Реформа МВД: в полиции сократят начальников?

Гости
Михаил Пашкин
председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии

Виталий Млечин: Министерство внутренних дел ждет новая реформа, по крайней мере об этом пишет газета «Коммерсант». Главная цель, по информации этого издания, – сокращение управленческих должностей и разграничение ответственности силовиков. Это должно привести к росту раскрываемости преступлений, т. е. меньше начальников – больше эффективность.

Марианна Ожерельева: Ну вот надо понять, как все это будет работать, каким будет в действии данное правило. Давайте в этом вопросе разбираться.

Виталий Млечин: Да. С нами на прямой связи председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии Михаил Пашкин. Михаил Петрович, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Михаил Петрович, вот эта информация, газета «Коммерсант» ссылается на свои источники, скажите, пожалуйста, а вы можете подтвердить или опровергнуть, готовится реформа МВД?

Михаил Пашкин: Я ни подтвердить, ни опровергнуть не могу. Но то, что что-то там происходит, это точно. Денег стало меньше, президент сказал, что раскрываемость должна повыситься, т. е. МВД должно предпринять какие-то шаги по улучшению своей, скажем так, эффективности в работе.

Марианна Ожерельева: А с учетом нынешнего положения что необходимо было бы поменять? Если вот так вот пофантазировать, какая реформа была бы нужна, какими средствами какой цели достигнуть?

Михаил Пашкин: Ну, возьмем, например, такие структуры, как начальник полиции, свободный зам, зам по охране общественного порядка... То есть от одного начальника три человека, из них один, свободный зам, это в районных отделах в Москве, например, который неизвестно вообще, чем должен заниматься, свободный зам, т. е. что он должен делать, никто не знает, эта должность совершенно ненужная. Потом, тот же самый начальник полиции. Есть начальник розыска уголовного, который подчиняется этому начальнику полиции через прослойку, начальника службы криминальной полиции, т. е. зам по оперработе так называемый. И вот эти все прослойки, ну они совершенно не нужны. У нас, как сотрудники говорят, проверяющих больше, чем работающих.

И можно, например, привести простой пример. В Москве есть девять или десять спецбатальонов гаишников, которые подчиняются напрямую Управлению ГАИ Москвы. В Московской области, там столько же почти этих самых спецбатальонов, которые сопровождение первых лиц и т. д. по федеральным трассам, но они подчиняются двум полкам. То есть вот эти два полка, они совершенно излишни, весь аппарат управления, который там находится, он не нужен, лучше отдать их на землю. Потому что возьмем любой район Московской области, он, наверное, пол-Москвы составляет, так там одна-две машины гаишные работают каждый день. А дачники летом уезжают туда, ДТП совершают – как они могут это все оформить и приехать вовремя? Практически невозможно. То есть надо усилить их работу. И вот таких вот моментов очень много. То есть нужно пересматривать всю структуру МВД, но пересматривать желательно с участием граждан, т. е. чтобы не получилось, как из милиции в полицию перевели, только хуже сделали.

Марианна Ожерельева: А как с участием граждан? Вы о референдуме возможном, какие-то позиции высказать, что можно было бы поменять, или предложения граждан услышать?

Михаил Пашкин: Нет, должно МВД предложить свою структуру, что оно хочет сделать, и вывесить, как обычно, на сайте, чтобы можно было принимать предложения и т. д., рассматривать. И после этого... Ведь самый основной момент есть в законе о полиции, там сказано, что деятельность полиции, основным критерием оценки деятельности полиции является мнение населения. Так вот если МВД вот это мнение будет учитывать, а учитывать его можно очень просто, тут вот у нас выборы, поставить отдельную урну, взять, к примеру, какой-нибудь регион отдельный, посмотреть, как это будет работать. И если люди 50% скажут, что да, их устраивает работает данного территориального органа внутренних дел, где они живут, то этот начальник остается, начальник этого территориального органа; если же не устраивает, его увольняют, причем без права восстановления, за недоверие. Если большинство граждан в регионе проголосуют таким же образом, начальника главка без права на, так сказать, увольнять по несоответствию. Вот так должно быть. Тогда у нас полиция будет думать о гражданах, а не о том, как сделать планы.

Виталий Млечин: Михаил Петрович, а простой, рядовой гражданин – он может объективно оценить, насколько хорошо работает то или иное подразделение полиции? Ведь с полицией обычно же люди сталкиваются, когда что-то произошло, соответственно, если им что-то не понравилось, да, они недовольны, а если все в порядке, то они могут даже и не узнать. Ведь обычно же, когда хорошо работает полиция, ничего не происходит и люди даже и не знают, что полиция хорошо работает. То есть не приведет ли такой подход к тому, что просто всех придется увольнять, потому что граждане будут априори недовольны?

Михаил Пашкин: Ну, что значит... Если я обратился в полицию, она мне помогла, я об этом ведь расскажу и другим, своим соседям, знакомым, они будут видеть. А когда я скажу, что я пришел и у меня не приняли, не возбудили уголовное дело по явным фактам, я же не только буду об этом знать один, вся моя семья будет знать и т. д.

Но здесь еще один момент очень интересный. Есть т. н. приказ 1040 МВДшный об оценке деятельности органа внутренних дел. Так вот там, можете себе представить, раскрываемость преступлений, их выявление и т. д. оцениваются на весь состав органа внутренних дел. То есть люди, которые даже не занимаются, ну, например, информационный центр, я не знаю, связисты, там полно таких, тыл, они не занимаются раскрытием преступлений, но их включают в этот состав, как бы что они тоже должны этим заниматься. То есть нагрузка распределяется не только на оперов, оперативный состав и ППС (патрульно-постовую службу), но и на весь орган внутренних дел, в т. ч. на кадровый аппарат. Вы можете себе представить, что кадровик должен какие-то преступления раскрывать? А вот в этом приказе 1040 как раз об этом и говорится, что вот у вас в органе внутренних дел 200 человек, вот вы должны раскрыть столько-то там, допустим, преступлений, хотя на самом деле реально там тех, кто занимается этим раскрытием и профилактикой, их там 100. И вот эти вот моменты, нужно избавляться от них, но МВД не хочет.

Марианна Ожерельева: Давайте звоночек послушаем. Людмила из Орловской области к нам позвонила. Людмила, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. У меня было два общения с полицией, и вот за одно общение я вам расскажу, а потом и за второе.

Значит, у нас во дворе обнаружился дедушка-потеряшка, ну преклонного возраста, дело к вечеру. Я испугалась, что останется на ночь, неизвестно куда забредет, позвонила в полицию. Мне сказали, что, значит, ждите и постарайтесь его, чтобы он никуда не ушел, отвлечь чем-нибудь. Ну, я стала с ним разговаривать, разговаривала-разговаривала, и он потихоньку вспомнил свое имя. Потом потихоньку, в процессе разговора, с кем живешь, с кем так, выяснила даже адрес. Позвонила в полицию, сказала, что это недалеко отсюда, я сама, лично отведу дедушку на место, передам с рук на руки, можно не заниматься.

В результате уже там через какое-то время приехал полицейский, снял с меня показания, сходил снял показания с той семьи, там еще такое. Потом еще какое-то было дело, вот я уже не помню. Но вот от полицейских слушаю, на каждое такое обращение участковый должен заполнить шесть бумажек. Вы понимаете, не работать с населением, не общаться, не выявлять, а заполнять эти шесть бумажек...

Марианна Ожерельева: Спасибо, спасибо.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо.

Марианна Ожерельева: Из Новгородской области еще сообщение: «Вот сколько было реформ МВД, а воз и ныне там – бардак». Какое-то есть общее недоверие к процессу реформирования МВД, и то, о чем вы говорили, что, может быть, действительно спросить граждан, потому что много сообщений по поводу переименования милиции в полицию и т. д.

Виталий Млечин: А вот как вы считаете, это объективно вот такое восприятие, что милицию в полицию переименовали и ничего не поменялось? Или это какое-то предубеждение у людей, которые с полицией не сталкиваются так часто?

Михаил Пашкин: Ну, дело в том, что вы зря говорите, что ничего не поменялось.

Виталий Млечин: Нет, мы так не говорим, это наши зрители так говорят.

Марианна Ожерельева: Это сообщения, да.

Виталий Млечин: Мы транслируем вам вопрос.

Михаил Пашкин: Вот при вот таком переименовании... Во-первых, люди все еще помнят полицаев, как говорится, которые уничтожали нас во время Великой Отечественной войны, наших дедов и отцов, это уже само по себе слово нехорошее. А с другой стороны, когда переименовывали, вывели всех за штат, а вот вводили людей обратно в штат по распоряжению начальника. Вот не понравился человек начальнику – он его не вводит и все, и того увольняют.

И наиболее умные люди, сотрудники, которые имели свое мнение, которые могли начальнику сказать, что «ты не прав, товарищ майор, и я так делать не могу», их не ввели в полицию, в новый состав, и много профессионалов были уволены. То есть таким вот волевым методом... Хотя там, говорят, аттестация проходила – это все чушь. Вот таким образом из полиции, из милиции были уволены очень много наиболее ценных и хороших, честных сотрудников, вот и все. Если им сейчас опять будут таким же образом реформу делать, всех за штат, а потом вводить только угодных, еще хуже будет. Так что здесь...

МВД очень не любит профсоюз, вот наш тем более очень не любит, потому что мы боремся за правду, защищаем реально сотрудников, а это МВД не нужно. Они всеми силами и средствами стараются уволить наших председателей профсоюза региональных и т. д. Вот то же самое продолжается сейчас в Комсомольске-на-Амуре, когда взяли, вручили уведомление о сокращении штата командиру взвода, председателю профсоюза нашего. В Росгвардии уволили председателя профсоюза в Краснодарском крае. Гонения в московском метро на председателя профсоюза полицейского обычного. То есть вот эти все моменты очень настораживают. А суды идут, защищают начальство, вот суды плюют на законы в этих случаях, даже не слушают нас, не слушают закон, ничего не слушают и увольняют, соглашаются с руководством полиции и Росгвардии. Вот, к сожалению, такая ситуация.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Виталий Млечин: Безрадостный такой финал у нас получился этой темы, но как есть. Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии, был с нами на прямой связи. Обсуждали возможную реформу МВД, которая, возможно, еще раз оговоримся, будет проведена.