Реальные цифры: сколько платят «в тени»?

Реальные цифры: сколько платят «в тени»? | Программы | ОТР

Как из-за пандемии в России сократился спрос на услуги неофициальных самозанятых?

2020-12-15T13:42:00+03:00
Реальные цифры: сколько платят «в тени»?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие Человеческого капитала»

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Коронавирус подкосил теневой сектор: из-за пандемии в России сократился спрос на услуги неофициальных самозанятых, наконец-то это произошло. Налоговики боролись, не знаю, правоохранители боролись – нет, помог только коронавирус.

Константин Чуриков: Ну да, если эксперты правильно все посчитали. Вот они говорят, что доля таких работников снизилась, с 2013 года их стало почти в 2 раза меньше. Вот если 7 лет назад почти 45% было, то есть, можно сказать, половина, то сейчас треть, 28%. Больше половины опрошенных выбирают теневую занятость, потому что не могут найти работу, где им бы много платили, хотят работать по свободному графику и предпочитают получать заработанное без уплаты налогов, как говорится, «заплати налоги и спи голодным», вот, они не хотят платить налоги.

Ольга Арсланова: Это подсчитали ученые, специалисты РАНХиГС. У нас будет свой, народный опрос, рубрика «Реальные цифры», и на этой неделе вопрос вам очень простой: какую зарплату получаете вы, «белую», то есть полностью официальную, «серую», это то так, то сяк, либо полностью «черную», все в белом конверте.

Константин Чуриков: То есть даже нет какой-то официальной части, вот вся зарплата откуда-то от дяди из конверта.

Ольга Арсланова: Да, напишите.

Константин Чуриков: А мы в пятницу подведем итоги, номер 5445.

Ольга Арсланова: И не забывайте писать, кем вы работаете, какая зарплата и кем вы работаете.

Константин Чуриков: Обязательно.

Ольга Арсланова: Это тоже очень важно.

Константин Чуриков: И в какой сфере.

Сейчас на связь выходит Юрий Савелов, это член президиума объединения предпринимателей «ОПОРА РОССИИ». Юрий Михайлович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Константин Чуриков: Сейчас нам включат звук и мы вас услышим. Да, добрый день. Юрий Михайлович, вы верите в результаты этого исследования, что действительно у нас «серый» сектор сократился?

Юрий Савелов: Вы знаете, я верю в том случае... У нас вся экономика сократилась, соответственно, почему бы не сократился и «серый» сектор, понимаете? Поэтому этим цифрам можно доверять в том случае, если действительно люди перестали тратить деньги. Ну как сказать, что такое «серая» схема? Во-первых, когда вы приглашаете, допустим, на ремонт квартиры или на ремонт дачи, что-то сделать, то раньше вы платили деньгами, а сейчас у вас этих денег нет, вы просто эту работу откладываете на более поздний период, вот и все. Поэтому и сократились «серые» схемы, «серые» доходы.

Ольга Арсланова: А можно ли сказать, что люди, которые в этой сфере в основном были заняты, просто лишились своей работы в принципе и у этих сфер... То есть мы по этому понимаем, в каких сферах сейчас самая сложная ситуация?

Юрий Савелов: Да, конечно. Я еще раз вам говорю, потому что у людей нет денег, они меньше стали заказывать тех услуг, за которые они платили «всерую», это естественно, в момент пандемии, в момент кризиса экономического в стране это естественно. Но в других сферах, допустим в сфере торговли, там вот как раз «серый» оборот увеличился, небольшие рынки, маленькие магазинчики, понимаете, они сейчас стараются принимать наличные в основном или платеж на карту помимо кассы, чтобы как-то... Ну, они и говорят это в открытую, чтобы как бы, значит, сохранить свой бизнес, ну и уйти от налогов, соответственно. Вот в этом секторе экономики, да, здесь «серые» схемы, наоборот, увеличились. А в общем они уменьшились, как вся экономика страны.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, возможно, сейчас вообще даже не лучшее время для каких-то там изменений и каких-то очередных экспериментов, но все-таки. Для того чтобы людям было выгоднее работать «вбелую», предприятиям, компаниям, что нужно сделать сегодня государству? Нам вот сейчас зрители пишут, ну я так, переведу на русский язык с матерного: «А не жирно ли платить налоги с такой нищенской зарплаты?»

Юрий Савелов: Ну, мы всегда об этом говорили. Люди, получающие до 30 тысяч рублей, а сейчас я бы сказал до 40, вообще не должны ничего платить, понимаете? Об этом уже 2 или 3 года мы ведем разговор. Вот правильно человек написал, вы там между строк его прочитали. Ну 30 тысяч человек получает – много ли это? Да конечно, нет, ну о чем мы говорим? Еще с этого работодатель за него должен заплатить 30%. Ну или хотя бы, если он самозанятый, 4 или 6%. Когда человек получает 20 тысяч рублей, то 6% – это все-таки для него деньги приличные.

Ольга Арсланова: Ага.

Юрий Савелов: Государство же говорило о том, что давайте определим цифру для нашего населения, для наших граждан с доходом до 30 тысяч рублей, а сейчас идет предложение до 40 тысяч рублей, которые вообще ничего не должны платить.

Ольга Арсланова: Но пока другая схема вырабатывается, то есть брать больше с богатых.

Юрий Савелов: Да, пытаются собрать со всех деньги, с любого дохода в 3, в 5 тысяч...

Ольга Арсланова: А скажите, вот какая история. Федеральная налоговая служба ожидает роста поступлений налога на доходы физических лиц по итогам вот этого страшного 2020 года примерно в 6% по сравнению с 2019-м. Вот лично вы чем объясняете такой оптимизм?

Юрий Савелов: У налоговой инспекции... Вы знаете, я объясняю только одним, что налоговая инспекция действительно научилась работать и она четко знает, кто получает доходы, физические лица.

Ольга Арсланова: Ага, то есть просто вычисляют?

Юрий Савелов: Да, она их просто вычисляет и присылает им так называемые черные метки, в которых написано, сколько они должны заплатить. Это только вот работа, автоматизация этой работы, вот только за счет этого, понимаете? Они научились работать. Может быть, не совсем еще эффективно, не всех еще они могут, если правильно выразиться, «окучить» налогоплательщиков, но сейчас уже очень многие попадают под их неусыпный взор, взгляд, и люди пытаются платить.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, у тех, кто сейчас пытается держаться на плаву и все равно работать, грубо говоря, «вчерную», неформально, неофициально, насколько им сегодня сложно прятаться от государства?

Юрий Савелов: Сложно.

Константин Чуриков: Какие у них есть риски и какие платежи они предпочитают, нал не нал?

Юрий Савелов: Вы понимаете, дело в том, что риски сейчас большие. Люди, которые не платят налоги, все равно могут попасть под очень серьезные штрафы и пени, и государство с этим не церемонится. А если свыше, по-моему, 500 тысяч рублей, то может грозить и уголовная ответственность.

Константин Чуриков: То есть вы хотите сказать, что все наши репетиторы, а это, как правило, как организуется? – это все либо наличными, либо на карту... То есть это можно заводить дела прямо массово, на десятки тысяч людей?

Юрий Савелов: Нет-нет-нет, я вам говорю, уголовная ответственность, по-моему, от 500 тысяч. Я могу сейчас ошибаться, потому что там были изменения. Нет, ну за 20 тысяч никто не заведет, все это административная ответственность, это будут штрафы, пени, но зато штраф может быть приличный. Если докажут, что вы, допустим, получили за 3 месяца репетиторства 100 тысяч рублей, то штраф может быть 250 тысяч с пеней, понимаете?

Ольга Арсланова: Но тем не менее и так времена непростые, даже и в более простые времена зарплаты низкие. Может, оставить их в покое уже, а? Ну пускай люди хоть как-то зарабатывают.

Юрий Савелов: Да, ну вот хотелось бы нам всем, чтобы это было так. Я говорю, единственное, что можно сделать, – это определить планку дохода населения в 30, а может быть, в 40 тысяч рублей в месяц, которые можно не трогать. Понимаете, послабления, как показывает история, конечно, ни к чему хорошему не приводят. Нужны четкие определенные законные правила в виде, допустим, еще раз говорю, дохода в 40 тысяч рублей, если он получает, он не платит ничего. Но он об этом отчитывается, что он получил с того-то и с того-то 40 тысяч рублей, он выходит из тени и ничего не платит. Хороший способ, почему мы его не применяем? Почему мы его не рассматриваем, я имею в виду государство? Я не знаю.

А вот такое послабление, знаете, посмотреть на неуплату налогов сквозь пальцы государству, – ну так не бывает, так не работает государство, потому что это действительно может привести к очень серьезным последствиям. И государство на это никогда, любое государство никогда не пойдет. А вот четко определенные рамки, определенные законом и с поблажками, как я говорю, в виде 40 тысяч рублей, вот это бы сработало. И люди бы сказали: «Да, у меня доход 30 тысяч рублей, я сдаю квартиру. Вот я об этом говорю, я ничего не плачу. Будет у меня доход 45 тысяч, с 5 тысяч рублей я готов заплатить даже не 4%, допустим, а 8%, но с 5 тысяч рублей».

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, но то, о чем вы говорите, это же просто для министров высшая математика. Они не могут за ценами, понимаете, на сахар, на крупы проследить, да?

Юрий Савелов: Ой-ой, а здесь вообще я вам хочу сказать... Я даже не знаю, как это откомментировать, но я в двух словах вам скажу, – это такой сговор... У нас сахара с вами на складах лежит на 3 года вперед, ни в одной свободной экономике, вообще любая экономика так не построена. Если у вас очень много товаров, цена никак не может расти, понимаете, на 70%, никак, только сговор, только сговор 10–15 основных компаний, производителей сахара, которые собрались и решили поднять цены за 2 месяца на такой колоссальный процент. Представляете, что произошло?

Константин Чуриков: А кстати, кстати говоря, вот «серый» сектор, например, в транспортировке продуктов, посредники, они могут быть участниками теневого рынка?

Юрий Савелов: Могут, да, но опять же очень сложно. Почему? Потому что «Платон» тот же вы платите, где все прозрачно, «Платон». Солярку вы покупаете, сейчас нет солярки, допустим, которую можно купить дешевле, очень сложно это сделать, экономия совсем небольшая, потому что здесь... Тут экономии нет. На зарплате, ну на зарплате, мы сказали, конверты в «серых», а если нет наличной схемы, вернее наличных, обналичить нельзя, то тоже как выплачивать водителям «серую» схему зарплаты... Сейчас у нас в стране не так просто, чтобы взять и уйти в «серую» сторону, в «серую» схему, потому что наличные где-то надо взять, чтобы заплатить людям, чтобы заплатить за товар, чтобы заплатить за солярку, чтобы с этого не заплатить налог.

Ольга Арсланова: Но при этом вся вот эта схема и цены, о которых вы говорите, приводят к тому, что естественные монополии даже в том же ретейле, то есть крупные, большие магазины, которые принадлежат двоим-троим, они на самом деле в шоколаде...

Юрий Савелов: Конечно.

Ольга Арсланова: ...и никогда цены не будут снижаться, им не с кем конкурировать.

Юрий Савелов: А вы видите, как работа государства была до этого? Не при новом правительстве, не при Мишустине, я все равно на его стороне и надеюсь, что его правительство нас выведет в нормальное направление, в нормальное русло, это было сделано тем правительством еще. Почему? Да надо допускать потому что средний бизнес, малый бизнес, давать им полки. Вот сейчас сахар подорожал от крупных, а ведь еще есть, осталось 30–40% малого, среднего бизнеса заводов, они могли бы конкурировать. Они бы не стали цены поднимать на сахар, а завезли бы его на те же полки в «Ашан» или, не знаю, в «Пятерочку» уже совершенно по другой цене.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое, Юрий Михайлович. Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «ОПОРА РОССИИ».

Вот сейчас вот такие времена настали, вот какой темы ни коснись...

Ольга Арсланова: ...а наболевшем не могли не поговорить.

Константин Чуриков: ...везде будет, возникнет сахар или масло.

Ольга Арсланова: А как же?

Давайте почитаем SMS, которые нам шлют зрители. «Так этим теневикам и надо! – пишет Андрей из Липецка. – Кто налоги не платит, тот вор и пес и убытчик казны государевой», – вот как жестко.

Константин Чуриков: Спрашивает Воронеж, знаем ли мы таких людей, кто деньги получает в конверте: ну, я знаю среди знакомых прямо сразу так человек трех-четырех. Ярославль не знаю к чему пишет: «Мы на печке на балалайке играем уже 30 лет».

Ольга Арсланова: Ростовская область: «В регионах никаких «серых» зарплат нет, не было и не будет, и «белых» нет, 10 500 на руки и работы нет».

Константин Чуриков: А у нас есть звонок, у нас сейчас на связи...

Ольга Арсланова: ...Вера.

Константин Чуриков: ...Вера из Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ребята! Доброе утро, страна!

Константин Чуриков: Доброе.

Ольга Арсланова: Доброе.

Зритель: Я учительница русского языка и литературы. Так сложилось, что сейчас я ушла полностью на репетиторство, потому что мама участник войны, 91 год, нуждается в моем уходе. Вот какая ситуация. С каждого ребенка, я состою в нескольких репетиторских фирмах, я плачу налог 13%, он прописан официально, и каждый ученик, за которого я берусь, я плачу 7 и 13% налога. Поэтому вы не совсем, ребята, правы здесь. Если репетитор занимается официально, то все оплачено.

Ольга Арсланова: Так.

Константин Чуриков: Вера, но не все репетиторы занимаются официально. Я, например, знаю некоторых, это очень хорошие, кстати, репетиторы, учат прекрасно...

Ольга Арсланова: У вас, наверное, тоже такие есть коллеги.

Константин Чуриков: ...но они не зарегистрированы, да.

Зритель: Ну, незарегистрированные репетиторы, понимаете, тут надо проводить работу, я считаю, государству в том числе с родителями. Если я учу ребенка, бывает разное, что-то пошло, что-то не пошло, знаете, это психологический еще фактор, может, ребенку я не понравилась, может, как-то в семье что-то не так. У меня, правда, такие случаи единичные, но бывает все. На репетитора пишется отзыв, вот отработали, дети поступили, они пишут. У меня есть, например, отзыв, где отец написал, что ребенок за полгода занятий со мной узнал больше, чем за 11 лет школы.

Ольга Арсланова: Так, и что? И по этим отзывам можно его вычислить, получается?

Зритель: Его поищи, то есть фирм-то у нас много. Но понимаете, в чем дело? Когда родители договариваются с какой-то Марьей Ивановной, это вот как товар в магазине, разницы-то нет. Но фирма все-таки контролирует, а так родители... Ну вот они взяли, ну вот учительница, ну а дальше что? Качество-то какое?

Ольга Арсланова: Ага.

Константин Чуриков: Вера, короткий вопрос. Если вам, например, родители, которым вы доверяете, ваших учеников, скажут: «Вера Ивановна (какое у вас там отчество), давайте напрямую, давайте мы вам будем платить (сколько там стоит одно занятие) тысячу рублей, никаких вам налогов, все нормально», – вы согласитесь?

Зритель: Нет, нет. Я беру... Я вот думаю свою фирму открыть, вот такая мысль у меня есть.

Константин Чуриков: О, у вас бизнес-подход, понятно.

Зритель: Максимум, максимум учтенный налог – это когда, знаете, вот я пришла в семью, уже все оплачено, но бывает, что сестра есть и брат, вот это максимум.

Ольга Арсланова: А, ну то есть можно сделать...

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо вам большое, Вера из Петербурга, которая платит налоги, ей это нравится. Спасибо.

Ольга Арсланова: У нас на связи Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала». Людмила Николаевна, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Ольга Арсланова: А вот насчет человеческого капитала – с какого момента люди, которые просто обмениваются услугами (я пришла к своему другу, попросила его позаниматься с ребенком, отдала ему деньги), это превращается в то, что государство обязано регулировать? Где этот водораздел у нас? Многие зрители не понимают, почему я должен за свои услуги государству еще что-то платить, какой-то налог.

Людмила Иванова-Швец: Ну, сложно сказать, какой порог это должен быть, но все равно если человек занимается этим на постоянной основе, если он туда вкладывает, то понятно, что до поры до времени другу или подруге можно помочь, но потом, вкладывая что-то, естественно, нужно получать какой-то доход. Поэтому проще...

У нас ситуация сейчас с самозанятыми действительно неплохая, потому что очень многие регистрируются, платят налог и занимаются тем делом, которое для них интересно, и на самом деле действительно такая программа была достаточно эффективной. А все, что касается вот такого малого бизнеса, который в тени, ну он и продолжает быть в тени, просто действительно сейчас очень сложно с ним, сложно в том плане, что многие закрылись, очень многие ушли с этого бизнеса, те, кто там работали, наемные работники, скажем так. Здесь ситуация достаточно сложная действительно.

Константин Чуриков: Как вы думаете, с учетом сложности всей ситуации, у людей падают доходы, спрос на услуги падает, как вести себя государству? Может быть, на время просто закрыть глаза на тех, кто просто сейчас себя пытается как-то, знаете, как вот этот барон Мюнхгаузен, сам себя вытащить?

Ольга Арсланова: Не претендуя, между прочим, на помощь государства ни на никакую.

Константин Чуриков: Да, просто отпустить ситуацию, ничего не делать, не бороться с «серым» рынком?

Людмила Иванова-Швец: Пойти по вьетнамскому пути так называемому, да? Во Вьетнаме существует такая ситуация, когда если человек работает сам, если он работает на себя, если у него невелики доходы, то он, собственно говоря, ничего не платит, государство ему не мешает и не требует с него никаких налогов. Я не думаю, что у нас это пройдет, скорее всего нет, но то, что государство упрощает... Например, когда весной упростили систему регистрации безработных, у нас очень многие пришли в службы занятости с теневого сектора, те, которые до этого туда не приходили.

Константин Чуриков: Да.

Ольга Арсланова: А их не ждали.

Людмила Иванова-Швец: Потому что была упрощена система регистрации безработных, выплаты пособий были увеличены. Мне кажется, здесь если государство даже снимет какие-то ограничения, упростит систему, то вот это может быть даже лучшим выходом из ситуации, чтобы выйти из тени.

Ольга Арсланова: Да.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое, Людмила Николаевна. Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала».

Так что все хорошо, клеветать не надо.

Ольга Арсланова: А хорошо ли, кстати, мы еще выясним. Рубрика «Реальные цифры», не забывайте присылать нам SMS до конца недели.

Константин Чуриков: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Серж Чек
А где раздел "Реальные цифры" на сайте?