Реальные цифры: книга года

Гости
Наталья Короткая
коммерческий директор ГУП «Московский Дом Книги»

Князев: Итак, на этой неделе в проекте «Реальные цифры» хотим вместе с вами узнать, какая книга в этом году изменила вашу жизнь? Что читали? Вообще много ли книг в этом году прочли и какие?

Если опираться на данные ВЦИОМ, в этом году около трети россиян – 30% вообще не прочитали ни одной книги за полгода. Опрашивали людей старше 18 лет.

Эта группа наиболее многочисленна среди мужчин – 36%; тех, кто не пользуется интернетом – 48%. Столько же среди них – 48%, имеющих неполное среднее или среднее образование.

44% респондентов сообщили, что за полгода прочитали от 1 до 5 книг. Каждый четвертый опрошенный – 25% прочитал пять и более книг – это радует!

Оксана Галькевич: Среди популярных писателей назвали Дарью Донцову, Бориса Акунина, Захара Прилепина, Виктора Пелевина и Татьяна Устинова – тоже попала в этот список.

Друзья, мы ждем ваших сообщений на короткий номер: 5445. Напишите нам, пожалуйста, сколько книг вы прочитали в этом году? Какие это были книги?

Кто ваш любимый автор? И какая книга изменила вашу жизнь? Может быть, необязательно в этом году, а в принципе на вас какое-то большое впечатление однажды произвела. Очень ждем, выходите на связь!

В пятницу будем подводить итоги этого опроса. Интересно будет, кстати, посмотреть на его результаты, потому что когда-то, если вы помните, о нас говорили, что мы самая читающая страна в мире!

Иван Князев: Наталья Короткая у нас на связи, коммерческий директор Московского Дома Книги. Наталья Дмитриевна, здравствуйте!

Наталья Короткая: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Иван Князев: Вы как никто, наверное, можете сказать, насколько охотно люди ходят покупать книги.

Оксана Галькевич: По крайней мере, должен быть какой-то, знаете, объективный показатель вот той статистики, которую мы привели. Так ли это? Совпадает с вашими продажами, с вашей посещаемостью? С трафиком, как теперь говорят.

Наталья Короткая: Вы знаете, наверное, я буду объективной, если скажу о том, что это совпадает с нашими цифрами.

Я бы сказала так: то, что вы говорите о том, что больше половины людей у нас не читают по тому опросу, который вы приводите, потому что тут все-таки надо объективно говорить...

Иван Князев: Треть.

Иван Князев: Не знаю, какой это был опрос, как-то мне трудно сказать. Но у нас достаточно большой процент людей, который показывает, что падение трафика мы видим в своих магазинах. Правда, я сейчас говорю про Москву. Тут очень большую роль играет то, про какой регион мы будем говорить. Я могу сейчас говорить только про Москву.

Оксана Галькевич: А как картина может отличаться от региона к региону?

Иван Князев: И почему?

Оксана Галькевич: Что вы имеете в виду? В общем, Москва на самом деле, как раз – это такое скопление людей достаточно активных, которые в принципе должны стремиться к получению новых книг, информации.

Наталья Короткая: Объясню. Вы знаете, это этот год дает мне возможность говорить об этом вот с таким вот отношением к этому. Я имею в виду, после того, как у нас началась в мире пандемия, какие меры, в каких регионах, кто применяет из руководства.

И вот если взять всю страну в целом, есть регионы, в которых нет такого большого падения покупателей, как у нас в Москве в книжных магазинах, где, может быть, не так надолго закрывали, может быть, не те меры были, которые были в московских регионах.

Здесь, в Москве, тем более, что главный наш магазин находится на Новом Арбате, это центр города, и мы очень на себе сильно ощутили то, какие меры были ограничительные в городе, когда началась пандемия. И до сих пор эти цифры остаются у нас такими же.

Оксана Галькевич: Наталья Дмитриевна, а может быть, дело в том, что просто этот спрос переместился в интернет, например? Люди перестали ходить, приходить к вам в магазин и покупают в интернете.

Наталья Короткая: Да, конечно. Да, вы знаете, конечно, конечно, какой-то спрос ушел в интернет, и это тоже нормально.

Но мы про интернет говорим ни первый, ни второй, ни пятый год, уже достаточно достаточное время. Кто-то перешел в интернет, кто-то, конечно, покупает книги в интернете и это хорошо.

Но, к сожалению, мне кажется, что мы сейчас сталкиваемся с проблемой, когда вообще люди стали меньше читать. И не только в интернете не покупают, вообще не покупают люди.

Иван Князев: А насколько меньше все-таки? Это катастрофические данные? Это чуть-чуть меньше?

Наталья Короткая: Я думаю, что, конечно, я не имею права такую оценку давать за всю страну, но как эксперт и как человек, который работает в этом бизнесе давно я слово «катастрофическое» не скажу, но во многом, во многом это процент большой.

Иван Князев: Потому что вот, согласно данным того же ВЦИОМА и другие еще частные компании проводили аналитику, ну, например, 30% опрошенных читают электронные книги, 15% – аудиокниги слушают. Ну, то есть...

Наталья Короткая: Да. А вы знаете, это же хорошо. Это вообще хорошо и прекрасно, что у нас есть возможность выбирать, на каком носителе и с помощью чего ты будешь получать информацию, которая тебе нужна. Потому что электронные книги онлайн – это все же ну, классно. Там, я не знаю, читаешь книгу и занимаешься спортом одновременно. В век, когда нам всем некогда, мы все бежим – это же здорово!

Только я хотела бы здесь момент такой уточнить, что, по нашим данным, в Российской Федерации книжных магазинов, конечно, во многих местах не хватает; их физически нет. Поэтому людям негде купить эти книги, даже если они хотят.

Поэтому тут тоже этот момент существует. Его тоже надо во внимание принимать.

Оксана Галькевич: Наталья Дмитриевна, а вот вопрос цены на самом деле, не играет ли он здесь значение?

Вы знаете, нам многие пишут, что книги стали очень дороги. И это на самом деле действительно так. Когда ты заходишь в книжный магазин, ну, может быть, мы с Иваном просто люди другого поколения – мы привыкли иметь дело с бумажной печатной книгой и испытываешь какой-то вот такой детский интерес. Хочется и то, и это, но когда я, простите, переворачиваю, смотрю, сколько она стоит, я понимаю, что и то, и это я не могу. Мне надо либо определиться, либо вообще отказаться. Да, дорого, дорого!

Наталья Короткая: Да, есть проблемы, есть проблемы. Но знаете, вот что такое дорого? Если мы говорим про то, что если бы мы сравнили (хотя я это сравнение не очень люблю, но все-таки скажу) европейские страны и нас, то, конечно, у нас цена намного ниже, чем в Европе. Но это как бы ладно, отступление.

Конечно, книги сейчас недешевые, но я думаю, что это связано с тем, что вообще у нас сейчас все дорого. И сейчас не тот период в жизни нашей страны и всего государства, когда люди особенно слушают и считают количество тех денег, которые они могут потратить, понимаете?

Поэтому средняя цена книги где-то сейчас колеблется ну, 600, плюс, минус 500-600 рублей.

Иван Князев: 500-600 – это минимум, да, да, да.

Оксана Галькевич: Недешево на самом деле.

Иван Князев: Наталья Дмитриевна, а такой вопрос. Ну, понятно, что книжный бизнес – это все равно тоже бизнес. Люди, которые и печатают книги и продают книги, им тоже каким-то образом зарабатывать надо. И так или иначе, все равно это обусловлено себестоимостью книги.

А государство в этот процесс каким-то образом вовлечено? Там субсидируют у нас издательства или что-то еще делают? Помогают там авторам новым, хотя бы появиться на полках?

Наталья Короткая: Все, что касается того, как субсидировать, не субсидировать, на уровне каком-то законодательном, мне трудно ответить. Насколько я понимаю, у нас это законодательно не закреплено.

Единственно, что у нас есть действительно – 10% НДС на книге в государстве у нас, т.е. льготное налогообложение десятипроцентное. Но опять же в европейских странах оно и ниже может быть этих цифр.

Поэтому, понимаете, не делая это, наверное, книжная отрасль вообще бы не смогла существовать, потому что у нас действительно не высокодоходная область экономики, так скажем. И все цены, которые мы сейчас видим на полках, это, в общем-то, цены на бумагу и на то, что себестоимостью вы назвали. Это не то, что книжные магазины или издательства там сильно много что зарабатывают и дают там такие наценки. Это просто реальность, я бы так сказала.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок?

Иван Князев: Да, у нас Анна из Нижнего Новгорода. Анна, здравствуйте!

Зритель: Добрый день! Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Иван Князев: Слушаем вас. Что читаете?

Зритель: Во-первых, книги я читаю, читаю много. Мне это все нравится (именно бумажная книга), как она пахнет, как она выглядит в уютном уголке.

Еще момент – в школе литература мимо меня по сути проходила. Потому что учитель мне попался такой, что не нравилось мнение, ну и так далее. Я, в общем, в пересказе каком-то все это читала; не хотелось. А в институте уже начала смотреть на своих сверстников и читать столько всего и это классно на самом деле!

Про цены хочу сказать: вот, например, для моего возраста (мне 35 лет) взрослые книги в принципе доступны. Я могу покупать в интернете недорогие издания в мягкой обложке (мне так удобнее читать), они в районе там 200-300 рублей можно покупать.

Вот детские, когда хочется шрифт определенный, картинки – это уже совсем другие цены, и я не каждую книгу могу купить. Я иду в библиотеку, беру, читаем, относим.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну это так классно, что вы в библиотеку идете. Это так здорово! Прям порадовали, спасибо вам большое!

Иван Князев: Нечасто встретишь. Да, спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: А вот действительно, на самом деле, Наталья Дмитриевна, хорошо забытое, что называется старое. Нам какое-то время назад казалось, что библиотеки утратили свою актуальность. А нет, вот, пожалуйста! Если дорого купить – ходи в библиотеку. Замечательно же!

Наталья Короткая: Конечно, безусловно, да. И это хорошо! Поэтому я говорю, тут вопрос в том, какой ты выберешь для себя путь прочитать книгу. Любой путь хорош, потому что мы ж должны с вами, на мой взгляд, не забывать, что книга – это часть культурного пространства страны.

И вот ваш вопрос про государство, на мой взгляд, мне кажется, очень важен. Потому что на самом деле привлечь людей и в том числе молодежь к тому, чтобы читать на самом деле это не сложно, не сложно.

И если говорить и объяснять, что с помощью книг мы развиваемся и получаем новую информацию. А уж жизней можем прожить сколько, которых в реальном времени не получится прожить.

И про детские книги мне хотелось бы что сказать. Почему они дороже? Все детские книги обязательно должны быть сертифицированы по нашему законодательству, и поэтому издателям приходится тратить больше сил и денег на то, чтобы их создать. Потому что и иллюстрации, и авторы, и вообще эта тема, конечно, непростая и ответственная.

Иван Князев: Вот что пишет нам наш телезритель, Владимирская область: «Фридрих Ницше – фиг, где купишь!», – так и написал телезритель. – «Мне повезло, у меня двухтомник 1990 года издания». – Я даже знаю этот двухтомник. Рождение трагедии... Так говорил Заратустра и так далее. Классное, кстати, классное издание.

«Читаю только нобелевских лауреатов: Солженицына, Бродского, Набокова». – Это из Ивановской области. Из Иркутска: «Читаю 10 и даже чуть более книг. В основном перечитываю классику российскую, зарубежную: Хейли, Хемингуэя, Драйзера, Ремарк, Достоевский, Тургенев, ну и т.д.».

Оксана Галькевич: Светлана из Петербурга хочет поделиться своим мнением. Здравствуйте, Светлана!

Зритель: Да, добрый день, студия! Добрый день, эксперт!

Я хочу сказать, что все зависит, конечно, от региона, где покупать книги и по какой цене. Но вот лично я, поскольку в Петербурге, у нас возможностей больше, чем в регионах, разумеется.

Вот я хочу сказать за себя. Я, во-первых, читающий человек; я с детства читала, у меня это взахлеб. Я сейчас читаю Толкиена «Властелин колец» вот эту трилогию знаменитую. А моему ребенку я начала читать, когда ей, дочке было полгода. Вот она еще даже ползала, мы начинали смотреть книжки.

Вот сейчас ей почти 8 лет – она без книжки просто не может. Она мне каждый вечер несет книгу в постель; даже когда я устала, она смотрит на меня умоляющими глазами: «Ну, почитай мне еще что-нибудь, почитай мне!»

То есть я к тому говорю, что надо читать с детства, когда ребенок еще ползает, даже не ходит. Это, во-первых. А во-вторых, лично я книги покупаю в магазинах Старой книги. Во-первых, дело касается цены, а, во-вторых, там можно найти какие-то такие старые раритетные книги, которых в новых магазинах даже не найдешь. Это я совершенно ответственно могу заявить.

Иван Князев: Да, Светлана, а блошиные рынки книжные у вас еще остались? Такое отличное явление, я сам там с удовольствием покупаю.

Зритель: Да, они остались. Ну вот у нас на метро Удельная, там прекрасный рынок замечательный. У меня вот около дома недалеко, в 15 минутах ходьбы, есть магазин Старой книги. Я честно говоря удивляюсь, как он выжил во все это время. Я захожу регулярно и покупаю не только взрослые книги, но и детские. Детские книги просто улетают вообще! Вот я могу сказать: все на так плохо на самом деле.

А еще такой счастливый случай произошел. Мы тут недавно купили дачу, и бывший владелец был книголюб, и на чердаке там была у него такая маленькая библиотека, и там осталась книга Теодора Драйзера «Финансист»; вот у меня теперь возможность еще и эту книгу прочитать.

Иван Князев: Рекомендую!

Зритель: То есть вы знаете, на самом деле все не так плохо я хочу сказать.

Иван Князев: Да! Спасибо, спасибо вам большое!

Оксана Галькевич: У нас есть небольшой опрос, насколько я понимаю, да? Мы ждем, когда он будет готов.

Иван Князев: Да. Ну, заговорили уже немножко о детских книгах; вот, кстати, надо бы еще понять, почему они все-таки такие дорогие?

А еще у нас есть опрос, детей мы спрашивали: «Твоя любимая и нелюбимая книга?» Вот здесь вот важно, что именно дети отвечают.

ОПРОС

Иван Князев: Ну, если не считать учебник алгебры, то, конечно, сердце радуется! Читают наши дети все-таки.

Оксана Галькевич: Да, хорошо, если читают. Потому что, слушайте, ну вообще, Дон-Кихот – это очень большая книга, там не один том, мягко говоря.

Иван Князев: Сервантес, конечно.

Оксана Галькевич: Наталья Дмитриевна, скажите, пожалуйста, у меня иногда возникают вопросы, а на какую аудиторию рассчитана, так скажем, встреча книжного магазина?

Потому что иногда заходишь в магазины и там вот на входе, знаете, раскладывают новинки, предложения, какие-то непонятные издания. Иногда так начинаешь изучать и там какой-то, извините, страх и ужас, попса и пошлость. Вот почему вот так вот?

Наталья Короткая: Ну, вы знаете, тут вопрос такой: все-таки каждый книжный магазин сам принимает для себя решение, как, почему он что делает. Я могу тут ответить за наши магазины и за Дом Книги.

Если мы с вами зайдем в наш магазин и попадет в детский отдел, то вы увидите сразу же какие-то самые актуальные на данный момент, допустим, времени года или какой-то ситуации детской книги. Вот, допустим, сейчас это будет все, что связано с Новым годом, с праздником или с какими-то самыми популярными книгами, которые могли бы быть интересны детям нашим.

Все, что касается взрослой аудитории, ну вы знаете, вот, по-моему, опыту, если ты профессионал и хорошо работаешь в книжном бизнесе, то ты будешь предлагать, как раз интересные книги.

А что такое интересные книги? На мой взгляд, вообще любая книга, которую мы продаем в реальном времени – это отражение того мира, в котором мы с вами живем. Вот то, что сейчас может быть интересно людям, эти книги и должны в первую очередь попадаться людям на глаза, понимаете?

Сейчас вот что людям интересно (помимо художественной литературы, про которую все как бы и так понимают), все, что касается так называемой нон-фикшн литературы, т.е. это литература, которая простым языком рассказывает людям о каких-то, например, научных фактах. Или о том, как правильно там, с точки зрения психологии, общаться с детьми. Или как себя услышать правильно, как помочь в наш вот век непростой справляться с какими-то трудностями в жизни.

И поэтому вот ты покупаешь книгу, которая тебе поможет какую-то проблему решить – вот такие книги, на мой взгляд, и должны встречать наших покупателей.

Иван Князев: Ох, начитаются наши граждане таких книг!

Оксана Галькевич: Но если говорить, кстати, о художественной литературе, вот об отечественной художественной литературе, то сейчас, в принципе, нам есть, что предложить современному читателю.

Много очень интересных современных авторов появилось за последние несколько лет. Прям замечательно: есть что читать, есть чем пополнить свою домашнюю библиотеку.

Иван Князев: Коротко, Людмила из Хакассии. Услышим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Людмила! Если можно, коротко.

Зритель: Добрый вечер, гости, Наталья, и вам любимые ведущие!

Мне знаете, мне 73 года, но я постоянно читаю. У меня библиотека находится на первом этаже. Я люблю классику, люблю и зарубежную: читаю Олдриджа, читаю Хейли, читаю Достоевского, люблю.

Но вот я хочу сказать, что последнее я прочитал современное Лихачева «Кто услышит коноплянку?»; вот просто надо было легкое что-то для души прочитать. Очень так интересно. Ну и стихи там запомнила, которые написаны были.

Дело в том, что я хочу сказать про наших школьников, про нашу молодежь.

Иван Князев: Если можно – коротко.

Зритель: Они не любят читать. И мне хочется сказать: вот просто родители не прививают это чтение. Я говорю родителям: «Вы возьмите, пожалуйста, просто так хотя бы две странички вечером там читали, чтоб дети видели это!»

Иван Князев: Да. Спасибо вам большое, Людмила!

Оксана Галькевич: Да! Спасибо! Как сказал наш зритель: надо делать это с детства. Спасибо большое!

Наталья Дмитриевна, ну вот так вот, люди все-таки читают, в основном старшее поколение. Но молодежь все-таки переходит во многом на аудиокниги – это тоже неплохо. Но я надеюсь, что и у вас тоже посетителей не станет меньше.

Наталья Короткая: Спасибо!

Оксана Галькевич: Многие делают подарки. Книга по-прежнему – лучший подарок!

Иван Князев: Наталья Короткая, коммерческий директор Московского Дома Книги, была с нами на связи.

Ну, буквально еще несколько СМС. «Обожаю Булгакова «Мастер и Маргарита», знаю практически наизусть и прочитала впервые «Простаки за границей» Марка Твена. Очень люблю Пушкина, стихи». – Это из Липецкой области.

Оксана Галькевич: А про себя, Иван, а не про зрителей?

Иван Князев: Последнее, что я читал – это Энтони Дорра «Весь невидимый нам свет» – это интересная такая историческая...

Оксана Галькевич: А сейчас что на вашем, как говорят, столе?

Иван Князев: Это оно и есть. Я еще читаю.

Оксана Галькевич: Понятно. Да. Спасибо!

Иван Князев: Спасибо вам, друзья, что были все это время вместе с нами!

Оксана Галькевич, с вами работала.

Оксана Галькевич: И Иван Князев.

А меня не спросили, не буду рассказывать. Ну и ладно, я обиделась. А мне есть что рассказать, я тоже...

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
а выводы то из цифр где? И самый главный: поскольку человек все же является , прежде всего, "экономическим животным"( иначе в рынке вымрет как мамонт), когда наконец мы в нон-фикшне получим внятную книжицу про рыночную капиталистическую экономику? А пока мы художественной классикой обойдемся. Очень она нравы смягчает.