Регионам вводят вакцину

Регионам вводят вакцину | Программы | ОТР

Как будет организована массовая вакцинация от ковида? Хватит ли всем доз?

2021-01-14T20:17:00+03:00
Регионам вводят вакцину
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Павел Волчков
руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии

Александр Денисов: Регионам вводят вакцину: министр здравоохранения Михаил Мурашко сегодня сообщил на селекторном совещании с регионами, что до конца месяца они получат 2 миллиона доз «Спутника». Причем отметил, что прививку в первую очередь надо делать пожилым, тем, кому за 60, потому что именно у них коронавирус протекает тяжело, с осложнениями.

Елена Медовникова: Большую партию вакцины уже получили в Коми, это 4,5 тысячи доз препарата, в Оренбургской области 10 тысяч, в Карачаево-Черкесии в ближайшее время рассчитывают получить 7 тысяч ампул. Массовая вакцинация вовсю развернулась в столице, здесь сегодня открыли 30 дополнительных пунктов, где делают прививки.

Александр Денисов: Да. В вашем регионе началась уже прививочная кампания? Можно ли записаться через приложение, ну или по старинке в регистратуре в поликлинике? Это наш опрос, запускаем его, спрашиваем: в вашем регионе открылась уже запись? Отвечайте «да» или «нет», через полчаса подведем итоги.

И у нас на связи Павел Волчков, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ. Павел, добрый вечер.

Павел Волчков: Добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Павел, зайдем немножко с истории. Вот как раз ровно 30 лет назад была произнесена знаменитая фраза Егора Гайдара министру промышленности на приеме: «Да зачем нужны эти ваши станки? Понадобится – все за рубежом купим». Я вот сколько раз общался с представителями фарминдустрии, когда у нас возникали перебои с тем или иным препаратом, они мне начинали объяснять: «Эту субстанцию мы закупаем в Индии», «Эту субстанцию еще где-то», «Тут у нас станков нет», «Это мы отправляем туда-то».

И что нам, собственно, злиться, сидя, например, в Калужской области и просматривая федеральные новости, где объявляют, что все уже, началась массовая вакцинация, а там звонишь в поликлинику, а тебе в ответ хохочут, потому что ну это смешно, там даже ни одной ампулы не появилось, а мы злимся, где это все. А что удивляться, учитывая, что у нас был такой подход, все купим за рубежом, все производство, если понадобится? А уже поздно покупать.

Павел Волчков: Ну, действительно на самом деле ситуация последние 30 лет, особенно в 1990-х гг., конечно, была сложной в фармацевтике, в науке. Я могу, собственно говоря, и про одну, и про другую, про обе сферы, в общем-то, долго и с разной степенью, в общем-то, детализации вам рассказывать.

Что касается производства вакцин, то, конечно, нам как любой, в общем-то, развитой такой стране необходимо иметь собственные компании, собственные производства, которые бы оперативно реагировали на подобного рода угрозы. Поэтому, в общем-то, те вопросы, которые не поднимались все эти, скажем так, десятилетия, вот сейчас они как раз-таки актуализировались и решаются, решаются буквально вот весь прошлый год. И уже в текущем году мы тоже продолжаем решать все эти вопросы о том, чтобы и наука, в общем-то, быстро подносила снаряды фармпроизводствам, чтобы фармпроизводства могли делать актуальные, новые, высокотехнологичные вакцины в нужных объемах, опять же логистика этого чтобы не страдала и маркетинг.

Безусловно, Егор Гайдар, видимо, когда все эти слова говорил, он немножко идеализировал ситуацию, в 1990-х гг., конечно, была такая ситуация общей открытости. Мы, скажем так, разрушив этот железный занавес, думали: ну вот сейчас мы сольемся в дружественном экономическом экстазе со всем миром. Но не тут-то было. Конечно, все национальные такие логистические корпорационные интересы остались, и, в общем-то, сейчас у нас таких иллюзий больше нет. Мы прекрасно понимаем, как все работает, и мы прекрасно понимаем, что, если ты хочешь быть защищенным, ты должен иметь собственную хорошую экономику, в частности собственную сильную фармацевтику.

Александр Денисов: Вот что касается промышленности, да, безусловно, она отстала, и фармацевтика тоже, видно, что не дотягивает до нужных объемов. Но наука все-таки не подкачала. Давайте еще раз расскажем, потому что, каждый раз встречаясь со знакомыми, я объясняю, цитирую слова Гинцбурга, что эта вакцина не новая, ее делали 25 лет. Давайте про это расскажем, что, в общем, наша наука не дремала все это время, создавала вакцину долгие годы, она не вчера, не позавчера сделана, создана.

И вот Гинцбург сравнивает эту вакцину с неким ружьем, куда зарядили новый патрон, как раз вот этот новый патрон против этого коронавируса. Расскажите, пожалуйста, про это, чтобы все-таки людям было понятно, потому что не все это знают в подробностях, причем из авторитетных источников.

Павел Волчков: Действительно, вакцина была создана на уже испытанной платформе, использовались так называемые аденовирусные векторы вот эти самые, ну пускай будут ружья, да, по метафоре Гинцбурга. Эти аденовирусные векторы ранее были использованы для создания вакцины против Эболы, и, в общем-то, даже были испытаны, были проведены клинические испытания. Но там, в общем-то, экономически, я так понимаю, вакцина от Эболы не взлетела и, в общем-то, кто-то должен был все-таки за эту вакцинацию африканских стран платить. Но вот в случае с COVID-19, пожалуйста, платформа нашла свое применение. Другое дело, что вот с масштабированием, конечно, у нас, в общем-то как и у всего мира на самом деле, даже у большого и продвинутого, огромного холдинга Pfizer, тоже были проблемы, тут, в общем-то...

Александр Денисов: К сожалению, связь поплыла, сейчас восстановится. Да, Павел?

Елена Медовникова: Может быть, пока к SMS-сообщениям из регионов?

Александр Денисов: Сейчас мы перенаберем пока Павла.

Елена Медовникова: И хотелось бы обратить внимание наших телезрителей, что мы никого не агитируем, но тем не менее вот мы смотрим SMS-сообщения и действительно видим, что интерес к вакцине растет, и многие обеспокоены тем, что ее просто может не хватить. Например, Смоленская область: «Записали на прививку по телефону в поликлинике, сказали, что перезвонят, но звонков нет уже 3 дня».

Александр Денисов: Ноябрьск пишет, Ямало-Ненецкий автономный округ... Точнее нет, Ноябрьск – это, по-моему, Тюменская все-таки... Тюменская область: «Записи на вакцинацию нет».

Павел к нам вернулся в эфире. Павел, да, вот мы с вами говорили про платформу, которая была создана, и слава богу, что существовала, было куда зарядить вот этот патрон против коронавируса.

Павел Волчков: Да, действительно, так и было. В общем-то, многие вакцинные решения так и существуют. Например, пфайзеровское решение или решение от Moderna, AstraZeneca, они на самом деле что-то аналогичное, то есть там есть общая такая модель использования, можно до некоторой степени менять только тот самый антиген. То есть в большинстве вакцин используют тот самый спайк, то есть шип из коронавируса, из SARS-CoV-2. В этом плане на самом деле все было плюс-минус понятно, вопрос был, сработает ли вакцина лучше, хуже, какие будут, в общем-то... Даже, в общем-то, побочные эффекты были понятны, тут вопрос скорее, какая эффективность будет защиты у, допустим, того же «Спутник V», в общем-то она оказалась очень даже высокой, сравнима, в общем-то, по показателям и с пфайзеровской, и с Moderna, вот, поэтому здесь, в общем-то, все оказалось хорошо.

И тут, конечно, стоит отметить всеобщую мобилизацию того самого партнерства между наукой и фармацевтическими компаниями, которое сейчас произошло. Когда мы говорим, что сейчас будет и идет, собственно говоря, масштабная, или там как угодно, я путаюсь в этих прилагательных, вакцинация, собственно говоря, что происходит? Происходит ежемесячное увеличение продукции вакцины, то есть буквально из очень малых количеств, из лабораторных буквально объемов буквально с нуля компании фармацевтические, которые принимают участие в масштабировании... У кого-то быстрее это произошло, потому что нужно понимать, что действительно производства такого в принципе в России не было, то есть большинство фармкомпаний буквально делали эти производственные линии с нуля.

То есть вы должны понимать, что это даже не трансфер технологий был до некоторой степени, как это, я не знаю, с какими-то производствами, не знаю, сборкой, как ее называют, кузовной, некоторых автомобилей у нас, а это все-таки прямо новое, нужно было построить эти пайплайны. Отдельные фармкомпании справились с этим лучше, быстрее, другие все-таки опаздывают, и именно поэтому какое-то количество доз у нас уже появилось, достаточно большое, а какое-то плановое количество доз до сих пор еще не появилось, потому что отдельные фармкомпании, все-таки у них есть проблемы с производством. Но сейчас есть уже четкое понимание, что вот ежемесячно мы будем производить уже достаточно большое количество доз, которое можно рассчитывать в миллионах...

Александр Денисов: Шестнадцать миллионов доз, называют вот эту цифру, Павел, я вот слышу ее регулярно, 16 миллионов доз в месяц.

Павел Волчков: Да, мы ее примерно и считали, да. Но на самом деле не в месяц. Мы рассчитывали, что 16 миллионов доз нужно, в общем-то, нам для вакцинации населения от 18 до 60 в течение 4 месяцев, это если мы не будем вакцинировать людей, которые уже переболели, это минимальный объем доз, который нам необходим, для того чтобы создать тот самый буферный иммунитет. Конечно, больше – лучше, то есть в идеале, наверное, за эти 4 месяца, вот февраль, март, апрель, май, нам хорошо бы произвести 30–32 миллиона доз.

Александр Денисов: Павел, могу обратить внимание на статистику? Вот мы запустили опрос «В вашем регионе открыта запись на вакцинацию?», «да» 13%, 87% «нет», то есть практически даже запись еще не ведется, понимаете?

Павел Волчков: Ну, здесь все-таки в защиту Минздрава я хочу сказать, что все-таки вместо того чтобы, и я поддерживаю это решение, чтобы взять и, вы знаете, как манную кашу по тарелке размазать по всей стране эти дозы, эти первые 1,5 миллиона, все-таки начали вакцинировать конкретные регионы. Ну потому что, если вы во всех регионах совсем по чуть-чуть... Ну закинете вы туда по минимальному количеству доз, и у вас не будет эффекта, а так у вас отдельные регионы получат достаточное количество доз, чтобы изменить эпидемиологическую ситуацию. Да, это сложный выбор, в какой регион, в общем-то, куда поставить какой объем...

Александр Денисов: А вы знаете, Павел, да, извините, перебиваю...

Павел Волчков: Потому что приходится делить вот эти 1,5 миллиона доз, которые уже произведены и которые распределяются. Подойдет большее количество доз, ну понятно, будет ситуация чуть попроще.

Александр Денисов: Вы знаете, я вот слышал такое объяснение, политологи говорят, что все зависит от лоббистских способностей региона. Вот где лоббисты лучше всего постарались? Москва и область, ну это понятно, Сахалинская область, Ненецкий автономный округ и Чукотский автономный округ. Ну вряд ли на Чукотке, там хорошо как раз с обеспечением вакциной, вряд ли на Чукотке какая-то страшная ситуация, что потребовалось ее срочно погасить. Что это за лоббистские способности? Как вы это представляете себе, мне интересно?

Павел Волчков: Я думаю, что здесь был какой-то здравый смысл. Я уверен, что без лоббизма, конечно, ничего не обходится, но есть и здравый смысл. То есть все-таки есть хабовые регионы, это, конечно, Москва и Питер, то есть это то, где большое количество населения, через эти города постоянно все летают, ездят и так далее, здесь, в общем-то, опять же нужно понимать, что Москва непосредственное участие в создании вакцины имела, буквально если мы говорим про «Спутник V», и тут, в общем-то, не столько лоббизм, сколько Москва как регион для себя, в общем, эту вакцину...

Александр Денисов: Право первой...

Павел Волчков: Да, право первой ночи.

Александр Денисов: Павел, пообщаемся со зрителями.

Павел Волчков: Конечно.

Александр Денисов: Много звонков. Нина из Великого Новгорода. Нина, добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Сорвалась Нина. Сергей, Воронеж. Сергей, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте. Мы вас слушаем.

Зритель: Да-да, алло. Слышно меня?

Елена Медовникова: Да, говорите.

Зритель: Дело в том, что я попробовал записаться на вакцинацию на COVID по Госуслугам, сайт Госуслуги, да, слышите меня?

Елена Медовникова: Да-да. И получилось у вас?

Зритель: Нет, я не про то сейчас, я расскажу. Я как бы покликал по всем сопутствующим меню, где необходимо записаться, там-сям, мне необходимо было записаться просто на прием сначала к врачу, для того чтобы, ну я был, так сказать...

Александр Денисов: Сергей, в общем, подведем итог, в итоге вы записались на вакцинацию?

Зритель: В итоге услуга временно недоступна, и это уже несколько раз на протяжении определенного времени.

Александр Денисов: А в регистратуре можно записаться у вас, просто прийти ногами и сказать: «Запишите меня, я хочу сделать прививку»?

Зритель: Нет.

Александр Денисов: Тоже нет?

Зритель: Нет.

Александр Денисов: Ясно, спасибо.

Елена Медовникова: Искусственный интеллект.

Александр Денисов: Еще Александр из Краснодарского края.

Зритель: Добрый вечер, ведущие.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел сказать, вот как обстоят дела у нас здесь в Краснодарском крае, конкретно Анапский район. Я живу на хуторе в 20 километрах от города Анапы. Вот я недавно сам перенес эту болезнь, заболевание, и после того как прочувствовал, осознал, насколько это серьезно, меня это действительно, ну как сказать, задело глубоко.

Вот я интересовался, вчера буквально звонил в Минздрав по поводу вакцинации, как она организована, как она вообще, может, она все-таки уже, так сказать, началась в Краснодарском крае, просто не дошло до нас на периферии? Мне сказали обращаться в амбулаторию. Вот я приписан к витязской амбулатории. Звоню сегодня заведующему, он элементарно ответил: «Неизвестно когда, записи нет никакой, и вообще мы не готовы, у нас элементарно нет холодильника даже для этого». Говорит, есть только в районной поликлинике холодильник, который там они, это самое, используют для своих нужд в определенных целях, ни больше ни меньше.

Елена Медовникова: Александр, а вы стали интересоваться для родственников для своих, если вы уже переболели?

Зритель: Ну, я почему-то считал, может быть по наивности, что все-таки я еще, как сказать, и сам имею возможность, необходимость привиться, это прежде всего меня беспокоило, потому что я...

Елена Медовникова: То есть вы, переболев, тоже решили сделать прививку? Спасибо.

Александр Денисов: Да, безусловно, тоже нужно, врачи, нужно советоваться с врачами, ни в коем случае не рассуждать, переболел я, не переболел, – идете и спрашиваете, не спрашиваете ни соседей, ни друзей, в первую очередь специалистов.

Павел, ну вот два звонка, Сергей из Воронежа, Александр из Краснодарского края, в общем, в ответ тишина. Ну я вот говорю, в Калужской области смеются, когда звонишь в район и спрашиваешь, что хочешь записаться.

Павел Волчков: Ну, не без этого, конечно. Вы знаете, у нас сегодня какое, по-моему, 14 января. Давайте просто заведем хорошую традицию и через неделю или через две еще раз с вами созвонимся и проведем такой же мониторинг. Все-таки что мы видим? Скорее всего, вакцину все-таки действительно распространяют не тотально, размазывая по всем регионам, а как-то так точечно.

Я вот слушал и Сергея из Воронежа, и товарища из Краснодара. Безусловно, Краснодар, конечно, тот такой густонаселенный регион, который я бы тоже в первую очередь попробовал вакцинироваться. Но какая логика принятия решения была у Минздрава, я, конечно, не знаю. Ну а с другой стороны, я понимаю, что в Краснодаре живет очень большое количество населения, и если туда, допустим, послать всего каких-нибудь, не знаю, 10–20 тысяч доз, это, в общем-то, ни о чем, конечно. А для какого-нибудь Чукотского края, Чукотский край у нас...

Александр Денисов: Автономный округ, да.

Павел Волчков: Автономный округ, да. Для Чукотки, наверное, 20 тысяч доз для их населения, в общем-то, это уже приемлемая цифра, наверное, все-таки там такого рода логика прослеживается.

Елена Медовникова: Да, спасибо, Павел.

Александр Денисов: Павел, спасибо. Через неделю, Павел, договорились, свяжемся, обсудим ситуацию, как что поменялось. Павел Волчков, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ, был у нас на связи.

Елена Медовникова: Наш зритель из Башкортостана считает, что ставят там, где в первую очередь была большая заболеваемость, кстати, может быть, действительно и так.

Ну и сейчас мы хотим познакомить вас с ответами наших телезрителей, жителей разных городов. Мы провели опрос, созрели ли они для прививки, и вот что отвечали жители Тюмени, Нового Оскола и Рязани.

ОПРОС

Елена Медовникова: Сейчас к нашему разговору присоединяется Вадим Покровский, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Вадим Валентинович, здравствуйте.

Вы знаете, я хотела вас сразу спросить вот о чем. Один из молодых людей в нашем стрит-токе, в нашем опросе сказал, что нужно опираться на опыт других стран, посмотреть, как это будет. Вот сегодня, кстати, пришла информация, что в Норвегии 23 человека умерли после вакцинации Pfizer. Вот на что же здесь все-таки опираться, на какое мнение? У нас, к счастью, таких случаев пока нет.

Вадим Покровский: Ну, довольно странно, что у нас таких случаев пока нет, может просто быть случайное совпадение, не надо связывать это обязательно с приемом вакцины, поэтому такое возможно в любой стране. Поэтому мы должны посмотреть на другие страны и увидеть, что там та же самая проблема, что у нас, вакцин не хватает. Там вот с трудом, можно сказать, королеве нашли вакцину в Британии, потому что население жалуется, что прививают только пожилых.

Но и мы должны понимать, что у нас пока привит только 1 миллион человек, несколько предыдущий выступающий преувеличил наши возможности, видимо, в ближайшие месяцы это будет 3–4 миллиона доз в месяц, а население у нас, вы знаете, 145 миллионов. Поэтому не забывайте о простых методах профилактики: это ношение маски, это избегание контактов. И в принципе, если бы все это соблюдали, то у нас бы никакой эпидемии не было.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, ну вроде все соблюдают, однако это не спасает.

Вадим Покровский: Нет-нет, неправда.

Александр Денисов: Мне кажется, Вадим Валентинович, сейчас напугаем вообще окончательно всех зрителей словами, что, скорее всего, и у нас такое, как в Норвегии, странно, что у нас этого нет. Вадим Валентинович, вопрос: не кажется ли вам, что наши ученые, врачи тоже отвечают вот ни два, ни полтора на этот вопрос, делать не делать вакцину? Вот эти всякие округленные, знаете, фразы «надо посмотреть», «надо подумать». Давайте четко людям скажем: последствия от болезни такие-то и такие-то, не знаю, уж вам флаг в руки, последствия от прививки такие-то и такие-то. Кладем на весы с одной и с другой стороны, чтобы у людей был выбор. А вот эти вот фразы про посмотреть и сравнить и с Норвегией, и с Англией, и прочими – это настолько все расплывчато и вводит в общем в такое заблуждение... Вот люди говорят, что есть сомнение, – да конечно, у них будут сомнения, если так отвечать. Вот давайте четко скажем.

Вадим Покровский: Это сейчас вы всех настраиваете. Какие могут быть сравнения, потому что разные вакцины, разное население? Здесь сравнивать нельзя в принципе. А мы должны понимать, что вакцинация – это, безусловно, хороший метод профилактики, но не единственный, как я уже вам сказал. Вакцинироваться нужно, но с учетом того, что вот не бегать и кричать «дайте мне вакцину обязательно», а постепенно ждать, когда дойдет до вас очередь. А пока соблюдать элементарные меры профилактики.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, давайте риски, вкратце обрисуем риски при болезни и возможные риски, если они есть, если вы о них знаете, при вакцинации, чтобы люди понимали.

Вадим Покровский: При любой вакцинации может быть в первые дни такая симптоматика, напоминающая легкое течение заболевания, но она проходит гораздо быстрее и без последствий. Могут быть аллергические реакции самые различные, потому что, как вы знаете, аллергии самые разнообразные могут быть, то есть это не исключено. Но если человек заболевает коронавирусом, то мы видим тяжелое течение даже у крупных, таких здоровых мужчин, мы видим пневмонии, которые осложняют это заболевание, и в конце концов все-таки летальность у нас до 2% доходит в некоторых группах, а в некоторых странах до 5%. То есть, конечно, вакцина обладает преимуществом по сравнению с попыткой переболеть, но, как я вам сказал, лучше защищайтесь от заражения, а потом, когда будет возможность, привейтесь.

Елена Медовникова: Вадим Валентинович, наш телезритель из Коми спрашивает: «Боюсь, что вакцину неправильно разморозят и поставят». Будут ли соблюдаться все требования во время постановки, вот интересный момент.

Вадим Покровский: Да, это бывает, конечно, может быть и у нас, поэтому вот еще раз говорю, не забывайте пока про простые методы профилактики. Понимаете, у нас слово «вакцина» – это примерно как волшебная пуля или там панацея. Нет, вакцина – это только один из элементов предупреждения распространения эпидемии. Есть у нас еще и ношение масок, и карантины, и изоляция, все это вместе и дает прекращение эпидемий.

Александр Денисов: Вадим Валентинович, зрители хотят пообщаться с вами. Екатерина из Самары, добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос, в общем-то, очень простой. Я хочу сделать вакцинацию, обратилась в свою поликлинику, к которой я прикреплена, она находится в центре города Самары, №3. И мне предложили записаться к врачу, сначала нужно пройти терапевта, для того чтобы сделать эту прививку. Но терапевта нужно пройти, записавшись в общий прием, ожидая своего приема в общей очереди, там пройти еще через регистрацию, в общей очереди, в общем холле, в котором, конечно же, будут в том числе и люди заболевшие. Мне этого очень не хочется.

То есть я встала перед таким фактом, что для того, чтобы сделать профилактику, меня, в общем-то, могут с очень большой вероятностью заставить заразиться. Я позвонила в другую поликлинику, там такого нет, там для этого выделен, для вакцинации выделено отдельное крыло даже, насколько я поняла, вот. Почему такая ситуация может допускаться в каких-то поликлиниках и как это быстро решить, я даже не представляю.

Я позвонила сегодня в Роспотребнадзор по общей горячей линии, мне ничем там не смогли помочь и сказали, что нужно написать жалобу, которая будет рассмотрена в течение 30 дней. Но, знаете, это немножко смешно, я хочу сделать вакцинацию сейчас, мне, как и всем людям, надоело уже почти целый год сидеть дома, ограничивать себя во всем. В общем-то, получается, что мое право на получение вакцинации перечеркивается вот этим риском.

Александр Денисов: Да, обстоятельства, конечно, не радуют.

Елена Медовникова: Да, Екатерина, спасибо.

Александр Денисов: Екатерина, спасибо, отличный вопрос. Вадим Валентинович, как прокомментируете вот эту ситуацию?

Вадим Покровский: Вопрос здесь простой. Вы знаете, что у нас здравоохранение по остаточному принципу, у нас недостаточно медицинских учреждений, поэтому это нормальное, то есть не нормальное, а естественное следствие того состояния здравоохранения общего, которое у нас было.

Но еще раз приведу зарубежный пример. Я был в Англии в 2003 году, у них там была тяжелая эпидемия гриппа. У них тоже лежали люди в коридорах, и виновато было предыдущее правительство Маргарет Тэтчер, которое сократило больничные койки. Ну, мы поэтому должны как раз думать о том, чтобы в будущем мы укрепили нашу систему здравоохранения на случай еще более тяжелых эпидемий. Ну а даме, которая звонила, это терпеть. Почему вы хотите раньше других прорваться?

Александр Денисов: Ну, Екатерина просто боится сидеть, вдруг как раз там и подхватит заразу, вот что она опасается.

Вадим Покровский: Естественно, поэтому вот и рекомендованы специальные приемы по записи предварительной, хождение, чтобы не перекрещивались люди. Но получается, вот она правильно сказала, запись-то в поликлинике общего типа, а там как раз и может быть внутрибольничное, как мы говорим, заражение, когда скапливаются пациенты, просто пришедшие на прием. То есть работа по совершенствованию здравоохранения у нас должна будет идти постоянно, и эта пандемия нам очень хороший, важный урок, что мы должны изменить.

Александр Денисов: Спасибо, Вадим Валентинович.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Вадим Покровский был у нас на связи, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как будет организована массовая вакцинация от ковида? Хватит ли всем доз?