Реальные цифры: «ковидные запасы» россиян

Реальные цифры: «ковидные запасы» россиян | Программы | ОТР

Как осенняя самоизоляция влияет на потребительский спрос. Наш опрос: чем вы закупаетесь?

2020-10-19T14:25:00+03:00
Реальные цифры: «ковидные запасы» россиян
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Гости
Тимур Авшалумов
коммерческий директор научно-производственного предприятия «Милитта»
Дмитрий Востриков
исполнительный директор Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз»

Денис Чижов: «Ну что, из-за коронавируса скоро всех закроют. Нужно срочно сметать в магазинах макароны, туалетную бумагу и консервы! Правда же, да?» Вот именно так мыслят некоторые наши сограждане – и тем самым создают в магазинах какой-то небывалый ажиотаж.

Марина Калинина: За предыдущую неделю аналитики зафиксировали рост цен на ряд так называемых «ковидных» товаров, как сами аналитики их называют. Больше всего – на 300% – увеличились покупки пульсоксиметров.

Денис Чижов: Пульсоксиметры это.

Марина Калинина: Пульсоксиметры. Извините, первый раз слышу.

Денис Чижов: Это такая штучка…

Марина Калинина: …для измерения уровня кислорода в крови. На треть выросли покупки термометров, масок и очистителей воздуха. На четверть – бактерицидных облучателей и антисептиков. А вовсе не консервов, Денис.

Денис Чижов: Ну, выросли еще и покупки продуктов длительного хранения все-таки. Полки пока не сметают, но продажи макарон выросли на 27%, сгущенки – на 26%. Также покупают свинину и замороженное тесто. Еще стали покупать мини-пекарни и самогонные аппараты. Куда без этого в нашей стране? Ну, еще игровые приставки – видимо, чтобы не скучать на самоизоляции.

Марина Калинина: И решили мы на эту тему поговорить, естественно, с нашими экспертами и, конечно же, с вами. Звоните, пишите. Что вы покупаете сейчас? Что вы покупали в ближайшее время? Как изменились ваши предпочтения в покупках за этот период пандемии?

Поэтому на этой неделе, кроме того что мы будем обсуждать эту тему, мы запускаем «Реальные цифры» – наш проект, как вы знаете. Напишите нам, пожалуйста, ваш возраст и какими «ковидными» товарами или продуктами вы запасаетесь. В конце недели, в пятницу, будем подводить итоги.

Денис Чижов: Ну а пока что – результат опроса от наших корреспондентов. «Чем закупаетесь в пандемию?» – мы спросили об этом у жителей Челябинска, Якутска и Санкт-Петербурга.

ОПРОС

Денис Чижов: Ну, на всякий случай все равно, как видите, люди все-таки закупаются. «Пускай дома лежит – будет спокойнее».

Марина Калинина: Начнем обсуждать эту тему с нашим первым экспертом – это Дмитрий Востриков, исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз». Дмитрий Владимирович, добрый день.

Дмитрий Востриков: Да, добрый день.

Денис Чижов: По вашим наблюдениям ажиотаж все-таки есть сейчас? Потому что в марте сметали. Я даже макароны не мог купить первое время – ну, те, которые я хотел. А сейчас?

Дмитрий Востриков: Мы находимся как раз на постоянной связи с производителями. И у нас именно хозяйствующие субъекты не фиксируют какого-либо роста товарооборота. Поэтому несколько удивили даже данные, которые проведены в «Интертеке». 27% по макаронам наши участники не подтверждают. Они говорят, что спрос очень ровный, находится на уровне прошлого года либо чуть ниже. Поэтому первая волна…

Марина Калинина: Дмитрий?

Дмитрий Востриков: …как раз на улицах. Там чаще всего все-таки ответы: «А зачем? Все в магазине есть».

Первая волна действительно была пиковая. У нас предприятие пришлось перевести на круглосуточный режим работы по самым ходовым товарам: крупны, макароны. Сейчас ничего подобного не усматривается на рынке.

В этих данных можно объяснить, допустим, некоторый прирост свинины (но он явно не 18%, а гораздо скромнее) тем, что у нас стояла хорошая погода – была в шашлычный сезон возможность, пока не ввели более суровых ограничений, пожарить шашлыки на свежем воздухе. Ну, наверное, некоторый прирост есть. По сахару сезонность позволяет сейчас закрутить варенье, какие-то компоты, потому что сентябрь…

Марина Калинина: У нас, к сожалению, что-то со связью происходит. Дмитрий, вы слышите нас хорошо?

Дмитрий Востриков: Да, слышу хорошо, да.

Марина Калинина: Смотрите. Вы сейчас говорили о крупах, о макаронах и так далее. А что с овощами, с фруктами? Какие цифры?

Дмитрий Востриков: Эту продукцию население впрок и не закупает. То есть закупается только то, что самое дешевое на рынке либо на поле находится.

И здесь можно объяснить некоторое изменение, допустим, по динамике сахара, потому что сахар в конце лета и осенью традиционно показывает рост товарооборота. Тем более в последнее время были некоторые данные, что сахар растет в цене. Поэтому на этом, может быть, немножечко прирост покупок по обороту.

Но я хотел обратить внимание, что это исследование проводилось в Интернете по количеству поисковых запросов. Поисковые запросы – это не есть сама покупка. И здесь можно объяснить по-другому: население у нас подходит сейчас очень экономно и выискивает самые дешевые товары либо акции в сетях. Поэтому рост поисковых запросов и будет расти. Но это не эквивалентно покупкам.

Денис Чижов: Дмитрий Владимирович…

Марина Калинина: Извини. А вообще как изменилось поведение потребительское нашего населения за эти месяцы пандемии?

Дмитрий Востриков: Ну, из тенденций можно только назвать то, что этот тренд заказа продуктов домой в интернет-магазинах продолжается и зафиксировался на довольно стабильном уровне.

Второй тренд: люди заказывают более крупную партию продуктов. Но это опять же связано с тем, что… Либо закупают в магазинах у дома, чтобы два раза не ходить, а за один раз купить несколько побольше.

При этом, если посмотреть на средний чек, то он не растет, а он все-таки падает. Поэтому таких тенденций, что что-то закупается, что-то складывается впрок, то по товарам non-food, особенно тем, которые для здоровья либо для приготовления домашней пищи, – здесь мы прокомментировать не можем. Здесь это действительно тренд, потому что…

Марина Калинина: Дмитрий?

Дмитрий Востриков: …эти товары действительно могут показывать некоторый прирост спроса. Но по продуктам питания все очень стабильно. Я думаю, что даже у тех, кто в первую волну закупал продукты впрок, у них наступило психологическое спокойствие, потому что, во-первых, восстановилось предложение на прилавке довольно-таки быстро, а во-вторых, сейчас просто не видят смысла перетариваться чем-то впрок.

Марина Калинина: Ну смотрите. Вот вы сказали, что меньше чек. А уменьшился чек из-за того, что люди стали покупать более дешевые продукты? Или они все-таки стали покупать меньше в Интернете? Или реже? Я не знаю.

Дмитрий Востриков: Я думаю, и то, и другое. Эксперты показывают то, что есть и перемещение населения в более дешевый продукт по своей категории. И это показывает рост собственных сетевых торговых марок, которые традиционно не содержат в себе маркетинговой составляющей, поэтому дешевле по предложению, и акционных товаров. Мы очень быстро вышли из мартовского падения предложения по акциям на уровень до пандемии. То есть это показывает как раз то, что население стремится выбрать из равного более дешевое предложение.

Денис Чижов: Ну, это вроде бы всегда так.

Марина Калинина: И еще. Смотрите, в таких условиях, что люди все-таки теряют деньги и стараются купить подешевле, магазины идут навстречу? Чаще ли стали проводиться акции в супермаркетах крупных?

Дмитрий Востриков: Ну, это как раз то, что я сказал до этого. Мы в марте фиксировали то, что в связи с тем, что и рост курса валют был, и необходимость отыгрывать себестоимость, производители отменили акции, потому что изменение цены – это очень забюрократизированный процесс.

Марина Калинина: Ну да, понятно. А сейчас? С мартом понятно.

Дмитрий Востриков: А сейчас мы вернулись на те значения, которые были до пандемии. То есть участились акции, углубилась скидочная история, величина самой скидки, поэтому, да, акций стало больше, они стали глубже.

Денис Чижов: Дмитрий Владимирович, не отключайтесь, подождите. Мы примем один звонок, а вы потом прокомментируете.

Нам дозвонилась Людмила из Москвы. Людмила, вы запасаетесь или считаете, что в магазинах всегда всего достаточно и купить можно в любую минуту?

Зритель: Должна сказать, что в магазинах, в крупных супермаркетах всего достаточно. Это показал, например, весенний ажиотаж, когда кинули клич, что нужно скупать продукты, кинули клич, чтобы покупать гречку, макароны и прочее. В один день пришли – полки пустые. На следующий день утром приходим в тот же супермаркет, который нам нравится, – полки моментально все опять заполнили. И народ быстренько успокоился.

Мне 70 лет, мы пенсионеры. Покупаем продукты, как правило, запасы делаем, продукты долгого хранения, весной и осенью. Весной – когда народ выезжает на дачи: макароны, какие-то консервы, крупы и так далее. А осенью… Вот сейчас мы вернулись с дачи. Конечно, мы сейчас будем закупать продукты те же самые, то, что и привыкли.

Денис Чижов: Людмила, у вас закупки связаны не с коронавирусом, а вы так каждый год делаете уже давно, правильно?

Зритель: Совершенно верно, совершенно верно. Точно так же и с аптечными всякими делами: никаких запасов. Ну только, конечно, связанные… чтобы ставить какие-то разогревающие компрессы или еще что-то. Но это для нашего возраста. А таблеток – практически никаких. Заболели – тогда будем лечиться.

Потому что уже прошли на своем опыте. Еще по молодости, когда дети были еще, как бы с нами жили, делала запасы. Все это оставалось, все это портилось, и все эти таблетки приходилось выбрасывать.

Денис Чижов: Спасибо большое, Людмила. Ну, надеюсь, вам таблетки и не пригодятся. Голос у вас достаточно бодро звучит.

Еще один звонок примем – Владимир из Тольятти дозвонился. Владимир, вы запасаетесь, скупаете, сметаете все или нет?

Зритель: Нет смысла. Абсолютно не вижу смысла никакого. Потому что запастись… Знаете, как поется в известном мультфильме: «Набьете кошельки и брюха, но все равны, в конце концов…»

Денис Чижов: Ну, не на всю жизнь, но на пару месяцев вперед. Мало ли?

Зритель: На пару месяцев? Чтобы оно испортилось? И потом, у нас же не какой-то лабаз купеческий, а квартира. Дачи, слава богу, у нас нет, поэтому таких сезонных покупок мы не делаем, чтобы на дачу вести. Но сваты делают, закупают. И то везде магазины у нас находятся рядом с дачными массивами. Едем туда и все берем, что нам понравилось.

А вот что касается роста цен – это действительно напрягает, и достаточно сильно. Допустим, сахар с лета практически почти на 50% подорожал.

Денис Чижов: Да, об этом как раз Дмитрий Владимирович говорил только что.

Зритель: Но он сказал, что немного. А это большое подорожание – на 50%. Извините, он стоил 20 рублей, а стоит 40.

Денис Чижов: Спасибо, спасибо. Вот видите, в Тольятти с сахаром сложная ситуация.

Марина Калинина: Дмитрий, вот видите, какие разные данные? Вроде как вы сказали, что немного подорожали, а люди звонят и говорят, что сильно подорожали. Наверное, не только сахар, но и все остальное. Вот что скажете?

Дмитрий Востриков: Наверное, я вспомню теорию относительности, потому что относительно чего мы смотрим? По сахару: в 2018 году была ровно та же цена, которая сегодня на полке. В прошлом году действительно было рекордное падение у нас, были самые дешевые мировые цены и внутри России. Поэтому, если рассматривать с точки зрения покупателя…

Марина Калинина: Дмитрий?

Денис Чижов: Дмитрий отключается сегодня.

Дмитрий Востриков: …то получается, что он стоит столько же. То есть за два года цена не изменилась. И если здесь говорить об отрасли, то отрасль еле-еле сейчас выходит на показатели рентабельности. Поэтому здесь – относительно чего сравнивать. Мы сравниваем с 2019 годом или сравниваем с 2018 годом?

Марина Калинина: А пресловутая гречка – как на нее поменялись цены и спрос, кстати?

Дмитрий Востриков: Ну, гречка – это у нас уникальный продукт.

Марина Калинина: Поэтому я и спрашиваю.

Дмитрий Востриков: …здесь невозможно завезти откуда-то с международного рынка и таким образом сохранить предложение. Если в прошлом году мы говорили о том, что гречихи достаточно и цена должна падать, то как раз первая волна сыграла на то, что все закупили гречку. И этот спрос подстегнул на нее цены практически до рекорда двух лет. После этого, как мы и ожидали, цена на гречиху несколько упала. Вот сейчас она потихонечку растет.

Ну, все будет зависеть от того, какой урожай мы получим, потому что гречиха на сегодняшний день еще не собрана. Есть только прогнозы по посевам, по уборке урожая. Ну, пока рано говорить. Где-то в ноябре мы сможем уже сказать, какое действительно предложение и куда будет двигаться цена по гречихе.

Денис Чижов: Дмитрий Владимирович, и можете в завершение успокоить всех наших телезрителей? Правильно я понимаю, что закупаться впрок из-за коронавируса, по крайней мере из-за опасения, что с полок все исчезнет, не стоит, потому что у всех предприятий продуктовых более чем достаточные мощности, чтобы обеспечить всех едой?

Дмитрий Востриков: Ну, с учетом того, что мы крупнейший экспортер сельскохозяйственной продукции в России, естественно, предложение на прилавке будет. Цены – это немножко другой вопрос. Но продукты все, естественно, будут.

Марина Калинина: Цены – это очень важный вопрос, который волнует всех наших телезрителей, которые нам написали на SMS-портал: «Цены растут постоянно, каждую неделю». Вот то, что люди наблюдают. Ну хорошо, что продукты не исчезнут.

Спасибо большое за ваш комментарий. Дмитрий Востриков, исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз».

Денис Чижов: Мы напоминаем про наш опрос «Реальные цифры». Напишите нам ваш возраст и какими «ковидными» товарами или продуктами вы запасаетесь. В конце недели будем подводить итоги.

Пока что продолжаем дискуссию. Тимур Авшалумов присоединяется к нам – это коммерческий директор научно-производственного предприятия «Мелитта». Тимур Яковлевич, здравствуйте. «Мели́тта», да? Правильно я ударение поставил?

Тимур Авшалумов: Здравствуйте. Вы абсолютно правы.

Денис Чижов: Вот вы те самые люди, которым… как говорится, «кому – война, а кому – мать родная», казалось бы, да? У вас увеличилась же наверняка и выручка, и продажи, и производство.

Тимур Авшалумов: Ну смотрите. Вы действительно правы, с пандемией у нас увеличился спрос на нашу продукцию. Мы производим…

Марина Калинина: Давайте начнем с того, что вы производите, потому что наши зрители не очень знают.

Тимур Авшалумов: Давайте, да. Мы производим инновационные импульсные ксеноновые ультрафиолетовые установки для экстренной дезинфекции воздуха и поверхностей. Хочу обратить внимание, что дезинфекция, естественно, проводится в отсутствие людей.

Денис Чижов: А вот эта установка – это для частного пользования или это для медицинских каких-то учреждений, для больниц?

Тимур Авшалумов: Вы правы, эта установка является медицинским устройством. Это медицинское изделие, которое всегда применялось в больницах, в клиниках, в других медицинских учреждениях. Но, начиная с этой пандемии, диапазон потребителей резко увеличился. К медицине присоединились отели, присоединились предприятия, банковская сфера. Для офисов берут себе. И наши государственные предприятия в том числе закупали это оборудование, потому что оно дает реальный эффект.

Мы единственные в России, кто провел проверку на эффективность против коронавируса. Мы проводили в 48-м центральном научно-исследовательском институте Министерства обороны Российской Федерации исследование и получили великолепные результаты: всего за три минуты мы уничтожаем вирус практически на 100%.

Денис Чижов: Тимур, мы поняли, что продукция у вас хорошая. А назовите цифры. Вот мы по макаронам какие-то цифры узнали. А в вашей сфере что? Это в два, в три, в пять раз у вас выросли объемы, выручка?

Тимур Авшалумов: Смотрите. Как я вам сказал, у нас всегда основным… Компания существует уже более 15 лет. И всегда основным потребителем являлись медицинские учреждения.

Денис Чижов: А сейчас добавились отели еще.

Тимур Авшалумов: Сейчас добавились не только отели. Я вам перечислил различные предприятия, спортивные объекты…

Денис Чижов: Ну, цифры. Во сколько вы выросли? В два, в три, в четыре раза больше производить и продавать стали? Ну, примерно.

Тимур Авшалумов: Я могу так сказать: спрос вырос в пять-шесть раз.

Денис Чижов: Спрос вырос в пять-шесть раз?

Тимур Авшалумов: Да.

Денис Чижов: Ну слушайте, это…

Марина Калинина: У меня такой вопрос, Тимур. Во время пандемии, когда вы поняли, что это уже на несколько месяцев, что нужны еще какие-то товары для простых потребителей, вы не перестроили свое производство на производство (простите за тавтологию) для обычных людей? Может быть, какие-то дезинфицирующие средства, маски, еще что-то.

Тимур Авшалумов: Спасибо за вопрос. Вы знаете, это немножко не наш профиль. Мы занимаемся нашим оборудованием. Мы эту технологию сами разработали…

Марина Калинина: Ну, может быть, для бытовых нужд каких-то? Может быть, более маленькие приборы, чтобы просто люди в своей квартире могли это сделать, чтобы обеззаразить это все?

Тимур Авшалумов: Вы знаете, на самом деле у нас среди пользователей, среди наших клиентов – в том числе и частные люди, и частные лица, которые закупали для своих, допустим, домов это оборудование. Другого оборудования мы не производим. Мы производим только то оборудование, которое у нас находится в нашей линейке.

Денис Чижов: Вы говорите, что для частных домов. Какая стоимость такой очистительной установки? Приблизительно это какие цифры?

Тимур Авшалумов: К сожалению, стоимость я не могу озвучить в эфире. Если вам интересно – пожалуйста, пишите запрос.

Денис Чижов: Нет, порядок, порядок цифр. 500 тысяч? Несколько миллионов? Ну примерно дайте диапазон.

Тимур Авшалумов: Я вам так скажу: это больше 500 тысяч.

Денис Чижов: Какие у вас клиенты, которые в частные дома себе закупают!

Марина Калинина: Оставайтесь, пожалуйста, на линии. Спрашиваем мы сегодня наших телезрителей, чем они запасаются и запасаются ли в период пандемии. У нас есть звонок от Людмилы из Московской области. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я делаю запасы. Лекарства, конечно, у меня есть, но я еще получаю бесплатные лекарства. Мне 66 лет. Я довольна, что я получаю бесплатные лекарства. А запасы продуктов я тоже делаю. Я делаю, как бабушка моя делала: у нее все батареи были уложены запасами. А я – в банках трехлитровых. У меня под столом, под стульями, везде стоят банки с запасами: крупа, рис, пшено, макароны. Это от жучков я кладу в банки. Так что я не страдаю.

Марина Калинина: В общем, вы запасливая. Спасибо за ваш звонок.

Еще есть Татьяна из Челябинска у нас на связи. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы слышите меня, да?

Марина Калинина: Да, слушаем, слушаем.

Зритель: Я полностью согласна с предыдущей женщиной. Я не разобрала, как ее звать. Но хочу сказать, что как раньше мы жили, запас делали, так и делаем сейчас. Никакой коронавирус меня буквально не трогает, именно в запасах продуктов. Ну, единственное, что только лишний раз не сходишь в магазин. А так всего хватает, в магазине везде все есть: и овощи, и фрукты. В общем, всего везде. И крупы везде. И колбасы разнообразные. В общем, куда ни посмотри – везде все есть. Хлеб разновидный, всякий. Одеться – у нас, в принципе, чуть ли не даром все дают. И «все в России у нас плохо». Это разве плохо? Все хорошо.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

У нас совсем мало времени остается. Тимур, вы с нами?

Тимур Авшалумов: Да-да, я слышу вас.

Марина Калинина: У нас буквально две-три минутки. Вы-то сами запасаетесь чем-то? Или вы так: сегодня купил и съел?

Тимур Авшалумов: Вы знаете, я не запасаюсь.

Марина Калинина: Что?

Тимур Авшалумов: Не запасаюсь, потому что уверен, что все в порядке и все будет в магазинах.

Марина Калинина: Ну хорошо. А если вернуться к вашему предприятию… Вот сейчас у вас такой большой ажиотажный спрос: и отели, и государственные учреждения, и больницы, которые остаются. А дальше вы как планируете свое производство развивать? И справляетесь ли вы сейчас с таким спросом, с таким наплывом желающих купить?

Тимур Авшалумов: Спасибо за вопрос. Смотрите. Во время пика, когда это начиналось, мы действительно столкнулись с огромным спросом. Мы были вынуждены перестроить свое производство, даже выходили в две и в три смены для того, чтобы обеспечивать тот спрос, который появился.

Более того, я вам скажу, что у нас спрос увеличился не только в России, а мы являемся экспортером. У нас, в принципе, и экспорт вырос в пять-шесть раз. На сегодняшний день наше оборудование продается практически на всех континентах, начиная от Австралии, Африки, Южная Америка, Северная Америка, Азия, Европа…

Марина Калинина: Ну понятно, да.

Тимур Авшалумов: Повсюду покупают это оборудование.

Марина Калинина: И дальше как вы свою работу будете строить? Ну не знаю, будете расширяться? Вы будете набирать людей? Потому что многие же предприятия потеряли за период коронавируса – и людей потеряли, и бизнес потеряли. Ну, таких много.

Тимур Авшалумов: На сегодняшний день наша компания полностью справляется с тем спросом, который существует, поэтому мы не видим необходимости увеличиваться дальше.

Марина Калинина: Ну что, спасибо вам большое. Это был Тимур Авшалумов, коммерческий директор научно-производственного предприятия «Мелитта».

Тимур Авшалумов: Спасибо.

Марина Калинина: У нас есть еще несколько звонков, успеем поговорить с нашими зрителями. Это Елена из Ставрополя. Елена, здравствуйте.

Денис Чижов: Елена, вы нас слышите? Отключите звук у телевизора, пожалуйста. Нет, наверное, не слышит.

Ну давайте несколько сообщений прочитаю. Значит, смотрите. Чем запасается Россия? Хабаровский край: «58 лет. Соль, туалетная бумага, водка». Ну, в принципе, логично. Челябинская область: «Сахар, мука, крупы – так как если закроют на карантин, то останусь без дохода», – это нам пишет Лариса, парикмахер. Ну, здесь логично. Если пенсионеры (нам дозвонились несколько человек), они не особо-то переживают… Ну, они запасались всегда, по привычке уже. Но – нет. Здесь люди, кто сейчас еще работает, переживают, что останутся без дохода. Ленинградская область закупается туалетной бумагой. И Приморский край жалуется: «Закупать-то не на что – пенсия не самая высокая».

Марина Калинина: Елена из Ставрополя к нам вернулась. Елена, здравствуйте. У вас буквально меньше минуты. Расскажите, пожалуйста…

Зритель: Я инвалид второй группы. Мне 67 лет. У меня пенсия – 10 100. Вы представляете, позавчера я пошла в магазин: сахар был 36, а уже 56 рублей.

Денис Чижов: Что же с этим сахаром-то?

Зритель: Растительное масло в два раза подорожало. Гречка, рис, макароны, соль… Яйцо было 55–56, а уже 80. Тушенка, мясо… Рыба – вообще 700–900 рублей! Одежда, ЖКХ, обувь… Вот как жить на 10 100 рублей?

Денис Чижов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Денис Чижов: Проблемы есть.

Марина Калинина: И таких сообщений очень много. Некоторые запасаются лекарствами, туалетной бумагой даже и так далее, и так далее.

Денис Чижов: Напоминаем…

Марина Калинина: А почему мы об этом говорим? Потому что на этой неделе мы запускаем наш проект «Реальные цифры» вновь. Напишите нам ваш возраст и то, какими товарами за последнее время вы закупаетесь, запасаетесь. В конце недели подведем итоги.

Денис Чижов: Ну а вот какие темы наши коллеги будут обсуждать вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Виталий Уткин
На страхе делаются деньги, есть целенаправленные отработанные схемы, как сориентировать человека на продуцирование эмоций страха. Знаете ли вы что на фоне негативных эмоций, через ТВ и новости возможно подселение беса (примитивного духа — человека или животного), и это становится причиной многих психопатических и паранойяльных изменений. Подселение ведёт к взращиванию в человеке гротескных этических пороков… Поэтому, чтобы быть психически здоровыми, надо изучать Волю Бога. Истинная духовность, Любовь — возможна только на фоне (разумно) внедряемой в свою жизнь эмоций покоя и любви к ближнему. Развитие в себе заботливости, также уважения, почтения к достойным того, помогать, жертвуя своими интересами, даже своей жизнью, — вот важнейшие и необходимейшие аспекты любви, главного аспекта совершенства. Для положительного эмоционального настроя. Визуализируем солнышко у себя в груди, которое своими лучами-ручками гладит всё, что встречает. Возьмите традицией посылать лучики солнечной любви людям, природе. Для духовного саморазвития: ("Учение Иисуса Христа о нашем смысле жизни и как его реализовать").
Как осенняя самоизоляция влияет на потребительский спрос. Наш опрос: чем вы закупаетесь?