Реаниматолог Юрий Кушнарев: Из современных протоколов уходит искусственное дыхание. Важна компрессия при непрямом массаже сердца

Реаниматолог Юрий Кушнарев: Из современных протоколов уходит искусственное дыхание. Важна компрессия при непрямом массаже сердца
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Юрий Кушнарев
заведующий отделением анестизиологии-реанимации медицинского холдинга «СМ-Клиника», врач высшей категории, анестезиолог-реаниматолог

Тамара Шорникова: Сейчас наша традиционная рубрика «Телемедицина». И в ней мы на этот раз будем обсуждать лето. Давай обсудим лето. Начнем с него. Погода и удивляет нас в хорошем смысле, и в плохом тоже удивляет. То аномальная жара, то, как в Москве, например, осень в июле. Где-то природа создает опасные ситуации. Мы обсуждали, что творится в Иркутской области из-за наводнения. А где-то сами люди создают опасные ситуации самостоятельно.

Иван Князев: 5 человек утонули в Балтийском море в Калининградской области за минувшие выходные. Там был сильный шторм накануне. Народ лез купаться, несмотря на все запреты. Вообще очень много ужасных историй. Опять же, на Балтике в Светлогорске во время шторма спасатель вытащил из воды девочку-подростка, которая даже не купалась, а просто гуляла по берегу. Ее смыло. Где были родители, непонятно.

Тамара Шорникова: В общем, опасностей хватает. И тепловой удар можно получить, и утонуть. А как себя вести в таких ситуациях? Умеем ли мы с вами оказывать первую помощь? Как это правильно сделать, чтобы не навредить? Узнаем прямо сейчас. Практический совет от профессионального реаниматолога. У нас в студии Юрий Кушнарев, заведующий отделением анестезиологии и реанимации медицинского холдинга «СМ-Клиника», врач высшей категории.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Анестезиолог, реаниматолог. Все регалии назвали. Просим наших зрителей активно нам писать, звонить, задавать вопросы, которые вас интересуют. Может быть, что-то хотели разъяснить. Сейчас есть как раз отличный шанс. И также активно просим вас голосовать. Мы спросим у вас, дорогие телезрители. Вы умеете оказывать первую помощь? Да/нет. Очень простой вопрос, очень простые ответы. Присылайте на наш короткий номер. Подведем итоги в конце этого получаса.

Иван Князев: Юрий Викторович, всегда хотел спросить. Вроде бы мы все чуть ли не с детского сада знаем, что нужно делать в экстренной ситуации: искусственное дыхание, вызвать спасателей. Это все так просто на самом деле? У меня есть небольшое сомнение, что все это нужно делать правильно, чтобы не навредить.

Юрий Кушнарев: Абсолютно верно говорите, Иван. Более того, я хотел начать с того, что вы привели правильный пример про людей, которые, несмотря ни на что, все равно шли купаться. Потому что мы говорим сейчас о первичной помощи, о доврачебной помощи. Более того, даже без участия любого из медработников. И здесь одна из двух задач этой помощи – это не допустить увеличение количества пострадавших. Поэтому если кто-то пострадал и опасность еще сохраняется, прежде всего нужно постараться вывести, оградить людей, которые еще находятся в этой зоне, от этой опасности. Этот пример про шторм очень показательный. То есть когда люди видят, что пострадал человек, но, тем не менее, вокруг кто-то все равно идет и купается, это один из тех моментов, которые входят в первичную помощь. Это справедливо и при пожарах, и при катастрофах – при любых чрезвычайных ситуациях, когда опасность сохраняется.

Иван Князев: А когда уже все случилось, обычно нам говорят: «Ничего лишнего не делайте, звоните сразу в МЧС, звоните сразу в полицию, звоните сразу в скорую и просто ждите».

Юрий Кушнарев: На самом деле позвонить в службу спасателей – это действительно одна из первейших вещей, которые нужно сделать. Потому что крайне важно время, когда бригада спасателей прибудет. И чем меньше это время, тем лучше.

Однако, если вы видите, что происходит какая-то ситуация и вы не один, то нужно постараться делегировать полномочия и при этом начать оказывать помощь. То есть когда кто-то звонит в «Скорую помощь», другие люди пытаются не так, как сейчас принято в интернете, доставать телефоны и снимать, а попытаться каким-то образом либо… как вы говорите… в детстве нас учили взять сухую палку и отбросить провод, либо попытаться вывести остальных людей.

Кроме того, звонок «Скорой помощи» - это же не СМС. «Скорой помощи» нужны ориентиры: как доехать, какая улица. Если случается дорожно-транспортное происшествие и при этом рядом нет указателя… Когда я работал в неотложной помощи, мы часто сталкивались с ситуациями, что мы даже не можем сориентироваться сразу, где именно, возле какого дома находимся, куда приезжать еще бригадам спасателей.

Тамара Шорникова: К конкретным примерам. Потому что, естественно, определенные правила есть для каждой ситуации. Раз начали с воды, давайте и продолжим разговор о ней. Если мы видим тонущего человека, что нужно делать? Следует ли сразу бросаться за ним в воду? Что делать в воде и что делать на суше? Давайте прямо по полочкам разберемся.

Юрий Кушнарев: Если вы умеете плавать и уверены в своих силах, что вы можете спасти человека (по крайней мере, его эвакуировать из воды), это нужно попытаться сделать. Параллельно нужно, еще до того как вы вошли в воду, позвать на помощь еще людей. И далее уже, когда мы берем ситуацию, когда все-таки пострадавшего вытащили из этой воды, дальше в отношении как раз утопления справедлива абсолютно наша школьная шпаргалка, когда мы переворачиваем человека, кладем его животом на колено.

Иван Князев: А многие почему-то думают, что нужно класть на спину и сразу пытаться давить на ребра.

Юрий Кушнарев: Для чего кладут на живот? Для того, чтобы эвакуировать воду из дыхательных путей. Здесь все очень просто. Человек может согнуться пополам, когда нагибается, но человек не согнется пополам, когда делает ласточку. Не вытечет вода из дыхательных путей, если человек лежит просто ровно на спине. Перевернуться, попытаться убрать воду – это первейшее, что должно быть. Потому что один из основных принципов не только доврачебной, но и врачебной помощи, и даже нашей специализированной помощи анестезиолога и реаниматолога – это обеспечить проходимость дыхательных путей.

Иван Князев: А есть разница, сколько человек провел в воде? Если он там уже больше 10-20 минут, или только нахлебался, действия одни и те же?

Юрий Кушнарев: Нет. Абсолютно разные. Во-первых, играет роль продолжительность, сколько человек провел. Во-вторых, играет роль, холодная вода или вода теплая. В-третьих, играет роль, морская вода или пресная. Как ни парадоксально, наиболее устойчивы к нехватке кислорода дети. И есть примеры успешного восстановления жизненных функций спустя 20-25 минут нахождения ребенка в воде. Если вода теплая, то это укорачивает время, которое человек может провести под водой.

Тамара Шорникова: Да, пришла СМС-ка из Башкортостана: «Делать искусственное дыхание тоже надо уметь, а то можно пострадавшему все ребра переломать. Город Белорецк».

Иван Князев: Давайте на каких-то конкретных примерах. Достали. Человек 20 минут в воде. Что нужно делать?

Юрий Кушнарев: Я еще прокомментирую СМС. Мы уже сказали, что мы обеспечиваем проходимость дыхательных путей. Мы смотрим, чтобы во работу не было никаких посторонних предметов, чтобы не было воды. После этого нам нужно оценить, есть ли у человека сердечная деятельность. Поскольку мы исходим из того, что человек не дышит. Правильно? Если человек начинает дышать, соответственно, все проще. Мы освобождаем дыхательные пути.

Иван Князев: А как определить, есть ли сердечная деятельность или нет? Ухо приложить, пульс нащупать? Я думаю, не каждый сможет это сделать.

Юрий Кушнарев: Да, не каждый сможет это сделать. Поэтому из современных протоколов уходит искусственное дыхание рот в рот.

Иван Князев: А я надеялся, что мы в студии сможем это на примере показать. Да, Тамар?

Юрий Кушнарев: Уходит искусственное дыхание. И современная реаниматология приходит к тому, что важны именно компрессии при непрямом массаже сердца. То есть это должны быть сжатия посредине грудины двумя руками на глубину примерно 5-6 см. Они должны быть с частотой 120 в минуту, то есть 2 раза в секунду. И эти компрессии за счет того, что сжимается грудная клетка, обеспечивают обмен воздуха в легких. Соответственно, если спасатель один, он даже не отвлекается на дыхание рот в рот.

Иван Князев: Если человек замерз в воде, что делать? Он долгое время там провел.

Тамара Шорникова: Нужно ли его растирать, укрывать одеждой?

Юрий Кушнарев: При этом человек в ясном сознании. То есть если просто человек замерз, то его нужно укрыть, его нужно поместить в теплое место, ему можно дать теплое питье. Если человек может проглотить воду, то самый идеальный вариант. И потом уже вызвать скорую помощь, если человек в этом нуждается. Потому что если просто человек замерз, это субъективные ощущения, и они проходят по мере того, как человек согрелся, то здесь, может быть, и обойдется без специализированной помощи.

Тамара Шорникова: А если человек потерял сознание, но сделал это как раз в холодной воде, то есть параллельно с искусственным дыханием или с другими какими-то действиями, нужно ли так же параллельно растирать и так далее?

Юрий Кушнарев: Нет. Здесь не нужно отвлекаться ни на какие растирания. Нужно восстановить сердечную деятельность. Почему при низкой температуре люди лучше выживают? Потому что низкая температура гораздо более благоприятна для клеток мозга.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Александр нам дозвонился. И, как нам подсказывают, был у него опыт. Спасал человека. Здравствуйте, Александр.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр. Рассказывайте, кого и когда спасали.

Зритель: Алло, здравствуйте. У меня был такой случай. Мы отдыхали в Турции. Увидели, как на берег вытаскивают женщину. Женщину вытащили, и помощь ей никакую не оказывали. То есть люди вокруг нее столпились. Все пытались что-то придумать. Кто-то говорил – надо в скорую звонить, еще что-либо. Но никто никакие меры не предпринимал. Создали вокруг нее плотное кольцо. Доступа воздуха к ней не было. Никакой помощи ей не оказывали.

Но в этот момент я не знал об этом. Просто отдыхал. Мне супруга говорит: «Что там происходит?» Подошел. Где-то секунд 10 я оценивал эту ситуацию. После чего крикнул хорошо на всех, чтобы все разошлись. Выбрал несколько людей из этой группы, которые мне помогли их растолкать, чтобы доступ воздуха был к этой женщине. И когда я увидел ее, то состояние ее было такое: она уже синела. То есть губы синели, части тела начали синеть. И она не подавала признаков жизни.

Я ранее изучал вот эти принципы оказания первой помощи. Но я вам хочу сказать главное. Что это все в этот момент больше забывается. То есть сколько раз надо прокачать, сколько раз надо дыхнуть. И так далее. Поэтому, смотрите, я хочу обратить внимание, кто слышит, телезрители, моя ситуация такая была. Я все это знал, но в тот момент я что сделал? Я начал работать, сердце качать ей. Не считая, сколько раз, как, что. Главное – начать работать. Для всех, кто окажется в такой ситуации – надо начинать работать с сердцем.

Иван Князев: Александр, а вы этому где-то научились?

Зритель: Нам же всем преподают это. Допустим, по охране труда на предприятиях. Я работал инженером и, соответственно, сам доводил эти инструкции до работников.

И хочу сказать, что, опять же, пусть телезрители слышат, что многие смеются, смешно кому-то. На самом деле изучайте, знайте основы оказания помощи. Потому что завтра она может пригодиться вашим родственникам, друзьям, еще кому-либо. Это несмешно.

Тамара Шорникова: Да, Александр. Спасибо вам. Спасибо большое.

Иван Князев: Давайте посмотрим, много ли у нас вообще таких, как Александр.

Тамара Шорникова: Перед этим нужно обязательно уточнить. «Начинайте работать с сердцем. Не считайте ничего» - это действительно правильный совет. Или мы сейчас плохому научим телезрителей?

Юрий Кушнарев: В нашей профессиональной среде (именно анестезиологов и реаниматологов) распространены ролики. Это большей частью зарубежные ролики, где играют мировые известные актеры Британского общества кардиологов, где максимально все упрощается. Вплоть до того, что если человек не дышит, то действительно нужно класть две руки на грудную клетку и качать под известный ритм, который совпадает со 120 компрессиями в минуту.

Иван Князев: «Запускать», как у врачей говорится?

Юрий Кушнарев: Здесь имеет место то, что я говорил. Если дыхательные пути проходимы, нужно качать, не обращать внимания ни на какое искусственное дыхание. По крайней мере, сейчас наша интенсивная терапия к этому пришла уже больше года.

Тамара Шорникова: И сейчас точно узнаем, умеют ли оказывать помощь.

Иван Князев: Посмотрим, много ли у нас в стране спасателей.

Тамара Шорникова: Видеоматериал смотрим.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Итак, разделились мнения наших телезрителей. Одни говорят нам: «Да что вы мудрите? Все, кто сдавал на автоправа, проходил обучение по оказанию первой помощи. Знаешь – готов». А Ростовская область при этом говорит и Самарская вслед за ней спрашивает: «А где можно в любом возрасте обучиться оказывать помощь, кроме роликов в интернете? Может быть, есть где-то при поликлиниках, в… здоровья, может быть, какие-то курсы, дни, куда можно прийти?»

Иван Князев: В школах ОБЖ еще преподают?

Юрий Кушнарев: Я думаю, да. В школах ОБЖ преподают. И есть масса разных курсов для разного уровня подготовки. Это и первичный медико-санитарный, специализированный. И у нас, у анестезиологов-реаниматологов курсы, которые повышают нашу профессиональную квалификацию именно в деле оказания реанимационных мероприятий. Тут вопрос в том, что верно отметил мужчина, который дозвонился до нас первым – то, что очень многое забывается у неспециалистов, когда рядом с ними встречается такая ситуация. И люди испытывают стресс. Поэтому первая доврачебная помощь должна быть максимально простой. Это один из наиболее важных моментов, самых главных моментов, то, что тоже сейчас мы с распространением интернета видим, когда сравнивают нашу страну, другие страны, когда людям становится плохо на улице. Сколько людей подходит и спрашивает: «Случилось ли у вас что-то? Вам помочь?» Одна из основных проблем – это равнодушие и безразличие. И это должен каждый внутри себя искоренять, бороться. Если лежит человек, нужно не проходить мимо, а подойти, по крайней мере посмотреть, спросить: «Все ли у вас в порядке?»

Тамара Шорникова: Боремся, в том числе в прямом эфире, и с этим. Обещали в самом начале рассказать еще, что делать при тепловом ударе. Давайте краткое описание.

Иван Князев: Сейчас лето, очень жаркий июнь был. Что делать, если вдруг человек…

Тамара Шорникова: Как распознать, что тепловой удар настиг, и что делать?

Юрий Кушнарев: Прежде всего нужно убрать тот фактор, который вызывает опасность. Это солнце. Мы провожаем пострадавшего в тень и оцениваем дальше его состояние максимально, как можем. А у нас нет никаких медицинских приборов. Есть ли сознание, что беспокоит. Уложили в тень.

Тамара Шорникова: А по симптомам («что беспокоит?») какие ответы должны рассказать о том, что у человека тепловой удар?

Юрий Кушнарев: Он бледный, у него потоотделение повышенное?

Иван Князев: Человек может вспотеть, человек может быть бледным, человек может жаловаться на головокружение, головную боль. В любом случае, если вы человека перенесли в тень и ему не становится лучше, нужно вызывать скорую помощь.

Иван Князев: Водой обливать его можно?

Юрий Кушнарев: Водой обливать можно. Поить лучше не стоит. Потому что все эти симптомы могут быть, например, при инсульте либо при инфаркте миокарда. Поэтому здесь они очень неспецифические. Другое дело, что при тепловом ударе, когда человек ложится в горизонтальном положении, на него больше не светит яркое солнце и расстегнуты все тугие ремни, воротнички, человеку становится значительно лучше. Если этого не происходит, то здесь уже должны работать специалисты.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо. Мы спросили у наших телезрителей, умеют ли они оказывать первую помощь. Давай посмотрим на результаты. «Да» - 27%. «Нет» - 73%.

Юрий Кушнарев: Друзья, учитесь оказывать первую помощь. Мало ли что случится. А еще лучше, мне кажется – не попадать в такие ситуации…

Тамара Шорникова: Не выходить из дома, не совершать ошибку, как говорил Иосиф Бродский.

Юрий Кушнарев: Не обязательно.

Тамара Шорникова: Ладно. Попытались дать в сжатые сроки максимально полезные советы. Помог нам в этом Юрий Кушнарев, заведующий отделением анестезиологии и реанимации медицинского холдинга «СМ-Клиника», врач высшей категории.

Иван Князев: Спасибо.

Юрий Кушнарев: Спасибо. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски