Реальные зарплаты россиян

Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»
Алексей Зубец
директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Иван Князев: Зарплаты в России никак нельзя усреднять, – так считают в Совете по правам человека. И предлагают отталкиваться при подсчетах не от средней величины, когда суммируются какие-то миллионные зарплаты и получка, к примеру, в 15 тысяч, а потом все это делится на количество человек.

Оксана Галькевич: Да размером в МРОТ получка суммируется.

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: А она гораздо ниже 15 тысяч.

Иван Князев: А считать так называемый медианный показатель, при котором 50% человек имеют доход ниже какой-то величины, а 50% – выше.

Оксана Галькевич: Согласно нынешним подсчетам, средняя зарплата в нашей стране составляет сейчас – держитесь, пожалуйста, крепко, друзья, присядьте! – 50 тысяч рублей. Да, 50 тысяч рублей с небольшим. В мае последние данные Росстата были, которые мы нашли в открытых источниках. И это, скажем прямо, не очень корректно отражает ситуацию… Нет, мы не прямо скажем, а мы скажем аккуратно: не очень корректно отражает ситуацию на рынке труда.

Иван Князев: Ну да. Вот смотрите. Медианная зарплата, как мы сказали, составляет в России 34 600 рублей – что уже немножко близко к реальности. При этом 7,2% работников получают более 100 тысяч в месяц, а почти 10% – менее 15 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Друзья, как вы считаете, как нужно правильно считать зарплату в нашей стране? Потому что, вообще, на самом деле средняя и медианная – это все достаточно важно, это такие серьезные экономические критерии, показатели, по которым, между прочим, финансовые власти работают, строят планы, что-то там высчитывают, составляют мнение о том, насколько мы с вами хорошо или не очень живем. Высказывайтесь, пожалуйста. Рассказывайте, кстати, какая у вас зарплата, в регионе вашем или ваша личная. Чем готовы поделиться?

Иван Князев: Не в среднем, а в реальности.

Оксана Галькевич: Не в среднем, а в реальности, да.

Ну а на связи с нами сейчас наш первый эксперт – аналитик группы компаний «ФИНАМ» Алексей Львович Коренев. Алексей Львович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Львович.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, вы знаете, опять же мы не вирусологии и не микробиологи, и точно так же мы не экономисты, поэтому хочется ваше мнение узнать. Это уже не первый раз в таком информационном поле появляется сообщение о том, что те или иные люди призывают отказаться от расчетов по среднему. Интересно, что думаете вы по этому поводу.

Иван Князев: Мне показалось или картинка зависла?

Оксана Галькевич: Алексей Львович, вы нас слышите?

Алексей Коренев: Пропал, да?

Оксана Галькевич: Мы вас слышим. Все прекрасно! Так что вы думаете по поводу среднего показателя по зарплате как инструментария в нашей экономике?

Алексей Коренев: Средняя зарплата абсолютно ни о чем не говорит. И старая расхожая шутка, что это средняя температура по больнице, она как раз к зарплатам наиболее применима.

Во-первых, огромное количество организаций есть, где топ-менеджеры получают не просто в десятки, а в сотни раз больше, чем рядовые работники. Во-вторых, по отраслям эта зарплата может очень сильно отличаться. Как раз свежие данные… Вы знаете, что самые высокие зарплаты в России у тех, кто работает на рыбном промысле. Но это всего 0,2% населения. Это ни о чем не говорит.

Безусловно, более правильный вариант – считать по медианной зарплате, то есть по зарплате, относительно которой равное количество получает больше или меньше. А еще более точный (по крайней мере, не стоит сбрасывать со счетов этот метод) – это модальная зарплата, то есть это наиболее часто встречаемая в стране зарплат.

Так вот, если у нас медианная сейчас 34 600, то модальная не дотягивает даже до 24 тысяч. Именно примерно 23,5 тысячи – это самая распространенная зарплата по стране. Собственно, от нее и было бы корректно отталкиваться.

Оксана Галькевич: Подождите, Алексей Львович, тогда объясните. Вспоминается почему-то сказка «Королевство кривых зеркал». Как-то перефразирую: а как у нас так сложилась в нашей экономике эта система кривых зеркал?

Иван Князев: Подсчетов.

Оксана Галькевич: Если средний показатель, ну действительно, мало о чем говорит, если нельзя его показывать и говорить: «Вот смотрите. У нас люди живут хорошо, потому что 50 тысяч – средняя зарплата», – зачем тогда? С каких пор? Как так сложилось в экономике? Или это во всем мире в принципе так?

Алексей Коренев: Да нет, не во всем мире, конечно. Более того, если мы хотим действительно получать объективную информацию, на основании которой можно было бы принимать законы, а не просто хвастаться, как мы хорошо живем, то, конечно, средняя зарплата не годится. Нужно считать по-честному – по медианной или модальной. Или учитывать и ту, и другую, но никак не среднюю.

Сложилось еще с тех времен, когда было принято хвастаться достижениями сперва социализма, а потом уже новой России. Цифры эти годятся, действительно, для того чтобы похвастаться, но не годятся, для того чтобы от них отталкиваться при расчете прогнозов, тех или иных экономических показателей и так далее, потому что они некорректные, они годятся именно для того, чтобы просто показать хорошие цифры. Кстати говоря, на днях…

Иван Князев: Алексей Львович, может, просто сложилось потому, что раньше у нас перекосов таких жестких не было? В принципе, все по стране более или менее одинаково получали. Даже те, кто высоко стояли, у них ну не такие большие разрывы были. А сейчас просто эту методику использовать… Вот эта методика при подсчетах на что-то влияет? Просто интересно понять. Может, там есть какая-то формула, куда включают именно этот средний показатель, а от медианного отталкиваться нельзя при формировании бюджета и так далее? Или всего этого нет, а просто действуем по старинке?

Алексей Коренев: Огромное количество параметров, которые… вернее, огромное количество показателей, важных и весомых для жизни рядового россиянина, используют в своих расчетах именно данные по зарплате, в том числе и по средней.

Вот я как раз хотел сказать, что на днях Фонд независимых профсоюзов предложил поднять пособие по безработице до средней зарплаты, аргументируя очень просто: «Раз вы уверяете, что у нас средняя зарплата – 51 тысяч, тогда давайте и пособие такое заплатите, чтобы люди, оказавшись временно без работы, не опускались на две-три ступеньки по социальной лестнице». Потому что человек, который получал приличную зарплату и который оказался вообще без работы, пособие у него 4,5 тысячи, как сейчас, то мало того, что он не может содержать семью, так он при поисках работы будет соглашаться на все что угодно, а не на то, что он умеет делать, чему его учили в университете или в технологическом колледже.

Кстати говоря, даже начисление пособия по безработице предложили привязать к заработной плате. Если будут привязывать к средней, то давайте тогда пособие будем платить – 50 тысяч.

Иван Князев: А было бы хорошо, если бы от этого отталкивались.

Оксана Галькевич: Ну, было бы хорошо, конечно, да. Я даже могу себе представить, что этим людям из профсоюзов ответят. Спасибо.

Алексей Коренев: Я тоже могу.

Оксана Галькевич: Алексей Коренев была у нас на связи, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

А сейчас у нас Нина из Омска, наша зрительница. Нина, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я хочу сказать, что у нас зарплата по Омску – 10, 15, 20 тысяч. Но живем в России хорошо, особенно в Омске. Я наблюдаю, что люди хорошо одеты, начиная от пенсионеров и заканчивая молодежью, сколько мы кушаем, начиная от пенсионеров и заканчивая молодежью, сколько у нас дорогих машин. Ну, ребята, я всегда говорю: мы только ропщем, ропщем и ропщем.

У меня пенсия – 15 тысяч. Мяса я не ем, колбасы я не ем, сыры я не ем. Но я люблю путешествовать. Я сижу на кашах, поэтому я объездила весь мир. Вот так!

Оксана Галькевич: Какая вы молодец!

Иван Князев: Я не очень понимаю. Это сейчас ирония?

Оксана Галькевич: Нет, почему? Нина просто живет в рамках своего бюджета. И она справляется.

Зритель: Да-да-да. Я, например, немножко где-то себе связала, что-то себе сшила. Я люблю путешествовать. Ни в коем случае роптать не надо. Мы не голодные. Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Нина, вам спасибо за то, что позвонили и высказались.

А теперь у нас на связи еще один эксперт – Алексей Николаевич Зубец, директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, здравствуйте, Алексей Николаевич.

Алексей Зубец: Добрый день.

Оксана Галькевич: Какой духоподъемный звонок был перед вами! Может быть, мы действительно ропщем?

Иван Князев: И лишнее говорим.

Алексей Зубец: Смотрите. Надо просто понимать, что у нас есть главная проблема, с которой мы сегодня столкнулись, – это расхождение между стандартами качества жизни и тем доходом, который может обеспечить себе человек. То есть, если наш доход передать, я не знаю, жителю Центральной Африки, он будет счастлив тем уровнем жизни, который он получил.

Но качество жизни в нашей стране растет, люди хотят потреблять больше, больше и больше. И если люди находят оптимальный баланс между уровнем потребления и своим доходом, то мы получаем звонок предыдущего собеседника, который говорит, что у него, вообще-то, все прекрасно. И дешевый стандарт качества жизни, то есть обеспечивающий выживание и минимальный уровень потребления, он стоит на самом деле очень небольших денег. Гречка, подсолнечное масло и простое продовольствие стоят в нашей стране недорого.

То есть Россия страдает, пожалуй, от избыточных ожиданий и избыточных потребностей, которые на самом деле для нормальной жизни вовсе и не являются необходимыми. В этом наша главная проблема.

Оксана Галькевич: То есть это скорее такая информационная проблема, она не экономическая, она где-то в головах, да?

Алексей Зубец: Ну, это социальная проблема.

Оксана Галькевич: Социальная.

Алексей Зубец: Социальная проблема динамики стандартов качества жизни, которые определяются в том числе и телевизором, рекламой и тем образом жизни, который мы ведем, и наличием богатых людей рядом, которые являются образцом для потребления. В случае если человек умеет управлять собственными потребностями, того уровня жизни, который есть в нашей стране, абсолютно достаточно. С другой стороны…

Оксана Галькевич: Алексей Николаевич, с одной стороны – да. С одной стороны, замечательно, что есть такие зрители, как Нина из Омска, которые говорят, что 15 тысяч вообще на все с головой хватает, еще и весь мир объездила. С другой стороны, интересно, что некоторым руководителям крупных компаний и корпораций не хватает и нескольких миллионов в день. Называют какие-то совершенно космические суммы. Хорошо.

Ну давайте вот о чем, Алексей Николаевич. Средний показатель, который уже не первый раз предлагают исключить из расчетов, перестать на него ориентироваться. Как вы к этому относитесь? Что вы скажете как эксперт?

Алексей Зубец: Средняя зарплата имеется в виду?

Оксана Галькевич: Да.

Алексей Зубец: Ну смотрите. У нас основной показатель – это все-таки не средняя зарплата, а минимальная зарплата, минимальный уровень оплаты труда. Если мы говорим о средней зарплате, то это действительно средняя температура по больнице, которая ни о чем не говорит.

У нас много говорят, как вы только что сказали, о каких-то сверхвысоких зарплатах руководителей. Но если мы возьмем данные Росстата по доходам руководителей, то мы увидим, что никакого серьезного разрыва между основной массой работников и руководителями нет. Мы в данном случае, когда мы говорим о руководителях, должны понимать, что это высшие руководители. А высших руководителей в нашей стране единицы. И если мы возьмем их зарплату и разделим по всему народу, то народ от этого точно не разбогатеет, потому что это очень небольшие деньги.

Иван Князев: Алексей Николаевич, я прошу прощения, просто очень немного времени остается. Бог с ними, с этими высшими руководителями, сколько у них там зарплата. В Совете по правам человека предлагают использовать медианную зарплату для того, чтобы посчитать и понять, сколько получают у нас врачи и учителя, к примеру. Ну неужели это и так не понятно?

Алексей Зубец: Медианную зарплату считает Росстат. Пожалуйста, зайдите на сайт Росстат – там все эти цифры имеются. И медианная зарплата – да, действительно, это более справедливый показатель, чем средняя зарплата, тут я полностью согласен. Но считать ее не надо, она уже посчитана.

Оксана Галькевич: Есть еще модальная. Вот нам только что перед вами говорил Алексей Львович. Модальный показатель.

Алексей Зубец: Да, модальная. Но модальная – это, в общем, ни о чем. Это наиболее часто встречающееся значение. И для общего понимания картины мода большого значения не имеет.

Оксана Галькевич: Ну что же, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Алексей Николаевич Зубец, директор института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

А мы переходим, друзья, к последней пятнадцатиминутке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Какие они сегодня?