Реальные цифры: сколько стоит бензин?

Гости
Марсель Салихов
руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов

Реальные цифры: бензин. Топливо подешевело. Впервые за год цены упали. По данным Росстата, в среднем - на 15 копеек (48,93 за литр). Из них: 92-й стал дешевле на 17, 95-й - на 16, 98-й - на 8. И на 7 копеек стало доступнее дизельное топливо.

В проекте «Реальные цифры» мы хотим выяснить, сколько сейчас стоит бензин в вашем городе?

Пришлите СМС на номер 5445. Укажите регион. И ответьте на следующие вопросы:

Заметили ли вы снижение стоимости бензина?

Сколько стоит у вас АИ-92?

Сколько стоит у вас АИ-95?

Сколько стоит дизтопливо?

Петр Кузнецов: Ждем. Вот все исходные данные. Будем считать каждого.

Марсель Салихов с нами на связи, руководитель Экономического департамента Института энергетики и финансов. Здравствуйте, Марсель.

Марсель Салихов: Добрый день.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Объясните, пожалуйста, нам, почему снижение. Что это, сезонная какая-то штука?

Марсель Салихов: Да, действительно, есть сезонность, потому что обычно, традиционно летом спрос возрастает как на бензин, так и на дизельное топливо. В этом году на рынке бензина был еще такой дополнительный рост, связанный с тем, что, видимо, многие граждане воспользовались личным транспортом, чтобы поехать в отпуск. И это было видно – по сравнению с прошлым годом спрос на бензин в этом году превышал показатели.

Соответственно, по дизельному топливу другая ситуация сейчас – по дизельному топливу спрос продолжает расти, хотя сезонно он должен снижаться. Тем не менее, мы наблюдаем незначительное снижение цен. Я думаю, что оно связано с тем, что власти довольно активно пытаются мотивировать нефтяные компании как-то не повышать или снижать цены. Есть механизм демпфера. Есть обязательные требования по продаже на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. Есть угроза запрета экспорта. И в этих условиях компании идут навстречу.

Петр Кузнецов: Демпфер насколько эффективно, по-вашему, работает все-таки? Демпфирующий механизм, который сравнительно недавно у нас появился.

Марсель Салихов: Да, он появился с 2018 года и постоянно настраивается. Ну, на мой взгляд, демпфер – достаточно эффективный механизм, но, по сути, его смысл заключается в том, чтобы цены не изменялись сильно. То есть механизм демпфера как раз и приводит к тому, что цены на бензин не снижаются. Поэтому текущее снижение, может быть, продлится еще несколько недель, но рассчитывать на какое-то долгосрочное снижение цен на нефтепродукты не приходится.

Допустим, в прошлом году, когда цены мировые на нефть были минимальными, мы также не наблюдали какого-то значимого снижения цен на бензин и дизельное топливо. И как бы механизм демпфера стабилизирует цены возле определенного уровня. То есть он потенциально должен гарантировать, что цены сильно вверх не растут и, соответственно, сильно вниз. В этом его как бы такой смысл фундаментальный.

Ксения Сакурова: То есть, по сути дела, нефтяные компании просто прислушались, ну я не знаю, к тому требованию, к просьбе, которая была высказана на совещании у Александра Новака месяц назад, где им сказали, что они должны к сентябрю решить проблемы, что-то сделать с ценами на бензин. Что-то они сделали. А дальше как будет развиваться ситуация?

Марсель Салихов: Ну, я думаю, что есть и политический фактор сейчас, связанный с предстоящими выборами, поэтому, естественно, нефтяные компании в этих условиях гораздо более восприимчивы к тому, что просит правительство.

Но все будет зависеть от динамики мировых цен. Если мировые цены снижаются, то, соответственно, нефтяным компаниям легче поддерживать цены на внутреннем рынке на стабильном уровне. Но в целом такой ориентир для нефтяных компаний – это рост цен на бензин не выше инфляции. Соответственно, в этом году достаточно высокая инфляция сама по себе будет. То есть она, наверное, будет в пределах 6,5%. Соответственно, скорее всего, цены на бензин за этот год вырастут где-то на 6–7%.

Ксения Сакурова: А вот этот сезонный фактор насколько долго сохраняется?

Марсель Салихов: Ну, по бензину сейчас спрос уже снизился. То есть был такой аномально высокий спрос в июне-июле, а в августе уже снижение. Соответственно, сейчас тоже. Я думаю, что как раз фактор внутреннего спроса уходит, и это помогает на самом деле удерживать цены и, возможно, немножко снижать их.

Ксения Сакурова: То есть эта ситуация где-то на месяц, может быть, на полтора, а дальше уже это перестанет как-то ощутимо влиять на рынок?

Марсель Салихов: Да, это временный фактор, который принципиальным образом не влияет на ценообразование на рынке, собственно говоря.

Петр Кузнецов: Вот про ценообразование хотелось бы продолжить. Много гнева в адрес нефтепроизводителей. Но я читаю объяснение «Лукойла»… Это было, когда литр стоил 40 рублей, но тем не менее здесь важны пропорции. Давайте их разберем. «Лукойл» говорил, что прибыль компании от продажи, например, 95-го составляла всего 3% от его стоимости – то есть 1 рубль тогда еще с 40 рублей за литр. А львиная доля – 65% – это как раз налоги, акцизы, НДС, налог на прибыль.

Так ли это? И действительно ли во всем виноваты нефтепроизводители все-таки?

Марсель Салихов: Нет. Ну, в целом механизм сейчас ценообразования и налоговая система так устроены. Ну, в зависимости от мировых цен, но в среднем можно считать, что около половины цены в стоимости бензина – это различные налоги, которые платят нефтяные компании государству. Поэтому такие претензии чисто к нефтяным компаниям: «Вы должны снижать цены», – ну, если половина цены, по сути, уходит в государственный бюджет, то довольно странно…

Петр Кузнецов: Ну, Марсель, вот смотрите. Даже если государство снизит налоговую нагрузку, я так понимаю, это не решит проблему, потому что есть затраты на производство, и они останутся. 30% – затраты на производство топлива. Это расход на добычу, на развитие мощностей всяких и транспортировка. Ну, плюс рекультивация земель, защиты окружающей среды.

Марсель Салихов: Нет, конечно же, произвести бензин стоит денег, есть себестоимость, но она – как сказать? – ниже, чем текущая цена. И много всегда разговоров по поводу того, что Россия – нефтяная страна, поэтому цены на бензин должны быть низкими. Но, на мой взгляд, это не так. Соответственно, есть примеры других нефтяных держав, не знаю, тот же Иран, в которых удерживаются низкие цены на нефть, но это как-то не решает экономические проблемы страны.

Ну, у нас такая налоговая система. И рассчитывать на то, что цены на нефть снизятся в обозримой перспективе, не стоит. Но, на мой взгляд, каких-то принципиальных проблем это само по себе не создает.

Петр Кузнецов: Это был сейчас ответ на SMS из Челябинской области: «В нашей стране бензин обязан быть в 10 раз дешевле!» – уверен наш телезритель.

Продолжаем телезрителей слушать. У нас Сахалин на связи, Олег оттуда. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Олег, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Олег, говорите, пожалуйста. Добрый вечер.

Зритель: Сахалинская область, город Углегорск, Углегорский район. Вот у нас цена на бензин на сегодняшний день, на 95-й – 70 рублей ровно, на 92-й – 66. О каком снижении цен вы говорите? За полтора месяца с 58 рублей 50 копеек цена выросла до 70 рублей. У нас вот такие цены на Сахалине.

Петр Кузнецов: Марсель, объясните, пожалуйста. Снижение сейчас, да, зафиксировано тем же Росстатом.

Еще раз напоминаю, что проект «Реальные цифры» призван зафиксировать наши цифры. Рассказывайте, из какого вы региона, сколько стоит у вас 92-й и 95-й, сколько дизельное топливо.

Снижение, но не везде. Объясните, пожалуйста, географически, почему где-то, наоборот, продолжает расти? Как это связано с регионами?

Марсель Салихов: Это в целом нормально, потому что страна большая, регионы разные, ситуация тоже довольно сильно отличается. Поэтому то, что Росстат зафиксировал – это в среднем по России снижение цен за одну неделю на 15 копеек. Понятно, что где-то, может быть, снизилось на 30 копеек, а в каких-то регионах выросло на 10 копеек, но в среднем получилось снижение на 15. Поэтому даже при снижении цен на среднероссийском уровне, естественно, на уровне всех регионов это не должно происходить.

Ну и по регионам Дальнего Востока всегда есть проблемы, всегда есть вопросы. В начале года там был острый топливный кризис. Ну, отчасти это связано с тем, что достаточно большие расстояния и всего лишь два завода нефтеперерабатывающих, которые работают. Соответственно, любые проблемы на любом из заводов приводят к трудностям с обеспечением топливом субъектов этого региона.

Ксения Сакурова: Ну, про Дальний Восток – понятно. Но нам в SMS-сообщении пишут зрители из Кировской области: «На 40 копеек подорожал 95-й бензин. Цена – 50 рублей 30 копеек». Ленинградская область тоже жалуется на подорожание, и именно за последнюю неделю – сразу на 50 копеек. Как так происходит? Центральные регионы.

Марсель Салихов: Ну, так сходу сложно комментировать. На самом деле есть разные системы, в том числе у правительства, как мониторятся цены на бензин, потому что это такой достаточно острый социальный вопрос. Есть система Росстата, которая в рамках оценки общего уровня инфляции собирает цены. Есть еще параллельная система, которую собирает Минэнерго с помощью Российского энергетического агентства и так далее.

Ну, могут быть какие-то расхождения, но в целом система более или менее надежная. То есть каких-то прямо расхождений, что официальные данные показывают снижение, а на самом деле везде рост – ну, такого не происходит. Локальные истории, что на каких-то заправках или, не знаю, в каких-то городах – да, конечно же, может быть. Надо понимать, что это снижение очень незначительное – всего лишь 15 копеек в среднем по России.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо. Марсель Салихов был с нами на связи, руководитель Экономического департамента Института энергетики и финансов.

Вот как происходит на самом деле на заправках нашей страны, мы узнаем в конце недели.

Петр Кузнецов: Да. Несколько минут назад мы запустили проект «Реальные цифры». Хотим выяснить, что действительно происходит с ценами на бензин в вашем регионе. Заметили ли вы снижение стоимости бензина? Отталкиваемся от этого. Ну а далее: сколько у вас стоит 92-й, 95-й, сколько стоит дизельное топливо? И, конечно, очень важно – указывайте, пожалуйста, из какого региона SMS-сообщение.

Ксения Сакурова: Ну а мы движемся дальше, поговорим о производительности труда.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Участвуйте в нашем СМС-опросе