Реальные цифры: доходы упали?

Реальные цифры: доходы упали? | Программы | ОТР

Запускаем новый опрос. Расскажите, как изменилось с начала года ваше финансовое положение?

2020-12-07T15:32:00+03:00
Реальные цифры: доходы упали?
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Юлия Финогенова
профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В.Плеханова
Дмитрий Хлопцов
заведующий кафедрой экономики Томского государственного университета
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. Тамара Шорникова с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Восстанавливаться будем долго, вот с такого пессимистичного прогноза начнем. Экономисты посчитали, сколько мы потеряли за этот год, и, собственно, сделали такое научное предсказание, что будет с нашими доходами в ближайшем будущем. Цифры у чиновников и банкиров, надо сказать, разошлись.

Вот для сравнения на ваших экранах два прогноза, один от Минэкономразвития, второй от одного из ведущих банков страны. Чиновники оценили падение наших реальных доходов в 2020-м в 3%, в «Альфа-Банке» говорят, что упали на 5%. Что будет дальше?

Иван Князев: Минэкономразвития прогнозирует, что в следующем году отыграем падение, на те же 3% реальные доходы вырастут, в 2022-м рост еще на 2,5%. А экономисты «Альфа-Банка» не так оптимистичны: в 2021-м году рост на 2%, это меньше, чем потеряли; вернуться к прежним доходам получится не раньше конца 2022 года.

Тамара Шорникова: Мы хотим сейчас провести свое исследование с вашей помощью, дорогие телезрители. Запускаем новый опрос для нашего проекта «Реальные цифры». Расскажите нам, какая у вас сейчас зарплата? Как она изменилась с начала года? Выросла ли, сократилась? Укажите ваш регион, кем работаете и какая у вас сейчас нагрузка. Ответы отправляйте на наш короткий номер для SMS 5445, в пятницу подведем итоги. Конечно же, писать и звонить можно и нужно уже сейчас.

Иван Князев: Да. Ну а мы пока подключаем к разговору наших экспертов. Александр Ветерков у нас на связи, заместитель генерального директора сервис «Работа.ру». Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Как оцениваете ситуацию с нашими зарплатами от начала года до сегодняшнего момента? Какие у вас прогнозы, какие у вас данные?

Александр Ветерков: Ну, уровень зарплат на самом деле чуть-чуть вырос, в среднем если брать, но вырос в основном за счет, конечно, IT-сегмента, добывающей промышленности, инженерно-технических работников, которые редкие специалисты, в которых нуждаются предприятия. Вот в этих отраслях мы наблюдаем небольшой рост заработных плат, в районе 3–5%.

Но если говорить про массовый сегмент, продавцы, водители, официанты, то уровень доходов остался примерно на том же уровне, без изменения, а часть отраслей, безусловно, потеряла в доходах. Например, то, что касается индустрии развлечений, индустрии красоты, то уровень доходов там снизился. Точно так же мы видим снижение доходов таксомоторных парков и в некоторых компаниях, связанных с производством легкой промышленности, например, самые низкие заработные платы все-таки в швейном производстве и в сельском хозяйстве в настоящий момент.

Тамара Шорникова: Александр Юрьевич, про свои зарплаты каждый, конечно же, знает, что произошло, сейчас рассказывать будут наши телезрители. Но все-таки хочется экспертного мнения, что ждать в следующем году, через год. Условно, у кого сократились зарплаты, они вернутся на прежний уровень?

Александр Ветерков: Они вернутся и подрастут, потому что мы видим тенденцию, то, что уехало большое количество мигрантов, и производственные компании, сельхозотрасль, жилищно-коммунальное хозяйство остались без части рабочей силы, пытаются сейчас привлечь на работу россиян, но на тот уровень дохода, который предлагался ранее, они закрытых вакансии не могут, поэтому большое количество предприятий рассматривают изменение уровня дохода для сотрудников, повышение заработных плат, для того чтобы привлечь на работу россиян. Поэтому мы ожидаем то, что уровень заработных плат будет подрастать.

Но понятно, что Россия расслоилась. Есть северные регионы, где большое количество предприятий добывающей и перерабатывающей промышленности, где уровень зарплат растет, есть города-миллионники, где сосредоточен IT-сегмент, тоже уровень зарплат подрастает. А есть регионы, которые связаны с сельским хозяйством либо с производством легкой промышленности, там уровень доходов сейчас невысокий, но мы тоже ожидаем, что он будет расти. Потому что растет уровень инфляции в стране, сокращается реальный доход населения с точки зрения покупательской способности, и для того чтобы привлечь на работу себе сотрудников и их удерживать, то предприятия, особенно коммерческий сектор, будут немного повышать заработные платы. Но это будет невысокий рост, порядка 5–12%.

Тамара Шорникова: Да, уточню еще про рост, но сначала давайте послушаем вместе телезрителя, Михаил из Челябинска дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Михаил, кем работаете? Что с зарплатой?

Зритель:

Тамара Шорникова: Так...

Иван Князев: Ой-ой-ой, какая плохая связь... Михаил, к сожалению...

Тамара Шорникова: Мы не слышим Михаила. Перезвоните попробуйте, может быть, получше будет.

Александр Юрьевич, ну тогда, собственно, вопрос вдогонку к возможному росту наших зарплат в следующем году. Просто многие сейчас говорят, что работодатели сократили зарплаты, и это же наша русская пословица, что нет ничего более постоянного, чем временное. Соответственно, зачем отыгрывать назад? Велик же соблазн оставить эту зарплату такой, какая она есть сейчас: год был непростой, многие боятся потерять работу, мол, и на эту согласятся.

Александр Ветерков: Такая тенденция тоже есть. Но работодатели все-таки, то, что мы видим, пересматривают гарантированную часть дохода, ее чуть-чуть снижают, но многие вводят переменную часть, премиальную. И премиальная часть, если работник отрабатывает и приносит прибыль компании, она компенсирует сокращение гарантированного оклада, и итоговая заработная плата, как правило, остается без изменения. Но еще раз вот то, что уже говорил: многие предприятия потеряли мигрантов, потеряли часть сотрудников во время пандемии, и они вынуждены будут немного повышать уровень дохода, для того чтобы привлечь к себе...

Иван Князев: ...местных.

Александр Ветерков: ...новых людей, местных, да, россиян взамен выбывших. И это вынужденная мера, что предприятиям нужно будет сделать, для того чтобы сохранить объемы производства, чтобы сохранить объемы продаж, экономику предприятий, выручку и вернуться к тем значениям прибыли, которые были до пандемии, а все-таки многие предприятия, более 40% по нашим опросам, говорят о том, что у них этот год очень сложный, плохой, с точки зрения прибыли...

Иван Князев: Но ведь не у всех же, не у всех...

Александр Ветерков: ...в сравнении с 2019 годом они все-таки потеряли. Не у всех, но у многих.

Иван Князев: Александр Юрьевич, вот Тамара интересный момент затронула, повысят не повысят потом. А есть ли у нас такие работодатели, которые, что называется, под шумок сократили зарплату, хотя объективных причин не было?

Александр Ветерков: Ну безусловно, есть, конечно, такое мы тоже наблюдаем, то, что поскольку в целом ситуация нестабильная, то, как говорится, под шумок есть возможность оптимизировать затраты на сотрудников и есть некоторые сокращения заработных плат у ряда предприятий.

Иван Князев: Из серии «почему бы и нет».

Александр Ветерков: Да, да. Но это неяркая тенденция, потому что все ждали, что будет уволено большое количество сотрудников, что вырастет безработица и они легко закроют те вакансии, которые у них открылись, тем не менее этого в большинстве случаев не происходит, особенно в городах-миллионниках, найм остался таким же сложным, каким был до пандемии.

Тамара Шорникова: Вот что пишут нам наши телезрители. Костромская область: «Доходы высокие только в аптеках и магазинах», – обсудим сейчас этот тезис. Пермский край, Нытвенский район, село Мокино (надеюсь, правильно ударение поставила): «Зарплаты на зиму установили 8 тысяч, даже не прожиточный минимум».

Иван Князев: Ну вот иронизируют некоторые телезрители, из Кабардино-Балкарии в частности: «Очень хорошо возросли у нас доходы, то 30 рублей добавят, то 40», – про работу.

Тамара Шорникова: Архангельская: «Доходы семьи остались на уровне 2010 года, а цены за это время выросли минимум в 3 раза».

Иван Князев: Ну еще вот про северные доходы: «За последние 3 года зарплата на месте у меня стоит, – пишет телезритель, – 45 тысяч я получаю. Живу в Мурманске, нефтяная отрасль». Александр Юрьевич...

Тамара Шорникова: Давай телефонный звонок один еще послушаем.

Иван Князев: Ну давай, хорошо.

Тамара Шорникова: Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Елена, Томск на связи.

Зритель: Да-да-да. Я бы хотела сказать, что я работаю санитаркой в туберкулезной больнице, в целом зарплата как бы не уменьшилась и не увеличилась. Но я летом подрабатывала в COVID, ну с ковидными больными, тогда, конечно, платили государственные выплаты, и они практически 100% моей зарплаты составляли. Но интересная ситуация, так как нам платили ковидные выплаты, премия ежемесячная, которая у нас была, она уменьшилась.

Тамара Шорникова: А, понятно.

Иван Князев: А, то есть...

Зритель: Да, и стало... В целом как бы ощутимой добавки мы не почувствовали.

Иван Князев: Ну то есть решили, что и так вам за ковидных платят, поэтому хорошо живете.

Тамара Шорникова: Сбалансировать решили, что называется.

Иван Князев: Сбалансировать ситуацию, понятно. Спасибо вам большое.

Александр Юрьевич, самые высокие зарплаты где понятно, почему тоже понятно, нефтянка и так далее. А самые стабильные где у нас в стране? Ну вот так, чтобы маленькая, но стабильная.

Александр Ветерков: Самая стабильная – это... Ну, стабильный уровень дохода, вообще медицина и фармацевтика действительно чувствуют себя неплохо, и в моменты пандемии медицинским работникам поднимали заработные платы, и сейчас стараются удерживать на том же уровне, хотя многие врачи жалуются на низкий уровень дохода. Тем не менее если в среднем по отрасли смотреть медицину, то она достаточно стабильна. Достаточно стабильно чувствует себя IT-сегмент, где уровень доходов не падает. Логистические компании, которые связаны особенно с продуктами питания и с доставкой продуктов питания, тоже уровень доходов стабилен. Часть банковского сектора показывает стабильные заработные платы. И несмотря на то, что количество авиационных перевозок снизилось, все-таки авиационная отрасль тоже удерживает уровень доходов на приличном уровне.

Иван Князев: Но это если не касаться работы бортпроводников. Я просто больше думал про госпредприятия, про госслужащих, вот у них там менялось что, не менялось.

Александр Ветерков: С госслужбой очень непростая ситуация. Мы видим абсолютно разнонаправленные тенденции. С одной стороны мы видим то, что у госслужащих стараются поддержать и сохранить уровень дохода либо его даже повысить, вводят специальные мотивационные схемы. С другой стороны мы видим со стороны госслужащих такие диалоги на тему, что их собираются оптимизировать, объявлено о каком-то сокращении, поэтому ситуация нельзя сказать, что в госслужбе прямо суперстабильная и туда имеет смысл стремиться трудоустраиваться. Все-таки больше надо смотреть на отрасли, которые будут гарантированно расти, это все-таки коммерческие отрасли или государственные отрасли, связанные с обслуживанием бизнеса.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру», комментировал ситуацию.

Послушаем телефонный звонок сейчас. Ибрагим, Кабардино-Балкария на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Да-да, добрый день. Алло, слышно?

Тамара Шорникова: Да, отлично. Рассказывайте, что у вас с работой?

Зритель: Ага. Я работаю в «Газпроме», у нас в 2019 году на примерно 15% повысили зарплату, и каждый год индексация происходит, ну в январе. Ну нормально с зарплатой. Ставрополь, это «Газпром»...

Иван Князев: Ну это хорошо у вас там, каждый год...

Тамара Шорникова: Честно говоря, как только вы сказали, где работаете, уже хотелось сказать «поздравляем», в общем-то.

Иван Князев: Да-да-да. Намного индексируют? И кем работаете?

Зритель: Ну, я обычный рабочий, оператор газораспределительной станции. Как говорится, каждый год индексация происходит, ну...

Иван Князев: На 10%, на 5%, на тысячу рублей?

Зритель: На тысячу рублей каждый год.

Иван Князев: На тысячу.

Тамара Шорникова: Это Ваня так подбирается аккуратно к тому, сколько же вы получаете.

Иван Князев: Сколько, если не секрет?

Тамара Шорникова: Хотя бы примерно.

Зритель: Зарплата?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Похвастайтесь.

Зритель: Ну оклад у нас 6, но там премиальные... Тридцать пять тысяч.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Ибрагим, такой вопрос: а легко ли было устроиться? Как получилось?

Зритель: Очень. Ну, это не такая уж... «Газпром», «Газпром», это не директорское место...

Иван Князев: Ну работа как работа, да?

Зритель: Обычный оператор газораспределительной станции.

Тамара Шорникова: Ну мало ли, знаешь...

Зритель: Ну «Газпром», «Газпром»...

Иван Князев: Ладно, Ибрагим, поняли мы вас, спасибо.

Позавидуют, я думаю, вам многие наши телезрители, потому что вот пишут из Калмыкии: «Живу в Ленинградской области, работаю водителем. Зарплата упала на 50%, теперь 35 получаю. Я в семье один, жена сидит без работы, сидит с детьми, у меня их трое».

Тамара Шорникова: Ульяновск: «ЧОП, сутки 900 рублей за выход».

Иван Князев: Из Орловской области: «С 2014 года ничего не меняется, только расходы у нас растут, потому что цены выросли».

Тамара Шорникова: Коми пишет: «Добрый день. Республика Коми, Кадастровая палата, ведущий инженер. У нас самая стабильная зарплата (вот ты спрашивал, видишь, в кадастровой). Уже 10 лет 23 тысячи рублей, но каждый год оклад повышают, вот такая арифметика», – ну что, тоже неплохо.

Иван Князев: Ну все равно хорошо, 2 раза в месяц человек чувствует себя счастливым, 25-го и 10-го.

«Как изменились ваши доходы в этом году?» – спросили наши корреспонденты жителей Симферополя, Омска и Хабаровска.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Вот так вот, да? Совет, в общем-то.

Еще советы послушаем от наших экспертов. Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. Ждем ваши звонки, рассказывайте, что стало с вашей зарплатой, кем работаете, какая нагрузка и каким вам видится следующий год.

Иван Князев: Здравствуйте, Юлия Юрьевна.

Юлия Финогенова: Добрый день.

Иван Князев: Каждый второй телезритель нам пишет, что ну ладно зарплата, хорошо, снизить не снизили, все остальное в цене выросло.

Тамара Шорникова: Как вы оцениваете, во сколько оцениваете инфляцию?

Юлия Финогенова: Ну, вообще надо сказать, что у нас очень странный такой, знаете, когнитивный диссонанс происходит, потому что если посмотреть сводки Центробанка и Росстата...

Тамара Шорникова: Вот-вот.

Юлия Финогенова: То у нас вообще-то на самом деле инфляция находится на уровне 3,8–4%, но не выше 4,8% продовольственная инфляция.

Иван Князев: Ага.

Юлия Финогенова: Но если пойти в магазин, то цены оказываются явно выше этого уровня. Дело в том, что если обратиться к альтернативным, так сказать, оценщикам инфляции, например та же самая аналитическая группа «Ромир», они на основе своего собственного дефлятора, на основе своей собственной методики, которая формировала по факту покупок вот эту базовую инфляцию и, естественно, более широкой линейки товаров, чем ту, что использует Росстат... Они пришли к выводу, что с начала года инфляция увеличилась на 14%, а если смотреть к январю 2019 года, то на 18%.

Но опять-таки это не предел. Дело в том, что, если посмотреть, допустим, на сегодняшнюю публикацию, там, по-моему, Союз мясных производителей, он вообще декларировал, что на говядину с начала года цена выросла на 17,5%, считай на все 20%. Поэтому на какие-то группы товаров, я думаю, инфляция может вообще доходить до 20–25%, хотя, наверное, ближе, я все-таки склоняюсь вот к этим оценкам независимым, что, наверное, она где-то должна быть действительно на уровне 15–18%.

Тамара Шорникова: Ну, вот это как-то ближе действительно к реальности, чем пресловутые 4%.

Давайте вместе послушаем звонок от телезрителя. Сергей, Екатеринбург.

Зритель: Да, алло.

Тамара Шорникова: Сергей, да, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: День добрый.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас. Что с работой в Екатеринбурге? С вашей работой?

Зритель: Ну, у нас, конечно, увеличивают как положено, но премию уменьшают, вредность убирают, стараются убрать, ...уменьшаются...

Тамара Шорникова: Так, что-то опять со связью. Из того, что поняли, кажется, что оклад увеличивают, а вот все остальное срезают. Интересно было бы узнать, по итогу, общее на руки меньше или больше получается, но вот со связью что-то.

Иван Князев: Юлия Юрьевна, что касается реальных располагаемых доходов наших граждан, ну вот все же говорят, ЖКХ дорожает, это, – они будут восстанавливаться в следующем году? Просто вот мы уже говорили, что разные экспертные мнения есть по этому поводу.

Юлия Финогенова: Ну, вы знаете, тут вообще очень интересное тоже понимание того, что понимать под реальными доходами. Дело в том, что есть понятие реальной зарплаты, и действительно, если посмотреть публикации, она увеличилась даже на 2,5%. Но это связано с выплатами бюджетникам и компенсациями, которые прошли, выплаты безработным. А то, что касается… Например, реально располагаемые денежные доходы вообще формируются на основе как раз средних денежных доходов населения. И в реальности вот эти как раз реальные денежные доходы, наоборот, упали, причем если там был рост 2,2%, то они упали на 4,3%.

Иван Князев: Есть же классическое определение реальных доходов, это когда получил зарплату, заплатил все обязательные платежи (ЖКХ и тому подобное), вот сколько у тебя осталось, это твой реальный доход.

Юлия Финогенова: Да. Ну вот по официальным данным реальные доходы упали на 4%, то есть на самом деле это официальные данные. Мы, конечно, понимаем, что произошли сокращения, вот то, что сегодня у нас было в репортаже, несколько раз упоминалось, что многих сократили, многих лишили...

Иван Князев: Ох, что-то у нас сегодня совсем плохо со связью на всех направлениях.

Из Челябинской области нам пишут, что «цены на продукты повысились, а медикам сказали, что денег на выдачу зарплаты нет», вот такая история.

Тамара Шорникова: Нам тут телезрители пишут: «Острые темы обсуждаете», – может быть, поэтому барахлит немного связь. Ростовская область: «Старпом на танкере, как была зарплата 9 640 долларов в месяц (внимание), так и осталась».

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Но мы же понимаем, что с долларом случилось, здорово, поздравляем тоже.

Иван Князев: Из Ульяновской области: «Оклад 4 400, работаю в сетевом магазине, остальная премиальная часть заработной платы 16 тысяч. Так вот срезали на 6 тысяч, то есть получается 4 400 плюс 10 тысяч».

Тамара Шорникова: Да. Астраханская: «Цены растут на глазах, ЖКХ и продукты питания первой необходимости тоже прибавляют. Зарплата на месте, работа в государственном бюджетном учреждении».

Иван Князев: Вернулись мы к Юлии Финогеновой.

Тамара Шорникова: Слышно, да?

Юлия Финогенова: Да, прошу прощения, что-то со связью было.

Тамара Шорникова: Да. Если все-таки говорить о ваших прогнозах, как вы считаете, мы быстро восстановимся, те, кто потерял что-либо? Я думаю, что большинство про себя так могут сказать. Или нас вот долгие годы ждет такое медленное, поэтапное... ?

Юлия Финогенова: Вы знаете, нельзя сказать пока на 100%, быстро мы восстановимся или нет, все будет зависеть от двух факторов. Первый – это влияние коронавируса на российскую экономику, то есть насколько вообще вот эта третья волна, придет она к нам, не придет, насколько она повлияет сильно на те или иные отрасли, это первый момент. И второй момент, как быстро сможет российская экономика среагировать на вот эти коронавирусные изменения.

Но помимо этого еще очень большую роль играют цены на нефть. Дело в том, что вы знаете, что в начале года очень цены сильно просели по сравнению с теми уровнями, которые были в 2019 году, но вот сейчас они находятся на уровне 45 долларов за баррель, в принципе это... Бюджет, собственно говоря, это почти нижняя граница, по которой бюджет верстался российский, поэтому пока мы проходим.

Но опять-таки мы не знаем, что будет в будущем, то есть как вот эта общая такая негативная конъюнктура, связанная с пандемией, повлияет на нефть, на рынок нефти. И здесь, конечно, очень важно, чтобы не провалились планы, во-первых, по импортозамещению, потому что нефть еще влияет сильно на курс доллара к рублю, соответственно, как бы российская валюта дешевеет, если дешевеет цена на нефть. Поэтому по большому счету можно только пожелать, чтобы цены на нефть все-таки сохранились хотя бы на том уровне, на котором они сейчас, и третья волна пандемии не настала. Вот если эти два фактора в следующем году реализуются, то можно сказать, что дальнейшего падения доходов населения, наверное, мы не будем ждать. Но если они не реализуются, то, к сожалению, не факт.

Иван Князев: Юлия Юрьевна, нам-то что с того, с этих цен на нефть? Мы-то, обычные люди, нефть не продаем. Тут, понимаете, некоторые эксперты говорят, что восстановление будет тормозить наша экономическая активность, то есть нам не на что покупать что-либо, мы будем сами тормозить экономику, потому что у нас просто денег нет. Отсюда вопрос: а может, нам их надо дать откуда-то?

Юлия Финогенова: Нет, понимаете, в чем дело? Дело в том, что деньги у людей есть в том или ином объеме, но проблема в ценах. Понимаете, одно дело, когда ты можешь купить на свою зарплату тот пакет, скажем так, продовольственных или промышленных товаров, к которому ты привык, а другое дело, если цены растут и ты уже не в состоянии это сделать, вот в чем дело. Конечно, если цены будут расти, безусловно, люди скажут: «Ребят, нам не на что покупать», – то есть это понятно совершенно. Но опять-таки вот эта инфляция будет вызвана в том числе и ценами, к сожалению, на нефть.

Тамара Шорникова: Да. Я просто хочу продолжить вопрос Вани, дополнить его: может быть, все-таки есть смысл в тех самых «вертолетных» средствах, какой-то базовый доход определить? Вот в следующем году выплачиваем россиянам, чтобы они прямо ломились в магазины, скупали все, и тогда просто за год мы вернем то, что раздали населению, и экономику запустим быстрее. Может быть, рабочий сценарий?

Юлия Финогенова: Нет, вы знаете, дело в том, что это, конечно, отличный был бы сценарий, его вообще надо кому-нибудь из наших министров предложить. На самом деле, конечно, это невозможно, потому что настолько у нас вот эта разница в зарплатах по отраслям, во-первых, во-вторых, по регионам. Поэтому, например, если в каких-то регионах достаточно 25–30 тысяч, чтобы жить достаточно уверенно, то в других регионах, например в тех, где затраты выше, тем, в общем-то, этой зарплаты недостаточно. Поэтому какую-то такую унифицированную зарплату, наверное, тяжело было бы...

Другое дело, что мы должны знать минимальный прожиточный уровень и какую-то среднюю зарплату по региону, для того чтобы поддерживать этот уровень, безусловно. Но здесь все опять-таки зависит от рынка труда: если в этих регионах экономика работает, если есть рабочие места, то зарплата будет. Другое дело, что если в связи с различными, скажем так, кризисными явлениями вот эта база по трудоустройству будет сокращаться, то, к сожалению, крайними в этой ситуации окажутся люди.

Тамара Шорникова: Спасибо. Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Послушаем телезрителей. Сейчас звонок из Санкт-Петербурга, Антонина. Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый день.

Я хочу сказать, что у нас в Санкт-Петербургском госуниверситете наше руководство делает все возможное, чтобы наши зарплаты не падали. Мы как получали зарплату, так и получаем в полном объеме. Единственное, из-за COVID, сын переболел COVID, очень много ушло денег на лекарства, пришлось одалживать. Но то, что вот говорит наше руководство страны, что врачи должны обеспечивать лекарствами ковидовских больных, это малореально, потому что деньги, видно, плохо доходят до клиник, а также всегда же объявляются конкурсы на поставку и так далее, единственная вот в этом сложность. И в магазинах цены выросли неимоверно, сахарный песок стоит до 59 рублей.

Иван Князев: Это еще по-божески, в некоторых регионах уже около сотни.

Антонина, скажите, пожалуйста, вот после всего, сходили в аптеку, заплатили за коммунальные услуги, сколько остается на жизнь?

Зритель: Да почти ничего не остается. У меня еще кредит, я выплачиваю около 10 тысяч. При зарплате и пенсии, что я получаю, остается буквально ничего. Ну, где-то, скажу так, тысяч 5–7 остается на жизнь, оплатить коммунальные... Коммунальные выросли. Плюс живу в коммуналке, нужно то газ чинить, то водопровод и тому подобное, потому что в пандемию работники ЖКХ на вызовы не приходят, приходится вызывать частников, заниматься самой всем этим.

Иван Князев: Да, спасибо. Вот реально располагаемые доходы.

Тамара Шорникова: Да, и вот они же от наших телезрителей. Омская область, Омск: «Пенсия с доплатами 10 700. Все выплаты и лекарства минус 6 200, на жизнь на месяц 4 500, а цены на продукты и лекарства очень выросли. Конечно, доходы упали: раньше просто выживали, сейчас творим чудеса».

Иван Князев: Из Ивановской области: «Сутки через сутки работаю, зарплата 20 тысяч». Из Башкортостана мнение: «Не у всех же упали доходы, у бедных они на самом деле только упали, у богатых они даже выросли».

Тамара Шорникова: Да. Послушаем еще одного эксперта – Дмитрий Хлопцов, заведующий кафедрой экономики Томского государственного университета. Здравствуйте.

Дмитрий Хлопцов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Дмитрий Михайлович, расскажите, давайте конкретнее спустимся, мы так все о стране, о стране, по регионам конкретно. Что в Томске сейчас? Упали, просели доходы? На сколько? У кого? У кого выросли?

Дмитрий Хлопцов: Ну, я бы обратил внимание, конечно, на доходы, которые были в 2019 году. Томская область, томский Росстат отчитался, что в 2019 году был самый большой рост доходов за последний период с 2013 года. А вот в 2020 году уже за 9 месяцев реальные доходы упали на 8%, это по данным общественных организаций. Конечно, статистика областная говорит о том, что все равно реальные доходы упали на 1,6%, но тем не менее это все равно снижение доходов по сравнению с тем, что утверждает официальная, например, статистика по всей России, которая говорит о том, что реальная зарплата выросла на 2,2%.

Тамара Шорникова: Дмитрий Михайлович, а как бы вы оценили помощь, которую государство оказывало предприятиям конкретно в вашем регионе? Какой части бизнеса это помогло? Какая все-таки не справилась со сложностями?

Дмитрий Хлопцов: Вы знаете, все-таки можно точно прокомментировать, что малый бизнес не смог справиться со всей сложностью данной проблемы. Что касается безработицы, то, например, по отношению к началу этого года за I квартал у нас официальный уровень безработицы в Томской области составлял всего лишь 2,4%. На сегодняшний день официальный уровень безработицы, этот уровень составил 10%, то есть рост в 4 раза, и количество безработных увеличилось на 57 тысяч человек. Конечно, в первую очередь это действительно люди, которые меньше всего зарабатывают, то есть увольняют в первую очередь тех, которые не востребованы, например это уборщицы, это люди, которые получают какой-то незначительный доход в виде охранников, вахтеров, их в первую очередь увольняют.

Поэтому, конечно, можно свидетельствовать о том, что рост такой безработицы прошел две волны в Томской области. Первая волна – это, скажем так, людей, которые стремились в первую очередь получить пособие по безработице, когда государство действительно выдавало деньги, в том числе помощь предприятиям. Это ушли из теневой экономики и перешли, так скажем, в официальные уже безработные. Эта волна, кстати, была довольно небольшой, потому что тогда увеличилось всего лишь на 8 тысяч за 2 месяца безработица, по данным Томской области. За летний период, за начало осени количество безработных увеличилось на 25 тысяч человек, что говорит о том, что это другая причина безработицы.

Тамара Шорникова: Дмитрий Михайлович, а что, какие перспективы у этих 57 тысяч человек? Им есть сейчас, где искать работу в Томске, или придется... ?

Иван Князев: Может быть, их сфера восстановится? Либо что тогда им делать, переезжать им остается?

Дмитрий Хлопцов: Ну, это действительно большая проблема, потому что те люди, которые в первую очередь становятся безработными, ведь им переезжать-то некуда. То есть, как правило, это люди, которые взяли под довольно незначительные свои доходы кредиты, ипотечные кредиты, купили, может быть, квартиры в последнее время, и сейчас, лишившись этих доходов, еще и переезжать в другое место – это довольно проблематично. Все они встали в службу занятости и получают какие-то рассрочки, банкротятся во многом эти люди, и, конечно, они, в общем-то, вынуждены влачить существование не очень хорошее. То есть они ищут работу, ищут возможность даже в теневой экономике, хоть сколько-нибудь подзаработать, хоть как-нибудь, чтобы оплатить свои расходы, реальные расходы, которые тоже выросли.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок.

Иван Князев: Евгений, Оренбургская область у нас на связи. Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Слушаем вас

Зритель: Слышно?

Тамара Шорникова: Да, отлично. Рассказывайте.

Зритель: Работаю, инженер-строитель, в данный момент в принципе не работаю. Но цены у нас увеличиваются, зарплата остается та же, причем работу найти практически сейчас невозможно. Во-первых, зима, строительная отрасль как бы не совсем работает нормально. Но при том, что как бы опыт работы у меня 10, больше 10 лет, на работу почему-то брать не хотят, хотя даже вакансии попадаются, какой-то странный нонсенс у нас творится...

Тамара Шорникова: А почему? Объясняют что-то?

Зритель: Нет, ничто не объясняют, резюме кидаешь, все, тишина, нет ответа, хотя...

Иван Князев: Придерживают, видно, просто.

Тамара Шорникова: Евгений, а вы сейчас без работы, у вас проектная занятость или уволили, сократили?

Зритель: Нет, это уже, получается, я уезжал, на вахту работал, там меня немножко обманули, как обычно у нас бывает, с зарплатой. И получается, что я вернулся и найти работу не могу никак.

Иван Князев: Евгений...

Зритель: Работа – только вахта.

Иван Князев: А что, объектов нет больше? Просто зима не зима, но стройка у нас должна наращивать так или иначе объемы. У нас сейчас... Для начала что вы строите?

Зритель: Я занимался многоэтажными домами жилыми.

Иван Князев: Ну тем более, у нас сейчас программа льготной ипотеки строительный бум небольшой, в небольшом виде, но сделала, казалось бы.

Зритель: Ну, по крайней мере у нас вакансий нет. Попадается одна, может, вакансию в неделю, может в две и все. Если только, говорю, вахтой, а вахтой тоже не каждый сможет.

Тамара Шорникова: Да, согласны.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Дмитрий Михайлович, действительно сложная задача сейчас стоит не только в вашем регионе, перед Минтрудом устроить, найти работу для достаточно большого количества человек, которые оказались сейчас без работы. Как вы считаете, вот для Евгения, например, который нам только что звонил, для других таких же специалистов, которые оказались без работы, какие варианты сейчас есть? Что может предложить государство? Как решить эту действительно большую проблему?

Дмитрий Хлопцов: Ну, я думаю, здесь есть несколько объяснений. Первое объяснение, конечно, можно подсказать Евгению, что это временное явление и что вот эта вот проектная занятость может восстановиться, потому что сейчас множество предпринимателей просто не готовы рискнуть и взять на работу к себе специалистов, потому что просто не уверены в ближайшем будущем.

Иван Князев: Когда у ним уверенность придет?

Дмитрий Хлопцов: Ну, я думаю, что она, если уж говорить об этом, придет не раньше, чем через полгода. Предприниматели все-таки работают на краткосрочную перспективу, а за полгода они боятся что-то решить. Наверное, через полгода что-то будет ясно.

Но есть еще и другая возможность, возможность та, что государство может способствовать переориентации таких людей, их привлечению на самостоятельный бизнес, то есть организацию небольших фирм, предпринимательской активности. И здесь ведь можно действительно помочь, помочь организовывать эти малые предприятия, предоставить им льготы налоговые и тем, что эти безработные люди, в общем-то, квалифицированные очень часто безработные люди могли бы стать предпринимателями, если, конечно, государство им оказывает хотя бы минимальную помощь в виде, например, отказа от уплаты налогов в ближайший год или два.

Иван Князев: Да, вот это было бы неплохой, наверное, мерой. Спасибо. Дмитрий Хлопцов, заведующий кафедрой экономики Томского государственного университета. Почему неплохой? Потому что, если верить данным опросов, сейчас, наверное, подавляющее большинство россиян не хотели бы становиться предпринимателями в нашей стране.

Тамара Шорникова: Ну вот да, момент вроде как хороший, но убеждать придется серьезно.

Иван Князев: Очень серьезно.

Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Игорь
В начале года зарплата была 25 тысяч. Сейчас 17 чистыми. С марта также потерял подработку 9 тысяч в месяц. Ростовская область, Таганрог. График работы свободный.
Непутин
"Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?" И фото, и персональные данные?
Вячеслав
20000р. Вологда. Водитель. Не нормированный, а так с9 до 17.
Запускаем новый опрос. Расскажите, как изменилось с начала года ваше финансовое положение?