Реальные цифры: что с работой?

Реальные цифры: что с работой?
Ядерные сценарии
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Татьяна Овчаренко: Придомовые территории, которые в силу закона принадлежат нашим гражданам, в абсолютном большинстве городов украдены
Михаил Таратута: Ситуация для всех претендентов на власть в США скользкая. Никто не понимает, что надо делать
Кредитная амнистия вместо кредитных каникул
Коронавирусные указы проверят
Что нового в регионах? Волгоград, Севастополь и Магадан
Где найти работу в карантин. Жители разных городов рассказали, как удаётся зарабатывать после увольнения
Экономика: план восстановления. Рост безработицы и падение рождаемости. Вакцину испытают на военных. Проблемы органов опеки. Горячее лето
Восстановимся по плану?
Гости
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова
Александр Сафонов
профессор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук
Лев Соколов
эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, профессор, директор программ развития группы компаний Detech

Тамара Шорникова: Итак, нерабочая неделя – для кого она и правда была такой? Кто отдыхал или трудился дома, а кто как обычно ездил в офис, спускался в шахту, выходил в море, вставал за прилавок? В рубрике «Реальные цифры» мы выясняли, как страна провела эти 5 дней с понедельника по пятницу. Вот наши итоги.

Не работали меньше трети опрошенных, каждый второй ходил или ездил на работу как обычно; почти 19% перешли на «удаленку». Это цифры, теперь смотрим на карту, из этих регионов, сейчас карта появится, нам чаще всего писали те, для кого эта неделя оказалась рабочей: Якутия, Чувашия, Алтайский, Краснодарский, Приморский края, Астраханская, Ленинградская области и другие. «Работаем», – писали врачи, рыбаки, шахтеры и нефтяники, сотрудники железной дороги и авиаотрасли, а также полицейские, продавцы, повара и автозаправщики. Много SMS пришло из сельской местности, там всегда работы много и отложить ее нет возможности, у посевных свой график.

Иван Князев: Ну и вот некоторые SMS. Часть работников, у которых выходных не было, чувствуют себя героями. Вот Волгоградская область пишет: «Провизор аптеки, работаю всю неделю, как на передовой». Многие признавались, что начальство заставляет выходить на службу. Ярославская область: «Дочь вызывают на работу, пришлось брать больничный».

Тамара Шорникова: Сложная неделя оказалась у работающих семей с детьми. Вот SMS из Ямало-Ненецкого автономного округа: «Пенсионер, езжу через весь город сидеть днем с внучкой, родители оба работают в полиции, а садик при этом не работает».

Иван Князев: Ну а вот это карта российских регионов на «удаленке». Жители Санкт-Петербурга, Москвы и Подмосковья, Самарской и Свердловской областей чаще всего писали о работе в дистанционном режиме. По профессиям это педагоги, бухгалтеры, инженеры, банковские служащие, сотрудники IT-сферы. Вот что пишет Ленинградская область: «Работаю, врач в частной клинике, налаживаем телемедицину». Красноярский край: «Главный бухгалтер в сельском совете, есть маленький ребенок. Сидеть с ним некому, слава богу, Интернет есть, по «удаленке» все делаю».

Тамара Шорникова: Ну и, наконец, Россия отдыхающая, на этой карте Башкирия, Татарстан, Калининградская область, Пермский край, полностью сейчас все регионы вы видите на своем экране. О полноценной нерабочей неделе писали педагоги, библиотекари, горничные, турагенты, рабочие ряда предприятий. Вот, например, сообщение из Калуги: «Предприятие численностью 3 тысячи человек, весь завод на оплачиваемых выходных, спасибо руководителям». А вот другое SMS уже от частника: «Липецк, мастер маникюра, арендую рабочий кабинет, не работаю. Насчет аренды непонятно пока, сделают перерасчет или нет».

Иван Князев: Дорогие друзья, мы продолжаем опрос в прямом эфире. Расскажите, как эта неделя прошла у вас, что у вас случилось с работой. Может быть, вы работали на «удаленке» и все было хорошо, вам по-прежнему платят зарплату? Еще лучше, если вас отправили отдыхать и опять же сохранили заработную плату. Ну а если вдруг вас отправили отдыхать, но сказали, что платить не будут, тоже пишите и звоните нам. Или вдруг еще, например, вы бизнесмен и вам нечем платить заработную плату своим сотрудникам, также звоните к нам в эфир.

Тамара Шорникова: Да, и грустно, когда приходят вот такие SMS, например Кировская область: «Я мать-одиночка, у меня 5 кредитов, что делать дальше, не знаю». Было сообщение: «Двое самозанятых, жена и муж, буквально переживаем, нечего есть». Таких SMS, конечно, сейчас много. Как помочь, что делать в этой сложной ситуации? Будем разбираться с экспертами.

Александр Сафонов первым выходит на связь с нами, профессор Финансового универсальная при Правительстве.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Львович. Слышите, видите нас?

Александр Сафонов: Добрый вечер.

Иван Князев: Александр Львович, давайте для начала оценку дадим итогам голосования. Вот 53% работали, 18% работали удаленно, не работали 28%. Как прокомментируете вкратце?

Александр Сафонов: Ну, это отражает просто структуру занятости, потому что как раз не работали в первую очередь те организации, которые были по указу президента практически остановлены. Это кафе, это, соответственно, все развлекательные учреждения, ну и, собственно говоря, это просто подтверждает по структуре занятости как раз те цифры, которые получились в результате опроса.

Иван Князев: Ну 28% – это много на самом деле, которых отправили.

Александр Сафонов: Конечно.

Иван Князев: Смотрите, работали удаленно 18%, не так много у нас, оказывается, людей, которых можно заменить и отправить так на «удаленку».

Александр Сафонов: Ну, опять это в основном преподаватели, соответственно это те лица, которые могут получать информацию и передавать ее из дома, обрабатывать. Собственно говоря, все, что связано с аналитикой, и бухгалтерский учет вы уже называли. Поэтому, собственно, это опять же та цифра, которая отражает реальность, реальные возможности работы на «удаленке», потому что к этому еще примешиваются технические возможности, потому что просто так и сразу же перейти с одного формата работы на другой невозможно.

Тамара Шорникова: Звучала у нас сегодня такая цифра днем, когда обсуждали эту тему, до 8 миллионов безработных, вот такой прогноз был, может возникнуть у нас в связи с тем, что целые сферы сейчас находятся в очень тяжелом состоянии: туриндустрия, развлечения, быт, обслуживание и так далее, можно перечислять. Понятно, что это как домино, одна сфера тянет за собой другую. Во-первых, как относитесь к этой цифре, к такому прогнозу? И что государство сейчас может сделать, как поддержать этих людей?

Александр Сафонов: Ну, все-таки эта цифра такая завышенная. Конечно, 8 миллионов безработных мы вряд ли получим, потому что 3 миллиона, которые мы сегодня имеем, вот эти 3 – это уже очень большая цифра. Соответственно, она на моей памяти практически никогда не достигалась даже в условиях дефолта, даже в условиях кризиса 2008–2009-х гг. Понятно, что сегодня обстоятельства более сложные, но тем не менее это очень большие цифры, для этого у нас должна экономика вся рухнуть.

Что касается того, что можно сделать и нужно делать. Во-первых, уже в ваших SMS прозвучала та проблема, которая существует на сегодняшний день, она пока действующим законодательством не решается, – это то, что в законе о содействии занятости как работающие не учитывается, например, такой контингент, как самозанятые, то есть они по закону есть, а вот в другом их нет. Соответственно, те люди, которые придут из этой сферы самозанятости в службу занятости, они будут рассматриваться как впервые ищущие работу, и понятно, что там возникнет проблема выплаты пособий по безработице, это первая проблема такая вот ярко выраженная.

Вторая проблема заключается в том, что не все смогут, те люди, которые работают в «серой» зоне, также подтвердить свой стаж по данным того же самого Росстата. И, по оценкам экспертов, численность вот этих людей, которые могут и будут подвергаться в первую очередь удару, связанному с увольнениями, потому что там нет защиты трудовым договором, – это от 14,5 миллионов до 20 миллионов. Но понятно, что не все из них придут, но тем не менее какая-то часть придет, соответственно у них тоже проблема с получением пособий по безработице. Ну и, конечно...

Иван Князев: Александр Львович… Я прошу прощения, продолжайте.

Александр Сафонов: Да. Конечно, есть еще такая проблема, которая на сегодняшний день опять же, так сказать, для экстраординарной ситуации никак не урегулирована, – это то, что у нас существует дифференциация в выплате пособий: минимальное пособие – это 1,5 тысячи, максимальное сейчас установлено на уровне МРОТ. Но бо́льшая часть людей, которые придут в службу занятости, они как раз подпадут под действие вот этого минимального пособия, то есть изначально их доходы в виде пособий будут ниже прожиточного минимума. И вот здесь нужно включать, безусловно, механизмы, которые позволили бы вот на этот период сложный выплачивать людям хотя бы МРОТ, с тем чтобы они получали доходы на уровне прожиточного минимума.

Иван Князев: Ну во всем этом, знаете, я один только плюс вижу, когда все вот эти теневые работники придут за пособием, мы хотя бы узнаем, сколько их у нас в стране.

Давайте вместе звонок послушаем. У нас на связи Казань, Артем дозвонился. Артем, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Артем, слышите нас?

Зритель: Да-да-да, я вас слышу.

Тамара Шорникова: И мы вас слышим, рассказывайте.

Зритель: Ну, вы знаете, вот сегодня со мной случилась подобная ситуация – мне позвонил мой работодатель и сообщил о том, что наша компания, которая является достаточно крупной компанией на рынке оптовой торговли, на месяц замораживает вообще полностью себя, и меня попросили вообще написать заявление об отпуске по собственному желанию без выплат отпускных и прочих каких-то денежных средств.

То есть на сегодняшний момент я понимаю, что до 30 апреля я остаюсь просто без денег абсолютно, но с сохранением своего рабочего места, потому что в противном случае у меня не будет ни компании, ни работы, ничего, а есть кредиты, в моем случае их достаточно много, я более 60 тысяч в месяц отдаю по разным платежам, я ухаживаю за матерью, которой 71 год.

И я вот, например, с сегодняшнего дня вообще не понимаю, как мне жить дальше, потому что для банков вот эти вот справки, что я пишу заявление об отпуске по собственному желанию на 30 дней, не является причиной для остановки моих платежей.

Тамара Шорникова: Отсрочки, да?

Иван Князев: Да, в банке вам скажут: «Подавайте в суд на своего работодателя, если не хотите уходить».

Зритель: Да.

Иван Князев: Вот таких историй, Александр Львович, на самом деле очень и очень много. Как прокомментируете?

Александр Сафонов: К сожалению, это история не сегодняшнего и не только сегодняшнего дня, это вот особенность нашего рынка труда, зародилась в 1990-х гг., когда работодатели таким образом решали свои собственные проблемы. И у нас были максимумы вот этих административных отпусков, даже целая есть терминология как раз вот этого состояния, когда не хотели отпускать, не хотели платить выходные пособия, отправляли людей в вынужденный отпуск, в административный отпуск. И количество людей, которые находились одномоментно в этом состоянии, в 1990-х гг. достигало порядка 4,5 миллионов человек. Даже в 2018 году более-менее нормально, по данным Росстата, таковых у нас насчитывалось порядка 800 тысяч человек. Понятно, что сегодня вот эта практика станет повсеместной, и справиться с ней...

Иван Князев: А как поступать, да? Что с ней делать?

Александр Сафонов: Вот, знаете, ситуация какая? Если человек понимает, что в принципе у него никаких ресурсов нет, то надо все-таки просить работодателя об увольнении, потому что в противном случае у него нет никаких оснований быть признанным безработным, получить право на пособие по безработице, соответственно приостановить все те платежи по кредитам, которые у него накопились. Потому что именно справка о том, что он безработный, дает ему возможность временной передышки, другого варианта на сегодняшний день нет.

Либо в данном случае упираться, поскольку правовых оснований у работодателя уволить человека нет и на основании Трудового кодекса, и на основании указа. Понятно, что, так сказать, в будущем у этого человека возникнут проблемы возврата на это предприятие. Поэтому здесь нужно все-таки вести диалог с работодателем, объяснять ему вот эту ситуацию и просить его соответственно увольнения.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок давайте послушаем. Людмила, Калининград, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, такая ситуация у нас сложилась в Центральной городской клинической больнице. Наш младший медперсонал, всех отправили в отпуск за свой счет до июня месяца.

Иван Князев: Ага.

Зритель: А у нас дети, по одному-два ребенка, кто без мужа. Вот как им жить? «Пишите заявление за свой счет».

Иван Князев: Это в поликлинике, подождите? Это в поликлинике вам сказали в государственной?

Зритель: Да, в государственной.

Иван Князев: Ну это уже вообще что-то из ряда вон, получается.

Тамара Шорникова: Людмила, скажите, а вы пробовали как-то вот, как сейчас рекомендует нам эксперт, дискутировать, как-то общаться со своим начальством, говорить, что вы в принципе не хотите ни в какой отпуск за собственный счет, по собственному желанию?

Зритель: Никакой отпуск, мы ничего не пишем. Я не знаю, то ли обращаться, это самое, нужно, это самое...

Иван Князев: Да в Минздрав надо обращаться.

Тамара Шорникова: То есть пока ничего не подписывали, правильно?

Зритель: Мы ничего не подписывали, это, знаете, Центральная городская клиническая больница, это вот где лежат люди.

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Ага, понятно.

Иван Князев: Александр Львович...

Зритель: И они нас выгоняют и все.

Иван Князев: Да, Людмила, мы вас поняли, услышали. Ну здесь вообще из ряда вон что-то происходит, потому что здесь государственная...

Александр Сафонов: Вот это действительно. Это, во-первых, не поддается никакому объяснению, ни разумному, ни не разумному. Во-первых, значит, клиники не перечислены среди тех, которые должны уйти в состояние, подчеркну, оплачиваемого отпуска. И в данном случае нужно отказываться писать по вот этому предложению, подписывать заявление об отпуске за свой счет, не выплатить заработную плату руководство не сможет, потому что сразу же возникнет задолженность, а это уже действия со стороны прокуратуры, надзорных органов и инспекции по труду.

Но если, собственно говоря, руководство настаивает... Я напомню, что на сегодняшний день в рамках, так сказать, сложившейся практики можно записывать разговор руководителей, которые предлагают поступить незаконным образом, ну а дальше это будет служить доказательством их противоправных действий и в инспекции по труду, и в прокуратуре, и в суде.

Иван Князев: Александр Львович, если можно, коротко. Вот все сейчас бизнесмены, например, мы много говорим о том, что бизнесменам нужно обращаться за помощью к государству. Я читал аналитику, вот когда предприниматели в общении между собой говорили о том, что им нужно самим помогать друг другу. Потому что, вот как Тамара сказала, да, один обанкротился, по цепочке пошли все остальные, потому что экономические связи нарушаются. Как вы вот это прокомментируете? Это реально может быть выходом из этой ситуации? Потому что ну ведь не всем дадут кредиты, не всем помогут точечно.

Александр Сафонов: Ну, вы знаете, я вообще считаю, что на сегодняшний день нужно отказаться от тех идеологем, которые сложились в начале 2000-х гг. с точки зрения незначительного участия государства в такого рода действиях. В свое время Центральный банк достаточно много денег вкладывал в спасение финансовой структуры, с тем чтобы не наступило финансового коллапса, и никто не задавался вопросом, почему это в адрес коммерческих организаций делается. Дальше, так сказать, помогали инфраструктурно значимым предприятиям в виде кредитов. Сегодня мы понимаем с вами, кстати, эта статистика, которую вы с самого начала показывали, отражает новую структуру занятости. Конечно, надо помогать, в том числе деньгами, в том числе бесплатными кредитами, даже и не кредитами, а субсидиями на заработную плату тем предприятиям, которые оказались в трудной жизненной ситуации.

Я, более того, скажу, что в принципе, во-первых, с точки зрения экономики ничего такого страшного не произойдет, если бы, например, государство за счет средств эмиссионных, то есть для этого можно было бы выпустить специальный займ, профинансировало, например, расходы граждан, связанные с жилищно-коммунальными услугами. Потому что это целевые деньги, они сразу же уходят производителям, то есть они не пойдут ни на какие, так сказать, спекулятивные цели, на них валюту покупать не будут, это никак не будет влиять на курс доллара, это никак не будет «раскатывать» инфляцию, потому что, к сожалению, потребительский спрос сжимается как шагреневая кожа. Но тем не менее это будет очень серьезная помощь всем домохозяйствам, это позволит, например, тому же самому бизнесу в меньшей степени думать о том, как изыскивать средства для заработной платы своим сотрудникам, по крайней мере значительная часть людей будет поддержана.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок давайте послушаем. Маргарита, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер, уважаемые ведущие.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, уважаемый эксперт. Хотела сказать, это касается поселка Правдинский, есть такой в Московской области, Пушкинского района, санаторий «Правда».

Иван Князев: Ага.

Зритель: В соответствии с указом президента, до 1 июня санаторно-курортные учреждения приостанавливают свою работу. Но в связи с этим, значит, директор, ну это обычная система, администрация заставляет писать, и многие уже написали, там у нас работают, есть люди, которые за 60, за 65, вот за 65 особенно, их заставили написать, но народ, сами понимаете, какой у нас, ну боятся все. Как правило, значит, заставляют писать заявление за свой счет. Понимаете, люди, ну как сказать, боятся и работу потерять, поэтому вынуждены писать.

Понятное дело, что можно обратиться и в прокуратуру, но мало кто, ну боятся, короче, потерять работу. Что в данной ситуации делать? В общем-то, с подобными, как сказать, руководителями, какие-то меры должны быть к ним приняты? Почему он, скажем так, игнорирует указ президента, руководителя нашей страны? Он же обязан его выполнить, а не действовать в рамках своих административных каких-то мер.

Тамара Шорникова: Да, понятно, Маргарита, спасибо вам.

Иван Князев: Ну как минимум наш эксперт уже сказал, что записывайте, во-первых, разговоры, если есть такая возможность, с вашим работодателем. Ну и здесь, по-моему, нужно не бояться обращаться в ту же прокуратуру.

Тамара Шорникова: Если говорить о действительно надзорных органах, о местных властях, региональных властях, президент говорил в обращении, что должны строго следить за тем, чтобы люди не теряли рабочие места, но очевидно, что таких историй сейчас масса по стране.

Иван Князев: Да миллион их уже сейчас.

Тамара Шорникова: Будут ли как-то вот такие проверки, что ли, станут ли они проходить чаще, жестче ли будут проверять, что происходит на предприятиях?

Александр Сафонов: Ну, вы знаете, в любом случае проверка идет по заявлению, то есть просто так прийти на предприятие, конечно, ни у кого нет возможности, все-таки есть действующее законодательство, которое запрещает просто по собственному усмотрению приходить и там что-то смотреть, ну это в принципе правильно. Поэтому в первую очередь что надо сделать? Как я уже говорил, если есть боязнь, например, обратиться напрямую в надзорный орган, зайдите в местный профсоюз, необязательно на своем предприятии, чтобы не стало известно руководству, какое-то городское отделение, районное отделение, посоветуйтесь, что можно в данном случае сделать. Плюс ко всему прочему, безусловно, без заявления о нарушении ваших прав, конечно, проверка не будет назначена.

Иван Князев: Ну да...

Александр Сафонов: Просто надо защищаться, защищаться, ну а как иначе? Ведь о том, что есть нарушение прав трудовых, никто не знает, если об этом не говорить.

Иван Князев: Это точно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Александр Сафонов, профессор Финансового университета при Правительстве России.

Какое-то колоссальное количество SMS, людских историй. Волгоград: «Сын работает поваром в ресторане, работодатель зарплату не будет платить». Ингушетия: «ИП, салон-магазин заставили закрыть, что мне делать?» Самара: «Я работала, все хорошо, сейчас заставили уволиться». Московская область: «Муж работает в столовой, заставили написать заявление за свой счет». Ленинградская область пишет: «С женой попали в полный аврал. Мы многодетная семья». И Калининградская область: «Дочь и зять работали в сфере обслуживания, с 30 марта на самоизоляции, естественно, имеют ипотеку и кредит». Вот так.

Тамара Шорникова: Да, и Ивановская: «Работала в швейном цеху без трудоустройства, распустил за свой счет. Двое детей. Что делать?»

Будем обсуждать дальше, ждем ваши звонки и сообщения.

Иван Князев: Звоните нам, друзья, да.

Тамара Шорникова: Прямо сейчас Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Посмотрим, может быть, кто-то сейчас ищет сотрудников как раз?

Иван Князев: Будем надеяться.

Тамара Шорникова: Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Иван Князев: Александр Юрьевич, кто-то ищет действительно сейчас сотрудников? Потому что тех, кто ищет, есть у нас такое ощущение, в ближайшее время прибавится, причем сильно. Что на рынке труда?

Александр Ветерков: Здравствуйте. Да, безусловно, на рынке идут колебания, рынок перестраивается, изменяется. Есть отрасли, которые высвобождают людей, но есть отрасли, которые набирают себе сотрудников и активно ищут. Это, безусловно, все, что связано с фармацевтикой и с аптеками, все, что связано с торговлей продуктами питания, службой доставки, логистические комплексы. Продолжают набор предприятия непрерывного производства; не отказываются от сотрудников агрохолдинги, охрана. Это вот те отрасли, которые сейчас подбирают.

Но, безусловно, многим, кто сейчас останется без работы, имеет смысл задуматься о временном трудоустройстве и временном поиске работы, и это может быть работа, не связанная с вашим профилем, а любая, может быть, даже низкоквалифицированная работа, связанная с тем, что вы можете выполнять, физическое либо умственное. И также имеет смысл рассмотреть варианты удаленных работ, потому что IT-компании, кол-центры, службы поддержки продолжают смотреть в сторону удаленной работы и берут сотрудников на «удаленку».

Тамара Шорникова: Низкоквалифицированная, ставим знак равенства, низкооплачиваемая, да? На это сейчас придется согласиться многим?

Александр Ветерков: Не всегда. То есть, например, работа курьера либо комплектовщика может приносить доход от 30 тысяч рублей, а этот уровень дохода если взять, он для многих регионов России является выше среднего. То есть не всегда низкоквалифицированный – это низкооплачиваемый.

Иван Князев: Ну они же не в Москву поедут, это в Москве, наверное, такие зарплаты.

Александр Ветерков: В Москве, Санкт-Петербурге, городах-миллионниках, да, в основном, конечно, это в городах-миллионниках заработок.

Иван Князев: Ну понятно.

Александр Ветерков: Если мы говорим обо всех остальных городах, то уровень зарплат ниже, но тем не менее, когда есть спрос на каких-то специалистов, можно попробовать заработать. Более того, предприятия, безусловно, идут на какие-то, может быть, нарушения, но дают возможность работать больше, чем положенное время, либо подрабатывать, и в этом смысле вы можете заработать бо́льшие деньги.

Иван Князев: Александр Юрьевич...

Александр Ветерков: Простите, я не могу не обратиться с тем, что вот вы все время говорили о том, что надо отлавливать, наказывать работодателя. Но имеет смысл задуматься о том, что большое количество работодателей сейчас находятся в очень сложной ситуации, и, наказав его, вы можете закрыть бизнес этого работодателя, и останутся без работы уже на долгий период времени большое количество сотрудников, которые выйдут на рынки. Поэтому работодателям тоже нужно помогать. Понятно, что это все обидно, сложно, но тем не менее если им не помочь в текущей ситуации, то можно лишиться рабочих мест на гораздо «дольший» промежуток времени, нежели когда закончится коронавирус.

Иван Князев: Ну да, Александр Юрьевич, это, конечно, отдельная история, мы об этом тоже будем говорить. Понимаем, что сейчас в сложной ситуации и те и другие.

Знаете, что хотел узнать? Опять же по поводу совести работодателей. В связи с тем, что спрос на работу сейчас высокий, наблюдаете уже такую тенденцию снижения уровня окладов?

Александр Ветерков: Нет.

Иван Князев: Нет еще пока?

Александр Ветерков: Вот это вот тоже очень интересная ситуация, когда явного снижения уровня заработных плат, вот мы смотрим на сайте «Работа.ру», следим за этим параметром – снижения уровня заработных плат не происходит, то есть работодатели сохраняют уровень дохода сотрудников, которые ищут. Более того, мы видим прекрасные тенденции, когда работодатели помогают друг другу. Мы совместно со Сбербанком сейчас запустили сервис «Берем на работу», где компании, которые высвобождают сотрудников, могут опубликовать свое обращение, и мы состыкуем их с компаниями, которые ищут сотрудников, и таким образом компании начинают помогать друг другу в том числе как раз во временном трудоустройстве. И занижение гарантированной части оплаты труда или вообще заработных плат сейчас явно не происходит. Но, безусловно, есть разовые случаи, когда работодатели пытаются это делать, но это не массовое явление, это очень приятно.

Иван Князев: Ну вот то, о чем вы сказали, как раз-таки о помощи бизнеса бизнесу.

Ну поделитесь секретом, самая популярная вакансия сейчас какая, массовая?

Тамара Шорникова: Курьер?

Александр Ветерков: Курьер, водитель.

Иван Князев: Хорошо. Ну что же, будем иметь в виду, мало ли что. Александр Ветерков был с нами на связи, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Тамара Шорникова: И сейчас телефонный звонок, Нина из Тверской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Нина.

Иван Князев: Слушаем вашу историю.

Зритель: Вот скажите, пожалуйста, у меня муж 71 год, он работает сторожем в школе. Обязан он ходить на работу или нет?

Иван Князев: А он может в школу прийти и у директора спросить?

Зритель: А директор работает, говорит.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ну тогда, значит, наверное, нужно ходить на работу.

Зритель: А ему 71 год, а я инвалид. Я боюсь, что он может меня заразить, ходит по улице, он же в школу ходит.

Иван Князев: А вот это уже другой вопрос. Тут, наверное, нужно подумать не о том, стоит ли ходить на работу и стоит ли работать, а узнать, будут ли платить, если я, 71-летний пенсионер, останусь дома, чтобы поберечь свое здоровье, не дай бог не заразиться. Вот об этом стоит задуматься.

Зритель: Да, вот поэтому он ничего не знает, где выяснить.

Иван Князев: Понятно. Ну как минимум можно на горячую линию позвонить, в местную администрацию. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш звонок.

Сейчас послушаем мнение следующего эксперта: Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. Здравствуйте.

Андрей Быстров: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Андрей Владимирович, вот меняется наша экономика, очевидно всем уже, по-моему, что мир как будто бы прежним не будет. Как она изменится?

Иван Князев: Что будет с ней после этого месяца, когда он закончится?

Андрей Быстров: Вы знаете...

Тамара Шорникова: Скажите что-нибудь хорошее.

Андрей Быстров: ...прогноз неутешительный с точки зрения динамики развития того, что мы переживаем. Но мы уже, скажем так, перешли, термин такой я слышал, самоизоляция, самозанятый, мы скоро «сами», «сами», «сами» будем все делать. Но, с другой стороны, вот эти все термины, в общем, должны быть обличены в какую-то законодательную форму, в которую они не обличены. Раньше существовал закон, и он существует до сих пор, закон о чрезвычайном положении, в соответствии с которым, если мы его принимали, то все понятно, кто кому должен, кто платит за больничные, нужно ли платить, как себя ведут те или иные органы власти, как ведет себя бизнес, кто компенсирует ему потери, ущербы.

А вот в нашем законодательстве, которое принято на коленке еще, с точки зрения самоизоляции, эти термины еще не определены. И мы видели сегодня, что один из уважаемых руководителей законодательного органа Москвы выступал в передаче и путался в определениях и понятиях, когда ему задавали граждане вопросы, как же им вести себя в том или ином случае. То есть даже те, кто эти законы принимает, они, в общем-то, не разобрались в тех понятиях, по которым нам приходится жить. Поэтому все проблемы, связанные с невыплатами, с задержками, с проблемами у бизнеса, они лежат в том, что мы пытаемся жить по законодательству, которое, в общем-то, пока еще не сформировано до конца.

Иван Князев: Ага.

Андрей Быстров: Хотя, в общем-то, существуют другие законные акты, которые написаны, как говорится, кровью, достались нам, наследие Советского Союза. Мы очень хорошо знаем, как вести себя в чрезвычайных ситуациях, прожили не раз в разных регионах и эпидемию холеры, и чумы в советское время, и другие у нас эпидемии были. То есть мы умеем и знаем, наследие у нас такое, как себя вести в таких случаях, кто какую роль играет. Правда, бизнеса у нас тогда не было, все было государственное, поэтому здесь немножко так непонятно, кто будет компенсировать бизнесу.

Но мы уже научились, как говорится, путешествовать виртуально, образование получать быстро, в один день, не были готовы, но стали это делать, и путешествовать, и образование. Единственное, что не получается у нас пока, я так с юмором немножко, может быть, не совсем «белым», но кушать у нас не получается виртуально, лечиться у нас виртуально не получается. И поэтому все-таки...

Были сейчас советы передо мной, что идите в прокуратуру, идите жалуйтесь, да. Но, с другой стороны, мы же понимаем, что не везде можно пожаловаться на работодателя, не на каждого работодателя можно пожаловаться, поэтому в некоторых регионах если пойдешь пожалуешься на работодателя, то, в общем-то, и не найдешь себе работу потом...

Иван Князев: ...вообще никогда причем.

Андрей Быстров: Никогда. И поэтому народ у нас, в общем-то, уже опытный в этом плане...

Иван Князев: Пуганый.

Андрей Быстров: … он предпочтет, наверное, написать заявление в надежде на то, что рабочее место у него сохранится, может быть, когда кризис закончится.

Иван Князев: Андрей Владимирович, то есть я так понимаю, ваш рецепт – нужно четко расставить все точки над «и» в этой ситуации, особенно в законодательных каких-то нормах, чтобы понимать, кто что исполняет и кто что должен делать?

Андрей Быстров: Совершенно верно. То есть законодательство, термин «самоизоляция» появился буквально виртуально, мы не понимаем, общество-то в целом не понимает. Пытаются нам сейчас средства массовой информации разъяснить, что это такое, но до конца сами законодатели еще не поняли, чем его наполнить, какими понятиями, определениями, и что за этим стоит, за этим термином.

Иван Князев: Кто за что отвечает. Когда это можно будет сделать? Это ведь нужно делать уже быстро.

Андрей Быстров: Это нужно было делать вчера, это должно было быть уже сделано, раз мы живем по этим правилам. А если мы, в общем-то, живем и это не определено, то мы даже не понимаем, за что нас... Догадываемся, что нас могут штрафовать, какая-то такая устрашительная мера, если мы выйдем на улицу, сядем в автомобиль, но мы четко не понимаем, да и сами законодатели и органы охраны правопорядка точно, я уверен, что не понимают, за что мы можем быть наказаны, если нарушим так называемый режим самоизоляции.

Иван Князев: Ну понятно, да. Когда это все пропишут? Людям 15-го числа обычно аванс приходит.

Андрей Быстров: Это вопрос к законодателям, когда они смогут это сделать. Поэтому есть люди, которые получают за это заработную плату, и, в общем-то, они должны это делать.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Если говорить о режиме ЧС, например, который, действительно мы уже понимаем, как, что, в истории это было, как это работает, кто кому что должен и так далее. Он поможет экономике или обрушит ее? Потому что у бизнесменов получится легальный повод и веский аргумент не платить за аренду, у кого-то там появится аргумент не платить по кредитам.

Андрей Быстров: Бизнесу это, конечно, поможет, если бы приняли такое решение. Но у государства станет сразу меньше денег, потому что нужно будет тратиться на социальные проекты, которые не предусмотрены бюджетом.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок.

Иван Князев: Елена из Москвы у нас на связи. Елена, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я должна была первого числа выйти на работу первый день, и начался карантин. Что вот мне теперь делать?

Иван Князев: Хороший вопрос.

Тамара Шорникова: А что говорит вам ваш работодатель?

Иван Князев: Ну а поподробнее? Где работаете?

Тамара Шорникова: Что за сфера, да?

Зритель: Я еще не работаю, я только устроилась, вот мне первого числа сказали выходить на работу.

Иван Князев: А-а-а. А куда собирались идти?

Зритель: Ну как, коммерческий магазинчик табачный. Но естественно, что все их закрыли, то есть теперь табак только в магазинах продается. Естественно, что мне работодатель, так сказать, несостоявшийся мой сказал: «Понимаете, нас закрыли». Вот и все.

Тамара Шорникова: Соответственно, Елена, пока идти некуда.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Если говорить о закрытых предприятиях, если говорить о вот этом долгом таком периоде нерабочего режима, который, мы тоже сегодня поняли, не то же самое, что выходной с точки зрения юристов хотя бы, как это отразится вот на производстве? Возникнет ли дефицит в определенных сферах?

Андрей Быстров: Несомненно, на производстве это отразится. Но есть разные отрасли. Мы слышали сегодня, что вот, например, есть высокотехнологичные предприятия, которые обеспечивают гособоронзаказ, и, в общем-то, он только будет усилен, мы от премьер-министра сегодня слышали такое заявление. Но здесь долгий цикл производства, специалисты часто очень такие уникальные, я думаю, на оборонном комплексе это с учетом его финансирования современном не отразится.

Отразится это на автомобильной промышленности, потому что покупательная способность уменьшится; отразится это на туристической индустрии; отразится это на сфере даже, думаю, и производства и торговли в какой-то степени, потому что потребительские возможности населения значительно уменьшатся из-за уменьшения покупательной способности. Поэтому, несомненно, все это, конечно, повлияет в целом в системном плане на экономику.

Иван Князев: Но кому-то будет хорошо.

Андрей Быстров: Да.

Иван Князев: Андрей Владимирович, а как вы можете оценить вот эту вот выборку тех предприятий, тех сфер, которые должны не останавливать свою трудовую деятельность? У нас просто сегодня очень интересное письмо пришло в программу из Новороссийска, Александр Байко пишет, человек подписался, что он индивидуальный предприниматель и вынужден уже, грубо говоря, не работать, потому что, собственно, работать и негде. Но в Краснодарском крае опубликован список предприятий, которые могут не прерывать свою трудовую деятельность, и вот одна из них – компания «Выбор», производство тротуарной плитки, элементов благоустройства. Человек спрашивает: это именно то, что нам сейчас нужно, плитку производить сейчас? Вот их не остановили. Вот как вы оцениваете список тех, кому можно работать?

Андрей Быстров: Ну, вы знаете, многие строительные объекты не закрылись, тоже стройки идут. Я думаю, что там, где это не вредит развитию эпидемии, там, где небольшое количество народу, где, может быть, они даже на свежем воздухе, то там это возможно, да. То есть там, где условия труда провоцируют, скажем, развитие эпидемии, там, конечно, этого делать нельзя.

Тамара Шорникова: Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. Спасибо вам за комментарий.

Прямо сейчас Людмила, Хабаровск. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Вот скажите мне, я работаю индивидуальным предпринимателем, мой бизнес зарегистрирован был еще в 1998 году.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Так.

Зритель: Сейчас у меня закрыли полностью, нас прямо взяли на гоп-стоп, можно сказать. У нас закрыли все магазины, я работаю в торговых центрах, два магазина. Но у нас остаются все платежи, кредиты на нас, зарплата и так далее.

У меня также на иждивении муж, которому недавно сделали операцию после инфаркта, шунтирование. Ему не дали на этом фоне, вот сейчас он пошел на комиссию, ему не дали инвалидность, сказали: «Мы сейчас не рассматриваем ничего, потому что у нас указ сверху не портить статистику». У него терапия поддерживающая 10 тысяч в месяц, это для того чтобы остаться живым, у него период реабилитации послеоперационный. Нам как жить? У меня нет денег даже на хлеб.

Я обращалась на горячую линию в нашем регионе, в Хабаровске, там отвечают, что «мы по вашим вопросам ответов не даем, звоните в Роспотребнадзор, звоните в Роструд». В Роструд я пыталась дозвониться… В Роспотребнадзоре, естественно, сказали, что «мы тоже ничего подобного с вами не рассматриваем, обращайтесь в Роструд». В Роструд невозможно дозвониться, я звонила 2 дня, там идет сброс, просто сброс телефона, вот и все.

Иван Князев: Но смотрите, какой момент...

Зритель: И я не знаю, как мне дальше…

Иван Князев: Вам еще по городу можно передвигаться?

Зритель: Мне нельзя, потому что у меня при этом еще бронхиальная астма, я должна находиться на самоизоляции.

Иван Князев: Ага. Я просто к тому, что звонить-то понятно, просто трубку не возьмут, а если вы принесете какое-то заявление, какое-то обращение, его зарегистрируют, тогда его обязаны будут рассмотреть, только вот такой вот выход я сейчас вижу.

Тамара Шорникова: Тяжелая история, да, и, конечно же, сложно решать ее вот именно сейчас, когда многие в том числе и правительственные учреждения...

Иван Князев: Ну да, все по домам сидят, все на «удаленке».

Тамара Шорникова: ...работают в ограниченном режиме.

Давайте послушаем комментарий Льва Соколова, наш очередной эксперт, эксперт в управлении персоналом, доктор экономических наук, профессор, директор программ развития группы компаний «Детек». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Лев Соколов: Здравствуйте, уважаемые друзья.

Иван Князев: Да.

Лев Соколов: Ну смотрите, комментарий у меня главный один, и, собственно, мои уважаемые коллеги и сами зрители уже об этом говорили. К сожалению, сейчас, вот в год юбилея очередного нашей Победы, у нас возникла такая очередная проблема в стране, которую необходимо решать, что называется, всем миром. И, к сожалению, наше законодательство сейчас оказалось, наши законодатели во многом не готовыми к решению этой проблемы.

Почему? Потому что наше законодательство создавалось для ситуации, скажем так, нормального функционирования экономики. Вот сейчас многие говорят, что необходимо жаловаться на работодателя, обращаться в трудовую инспекцию, обращаться в прокуратуру, еще куда-то. Но смотрите, какая история, уважаемые друзья, ситуация, когда в экономике нормально, то тогда, конечно же, невыплата работодателем зарплаты – это, как правило, следствие ну либо обмана сотрудников, либо неэффективного управления, здесь все ясно. Но что происходит сейчас? Работодателю приходит указание закрыть предприятие, закрыть кинотеатр, закрыть магазин, закрыть еще что-то там, парикмахерскую...

Иван Князев: Да-да-да.

Лев Соколов: Вот уже, я смотрю, в Сети появляется довольно много вопросов, а куда сходить постричься или где покрасить ногти. И это не проблема работодателя, дело не в том, что он кого-то обманул, или не в том, что он неэффективно работает, а его государство дало такое указание. Откуда ему взять деньги? Он с удовольствием бы продолжал свой бизнес, продолжал бы оказывать услуги людям и продолжал бы платить зарплату. К сожалению, ...в законодательстве на данный момент не предусмотрена и не проработана. В этой связи, кстати, очень характерно, что наш уважаемый президент довольно значительные полномочия предоставляет сейчас на местах, губернаторам, органам местного самоуправления. Это вот как раз, на мой взгляд, один из тех вариантов...

Иван Князев: ...когда можно это сделать.

Лев Соколов: ...когда проблему нужно решать действительно всем миром, не столько, может быть, в правовой плоскости, на кого-то жаловаться, апеллировать к законам, которые, как я уже сказал, в экстремальной ситуации сейчас не работают, а там, где действительно нужно совместно договариваться. И вот мой уважаемый коллега Александр Львович Сафонов предлагал действительно идти путем обращения в профсоюзы, установления договоренностей взаимных, потому что сейчас, как это ни банально звучит, все оказались вот в этой вот одной лодке. И если мы начнем говорить о том, что вот давайте работники все сейчас срочно обратимся с жалобами на работодателей... Мы угробим работодателей. Если мы сейчас...

Иван Князев: Да, понятно, Лев Александрович, нужно нам всем сейчас объединиться и хотя бы поговорить друг с другом. У нас, к сожалению, время эфирное заканчивается.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Лев Соколов был с нами на связи, эксперт в управлении персоналом. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Будем обсуждать, будем искать. Непростое время, непростые решения, но искать их нужно.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)