Регионам нужна помощь

Гости
Татьяна Гудилко
первый заместитель министра труда и социальной защиты Республики Крым
Олег Нилов
депутат ГД РФ
Наталья Дикусарова
председатель комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного Собрания Иркутской области III созыва

Иван Князев: Продолжаем. Власти Крыма просят помощи у федерального центра: они направили предложение о введении мер поддержки для региона и жителей, как это было после наводнения в Тулуне Иркутской области. Напомним, первая волна непогоды обрушилась на полуостров еще 17 июня, сильные ливни вызвали подтопление, в Керчи и ближайших районах тогда выпало почти две месячные нормы осадков. В конце прошлой недели затопило ряд населенных пунктов Бахчисарайского района. Из-за ливней вышли из берегов несколько рек.

Тамара Шорникова: Власти Крыма оценили ущерб от наводнения в 236 миллионов рублей, около 30 миллионов – это потери в сельском хозяйстве. Свыше 2 тысяч граждан, по данным республиканского совета министров, уже получили компенсации в общей сумме на 140 с лишним миллионов рублей. Но, разумеется, помощь нужна гораздо большему количеству человек и больше.

Иван Князев: Ну да, ущерб еще подсчитывается, точной суммы пока нет, узнаем ее сегодня в течение нашего эфира. Сельское хозяйство, там кое-где частично погиб урожай, например, 18 тысяч гектаров были подтоплены.

Возможные меры поддержки прямо сейчас обсудим с экспертами, дотягивает ли это ЧП, ЧП в Крыму, до бедствия в Иркутской области, и заодно узнаем, что спустя 2 года сделано в самом Тулуне.

Тамара Шорникова: Я думаю, что в любом случае ЧП действительно серьезное, помогать нужно, а как это будет сделано, обсудим. Один из самых пострадавших крымских городов – Ялта. Олег Зайковский, наш корреспондент, оценил ущерб, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну и сейчас сразу же подключаем к разговору Татьяну Гудилко, первого заместителя министра труда и социальной защиты Республики Крым. Татьяна Сергеевна, здравствуйте.

Татьяна Гудилко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Татьяна Сергеевна, хочется еще вот официальные данные услышать...

Иван Князев: ...по цифрам.

Тамара Шорникова: ...потому что действительно очень разные цифры сейчас приходят об ущербе, о количестве пострадавших. Дайте официальную статистику и расскажите, пожалуйста, о каких мерах просите федеральные власти, на какую помощь сейчас рассчитываете, какая нужна.

Татьяна Гудилко: Еще раз добрый день.

Вопрос помощи пострадавшим гражданам, попавшим в ЧС, находится на нашем постоянном контроле. Граждане, признанные пострадавшими, обращаются в органы местного самоуправления для получения финансовой помощи. Сумма финансовой помощи составляет в размере 10 тысяч рублей на каждого пострадавшего человека, в размере 50 тысяч рублей за частично утраченное имущество первой необходимости из расчета на одного человека. И 100 тысяч рублей за полностью утраченное имущество первой необходимости из расчета на одного человека. На сегодняшний день объем средств, доведенных муниципальным образованиям для выплаты материальной помощи, составил 226,3 миллиона рублей.

Иван Князев: Ага.

Татьяна Гудилко: По результатам обследования, сейчас у нас числятся пострадавшими 3 415 человек. За материальной помощью обратилось 1 754 граждан в отношении 2 635 членов семьи, из которых в отношении 2 035 граждан с учетом детей приняты уже положительные решения и выплаты произведены, а в отношении 600 членов семьи принято решение об отказе до установления ими юридического факта проживания в зоне подтопления. Министерством труда и социальной защиты Республики Крым организовано оказание бесплатной юридической помощи таким гражданам, работают горячие линии.

Иван Князев: Ага.

Татьяна Гудилко: На сегодняшний день в суд уже направлено 25 исковых заявлений в отношении 39 членов семьи. Это уточнение юридического факта. Получается, что граждане, зарегистрированные в одном месте, но они проживали в зоне подтопления, и это надо подтвердить юридически.

Иван Князев: Ну то есть, если я правильно понял, вот 240 миллионов – это то, что сейчас вы выплатили непосредственно людям, имущество которых пострадало. Хочется вот еще понять, сколько там автомобилей и тому подобного, сколько заявок поступило, или это еще пока не подсчитано? Потому что тут разные цифры приводятся...

Татьяна Гудилко: Ущерб еще подсчитывается, точной цифры еще нет. Я думаю, к завтрашнему вечеру мы уже сможем кое-что сказать. На сегодняшний день гражданам выплачено уже 143,3 миллиона, это только тем, у кого пострадало имущество частично или полностью, и которые признаны, на каждого пострадавшего.

Иван Князев: А, все, понятно, выплачено 143 миллиона, общий ущерб граждане уже заявили в 240 миллионов.

Еще такой вопрос. Вот та цифра, что приводил наш корреспондент, в 12 миллиардов – это ущерб какой, общий, включая сельское хозяйство, разрушенные дороги, мосты?

Татьяна Гудилко: Это общий ущерб с учетом социальных объектов, детских садов, муниципальных образований, то есть это будет общий ущерб подсчитан.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да. Что касается помощи, которая может прийти от федеральных властей, какая нужна сейчас?

Татьяна Гудилко: На сегодняшний день готовится список по пострадавшим, чье имущество, жилые помещения, которые повреждены или утрачены. Сейчас идет разработка порядка, по которому будут выплаты произведены, это как раз на 6 тысяч рублей за квадратный метр, это как было в Тулуне, вот вы приводили пример. На сегодняшний день этот список формируется, и после доведения нам из федерального бюджета средств эти граждане получат также выплаты.

Иван Князев: Татьяна Сергеевна, не получится ли так, ну точнее может ли так получиться, что, например, кого-то забудут?

Татьяна Гудилко: Нет, я думаю, что мы никого не забудем. Вот те граждане, которые я озвучила цифру, где у нас по актам 3 400, где мы прошли первоначально и к нам они не дошли, на сегодняшний день, и вчера, и сегодня сотрудники департаментов труда обзванивают этих граждан, почему они не пришли еще за материальной помощью, выходят на места и оставляют даже памятки, что им необходимо нас посетить, чтобы получить материальную помощь. К каждому гражданину мы подходим индивидуально.

Тамара Шорникова: Да. Татьяна Сергеевна, вы говорили о людях, которые пока не могут подтвердить, например, владение имуществом, в судебном порядке это будет все выясняться, но это, естественно, время. Люди, возможно, оказались без имущества, им нужна помощь здесь и сейчас. Что вот делается в отношении этих людей?

Татьяна Гудилко: Ну, на сегодняшний момент в Республике Крым также есть порядок предоставления материальной помощи гражданам, которые попали в трудную жизненную ситуацию. Сейчас министерством труда отрабатывается вопрос с этими гражданами, как вы показали, что подключался глава города Ялты, то есть в Ялте и в Керчи люди размещены во временных пока местах проживания. Также у нас подключились и депутаты на сегодняшний день, завтра будут выданы еще продуктовые наборы... Там люди действительно отнеслись к потере других людей очень активно и помогают, свою помощь предоставляют разнообразную.

Иван Князев: А временные места проживания – это какие? О чем речь? Где сейчас размещены люди? И как долго они смогут там проживать, если, например, как Тамара сказала, процедура подтверждения имущества затянется на месяцы?

Татьяна Гудилко: На сегодняшний день в городе Керчь в пункте временного размещения, это гостиницы, определены 127 человек, в городе Ялта проживает временно, тоже там гостиницы или санатории, 38 человек.

Тамара Шорникова: Что сейчас говорят службы, синоптики, МЧС и так далее? Просто мы обсуждали когда эту тему буквально пару дней назад, были прогнозы, что сильные ливни могут повториться. Есть ли риск для схода селей, для каких-то других чрезвычайных ситуаций?

Татьяна Гудилко: Ну, на сегодняшний день, я знаю, объявлено штормовое предупреждение, но пока нас бог миловал, поэтому дождя нет. Завтра мы ждем все-таки уже снятия этих ограничений, пока мы готовимся.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Татьяна Гудилко, первый заместитель министра труда и социальной защиты Республики Крым, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Подключаем сейчас еще одного эксперта. Олег Нилов, депутат Госдумы Российской Федерации.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег Анатольевич.

Олег Нилов: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Олег Анатольевич, только что, наверное, слышали как раз от крымских властей, какая помощь нужна. Что сейчас на федеральном уровне, каким образом можно помочь региону? Какие нормы помощи выработаны в том числе и после трагедии в Иркутской области?

Олег Нилов: Ну, я выхожу в эфир из Санкт-Петербурга, я думаю, что все помнят, что более 10 лет назад Петербург топило по несколько раз в год, последствия были тяжелейшие, действительно, вот так продолжалось столетиями. Поэтому основная помощь, которая нужна от федерального центра, конечно, в наведении порядка вот с этой обветшалой инфраструктурой, которая однозначно не справляется, и будет эта ситуация, в общем-то, повторяться.

Поэтому, конечно, средства есть в федеральном бюджете, и вот эту кубышку надо распечатывать и помогать всем регионам, не только Крыму, Сочи или там сибирским регионам, а у нас десятки тысяч деревень как после войны, там вообще никакой инфраструктуры нет и, вы знаете, как бы и не было. Поэтому инфраструктура должна быть не только в Москве, не только там плитка и асфальт должны быть кругом многими слоями устланы, что называется, вот здесь нужно раскошелиться федеральному правительству, а не собирать, как Плюшкин, миллиарды и триллионы в различные фонды резервные. Ну вот черный день пришел, в том числе и пандемия – это тоже... Граждане, бизнес пострадал...

Иван Князев: Олег Анатольевич, по вашим расчетам, по вашим предположениям...

Олег Нилов: Надо помогать всем, и не, конечно, копейками. Вот этот закон о гражданах, попавших в трудную жизненную ситуацию, где 10 тысяч выплаты, – ну это смешно, это позорно. 30 тысяч если не получает гражданин в месяц, я считаю, он находится в трудной жизненной ситуации и ему нужно помогать хотя бы вот до этого уровня, вот до этого прожиточного реального уровня, и таких граждан у нас десятки миллионов, к сожалению.

Иван Князев: Депутаты в этом процессе как могут сработать?

Олег Нилов: Кто может, депутаты?

Иван Князев: Депутаты.

Олег Нилов: Депутаты как раз сейчас ведут активную предвыборную кампанию, им, что называется, не флаг в руки, а лопату, возможность собрать волонтеров, возможность привлечь общественность. Ну и, самое главное, конечно, призвать к ответственности тех немногих, но очень богатых людей, которые вот на это все смотрят сверху, не знаю, со своей горы, поплевывая и посмеиваясь. Ну вот в очередной раз правительство не поддержало наш законопроект о налоге на роскошь. Ну нужно вот...

Тамара Шорникова: Олег Анатольевич, давайте вернемся...

Иван Князев: Олег Анатольевич, давайте все-таки к более предметному разговору. Олег Анатольевич, простите, пожалуйста, что мы вас перебиваем, просто очень хотелось бы по ситуации в Крыму поговорить, я имею в виду по механизмам сейчас оказания помощи Крыму. Смотрите, какой момент: могут ли депутаты Государственной Думы направить рекомендацию правительству выделить такой-то объем финансирования, не знаю? Вот вы сами говорили про ветхую инфраструктуру, которую нужно менять, – что в этом направлении сейчас можно сделать на законодательном уровне?

Олег Нилов: Я же сказал, на законодательном уровне ничего нельзя сделать. Какое еще нужно законодательное решение, для того чтобы правительство распечатало Резервный фонд? Резервный фонд правительством создается именно для этих ситуаций. Зачем здесь нужны еще какие-то законы и постановления? Они что, глупые дети, они что, не видят, что творится? Нужно немедленно принимать вот это решение о поддержке и инфраструктуры в первую очередь, ну и, конечно, поддержке тех людей, которые остались абсолютно без всего, без средств к существованию, без дома, без жилья, им в первую очередь нужно помочь. Но выводы надо делать не только по Тулуну или по Крыму, Сочи, выводы нужно делать по всей стране, этого правительство, к сожалению, делать не хочет.

Тамара Шорникова: Олег Анатольевич...

Иван Князев: Понятно.

Олег Нилов: Его нужно заставлять делать эти выводы. Но те, кто осмеливаются вот так говорить и требовать ответственности правительства, их меньшинство в Думе, поэтому дать принять решение какое-то, постановления обязывающие, вот этим меньшинством, к сожалению, не получается. Но, надеюсь, получится, и это время придет скоро.

Тамара Шорникова: Да. Олег Анатольевич, какая бы ни была инфраструктура, часто природа просто ломает все через колено, что называется, потому что здесь действительно сложные погодные условия, ливни, горы, сели, соответственно, тут речь о чрезвычайной ситуации и о федеральном регламенте, как на эту чрезвычайную ситуацию реагировать. Соответственно, было отработано после наводнения в Иркутской области. Есть какой-то общий порядок, какую помощь в каком размере оказывать, какие мероприятия проводить?

Олег Нилов: В размерах ущерба. Прежде всего оценивается тот ущерб, который нанесен стихийным бедствием, и вот этот размер компенсируется из федеральных, еще раз говорю, резервных фондов. Но чрезвычайные ситуации в России – это постоянная вещь. Посмотрите, Севера наши, Севера, -40 градусов – это разве не чрезвычайная ситуация? А если нет газа? А если туалет на улице? Почему это не признавать чрезвычайной ситуацией? Почему вот когда только наводнение или пожар? А почему, когда человек живет на 10 тысяч рублей плюс «коммуналка», плюс лекарства, плюс еще какие-то траты, – это тоже чрезвычайная ситуация.

Поэтому давайте не суживать эту проблему до конкретного происшествия. Вот я предлагаю решать эту проблему для всех многих миллионов граждан, которые сегодня живут по привычке уже, знаете, как потерявшие, но на них внимания мы не обращаем, а это надо делать, каждому гражданину, еще раз говорю, нужно оказывать такую помощь, если он попал в трудную жизненную ситуацию.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Олег Нилов, депутат Государственной Думы, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Итак, подключаем еще одного эксперта к нашему разговору: Наталья Дикусарова, председатель Комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного Собрания Иркутской области III созыва.

Иван Князев: Здравствуйте.

Наталья Игоревна, скажите, пожалуйста, вот 2 года у нас все-таки прошло после трагедии в Тулуне, после тех событий. Что после этого удалось сделать? Вся ли необходимая поддержка была оказана людям, вообще региону в целом? Многие жилье потеряли... Расскажите нам.

Наталья Дикусарова: Добрый день.

Да, у нас очень такой... Я слышала просто предыдущий разговор о регламентах и так далее. Я думаю, что регламенты все на сегодняшний день уже отработаны, все есть, мы это чувствуем на себе, на Иркутской области. Мы практически в еженедельном режиме до сих пор заканчиваем мероприятия восстановительные, потому что у нас достаточно серьезная программа восстановительных мероприятий, в том числе за счет средств федерального бюджета. Поэтому какие-то объекты у нас сданы, программа расписана по годам, какие-то объекты начинаем. Федеральные средства выделяются даже вот в режиме реального времени, сейчас было очередное распределение финансовых ресурсов, ряд объектов получили в том числе федеральное финансирование. Ну, конечно, и областное финансирование здесь, поэтому у нас достаточно четкий регламент взаимодействия с федеральным уровнем, мы восстановительные работы ведем.

Тамара Шорникова: Что касается... Да, если говорить подробнее про объекты, как восстанавливается, что, на тех ли территориях, на соседних? Потому что, когда обсуждали, естественно, говорилось, что какие-то территории уже не подлежат заселению или восстановлению, нужно переезжать. Какая работа сейчас ведется?

Наталья Дикусарова: Ну, у нас все определено, у нас все четко, понятно. Адреса объектов есть, у нас фактически завершено уже проектирование всех объектов, которые подлежат восстановлению, что-то на государственной экспертизе. Поэтому тут... Видите, у нас уже сейчас не вопрос установления регламентов, а у нас вопрос такой планомерной работы. Вот искренне вам хочу сказать, что, может быть, на нашей ситуации, но такие регламенты есть, и сегодня уже понятно, что и как делать.

Тамара Шорникова: Да. Мы пытались понять, Наталья Игоревна, насколько оперативно вот те самые регламенты можно перекидывать на другие регионы, когда возникает там такая потребность в этом. Насколько это эффективно выполняется в жизнь, потому что на бумаге может быть прописано одно, в жизни, как известно, может быть другое.

Наталья Дикусарова: Ну, вы знаете, нам не то что как первопроходцам, а тем, у кого эта ситуация была вот в таком масштабе, наверное, у одних из первых, к сожалению, мы были первопроходцами в этой части. Но сейчас вот все механизмы есть...

Иван Князев: Ладно. Наталья Игоревна, скажите, пожалуйста, жилье все получили? Понятно, механизмы есть, а жилье все получили? Программа на сколько лет вообще рассчитана? Когда можно будет полностью сказать, что все последствия наводнения в Иркутской области устранены?

Тамара Шорникова: Люди живут под крышей обычной жизнью?

Иван Князев: Да. И какие сложности возникают?

Наталья Дикусарова: У нас строится жилье до сих пор, оно строится по ряду программ, там же разные были механизмы предоставления жилья, причины были разные. У нас первая волна наводнения была, потом вторая через какой-то период была, поэтому разные правовые режимы у предоставления жилья. То жилье, которое пострадало в первую волну наводнения, вопросы решены. То, что идет по грунтовым водам и так далее, еще завершаются строительные работы, еще идет строительство этого жилья.

Иван Князев: Сколько оно будет строиться? Сколько людей его ждут?

Наталья Дикусарова: Я вам конкретику не назову сейчас, потому что у нас заселение идет практически в режиме реального времени, скажем так. Но есть люди, которые ожидают завершения строительства ряда жилых объектов, но это уже те, кто пострадал от второй волны наводнения.

Иван Князев: Да. Наталья Игоревна, нам известны такие факты, что люди, например, не могут согласовать, в том числе и в федеральных ведомствах, оценку ущерба. Вроде говорят так: на региональном уровне все, экспертиза подписана, присылаете вы же данные, например, в федеральный центр, и там говорят, что нет, у них подсчеты другие, поэтому возникают задержки. Бывали такие случаи?

Наталья Дикусарова: У меня нет такой информации.

Иван Князев: Нет, то есть все экспертизы подписаны, все в порядке?

Наталья Дикусарова: Ну да, что касается подтвержденных ресурсов и так далее, да.

Иван Князев: А неподтвержденных?

Наталья Дикусарова: Я не понимаю вопроса. У нас все вопросы, все отработано с федеральным уровнем, у нас нет таких вопросов.

Тамара Шорникова: Да. Еще раз повторю: жалобы были на то, что люди считают, что жилье непригодно для жизни, условно оно с плесенью и так далее, по оценке официальной никаких выплат не положено, все нормально с жильем.

Наталья Дикусарова: У нас есть и судебные разбирательства, идут до сих пор, что люди считают, что есть необходимость еще раз к этому вопросу вернуться.

Тамара Шорникова: Так.

Наталья Дикусарова: Но это единичные случаи, единичные случаи.

Иван Князев: А, но все-таки есть. Единичные – это единичные насколько? Один, два, десять, пятнадцать?

Наталья Дикусарова: Да, единичные, меньше десяти.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Наталья Дикусарова, председатель Комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного Собрания Иркутской области III созыва.

Иван Князев: Ну, кстати, жители Тулуна и Иркутской области, у всех, у кого возникли сложности с получением каких-то компенсационных выплат, кому-то жилье не предоставили, у кого возникли вот такие вопросы, пишите, звоните нам в прямой эфир, рассказывайте, я не знаю, любыми средствами расскажите действительно, как идет этот процесс, чтобы мы окончательно все ответы все-таки смогли получить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)