Реальные цифры: новогодние траты

Гости
Константин Ордов
заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ им. Г.В. Плеханова

Иван Князев: Ну, а мы продолжаем. Сейчас подводим итоги нашего исследования в рамках проекта «Реальные цифры». На этой неделе считали наши с вами расходы на Новый год: сколько потратим на подарки, на новогодний стол, на какие-то развлечения, может быть.

Вы присылали нам свои СМС и вот что получилось. Тут у нас, конечно же, полный разброс: минимум 500 руб. готовы потратить наши граждане на новогодний стол, максимум – 50 тысяч.

По поводу подарков: много людей написали, что совсем обойдутся без подарков, а максимальную сумму в своих СМС вы обозначили аж в 100 тысяч. Ну, видимо, кому-то либо много кому придется дарить подарков, видимо, у кого-то есть на это средства. На развлечения, судя по вашим сообщениям, телезрители готовы израсходовать не больше 4 тыс. руб.

Марианна Ожерельева: Ну и еще интересные СМС. Например, из Волгоградской области нам сообщили, что «560 рублей потратят на литр водки и дешевую колбасу». И сообщение было из Пермского края: «Я потрачу тысячу рублей, больше просто нет. Пенсионер».

Иван Князев: Но «литр водки и дешевая колбаса – 560 рублей», здесь, конечно, и смех и слезы. Алтайский край: «Потратил тысячу рублей. Все купил и не вытерпел, все съел». Из Калужской области СМС: «Получилось отложить на подарки родным восемь тысяч. Праздничный стол обошелся в одну тысячу рублей. Потом буду ждать пенсию, постараюсь экономить на всем. С наступающим годом!» – При этом написал человек.

Марианна Ожерельева: Ну, и вот из Московской области тоже СМС: «На стол пойдет 20 тысяч. Подарки детям куплю обязательно, а взрослым совершенно и не надо. Ну а уж кредит брать совсем глупо на все эти вещи». И сообщение из Москвы: «Потрачу на новогодний стол 50 тысяч рублей», – это нам написал военный пенсионер.

Иван Князев: Уважаемые друзья, звоните нам в прямой эфир, расскажите о ваших расходах на Новый год. Сколько запланировали? Какие покупки сделали? Уложились ли в бюджет? Какие подарки покупали? Что на столе будет? Сами готовили? В общем, все рассказывайте, поделитесь со всей страной, как будете отмечать.

Ну а мы пока все это дело проанализируем с нашим экспертом. Константин Ордов у нас в гостях – заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ им. Плеханова. Константин Васильевич, приветствуем вас!

Константин Ордов: Добрый день!

Марианна Ожерельева: Здравствуйте!

Иван Князев: Смотрите, судя по данным ВЦИОМ, они посчитали, что в этом году в среднем россияне потратят 15 830 руб. Это, если я не ошибаюсь, по-моему, чуть меньше, чем в прошлом году.

Константин Ордов: Да, статистика, видимо, такая. Но тут мы с вами видим, что статистика-то тоже упрямая такая и очень лукавая вещь: от 500 до 50 000 – уловить невозможно. Интересно даже было бы, может быть, узнать у наших телезрителей: они каким-то образом изменили относительно прошлого года свое меню, свою сумму, которую они могут выделить на подарки. Это было бы более значимо.

Иван Князев: А мы прямо сейчас это сделаем. Да, друзья, обращаемся к вам. Наш эксперт тоже вас спрашивает: расскажите, действительно, изменилось ли ваше меню, подарки какие-нибудь с прошлого года и что будете дарить и поставите на стол в этом.

Константин Ордов: Да. Потому что мы действительно здесь все ходим в магазин и понимаем, что цены растут и всегда только в одну сторону меняются. При этом для нас «индекс оливье» все-таки говорит о том, что изменилось близко, официальная инфляция 8%, но индекс где-то в районе 12%.

Иван Князев: 8,4% да, к концу года уже...

Константин Ордов: Да, да, т.е. где-то по отдельным оценкам 12% «индекс оливье». Поэтому я думаю, кто водку и колбасу в прошлом году для себя выбрал в качестве главного блюда рождественского, новогоднего, те и в этом году тоже имеют возможность себя в этом смысле не удивить чем-то другим, здоровым питанием в том числе.

Но если мы попробуем проанализировать с точки зрения всего года, то, естественно, этот год был противоречивый, такой диссонансный, я бы сказал. У нас с вами в результате восстановления экономики у половины, по сути россиян, восстановились доходы до там уровня 2019 года с точки зрения качества жизни, уровня жизни.

А порядка трети наших россиян имеют доходы меньше, чем на 18% по сравнению с 2019 годом. Вот они, наверное, смогут в принципе нам сказать о том, что им не удастся в этом году встретить с тем же ассортиментом либо с тем же количеством салатов, которое было.

Но мы с вами все-таки еще продолжаем находиться в период пандемии определенный и, возможно, придется пригласить меньше людей и, может быть, как-то дистанционно, овладев этими средствами, встречать совместно. И, конечно, это не та экономия, о которой мы мечтали, но все-таки это способ для того, чтобы рациональней свои доходы в новогоднюю ночь использовать.

Марианна Ожерельева: К вопросу о рациональности: тратить стали меньше в 2021?

Константин Ордов: Наоборот, наоборот мы с вами по сравнению опять же, с чем сравнивать, да здесь. У нас, что ни год...

Марианна Ожерельева: По сравнению с 2020.

Константин Ордов: С 2020, безусловно. И, собственно, вот эта новая напасть на нас в виде инфляции, она во многом ассоциируется именно со склонностью, во-первых, тратить больше. Перестали ездить за границу, перестали тратить столько денег на отдых и поэтому стали на услуги, на какие-то текущие потребления. И там действительно, траты выросли на 30-40%, по некоторым отраслям и товарным продукциям на 60%.

Иван Князев: У нас же, помните, в начале года, какая история случилась, так называемый отложенный спрос у нас как разыгрался. В 2020 году мы много сидели дома вот и даже там, у кого была возможность денег подкопили, а в 2021 у нас как раз таки сыграл вот этот отложенный спрос.

Константин Ордов: И не только отложенный спрос. Потому что я думаю, отложенный спрос там в ипотечных кредитах, в покупке жилья, наверное, вряд ли это отложенный, возникла и необходимость улучшения жилищных условий. На фоне опасений, которые сбылись, роста цен на автомобили, вы пойдете возьмете автокредит для того, чтобы сегодня уже свой автомобиль обновить; и уже какое-то время дальше не испытывать необходимости в подобного рода существенных расходах.

Иван Князев: По поводу, да, прошу прощения.

Марианна Ожерельева: Готовы ли люди сейчас, вот интересно просто понять, когда вы говорите о том, что, смотря с чем сравниваем, какие стали запросы; просто читаю СМС, настроения-то не такие оптимистичные и люди пишут: «разный самый», что вот «тратить стали больше, зарплата меньше».

С чем все-таки, я в преддверии Нового года хочу понять, когда человек ожидает Новый год, как вы думаете, он располагает тем, что вот: сколько я буду тратить, может быть, стоит больше подзаработать или, наоборот, он думает: нет, вот надо все-таки затянуть поясок, потому что год может быть будет тяжелым, а там уже до весны проживем, посмотрим, как дальше.

Вот финансовые ощущения они у человека вообще бывают или нет? Или он как бы там встречает праздник, ну вот просто очередной Новый год, а там посмотрим, как будет?

Константин Ордов: Здесь тоже поляризация на мой взгляд у нас в обществе. Когда провели опрос: «Хотите ли вы отказаться от этих 10 дней отдыха?», все сказали: нет. Нет, ну как же? Мы к ним привыкли, для нас это действительно способ восстановить силы, настроение. Так или иначе это уже привычный способ вхождения в новый год.

При это вот недавно опубликовали «индекс счастья», к сожалению, Россия там в десятку последних стран входит. То есть люди с Новым годом далеко не все ассоциируют что-то положительное и ожидают каких-то действительно хороших изменений с точки зрения доходов, в частности.

Иван Князев: Да, но мы там в этом «индексе счастья», по-моему, уступили даже каким-то африканским странам. Там тоже непонятная такая история.

Марианна Ожерельева: Постсоветских стран там...

Константин Ордов: То есть поляризация; у каких-то граждан действительно доходы восстановились, выросли, они могут потратить 50 тысяч на подарки, а вот, например, у тех же пенсионеров, к сожалению, это первый год за многие, когда по итогам года реальная пенсия сократилась в реальном выражении.

И вот сегодня мы с вами, например, говорим о том, что не хватает 200 млрд, чтобы проиндексировать хотя бы на уровень 8-8,4%. При этом правительство в ноябре, в декабре полтриллиона тратит на покупку валюты, золота и всего остального, опять же опасаясь разгона...

Иван Князев: Ослабляя при этом рубль

Константин Ордов: А они его поддерживают курс. Нет, он должен был бы укрепиться; по моим подсчетам и по объективным данным они просто препятствуют укреплению рубля.

Иван Князев: Нет, ну, конечно, проиндексировать пенсии хотя бы на уровень именно потребительской инфляции, на те же 12% было бы неплохо. Потому что вот смотрите...

Константин Ордов: Обязанность.

Иван Князев: Да. С продуктами целая история, целая беда у нас в этом году была. Липецкая область вот пишет: «Потратила 500 руб., столько же осталось до 11 января до пенсии». Потом: «Покупка подарков и плюс салаты на стол – 4,5 тыс. руб.»

Константин Ордов: Да, и мы с вами видим, что примерно стол по средней. А, вы сказали 15? У кого-то от 11 до 15 тысяч, в таком диапазоне; видимо, может, от региона зависит.

Иван Князев: Ну, да.

Константин Ордов: Да. Но вот то, что это явно сопоставимо, по сути, со средней пенсией – это факт.

Иван Князев: Ну да, продукты у нас в этом году сыграли прямо такую...

Константин Ордов: Очень отрицательную негативную и...

Иван Князев: Динамику, особенно в росте цен.

Константин Ордов: Да, угнетающая.

Иван Князев: Я думаю, что скорей всего у кого-то салатов поубавится на столе.

Марианна Ожерельева: Поубавится да.

Давайте послушаем Ирину из Ярославля. Ирина, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте, студия ОТРажение! Здравствуйте, Ваня! Я сама калининградка, родилась и выросла в Калининграде. Ну, по обстоятельствам пришлось покинуть родину. Вас поздравляю всех, всех, всех, всех с наступающим Новым годом! Конечно, самого главного – это здоровьица!

А что касаемо стола, то по скромным меркам ушло 5 700 без вычета подарочков. Подарочки делали все своими руками. Вон и ребенку делали, и гирлянды дома делали, все самостоятельно руками. Так что вот так скромно.

Иван Князев: Да, Ирина, приятно слышать земляков. А что на стол?

Зритель: Ванечка! Земляку, земляку огромный, огромный, огромный привет вам! Всего-всего вашей семье!

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам! А что на стол поставите? Что вы обычно готовите?

Зритель: На стол поставлю все, все, что нужно, все поставлю. И шампанское будет, все будет. Все, как положено. Все будет.

Иван Князев: Спасибо вам за звонок, Ирина! С наступающим вас! Спасибо.

Марианна Ожерельева: Константин, а вообще люди копят на Новый год, чтобы отметить праздник?

Константин Ордов: Я думаю, до этого еще не дошло. То есть мы с вами в какие-то тяжелые года, там, в 2018, когда кризис был слышали о том, что брали кредит на подарки, да массово.

Марианна Ожерельева: Ну, вот такой вариант тоже был в опросе.

Константин Ордов: И вот сегодня, я думаю, почему-то мы не слышим пока; может быть, еще не так все плохо, либо люди уже решили отказаться все-таки от подарков. Потому что кредиты в настоящее время становятся роскошью, а не необходимостью и не средством закрыть свои текущие финансовые бреши. Но я так понимаю, что, как мы слышим, у большинства граждан текущих доходов вполне хватает; и еще есть резервы в случае необходимости, как-то аппетиты свои умерить, видимо, в этот...

Иван Князев: Ну, про кредиты у нас действительно ни одного сообщения не было. Никто не писал, что брал кредит на то, чтобы Новый год отпраздновать, либо подарки купить. На подарки, опять же по данным ВЦИОМ, 5 748 руб. Ну, это достаточно так, ну, я не знаю, ну это неплохо, 5 тысяч на подарки. Смотря какая семья, наверное.

Марианна Ожерельева: Какой доход еще, конечно.

Константин Ордов: Да вот мы с вами опять понимаем, что тут, к сожалению, чем семья больше, тем статистика показывает, что люди менее обладают финансовым ресурсом, чтобы друг друга порадовать.

Иван Князев: Ну, да.

Константин Ордов: В этом диссонансом, мы опять же с вами по статистике, если посмотрим медианную зарплату, 32 тысячи, т.е. у нас половина россиян получает меньше 32 тысяч в месяц. Ну, естественно, на празднование хватит, но шиковать не приходится.

Иван Князев: А у нас медианная зарплата в этом году как менялась?

Константин Ордов: Пока итоги не подвели.

Иван Князев: Не подвели еще, да.

Константин Ордов: Но вот стартовали мы с 32-х; видимо, где-то, ну к 35-ти, к 37-ми мы подойдем. Потому что нам рассказывают о том, что она и в реальном выражении увеличилась там процентов на пять. Но все-таки надо сказать, что это на фоне роста цен действительно...

Иван Князев: Но на 5%, если в реальном выражении, опять же сравнивая с инфляцией, мы в минусе.

Константин Ордов: Но это плюс инфляция. Не, не, не, это в реальном, это имеется в виду, что за вычетом инфляции; номинальная и реальная.

Иван Князев: А, плюс. Да, да, да, прошу прощения.

Константин Ордов: Так что здесь вопрос в том, чтобы не потерять работу, в этом.

Иван Князев: За счет чего у нас росла зарплата?

Константин Ордов: Восстановление экономики. У нас в этом смысле, вот мы, например, обсуждаем инфляцию, да, мы говорим о том, что это налог на бедных; действительно, для общества в целом плохо. А кто-бенефициар-то этой инфляции? Компании! Компании могут продать свой товар дороже, получают большую прибыль.

Там банковский сектор у нас вообще рекорд за рекордом бьет. И, естественно, получается, что дополнительные ресурсы можно потратить в том числе и на фонд оплаты труда.

Иван Князев: Единственно, что те, кто не попадает, не работают вот в этих компаниях, в этих структурах, они-то ничего не почувствовали.

Константин Ордов: Они. И причем, это самое обидное – это самозанятые, это индивидуальные предприниматели, это малый бизнес. Вот скорее они в 2021 году, к сожалению, так и не смогли в большинстве своем восстановить доходы до 2019 года.

Но при этом мы говорим о том, что самозанятых стало 3 млн. Людей вынуждает все-таки необходимость зарабатывать, вести активный экономический образ жизни и новые формы, которые вели самозанятые, они показали, что это достаточно эффективно, и если задуматься и захотеть, то что-то может получиться.

Иван Князев: А ведь самозанятость – это, с одной стороны, еще и удобно. Почему? Потому что, ну, во-первых, вы пойдете в банк брать тот же кредит, вы как минимум сможете показать свои доходы, а это уже плюс. Это вот, например, одна из мотиваций, почему стоит на это дело подписаться.

Константин Ордов: Конечно, и налоги не такие уж большие.

Иван Князев: Да, и налоги там 4-6%, достаточно...

Константин Ордов: 4%, 6%, да, в зависимости от, т.е. на это стоит обратить внимание. Но здесь опять мы слышим эти, зачем-то в настоящее время слухи о том, что, может, и увеличат, и может, и 13%.

Иван Князев: Ну, тогда опять в тень уйдем!

Константин Ордов: И еще: ну, зачем? Просто, давайте мы пока восстановим экономику, так сказать, малый бизнес; самозанятые встанут на ноги, а потом уже будем думать о том, как действительно справедливей создать налоговую систему.

Ведь на сегодняшний день мы говорим о том, что прогрессивная шкала в виде 15% по сравнению с 13%, ну это смехотворно, наверное, все-таки, да?

Это как первый шаг, как некий такой психологический слом, может быть, у богатых людей и осознание ими своей, какой-то социальной ответственности и необходимость в дальнейшем, может быть, более рационального подхода к тому, каким образом прогрессивную шкалу все-таки нам внедрять.

И каким образом вести свою политику в области самозанятых, в области социальных предприятий, т.е. люди, которые, например, имеют инвалидность на сегодняшний день могут быть освобождены от налогов – такие инициативы есть. Ну давайте их реализуем, давайте как-то более справедливо в нашем обществе будем распределять доходы.

Иван Князев: И уж точно пока не поднимать налоги для самозанятых. Дайте хоть чуть-чуть жирком обрасти.

Марианна Ожерельева: Привыкнуть, да.

Иван Князев: Константин Васильевич, я вот так или иначе буду сегодня не раз обращаться к новогоднему столу, к ценам на продукты. Политика Центробанка в этом году, много раз ее критиковали многие эксперты. Да, они говорят, что это поможет сбить инфляцию, темпы инфляции, очередное повышение ключевой ставки. Вот. Но почему-то все экономисты как-то критикуют все это дело. Что мы получим в следующем году?

Константин Ордов: В следующем году похоже мы получим продолжение ужесточения денежно-кредитной политики, увеличение ключевой ставки. Нам рассказывают, в общем-то, из всего хорошего – это депозиты, проценты по депозитам увеличатся, если б, наверное, должны...

Иван Князев: Да было б что...

Константин Ордов: Было бы что нести...

Иван Князев: Вот именно.

Марианна Ожерельева: Да...

Константин Ордов: А вот то, что это будет негативно влиять на развитие экономики в целом – это факт. Потому что, что такое процент, я бы понимаю Центральный Банк укреплял бы рубль, да и тогда бы импортируемые товары импортируемую инфляцию, на которую мы сегодня так косо смотрим и считаем ее одной из основных причин инфляционных процессов в России, да, это бы сдерживало, снижало и объясняло причины, почему.

Например, вы знаете, что у нас с вами по итогам январь – октябрь, профицит бюджета 3,5 трлн руб.? Мы не знаем, куда деть три триллиона рублей.

Иван Князев: Да, даже президент об этом говорил, что у нас на следующий год...

Константин Ордов: И при этом повышаем ставки для того, чтобы еще снизить экономическую активность... Я просто в продолжение этого, вот диссонанс да, мы с вами видим, как негативно кризис сказался на доходах отдельных граждан. При этом профицит 3,5 трлн руб., при этом международные резервы – рекордные 626 трлн $, а на начало года были меньше 600, да, у правительства, так сказать, денег, как у дурака махорки. Только...

Иван Князев: Ну их же не вывалишь так-то в экономику. Тогда инфляция еще больше...

Марианна Ожерельева: Вливание, да.

Константин Ордов: Вот, видите. И вот дальше возникает этот вопрос: что для нас важнее? Дальнейшее повышение ставок приведет к снижению платежеспособного спроса. Что это значит? Это мы с вами сможем купить еще меньше. А это, конечно, должно привести, якобы к снижению инфляции. Мы такого снижения инфляции хотим?

Либо есть другой вариант: поддержать экономику развитием конкретных предприятий, самозанятых, мелкого, среднего, большого бизнеса, отраслей. И новое предложение как раз в результате демонополизации, может быть, приватизации даже уже тоже снова стоить вспомнить, для роста конкуренции. Это все позволит контролировать цены.

Ведь сегодня сельхозпроизводители мы видим, что такое? Стали собирать урожай, цены на новый урожай выросли. Ну, когда такое было? Никогда. Чем это объяснить, кроме монополизма? Нечем.

Иван Князев: Ну да.

Марианна Ожерельева: Давайте послушаем Татьяну из Тверской области. Татьяна, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я хочу поздравить вас с наступающим Новым годом! Пожелать вам здоровья крепкого. Я работаю на ФАПе, Дымцевский ФАП. Хочу всем односельчанам пожелать здоровья крепкого и всего-всего самого наилучшего!

Иван Князев: Спасибо, Татьяна! Расскажете нам о том, сколько у вас ушло на праздник? Как отмечать будете? Сколько потратили уже? Или еще может?

Зритель: Отмечать будем хорошо. Зарплаты маленькие, пенсии маленькие, но все будет на столе шикарно и хорошо.

Иван Князев: Как вы так? Как наш народ так умудряется, вот мне интересно, Татьяна?

Зритель: А вот, а вот живем на селе, работаем. Фельдшером я работаю на селе, зарплата 10 тысяч. Умудряемся. Все, у нас все хорошо. Все замечательно!

Иван Князев: Подсобное хозяйство, наверное, есть, да, Татьяна?

Зритель: Ну, есть, есть.

Иван Князев: Соленые огурчики свои будут на столе? С помидорчиками.

Зритель: Огурчики обязательно! Помидорчики, салаты. И купим. Ничего, нормально все. Все отлично!

Иван Князев: Спасибо вам, Татьяна, большое! С наступающим вас!

Марианна Ожерельева: Какая позитивная! Спасибо большое!

Константин, все-таки хочу вернуться к проблеме инфляции: есть ожидания; одни экономисты говорят сбудутся, другие говорят – нет. Все-таки удастся ли ее снизить или нет? Потому что это все выражается на ценах, несомненно, на том, довольно население или нет. Ваш прогноз какой?

Иван Князев: При первом варианте, как Константин Васильевич сказал, если мы будем повышать ключевую ставку, мы просто можем не дожить, когда она снизится, до того момента.

Марианна Ожерельева: До этих 4%.

Константин Ордов: Да. Не насладиться ею, вот в этом, да. Здесь же вопрос цены, которую мы готовы за это заплатить.

Если мы вспомним там 5 лет назад, у нас инфляция была 14-17%, но если при этом заработные платы и доходы наши реально росли на 5-7% и больше процентов, мы ее не замечали просто. А сейчас, соответственно, инфляция, это, как сказать-то, такой индикатор экономики, да, что-то в ней идет не так. Но она не должна быть самоцель.

Да вот, температура 36,6, конечно, хорошо, это говорит, что вы здоровы, а 37,8 говорит, что вы больны, да. Но брать и температуру сбивать и сказать, что вы от этого вылечились в результате этого, бессмысленно. Вот примерно и здесь та же самая история. Мы с вами четко понимаем и инфляцию, да, скорее всего, собьют. Да, путем, к сожалению, снижением экономической активности. Да это действительно положительно потом повлияет на некую стабилизацию наших доходов, наших расходов, планирований, инвестиций, на всем этом.

Но причина, по которой эта инфляция образовалась, и причина, по которой в России мы видим ее в отдельных отраслях, гораздо выше в строительном секторе, в стройматериалах, например.

Иван Князев: Да вообще кошмар, что творится!

Константин Ордов: Вот это же говорит о том, что это очень узкие места там. Где Министерство экономического развития? Нам бы очень хотелось, чтобы оно нам в Новый год рассказало о своих планах, как оно желает, чтобы эти отрасли увеличивались и наши зарплаты росли, и мы от этого с вами, я думаю, Новый год только отпразднуем с еще большим удовольствием.

Иван Князев: Ну, пока только Марат Хуснуллин пообещал, что подключает к делу уже специальные ведомства, чтобы занимались...

Марианна Ожерельева: Карьеры проверили.

Иван Князев: Проверили, почему у нас цена на стройматериалы так сильно выросли. Назвали все это «картельным сговором». У нас тут эксперты призывали вообще к национализации металлургической отрасли, чтобы немножко притормозить аппетиты людей, которые возглавляют...

Константин Ордов: Это очень плохой, мне кажется, способ борьбы с инфляцией. А вот создание конкуренции, новых производств, высокооплачиваемых рабочих мест. Вот хочется об этих планах побольше от правительства слышать.

И тогда мы поймем, куда нам переквалифицироваться вполне возможно. Не радоваться зарплате 10 тысяч, например, мы понимаем, что это минимум, это недостаточно, а для того, чтобы понять, куда же нам дальше двигаться.

Вот в Плехановском университете мы курсы переподготовки, повышения квалификации. Ради бога, цифровая экономика. Если бы нам сказали, что там рабочих мест будет достаточно, ну давайте расширять и готовить людей. В любой глубинке компьютеры у всех есть. Найдете вы себя на этом рынке и будете зарабатывать достаточно приличные даже по мировым меркам заработные платы.

Иван Князев: Даже по мировым.

Спасибо вам большое, Константин Васильевич! Константин Ордов, заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ им. Плеханова, был у нас в гостях.

Поздравляем вас с наступающим Новым годом! Спасибо, что весь год помогали нам разбираться в самых разных сложных экономических вопросах! До встречи в новом году!

Марианна Ожерельева: Спасибо!

Константин Ордов: Спасибо! И всех телезрителей с Новым годом! Спасибо!

Иван Князев: Мы скоро продолжим; после небольшого перерыва поговорим о том, какие все-таки слова новые появились в нашем обиходе, какие новые реалии у нас появились и как мы их стали называть. Попробуем найти слово года уходящего.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)