Ребёнка воспитывает всё, что к нему прикасается. Наивно полагать, что учитель компенсирует влияние всех остальных

Ребёнка воспитывает всё, что к нему прикасается. Наивно полагать, что учитель компенсирует влияние всех остальных
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Кирилл Семёнов
директор Специализированного учебно-научного центра МГУ - Школы-интерната им. А.Н. Колмогорова

Кодекс поведения для учителей. Российским учителям обновили Кодекс этики. В положении впервые говорится о правилах поведения педагогов в интернете.Согласно новому кодексу, учителям стоит воздерживаться от размещения «информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей». При этом запретов на размещение фотографий в купальниках нет. Какая информация может повредить детям? И как определить правила поведения педагогов вне работы?

Иван Князев: Еще одна тема нашего сегодняшнего эфира. Российским учителям обновили кодекс этики. Минпросвещения рекомендует ознакомиться с ним работникам всех школ страны. В положении впервые говорится о правилах поведения педагогов в интернете.

Тамара Шорникова: Согласно новому кодексу, учителям стоит воздержаться от размещения информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей. При этом запретов на размещение фотографий в купальниках, например, нет. Какая информация может повредить детям и как определить правила поведения сотрудников вне работы, будем сейчас разбираться. Ждем звонков и сообщений как от учителей, так и от родителей, и от школьников. Призываем всех к разговору. У нас в студии Кирилл Владимирович Семенов, директор специализированного учебно-научного центра МГУ «Школа-интернет имени Колмогорова». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Кирилл.

Кирилл Семенов: Здравствуйте.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста, этот кодекс и эти рекомендации – это все-таки рекомендации, или теперь учителям сказали жестко: «Вот действовать только так. Ни шаг влево, ни шаг вправо».

Кирилл Семенов: Во всяком случае, сейчас мы видим, что это рекомендации. А вот что будет, если учителя этим рекомендациям следовать не будут, это мы посмотрим. Практика покажет. Пока, во всяком случае, не требуют, я так понимаю, как-то разбираться с учителем, если он разместил в интернете какую-то информацию, не соответствующую этим рекомендациям.

Тамара Шорникова: Смотрите, из интервью с представителями профсоюзов, с директорами школ есть понимание, что старые нормативы устарели в связи с тем, что есть интернет, есть соцсети. Конечно, все в них открытой информацией делятся.

Новые правила несколько смягчают требования к поведению учителей. В том числе, например, уже понятно, что нет никакого препятствия к тому, чтобы публиковать, например, фото в купальнике. Также по форме, собственно, одежды учителей. Если раньше была формулировка, что это должен быть такой общепринятый деловой стиль, сейчас формулировка мягче: одежда должна просто соответствовать целям преподавания и так далее. Вы как считаете, станет проще учителям, или эти формулировки настолько размыты, что и в нынешних условиях всегда найдут, к чему придраться?

Кирилл Семенов: Давайте сначала мы ответим на вопрос «Что такое образование?» Если это сфера услуг, то возникает вопрос. Когда вам заправляют машину, вам же ведь совершенно все равно, какие фотографии размещал в сети ваш заправщик, правильно? Тогда мы понимаем, что в отношении учителей нам все-таки, наверное, не все равно, какую информацию они публикуют в социальных сетях, в интернете. И тогда возникает понимание, что это все ж таки не вполне сфера услуг, что это некое однокоренное слово, но другое – служение, служба, как хотите. И что там, в соответствии с этим, к служащим предъявляются определенные требования: что нельзя вот этого, нельзя вот этого, нельзя вот этого.

Но возникает вопрос: почему, если что-то можно родителям ученика разместить в социальной сети, то учителю эту схожую информацию размещать в сети нельзя? Этические и нравственные нормы, вообще говоря, для всех должны быть одинаковыми. Потому что всякого рода двойной стандарт в этом случае вызывает опасение. Почему только за то, что ты учитель, ты не можешь в закрытой группе в соцсети что-то такое публиковать?

Иван Князев: Хорошо, если это закрытая группа. А если в открытой? Здесь, конечно, вопросы появляются. Вы говорите о равноправии. А все-таки вы сами педагог. Помните это крылатое латинское выражение? Quod licet love, non licet bovi. «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».

Кирилл Семенов: Осталось только официально утвердить учителей в статусе Юпитера. Им может быть позволено многое, а всем остальным не позволено ничего. Но на самом деле здесь ведь, понимаете, все, что мы обсуждаем, порождено конкретным примером. Когда учительница, участвовавшая в заплыве моржей, опубликовала фотографию в купальнике, из-за этого случился грандиозный скандал, у нее случились неприятности с работой.

Тамара Шорникова: Знаете, давайте напомним нашим телезрителям. Возможно, не все эту историю знают. Во-вторых, тем, кто знают, расскажем, чем дело закончилось. У нас есть видеосюжет на эту тему. Наш корреспондент обобщил информацию как раз по этому случаю. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: По-вашему, какие пункты следовало бы включить в так называемый кодекс этики учителя?

Кирилл Семенов: Ровно такие же, которые можно включить в кодекс этики любого другого человека. То есть, возвращаясь к самому началу сюжета, неужели кому-то, наверное, можно размещать в сети информацию, которая ведет к тому, что дети получат какой-то вред здоровью. Соответственно, если это нельзя всем, то и учителю нельзя. А если кому-то можно, скажем, сфотографироваться в таком виде, то и учителю, наверное, можно. То есть нормы морали и этики должны быть в обществе одинаковы. В противном случае нужно объяснять, чем учитель кардинально отличается в этом смысле от обычного другого человека, скажем. От журналиста, от губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера.

Тамара Шорникова: У нас губернаторы иногда себе такое позволяют и сказать, и одеться соответствующе. Правильно или нет – другой вопрос. Как это объясняют родители? Например, в наших СМС-ках, те, которые пишут нам, которые звонят. Скажу сначала за себя. Я считаю потрясающей и форму этих педагогов, и не вижу ничего предосудительного ни фотографии, ни в видео, которое они публиковали. Но есть родители, которые пишут, что «знаете, платье слишком открытое». Да, каждый хочет поделиться фотографией с отпуском. Например, стоит преподаватель, а у него в руке коктейль какой-нибудь. Что увидят дети? Как к этому относиться?

Кирилл Семенов: А родители этих детей на Новый Год шампанское употребляют? И дети этого не видят?

Иван Князев: Мы почему-то сейчас опять сводим все к тому, что учитель – тоже человек.

Кирилл Семенов: А что, педагог – не человек?

Иван Князев: Это понятно. Но у педагогов все-таки есть какие-то определенные обязательства перед обществом, перед теми же родителями, перед детьми. Я просто хочу немножко остановиться…

Кирилл Семенов: Он же работает в сфере услуг, нет? Он же заправщик, нет? Пришел в школу ребенок, он его заправил знаниями.

Иван Князев: Я надеюсь, что не так. Я надеюсь, что педагог – не заправщик на автозаправке.

Кирилл Семенов: Тогда это должно быть объявлено так, что…

Иван Князев: Вы сейчас намекаете на то, что пока это не объявлено, делаем, что хотим.

Кирилл Семенов: Концепция должна быть озвучена. Нет, не «что хотим», а «что не запрещено». Что не запрещено делать другим людям, таким же, как этот учитель. Вот мама этого ребенка. На Новый Год она, например, потребляет, наверное, тот же коктейль. Но она юрист или врач. Она сейчас не на приеме. Она сейчас дома. Почему ей можно, а на отпуске учителю нельзя? Или он должен ходить застегнутый на все пуговицы, как это было принято в XIX веке? Гимназисты в мундирах, учителя в мундирах, студенты императорского юридического училища тоже в мундирах. Помните «Чижик-пыжик, где ты был?»

Иван Князев: Мы сейчас почему-то все сводим к тому, в купальнике либо не в купальнике. Но на самом деле же в этом положении много всего другого.

Кирилл Семенов: Давайте продиктуем, давайте озвучим.

Иван Князев: «Учителям стоит воздерживаться от размещении информации, причиняющей вред здоровью». Во-первых, надо понять, что такое вред здоровью или развитию детей. Вот с этим надо разобраться. Смотрите, там дальше: «Речь о порнографии, способах самоубийства, пропаганде употребления алкоголя и наркотиков, и использование нецензурной брани».

Кирилл Семенов: Давайте мы заменим слово учитель на любое другое слово. Журналистам следует воздерживаться от размещения информации.

Иван Князев: Пропагандировать алкоголь и наркотики.

Кирилл Семенов: Тоже журналист не должен.

Иван Князев: Да он своим видом может даже пропагандировать иногда.

Кирилл Семенов: И любой другой человек не должен. И юрист не должен. И депутат не должен. И менеджер не должен. И шофер какой-нибудь, и военный не должен. И сотрудник МВД, и не дай бог адвокат тоже не должен демонстрировать в социальных сетях ничего из того, что здесь перечислено.

Тамара Шорникова: Есть такое мнение.

Кирилл Семенов: Не совсем понятно, чем учителя выделяются из всех этих людей.

Тамара Шорникова: Давайте спросим у них. У нас на связи учителя. Сначала Елена, Свердловская область. Елена, здравствуйте.

Зритель: А почему вы считаете, что учитель должен отличаться от родителей? Родители должны быть точно такими же воспитанными, любящими, как и учителя. Почему все возлагают это на учителя? Почему действительно нет кодексов? Я согласна с вашим гостем.

Иван Князев: С этим никто не спорит.

Зритель: Дайте высказаться, пожалуйста. Я учитель, мне 55-ый год. Я всегда соблюдаю дресс-код. Я закрываю свои соцсети. У меня нет ничего такого. Но вы знаете, что современная молодежь, которая пойдет в школу, все эти Instagram и прочее – это часть их жизни. Почему учитель не имеет точно таких же прав, как и все остальные? Прежде всего учитель – это человек. А потом он уже профессионал своего рода, понимаете? И правильно сказано. И у прокуроров это должно быть, и абсолютно у всех. И учитель – он такой же член общества, как и все остальные. С мизерной заработной платой, но с такими огромными требованиями. А к родителям почему не предъявляются? А они почему выставляют в Instagram такие вещи! Я у своих родителей смотрю. Иногда, вы знаете, это просто диву даешься.

Тамара Шорникова: Елена, мы поняли вас. Спасибо вам большое, во-первых, за ваш труд, во-вторых, за ваше мнение. Мне хочется спросить. Нам интересен ваш личный опыт. Вы как-то ограничиваете в соцсетях себя? Вы фильтруете, какие фотографии выкладывать, какие оставить для личного альбома, или нет? Вот это интересно.

Зритель: В моих соцсетях даже нет моего ребенка. В моих соцсетях только моя собачка, понимаете, любимая.

Тамара Шорникова: Ваших страничек личных там нет?

Зритель: У меня есть личные странички.

Тамара Шорникова: Но только с собачкой. Понятно. Спасибо большое вам.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок был из Алтайского края.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Белла, вы слышите нас?

Зритель: Здравствуйте. Я учительница. Более 40 лет педагогического стажа. Я горжусь тем, я учительница, что я заслуженный учитель России. И я возмущена тем. Я даже не буду читать, что делают с кодексом для учителей. Учитель – это понятие круглосуточное. Учитель не работает с 8 до 17. Учитель – это не урокодатель, это воспитатель. Дети смотрят на него, как он общается с коллегами, в магазине, с соседями, в семье, какое хобби, водит ли учитель за собой детей по театрам, по концертам. Учитель – воспитатель. И не имеет значения, какой предмет. У меня английский язык. И каждую минуту учитель воспитывает. Все это глупость – «учитель тоже человек». Меня не учили этому в университете. Я очень хотела быть учительницей английского языка, была мечта. И я пошла в университет, чтобы получить больше знаний. Нас не учили, как одеваться, как себя вести. Но я всегда знала, что на меня смотрят дети.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Мнение понятно.

Иван Князев: Мнение понятно. И мнение как раз то, которое я почему-то хотел услышать. И хотел, чтобы вы сказали. То, что учитель… Понятно, что у него быть такие же равные права, как у других людей. Но учитель все-таки является флагманом, он на передовой морально-этических норм. За ним дети идут. Они смотрят на него. Здесь речь не о том, что учителя какие-то другие, лучше или хуже.

Кирилл Семенов: Вы заблуждаетесь в оценке того, кто здесь флагман. Детей воспитывает все, что к ним прикасается. Все. И учитель в течение 24 часов в сутки занимается этим часа 4-6. Может быть, внеурочная деятельность какая-то. Все остальное время – это двор, общество, родители, соцсети, телевизор. Это как у нас сейчас принято. На экране боевик, льется кровища, отлетают головы, вспарываются кишки. А снизу предупреждение: «Может быть продемонстрировано курение». Понимаете, это своеобразное ханжество такое. Вот учитель должен? Все должны. Понимаете, все должны таким образом вести себя в интернете, чтобы не демонстрировать, не пропагандировать и не давать отрицательного примера. Да, вот пожалуйста. Почему-то есть такое ощущение, что за 4 часа учитель возьмет да и перебьет все негативное влияние, которое только возможно, на ребенка. Но ведь это же, извините, наивный подход. Да, нужно. Да, должен. Никто не говорит, что если учитель ведет себя развязно или матерится в ролике, давайте его квалификационная комиссия возьмет да и уволит. Но здесь разговор шел совсем о другом. Что за просто участие в спортивных соревнованиях нашлись желающие, раскопали фото на страничке и устроили грандиозный хайп, как это принято теперь говорить, вместо того чтобы за собой следить. Чтоб не ругаться в семье, чтоб не перебегать дорогу на красный свет, чтоб платить в транспорте, а не бегать в электричках вместе с детьми, как это принято в пригородных поездах. Когда это все будет нормально, тогда мы будем предъявлять обоснованные претензии и к учителям. Так получается, что все кругом творят все, что хотят, а соответствовать должен учитель. Ну, конечно. Он же за 4 часа все это компенсирует.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. С этим мнением трудно не согласиться. Давайте посмотрим видеоматериал. Мы спросили у наших телезрителей, какие пункты вы бы включили в кодекс этики учителя. Узнаем, по мнению наших телезрителей, как должен вести себя и что должен транслировать вовне преподаватель.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Интересно. «Наверное, имеет право». Давайте выясним у еще одного учителя. Людмила из Тольятти к нам дозвонилась. Людмила, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. С удовольствием впервые дозвонилась к вам, хотя смотрю вашу передачу с самого начала. Я категорически не согласна с вашим гостем Игорем. И вот, Игорь, извините…

Кирилл Семенов: Я не Игорь. Я Кирилл.

Зритель: Но вам бы я не отдала ни свою дочь, ни своих внучек, ни своего правнука, который скоро пойдет в первый класс.

Тамара Шорникова: Людмила, давайте не будем обсуждать личности. Обсудим ваше мнение.

Зритель: Мое мнение. Учитель должен быть образцом и примером этически-нравственного поведения. Раньше учитель был что-то святое. Оно должно этим святым оставаться. В предварительной беседе я сравнила как артиста на арене цирка. Он виден со всех сторон. И неважно, где ты находишься – на улице, на пляже, где угодно – ты всегда должен помнить, что тебя видят не только учителя, но и родители. И сейчас очень модно обсуждать учителя дома. И вот это самое страшное, что когда об учителе есть повод говорить плохо, ученик все это воспринимает. Поэтому мы получаем такое отношение сегодняшнего ученика к учителю.

Мы часто видим по телевизору и драки на уроках, и взаимные оскорбления, и даже убийства учителей. Раньше об этом не могло быть и речи. У меня почти 45 лет стажа. Причем, в разных структурах – и в школе, и в академии, и в высшем военном училище, и в кадетском корпусе города Тольятти, в котором я отработала с самого начала до самого конца, и считаю, что учитель должен быть примером во всем. Во-первых, внешность всегда должна соответствовать тому образу, который воспринимается как образ учителя. Во-вторых, поведение. Сейчас закурить учителю ничего не стоит. Поэтому ученики на задворках школы тоже курят, матерятся, дерутся. Потому что нет примера того. Ни с экранов телевидения нет того примера, ни в художественных фильмах. Насилие и кровь. И, извините, учителя, которые ходят в очень открытых нарядах в школу, которым запросто можно сматериться друг с другом, и это могут услышать…

Тамара Шорникова: Да, Людмила. Спасибо.

Кирилл Семенов: Давайте я это прокомментирую. Вот мне довелось учиться с 1980 по 1988 год в средней школе. Никто из наших учителей не курил, не матерился, ничего такого не делал. Ходили в приличном, одетом виде. Но львиная доля тех, кто учился в моем классе, и курила, и материлась. И откуда-то все это шло. Явно они это не у учителей подсмотрели, понимаете? Поэтому все, что здесь нам сейчас сервировали, это называется каша в голове. Кроме того, давайте посмотрим. Кадетское училище. Это фактически военное режимное заведение. Попробуй-ка ты там не соблюди, ученик, нормы чего? Предписанного поведения. Ты в форме, мундир нужно блюсти. Тебя просто оставят заниматься официально каким-нибудь нарядом вне очереди. В военной академии с этим все очень просто. Попробовал возразить преподавателю у доски – и будешь 10 раз отжиматься. Сержант заставит. Это военное училище. Но мы понимаем, что в школе сейчас совершенно другое именно общественное отношение к фигуре учителя. И ровно об этом я и хотел сказать, что давайте мы все-таки тогда официально скажем, что у нас не сфера услуг, что это у нас самая главная отрасль в стране, образование нового народа, что сегодня они маленькие дети-несмышленыши, а завтра новый народ. И тогда, когда мы это скажем, мы скажем: «А вот теперь, уважаемые педагоги, соответствуйте озвученному высокому призыву». Как в церкви, чтобы священник был праведного поведения. А иначе это будет плохой приход.

Но ведь мы понимаем, что сейчас у нас официально немножко другая все-таки концепция в образовании.

Тамара Шорникова: Престиж профессии, и далее требования к ней.

Кирилл Семенов: Да.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. У нас в студии был Кирилл Владимирович Семенов, директор специализированного учебно-научного центра МГУ «Школа-интернат имени Колмогорова». Мы говорили об обновленном кодексе этики для учителей. Это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение». Сейчас расскажем, о чем речь пойдет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Елена
Не согласна с Бэллой! Вы работали совсем в другой социально-экономической формации! Причем в замечательной и я тоже успела поработать! Но существенной отличие, что сейчас педагог это обслуга, а в то время - уважаемый человек! А уважаемый человек не может компрометировать себя! Сейчас выросло новое поколение с новыми капиталистическо-потребительскими взглядами! Все изменилось! Абсолютно всё!!! А почему не должен изменить учитель???
Елена Елена
Совершенно согласна с Кириллом Семёновым! Все без исключения должны соблюдать правила приличия! А вот с телевидением и интернетом действительно надо разбираться! Один в поле не воин! Это я про учителя!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски