономики – понятно, что чем выше уровень экономического развития, тем абсолютные уровни выше, например, немецкие бедняки гораздо богаче российских бедняков сейчас – но их соотношение в основном задается общественным менталитетом, а вовсе не абсолютными цифрами дохода, которые формируются в результате экономической статистики.

Константин Чуриков: Раскройте, пожалуйста, эту мысль, как менталитет с этим связана.

Сергей Хестанов: Очень просто. Вот те же самые накопления, что остается в семье после получения получки. Совсем недавно, наверное, года 2 назад, по средней зарплате (средняя зарплата тоже немножко лукавый параметр, но тем не менее) китайцы превзошли россиян примерно на 15%, то есть китайцы уже отнюдь не такой бедный народ, как мы привыкли думать.

Константин Чуриков: Ну они сделали это, да.

Сергей Хестанов: Да. Но при этом любопытно, что сбережения у китайцев более чем в 10 раз больше, чем у россиян. Почему так? Доходы сопоставимы, а сбережений намного больше. А ответ очень простой: в Юго-Восточной Азии во всей (это касается и Малайзии, Таиланда, Японии, Китая) принято больше сберегать.

Тамара Шорникова: Ну вот сейчас коротко мы обязательно выслушаем телезрителей, но мне кажется, что все разговоры про менталитет, про рачительное использование средств и так далее, про умение инвестировать, в конце концов, финансовую грамотность должны начинаться от определенной суммы денег. Потому что когда мы приезжаем в село и конкретный человек нам рассказывает, что он получает пенсию 8.5 тысяч, половину из которых отдает за коммунальные, 2 тысячи обязательные расходы на лекарства, он не может инвестировать, копить и так далее, чтобы выжить без огорода.

Сергей Хестанов: Понятно…

Константин Чуриков: В этом случае сложно эти 300 рублей отложить на будущий бизнес, проще их отложить на водку.

Тамара Шорникова: Не на водку, на гречу, чтобы впрок.

Сергей Хестанов: Если речь идет о пенсионерах, пенсионеры – это, естественно, особая социальная группа. Но китайцы еще совсем недавно были гораздо беднее нас, не просто беднее, а гораздо беднее нас. Это не мешало им сберегать.

Тамара Шорникова: Просто я в защиту… Мне кажется, половина села сейчас всколыхнулась и сказала: "Да кто же умеет экономить лучше нас?"

Сергей Хестанов: Можно колыхаться сколько угодно, но это статистика, которая очень надежная. Китайцы еще несколько лет назад были гораздо беднее россиян, а тем не менее сберегали больше.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, вот всем нам темпы роста выше мировых, что и требуется доказать, для того чтобы вырвать из бедности, государству требуется вот так вот бежать изо всех сил, чтобы хотя бы остаться на месте.

Татьяна из Оренбургской области у нас в эфире. Добрый вечер, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я вот сейчас смотрела вашу передачу, увидела, сколько от зарплаты до зарплаты остается денег у людей. Я вот с Оренбургской области. Там написано, что у нас от зарплаты до зарплаты остается 6 с небольшим тысяч рублей. Вот хочу сказать, что это абсолютно не так, потому что у меня муж работает на заводе, получает 12 тысяч рублей. С учетом того, что коммунальные услуги у нас только на 5 тысяч рублей. То есть нам в семье остается жить на 7 тысяч.

Константин Чуриков: На 7 тысяч.

Тамара Шорникова: Вы не работаете?

Зритель: Я сейчас в данный момент нахожусь в декретном отпуске, у меня только на витамины уходит по 2 тысячи.

Константин Чуриков: Татьяна, и вы, конечно же, не присылали нам SMS и не участвовали в нашем опросе, да?

Зритель: Нет, я вот как только увидела, думаю, надо быстро позвонить успеть…

Тамара Шорникова: …восстановить справедливость.

Константин Чуриков: Хорошо, делим, умножаем. Спасибо за поправку. Естественно, конечно, все зависит от того, что нам люди прислали. У нас не было никакой выборки, это просто наши зрители.

Продолжают писать. Алтайский край: "Сдаю вещи в ломбард до зарплаты", – вот это явление из Ломбардии тоже помогает людям. Кстати, ваш комментарий, ответ для меня очевиден, что лучше, ломбард или МФО.

Сергей Хестанов: Вы знаете, есть такое шутливое выражение "оба плохо".

Тамара Шорникова: Но из двух зол?

Сергей Хестанов: Оба плохо. Не знаю, наверное, ломбард все-таки безопаснее, поскольку в ломбарде человек максимум рискует той вещью, которую он туда сдал…

Константин Чуриков: Залогом.

Сергей Хестанов: А вот в МФО можно получить очень большие претензии. Сейчас Центральный банк собирается как-то ограничить рост процентов микрофинансовых организаций, но пока это может быть до 500% годовых, это довольно большая цифра.

Константин Чуриков: Еще давайте один звонок примем, кто у нас там, Том, на связи?

Тамара Шорникова: Любовь из Забайкальского края к нам позвонила.

Константин Чуриков: Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вот мы в Забайкальском крае живем, город Чита. Я скажу вам так: мы приемная семья, у меня 15 детей. У нас получается от зарплаты до зарплаты, я получаю на ребенка 6 818 на месяц, плюс получается 15 тысяч у меня выходит на месяц моей зарплаты. Я хочу сказать про то, что почему нашим детям… Я, допустим, знаю, слышу про Москву, допустим, тот же… Короче, нормальные получают пособия, детям дают пособия, таким семьям, как мы, но почему-то у нас 6 818. Как можно ребенку прожить, когда сейчас прожиточный минимум получается 11 тысяч рублей?

Константин Чуриков: Да, действительно, логичная постановка вопроса. Ребенок в Забайкалье и ребенок в Москве – это и то, и другое ребенок.

Сергей Хестанов: Абсолютно верно, но доходы разных субъектов федерации существенно отличаются.

Константин Чуриков: Вот нам все время об этом рассказывают, о том, какие мы все разные. Кстати, бывает, начинают доказывать, что цены-то отличаются, но все-таки цены не отличаются в разы от региона к региону.

Сергей Хестанов: Как раз лукавство в том, что уровень потребительских цен за очень редким исключением почти по всей России очень похож, очень похож, а уровень доходов существенно отличается. Кстати, слушательница была из Забайкальского края, так получилось, что я в советские времена там 5 лет прожил тоже в Читинской области. В те времена этот регион относился к регионам, приравненным к Крайнему Северу, и многие туда ехали как раз за длинным рублем, то есть уровень зарплат в Забайкальском крае (тогда он назывался Читинская область) был гораздо выше, чем в западной части страны. А сейчас вот ситуация, видите, совершенно поменялась.

Тамара Шорникова: Еще немного SMS, потому что тема действительно горячая, активно пишут нам. Алтайский край открыто признается: "Ворую". "Жестко экономлю, устала занимать", – Нижегородская область. "Лучше экономить, потому что занимаешь чужие, а отдавать будешь свои", – Тверская область.

Если говорить о той самой финансовой грамотности, насколько активно люди пользуются различными вариантами от налоговых вычетов до еще чего-либо?

Сергей Хестанов: Опять-таки, большая часть людей, у которых действительно трудности с тем, чтобы свести семейный бюджет, мягко говоря, не имеют налоговых вычетов. Налоговые вычеты полагаются людям, которые…

Тамара Шорникова: Это дорогостоящее лечение и так далее.

Сергей Хестанов: Да, как правило, эти люди имеют возможность что-то потратить и на это получить налоговый вычет. Поэтому я понимаю, что то, что я сейчас скажу, вызовет даже, наверное, возмущение у некоторых слушателей, но это суровая правда: если уровень материального благосостояния вас не устраивает, то есть это не временные трудности, а вы видите, что то, что вы зарабатываете, совершенно не соответствует вашим потребностям…

Константин Чуриков: Каждый месяц.

Сергей Хестанов: Да. Но как бы это, может быть, возмутительно для некоторых слушателей ни звучало, но нужно менять работу. Так получилось, что я сам до перестройки работал в Академии наук, и когда произошел развал Союза, кто помнит, Академия наук советской эпохи была престижная организация…

Константин Чуриков: Белая кость каждый академик.

Сергей Хестанов: …с высоким уровнем доходов и так далее. И вот когда это все очень резко обесценилось, я вынужден был скрепя сердце, мне было очень тяжело, но фактически начать жить заново: я ушел из научной сферы и перешел в сферу финансовую.

Константин Чуриков: Бизнес.

Сергей Хестанов: Где до сих пор и пребываю.

Константин Чуриков: Кажется, Дмитрий Анатольевич Медведев на одном форуме давал советы как раз заняться бизнесом.

Сергей Хестанов: Вот его раскритиковали…

Тамара Шорникова: Так же интеллигентно.

Сергей Хестанов: …но в этом есть некоторый смысл. Опять-таки, большая часть людей располагает довольно неплохими знаниями и умениями, значит, нужно своим знаниям и умениям искать другое применение, даже если для этого, может быть, придется сменить регион проживания.

Константин Чуриков: А на связи тем временем Виктор, Республика Татарстан, кстати, довольно преуспевающий регион. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Интересно, как у вас действительно с ситуацией от зарплаты до зарплаты. Удается ли что-то отложить?

Зритель: В принципе удается. Почему? Потому что у меня жена на пенсии, у нее минимальная пенсия 7 800, скажем, с дорожными, со всем в районе 8 тысяч. Я работаю, у меня зарплата в районе, скажем, где-то 40 тысяч. Но мы живем в деревне, держим, у меня сейчас в данный момент 10 голов КРС…

Константин Чуриков: Крупного рогатого скота.

Зритель: 3 дойных коровы, сдаем сельхозпродукцию; есть куры, поросята. То есть у нас среднемесячная прибыль в районе где-то тысяч 70-80. Правда, они ходят, но дело в том, что… Я считаю так. Почему я позвонил? Потому что у вас там люди звонят: "Мы не можем дожить от зарплаты до зарплаты". У меня кредитов нет почему? Потому что мы живем своим трудом. И дело в том, что… Ну как вот объяснить… Просто, мне кажется, если человек старается заработать, старается… В принципе я могу на своей работе не работать, потому что у нас только со своей продукции, скажем так, прибыль в районе в летнее время вплоть до 50 тысяч, зимой 30-50, то есть можно жить.

Константин Чуриков: Виктор, я вот сейчас сложил все цифры, все суммы, которые вы перечислили, то есть получается на вашу семью, на вас и вашу супругу 117 тысяч рублей в месяц.

Зритель: Ну ориентировочно да.

Константин Чуриков: Здорово!

Зритель: Ориентировочно где-то так, в районе 100 тысяч. Ну это…

Константин Чуриков: Вы фермер, получается, у вас личное хозяйство.

Зритель: Допустим, если закупаем корма, сено покупаем, потому что в деревне на данный момент нет возможности, нет людей, чтобы помогли заготовить, я это все покупаю. То есть если у меня прибыль идет в районе тысяч 400, это не считаю мяса, только с молока, в районе 180-200 тысяч у меня уходит на корма (зерно, сено, все прочее), все равно остается прибыль. То есть я считаю, по возможности люди должны стараться, даже у нас держат в Татарстане, не говоря о курах, кроликах, скажем, даже бычков, тех же поросят на дачах держат, я считаю, что все зависит от человека.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Редкий случай, когда нам звонит счастливый фермер, называет такие суммы. Побольше таких историй, я думаю, мы все поедем тогда в деревню.

Сергей Хестанов: Ну показательна достаточно активная, в общем-то, жизненная позиция. То есть человек желает заработать, предпринимает какие-то действия и получает результат.

Константин Чуриков: И еще звонок.

Тамара Шорникова: Да, примем следом. Елена из Воронежской области дозвонилась до нас. Давайте узнаем, как в этом регионе дела обстоят. Елена, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Вы знаете, мы живем в селе. Я уехала из Воронежа только потому, что имела на плечах двух детей. Сейчас у нас в семье трое детей. Мы тоже занимаемся землей, курами, утками, гусями. Очень сложно жить. На работе у нас в Воронежской области и в Воронеже в основном "белая" и "черная" зарплата. "Черной" зарплаты стараются еще лишить, если я, допустим, на мастера неправильно посмотрела, что-то ему сказала, что мне не нравится. Естественно, это легко нашим работодателям лишать нас.

Константин Чуриков: Держать на поводке вот этом специально, чтобы никто не высовывался.

Зритель: Да-да. И еще знаете что? Вот мы занимаемся хозяйством, но реализовать свою продукцию как бы нам хотелось бы подороже, мы не имеем такой возможности. Почему? Верну сейчас все покупное, потому что, как говорится, это самое, только фермеры стараются продать или что-то, а на рынке места у нас все куплены, все дорогие. Если ты приезжаешь и захотел подешевле продать свою продукцию, тебе тут же бьют по голове и говорят: "Или ты убирайся, или мы тебе сейчас весь товар потопчем ногами, почему ты продаешь его дешевле?" На рынке стоят в основном перекупщики, обдираловки! Если это раньше стоял хозяин, ты подходил, выбирал, торговался, то сейчас стоят мордовороты, которые хотят только заработать. А нам, труженикам сельским…

Константин Чуриков: Елена, спасибо за ваш звонок, у нас просто уже регламент и время вышло, к сожалению. Вы знаете, ваша история, мне кажется, требует определенного обследования в нашей рубрике "Аграрная политика".

У меня последний вопрос к вам, Сергей Александрович. 2 фермера, Татарстан и Воронежская область, пожалуйста. Почему у Елены не так, как у Виктора из Татарстана?

Сергей Хестанов: Вот это как раз и определяется тем, как работают местные власти. Татарстан традиционно благополучный регион, где местным властям удается найти разумный компромисс между интересами фермеров, контролирующих органов и собственно говоря потребителей продукции. Ну а властям Воронежской области этот разумный компромисс найти, судя по жалобе слушательницы, не совсем удается.

Тамара Шорникова: Ну и коротко ремарка перед поведением итогов: все-таки чаще всего, если нам звонят по теме зарплат и качества жизни, счастливые люди, как правило, звонят фермеры, говорят, что заводят скот, разводят какие-то определенные сельскохозяйственные культуры. Очень хочется, чтобы в следующий раз позвонили учителя, педагоги…

Константин Чуриков: Счастливые.

Тамара Шорникова: Счастливые, довольные, чтобы они говорили: "Мне хватает зарплаты"

Константин Чуриков: "А у меня 117 тысяч получается".

Тамара Шорникова: "Мне не нужно разводить КРС", как говорил наш зритель.

Константин Чуриков: Крупный рогатый скот.

Итак, итоги опроса. Спросили вас, как вы живете или выживаете до зарплаты: экономят 66% нашей аудитории, занимают 34%. Я думаю, что те, кто занимают, тоже экономят.

Спасибо вам за беседу. У нас в студии был Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора компании "Открытие Брокер", экономист. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Чуриков: И через пару минут программа "Отражение" вернется в прямой эфир.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты