Реальные цифры: подработка. Итоги опроса зрителей ОТР

Реальные цифры: подработка. Итоги опроса зрителей ОТР | Программы | ОТР

Они оказались неожиданными…

2021-02-05T20:39:00+03:00
Реальные цифры: подработка. Итоги опроса зрителей ОТР
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики ВШЭ
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Иван Князев: «ОТРажение» в эфире, мы продолжаем. С вами Оксана Галькевич...

Оксана Галькевич: ...и Иван Князев.

Друзья, присоединяйтесь, мы сейчас будем подводить итоги нашего опроса «Реальные цифры», который мы проводили на этой неделе. Мы на этой неделе спрашивали наших зрителей о подработке, у кого она есть, а у кого ее нет, ну и если нет, то почему. Дело в том, что с доходами в последнее время у многих довольно туго, вы это знаете, не всякая птица, как говорится, долетит до середины месяца. По опросу одного из порталов по поиску работы, как минимум четверть россиян не дотягивают до следующей зарплаты, только у 36% полет, скажем так, нормальный при любой погоде. Ну, что делать человеку без денег? – либо одалживать, либо искать подработку.

Иван Князев: При этом основная часть дохода, просто львиная его доля, тратится буквально на еду, 62%, больше трети на аренду жилья или ипотеку, чуть меньше на оплату «коммуналки» и выплату кредитов.

Оксана Галькевич: В такой ситуации, ну понятно, приходится крутиться, что в принципе больше 50% и делают. Именно это и показали результаты нашего опроса. 17,5% сказали, что и рады бы, но возраст уже не тот, здоровье не позволяет. 7% с небольшим сказали, что ничего не ищут, потому что им хочется отдохнуть, ну а почти четверть опрошенных сообщили, что у них и одной-то работы нет, никакой нет.

Иван Князев: Ну потому что трудно найти, так в основном писали нам наши телезрители, таких сообщений много было, из сельской местности в частности. Ну вот смотрите, что пишут, Тюменская область: «Какая подработка? У нас в селе Абатское Тюменской области вообще нет работы, я 3 года без работы», – пишет нам наш телезритель. Мы также спрашивали о профессии тех, кто подрабатывает, выяснилось, что это не всегда в принципе имеет значение, многие подрабатывают вовсе не по своему профилю.

Оксана Галькевич: Ну, например, массажист из Ставрополя подрабатывает в химчистке. Упаковщица хлебозавода написала нам, что успевает еще и сторожить объект. А тренер в Нижегородской области с двумя высшими образованиями и зарплатой в 14 тысяч рублей вынужден таксовать в свободное время.

Иван Князев: А еще нам написали электрик завода, он в свободное время ходит по частным вызовам, столяр, который берет на дом заказы и делает гробы, медсестра, которая берет у персонала халаты и подшивает их в свободное время. Ну вот кто чем подрабатывает.

Оксана Галькевич: Жизнь гораздо разнообразнее, да, чем мы можем себе это представить?

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: Ну, во-первых, что мы хотим сказать? Спасибо тем, кто принял участие в нашем опросе. Во-вторых, разговор на эту тему мы сейчас давайте вместе продолжим. Нам можно звонить, нам можно писать, делиться своими историями, какими-то жизненными ситуациями. А мы пока подключим к беседе самых разных экспертов.

Иван Князев: Ну и на связи с нами сейчас Владимир Карачаровский, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владимир Карачаровский: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, ну вот мы цифры вам привели, которые получили в результате опроса. Как вы считаете, людей нужно похвалить за то, что они, так скажем, не сидят на месте, ищут работу, или экономику нашу нужно поругать, что она такова, что вот 50% опрошенных нами зрителей приходится искать работу, потому что им просто не хватает?

Владимир Карачаровский: Ну, на самом деле подработка – понятие достаточно широкое и охватывает круг явлений от очень позитивных до совершенно негативных. Если мы говорим о тех примерах, которые вы сейчас перечисляли, ну там когда инженер моет полы или врач в свободное от работы время сторожит объект, это, конечно, индикатор того, что экономика ухудшается, и, конечно, с такой подработкой никаких хороших слов об этом сказать не нужно. Вот если подработка является продолжением профессии, то есть она позволяет капитализировать репутацию, когда...

Ну, нас же общество приучило к чему? Любое наше действие должно быть капитализировано. То есть сегодняшние наши виды деятельности, которыми мы занимаемся, – это наша завтрашняя репутация. Поэтому если хороший токарь в свободное от работы время делает, не знаю, по заказам от малого бизнеса какие-то удивительные вещи, самые разные, то, наверное, это идет ему в плюс, он может в своем резюме, в своих рекомендательных письмах это показать, и тогда для будущего работодателя у него будут шансы уже более высокие, потому что это будет человек с более высокой репутацией.

Оксана Галькевич: Ага.

Владимир Карачаровский: А вот если условно высококвалифицированный специалист сторожит объект или моет полы, то это, естественно, его репутацию умаляет, и такую подработку человек, естественно... Это понятно, что это вынужденная вещь, такую подработку человек склонен скрывать, а значит, это теневой сектор, ну просто потому, что она его репутацию разрушает, это первый момент.

И второй момент, который мы должны отметить, рассуждая о подработке, – это то, добровольна ли она. Понимаете, в начале девяностых наши российские социологи проводили такой опрос, ну серию исследований, с очень интересным вопросом, казалось бы странным, ну примерно, это блок вопросов, идея такая: как вы чувствуете себя, когда просыпаетесь по утрам, плохо или хорошо? И задача была в том, чтобы понять, а человек к утру восстанавливается вообще физически после вот предыдущего трудового дня? И оказывалось, что люди, тогда имеющие по две, три, четыре работы, они просто физически деградируют, то есть мы теряем человеческий капитал через потерю здоровья, потому что человек берет на себя, чтобы выжить, такое количество обязанностей, которое вредит его здоровью.

Оксана Галькевич: Ну он просто механически выполняет определенную работу, да, а если эта работа связана с интеллектуальными какими-то затратами и требует еще физической выносливости, врач например...

Иван Князев: ...выгорает напрямую врач.

Оксана Галькевич: Да, очень быстро еще выгорает, да.

Владимир Карачаровский: Ну нет, и профессиональное выгорание, и снижение качества услуг, которые человек..., вернее качество его деятельности на основной работе. Тут очень по-разному, вот надо понять, о каком явлении мы говорим. Конечно, то, о чем, скорее всего, то, что вам бо́льшая часть тех людей, которые говорили вам о подработке, скорее всего, относится к тому сегменту рабочей силы, которая вынуждена была брать эту дополнительную работу.

Иван Князев: Вынужденная все-таки подработка.

Владимир Карачаровский: Конечно, это печальный феномен. Но, с другой стороны, я говорю, если это продолжение вашей профессии и вы чувствуете, что у вас, наоборот, много свободного времени и вы хотите свободное время конвертировать в доход, то это, наоборот, хорошо. Но это порядка 10% на рынке труда, вот этот феномен – это порядка 10% от всей той подработки, которую мы фиксируем в статистике или по различным опросам. Так что ситуация такая, пока это в основном индикатор ухудшающегося экономического положения.

Оксана Галькевич: Мне кажется, 10% – это еще такие весьма оптимистичные прогнозы...

Иван Князев: ...когда люди могут позволить себе монетизировать, грубо говоря, свои качества или что-то для своего развития сделать в плане работы.

Владимир Карачаровский: Нет, это есть, это всегда есть. Более того, вот эти две части, подработки, если мы так называем этот термин... Вот, например, в 1990-е гг. подработка была как раз, понятно, это очевидно, это была вынужденная ситуация, когда люди должны были выжить. А вот в первой декаде 2000-х гг. это как раз была работа, которая позволяла людям конвертировать появившееся свободное время, и тогда растущие достаточно резко доходы, в первую декаду 2000-х гг., конвертировать свое время в дополнительный доход.

Иван Князев: Ну просто Оксана сказала, что 10% – это все-таки много, наверное, мне кажется.

Оксана Галькевич: Ну оптимистично, мне кажется, достаточно.

Иван Князев: Оптимистично.

Владимир Карачаровский: Почему? Смотря какие группы профессий брать. Если вы возьмете преподавателей, например, то для них репетиторство, – а это значительная часть услуг, – это продолжение их профессии. Если возьмете ученых, которые зарабатывают на исследовательских грантах, это опять же пример. Если вы берете токаря, станочника, столяра, которые удивительные вещи делают в свободное от работы время, берут заказы от малых фирм, то это опять же продолжение профессии. Нет, на самом деле таких случаев достаточно много, но статистически, конечно, в основном подработка – это негативный феномен вот сейчас.

Оксана Галькевич: Ага. А давайте выслушаем звонок, из Московской области у нас Роман на связи. Здравствуйте, Роман.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас. Роман, у вас есть работа?

Зритель: ОТР – это независимое телевидение для народа, спасибо ведущим большое.

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Роман.

Зритель: Ага.

Подработка в наше время – это очень накладная штука получается. Бензин дорогой... То есть у меня как бы есть своя «Газель», то есть как бы звонят, допустим, говоришь цену, люди отказываются, потому что бензин дорогой, соответственно, машина на воздухе летать не может...

Оксана Галькевич: А что за подработка? Вы какие услуги предлагаете, Роман?

Зритель: Ну грузоперевозки.

Оксана Галькевич: А, грузоперевозки, ага.

Иван Князев: А основная работа? Это у вас и есть основная работа? Сфера деятельности у вас какая?

Зритель: Основная работа тоже есть, водителем.

Иван Князев: А, водителем вы работаете. Где, если не секрет?

Зритель: В дорожной структуре.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Ага. И просто есть своя «Газель», хотели бы подработать, но заказов нет, я правильно понимаю?

Зритель: Ну, выходной если, допустим, звонит человек, звонит, ты ему говоришь цену, он, соответственно, отказывается, потому что невыгодно ни нам, получается, ехать за просто так, ни, получается, кто заказывает, потому что с такими ценами в нашей стране на бензин это просто нереально.

Оксана Галькевич: Ну понятно, да, понятно. Спасибо большое, Роман.

Давайте вот мы покажем еще вам, Владимир Владимирович, и зрителям нашим историю из Перми о том, как разнолика иногда выглядит эта самая подработка. В Перми работает и живет наш коллега, журналист, и подрабатывает он, не поверите, дворником, потому что зарплаты журналиста в регионе не хватает ему на жизнь. Василий Кучумов получает около 15 тысяч рублей в месяц. Самые большие расходы у него – это ипотека.

Иван Князев: А еще нужно оплатить «коммуналку», продукты, проезд, поэтому решил найти дополнительный заработок. Три месяца назад Василий устроился дворником, убирает снег после того, как закончит писать статьи для интернета. За один вечер обходит 10 подъездов, в месяц получает 15 тысяч рублей.

Василий Кучумов: Вечерний вариант, достаточно удобно после дневных этих нагрузок сюда прийти, такой вместо зала. И опять же это общение с людьми: вечером они идут с работы, я с ними периодически разговариваю, какие проблемы у них, может быть, в подъездах есть, чтобы как-то подсказать управляющей компании или инспекции. Может быть, из этого выльется какой-то журналистский материал.

Оксана Галькевич: Подработка дворником за 15 тысяч в месяц для Василия Кучумова довольно существенная прибавка к его зарплате: эти деньги покрывают, как он говорит, бо́льшую часть ипотеки.

Ну вот вы знаете, Владимир Владимирович, мы с вами не первый раз уже в прямом эфире встречаемся, и мы разные с вами ситуации обсуждали. Меня вот такие люди в принципе... Меня они радуют, потому что человек, имея определенный недостаток в деньгах, определенную какую-то сложность финансовую, ситуацию жизненную, он не сидит на месте, он не жалуется на свою жизнь, он идет и что-то делает даже несмотря на то, что это, так скажем, по статусу несколько ниже социальному, чем он мог бы претендовать со своим высшим образованием, филологическим наверняка.

Владимир Карачаровский: Абсолютно, абсолютно с вами согласен. Вообще то, что у нас наряду с жалобами на плохую жизнь возникает вот это вот явление активного поиска работы, говорит о том, что да, наши люди достаточно предприимчивы. Просто структура экономики сейчас... Ну сейчас вообще специфический год, его, наверное, нельзя вообще сравнивать с годом предыдущим или последующим, здесь же это ситуация, когда вообще практически экономика находится в параличе. Но я абсолютно с вами согласен, да, эти люди – своего рода авангард, потому что они не просто жалуются или вообще не жалуются, они предпринимают определенные действия, для того чтобы повысить свой доход, и это, конечно, хорошо.

Но здесь, вот когда, если мы с макроэкономической или с макросоциальной, так сказать, точки зрения будем на это смотреть, то мы должны для себя понять и подумать, какие условия можно создать, для чего такие люди не выгорали, а для того, чтобы такие люди могли развиваться, причем развиваться в своей профессии. Вот в примере данном меня что очень радует? – что в некотором смысле вот герой репортажа имеет определенную философию в этой своей подработке. Да, она низкостатусная, дворник, но он из нее, думает, что в ней может найти какой-то материал для своих журналистских статей. Возможно, он...

Оксана Галькевич: Кстати, да, да, кстати, вы правильно обратили внимание, очень интересно: разговаривает с людьми, спрашивает, узнает какие-то ситуации жизненные, наблюдает...

Иван Князев: Ну, это особенности, наверное, нашего менталитета, когда мы что-то положительное во всем ищем.

Владимир Карачаровский: Может, через несколько лет он напишет книгу, которая станет бестселлером. Поэтому, собственно, так и работает рынок, это когда вам ничего не гарантировано, но своей активностью вы сможете добиться успеха.

Иван Князев: Нет, Владимир Владимирович, меня знаете, что зацепило? В принципе само вот это явление, вот это явление подработки, как оно у нас в России выглядит? Потому что в принципе, когда студент подрабатывает в McDonald’s, это одно дело; когда человек действительно работает водителем и у него еще там есть возможность где-то в смежной специальности что-то где-то подработать, это тоже более-менее объяснимо. Но когда врач идет подрабатывать, когда журналисты идут подрабатывать, когда педагоги, ну просто люди этих профессий как раз-таки, мне кажется, не должны заниматься подработкой, их работа должна оплачиваться достойно, вот особенность, мне кажется.

Владимир Карачаровский: Ну, я могу только подтвердить то, что вы сказали. И мы упираемся в извечный вопрос, он уже риторическим стал, что делать, для того чтобы экономику из этой ловушки институциональной вывести. И здесь опять мы можем спорить: выведет сам рынок, скажут вам экономисты либеральные; нужна политика большого толчка, скажут экономисты, которые придерживаются позиций государственнических, я вот, например, за эту политику.

Ну, например, что мы можем сказать о рынке? Вот действительно, у нас очень низкие заработные платы у врачей, у учителей... Я сейчас скажу вещи, которые я на самом деле граждански не разделяю, но мы когда-то сделали этот выбор, мы живем в рыночной экономике, и как это выглядит? Почему зарплаты врачей низкие? – ну потому что врачи, учителя, преподаватели, инженеры готовы работать за эту зарплату.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, а как же в Советском Союзе, слушайте? Вот мы буквально месяц назад, чуть больше, всей страной пересматривали «Иронию судьбы, или С легким паром!», помните этот момент, когда главный герой выясняет: «Вы учитель, а я врач в поликлинике. Мы с вами счастливые люди, у нас самые нужные профессии. А судя по зарплате, я бы так не сказал». Как же так?

Владимир Карачаровский: Да, да. Но, знаете, это был ирония граждан стабильного общества. Понимаете, ирония иронии рознь. Одно дело, когда вы ждете 10 лет квартиру, которую вам государство обещает дать, и живете вместе с родителями, или когда вы, я не знаю, не можете купить автомобиль, значит, это одно, или в другой ресторан, в «Прагу» сходить в советское время, это одно. А другое дело, когда вы не можете просто физически восстанавливаться, когда вам просто детей не во что одеть, это уже совсем другая ситуация, хотя... она может одними и теми же фразами: «Судя по зарплате, наши специальности не особенно-то нужны». То есть все-таки одно другому рознь.

Оксана Галькевич: Да.

Владимир Карачаровский: В советское время, я подчеркиваю, да, тоже были невысокие зарплаты, но было очень много льгот и основные блага были либо бесплатны, либо условно бесплатны. То есть колбаса в дефиците, но если она есть, вы можете купить сколько хотите, не боясь, что вам не на что будет ребенка отвести в детский садик или не на что будет ему купить ботинки, сейчас же ситуация...

Оксана Галькевич: Ну хорошо, это уже такой разговор немножко в сторону, но тем не менее интересный. Спасибо большое. Владимир Владимирович Карачаровский был у нас на связи, кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики.

Мы продолжаем, друзья, говорить о том, есть ли у вас подработка и какая. У нас есть сейчас звонок.

Иван Князев: Андрей у нас сейчас на связи из Орла. Андрей, здравствуйте, слушаем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый, добрый вечер уже.

Зритель: Добрый вечер.

Вы знаете, я считаю, что человек должен работать на работе на 100%. Если подработка, значит, он на работе работал на 50–70%.

Оксана Галькевич: Ага. Ну да, распыляется, так скажем, да, а должен сосредоточенно трудиться.

Зритель: Да, потому что, если человек работает на 100%, у него подработки не может быть вообще. Преподаватель должен получать хорошую зарплату, врачи хорошую, а не делать, как говорится, подрабатывать.

Оксана Галькевич: Хорошая позиция.

Иван Князев: Так понимаете, Андрей, даже когда работаешь на 100% врачом или преподавателем, зарплаты не хватает на то, чтобы жить на 100%, вот в чем проблема.

Зритель: Это задача государства, понимаете как?

Иван Князев: Да, спасибо вам.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое, Андрей.

Давайте сейчас покажем еще одну нашим зрителям ситуацию, на этот раз уже из Череповца. Там жительница нашла себе подработку помощником по выгулу собак (интересная, кстати, история).

Иван Князев: Да. Евгения Кириллова недавно устроилась парикмахером и пока не наработала большую клиентскую базу, доход поэтому нестабильный, решила найти подработку. И как раз знакомая попросила за вознаграждение последить за собаками, пока она будет в отъезде. Теперь Евгения гуляет с животными два раза в неделю. Свои предложения подработать она размещает в интернете.

Евгения Кириллова: У нас есть услуга, и кошек можем, можем приехать и кошку покормить, за ушком почесать, одинокой не будет, поменять лоток, покормить. Расценки довольно приемлемые, потому что мы сравнивали по другим городам, во многих городах есть эти службы. Тут зависит не от размера собаки, а от времени: кто-то гуляет 15–20 минут, крупным собакам нужно дольше времени, час-полтора.

Оксана Галькевич: А вот и расценки: Евгения получает за выгул собаки около 300 рублей. Ее услуги пользуются спросом, в основном летом, конечно, когда люди уезжают в отпуск, а за животными необходим присмотр. Многие предпочитают не сдавать их куда-то в специальные гостиницы, потому что это дорого, а приглашают домой вот таких вот помощников.

Иван Князев: Ну молодец Евгения, как сориентировалась, конечно.

Оксана Галькевич: Интересная, слушайте, идея, да.

Иван Князев: Конечно, идея отличная, да.

Оксана Галькевич: Гостиницы потому что... Кота сдать куда-то и в отпуск уехать у меня постоянная проблема.

Друзья, ждем по-прежнему ваших звонков и сообщений. А мы подключаем к нашей беседе заместителя генерального директора сервиса «Работа.ру» Александра Ветеркова. Александр Юрьевич, здравствуйте.

Александр Ветерков: Здравствуйте, добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Смотрите, вот такой момент. Вот нам пишут телезрители, например, что в городе еще подработку можно найти, а вот в сельской местности практически невозможно, там и основной работы не хватает. Ну, хотелось бы у вас как у специалиста по подбору персонала портала по поиску работы рассказать, действительно где, что и как можно найти, насколько это легко.

Александр Ветерков: Ну, действительно, в сельской местности найти подработку гораздо сложнее, и она скорее будет связана с непосредственным трудом, который выполняет сотрудник в настоящий момент. Многие компании дают возможность перерабатывать на текущем месте, поскольку не хватает сотрудников, и, например, на профессии скотника, доярки человек может отработать свою стандартную смену и выйти на подработку в выходной день либо отработать большее количество часов, такие предложения есть.

Вообще самое большое количество предложений, которое связано с подработкой и куда готовы идти люди, соискатели, – это в первую очередь называют ремонт квартир, на втором месте находится красота и здоровье, туда же попадают врачи, которые занимаются подработкой либо в частном порядке, либо работая на двух местах работы...

Оксана Галькевич: А красота и здоровье – это, простите, что там? Подстричь, я не знаю, маникюр сделать? Что, что там еще с красотой, со здоровьем?

Александр Ветерков: Да, три части, все правильно, то, что касается парикмахера, либо маникюр, либо какие-то легкие косметологические уходы. Ну а то, что касается здоровья, это все-таки врачи, которые оказывают дополнительные консультационные услуги для клиентов, ища себе частную практику либо выходя на подработку в какие-то коммерческие организации.

Иван Князев: А вот здесь, конечно, я немножко так задумался, насколько это законно и безопасно. Ну, подстричь человека – это одно, а лечить вот так вот в частном порядке, не имея, я не знаю, какой-то официальной сертификации или что-то, – это разве попадает у нас в рамки закона?

Александр Ветерков: Ну, вообще это, безусловно, рискованно как для пациента, так и для врача, который оказывает подобную практику, поэтому они стараются больше все-таки выходить на работу в какую-либо коммерческую компанию на второе место работы. Но все-таки люди очень любят получить второе альтернативное мнение и часто прибегают к услугам консультантов, получая, например, классическую рекомендацию из поликлиники либо больницы с расписанным лечением и проверяют это, например, через какие-либо профессиональные сообщества в социальных сетях, где обитает большое количество врачей. Ну, на третьем месте, конечно, стандартно, классически образование, учителя, которые занимаются репетиторством, ну и далее уже все остальные профессии.

Оксана Галькевич: Александр Юрьевич, а вот такие экзотические истории, такие подработки можно ли найти в рамках вашего портала? Мы только что рассказали историю из Череповца, там женщина по выгулу собак... Я не знаю, как это называется, но такие интересные вакансии у вас есть? И как люди себя атрибутируют?

Александр Ветерков: Есть, да. Более того, есть сервисы, интернет-сервисы, которые ищут себе подобных специалистов, которые в больших городах, миллионниках в основном, находятся и оказывают услуги либо по передержке домашних животных, либо как раз выгула с выездом к месту проживания питомца. Такие вакансии, да, присутствуют, их достаточно большое количество, особенно в моменты, когда начинаются отпуска, это летние периоды либо периоды праздников, когда такие вакансии появляются. Ну и, как правило, потом человек знакомится с владельцем собаки либо кошки и уже начинает это делать достаточно часто минуя сервис, что, конечно, интернет-сервисам не нравится, но тем не менее такие истории есть, когда дальше уже с постоянными клиентами...

Оксана Галькевич: Такая клиентская база появляется, да?

Александр Ветерков: Да, появляется клиентская база, они с ней начинают выезжать, ухаживать за животным, особенно если все в первый раз случилось прекрасно.

Иван Князев: А на портах по поиску работы подработка каким-то отделяйте разделом идет или в общем потоке вакансий? Например, если человек ищет, мне нужна, например, только подработка.

Александр Ветерков: Есть специальный параметр в графике работы, который называется либо «Подработка», либо «Частичная занятость», либо сейчас появился параметр «Удаленная работа», и вы можете в IT-сегменте, в кол-центрах, в маркетинге, в каких-либо консультационных юридических услугах или бухгалтерских работать удаленно, это отдельный признак на джоббордах, на работных сайтах, где вы можете выбрать именно предложение с подработкой, либо удаленной работы, либо с частичной занятостью.

Оксана Галькевич: Интересно. На самом деле хотела еще спросить, а вот сейчас, в момент этой пандемии, которая стала разворачиваться в прошлом году, таких вакансий, таких предложений по подработке стало больше?

Александр Ветерков: Больше, и появилось большее количество вакансий с удаленной работой, и компании-работодатели, которые на удаленку отправили часть своих сотрудников, начали искать себе специалистов из других регионов, в том числе готовы их рассматривать для высококвалифицированных специалистов, например айтишников, на полставки, на частичную работу. Таких вакансий стало больше, и прямо сейчас, если зайти на «Работа.ру», например, вы увидите порядка 20 тысяч предложений по России.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Александр Ветерков: А вообще...

Иван Князев: Да, спасибо. Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру», был с нами на связи. В общем, подхалтурить можно, подкалымить, как вот нам пишут наши телезрители, раньше это весьма недвусмысленно называлось...

Оксана Галькевич: Главное, чтобы это повышало вашу квалификацию, Иван.

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: Друзья, впереди у нас весьма интересная такая тема, тема с поворотом, так скажем. Ну пятница, всегда же хочется «а поговорить?».

Иван Князев: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Они оказались неожиданными…