Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик

Гости
Максим Окунев
корреспондент ОТР (г. Уфа)
Дарья Казак
корреспондент ОТР (г. Абакан)
Вячеслав Воронков
корреспондент ОТР (г. Нальчик)

Оксана Галькевич: Ну а сейчас – о развитии событий в нескольких отдельно взятых регионах. К нам присоединяются коллеги из Уфы, Абакана и Нальчика: Максим Окунев, Дарья Казак и Вячеслав Воронков. Здравствуйте, друзья.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, друзья.

А вы можете, уважаемые телезрители, дополнять картину из регионов. Пишите, что произошло на выходных, что происходит сейчас, что грядет в вашем конкретном регионе. В конце обзора мы зачитаем ваши сообщения.

Оксана Галькевич: Ну и не только пишите. Вы можете позвонить, мы же в прямом эфире работаем.

Петр Кузнецов: Конечно, звонки в прямой эфир.

Давайте начнем с Уфы. Максим Окунев с нами на связи. Снова здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Максим.

Максим Окунев: Да, здравствуйте, коллеги.

Ну, тема номер один на сегодняшний день в регионе – это даже не коронавирус, а паводок. Всю неделю то и дело поступала информация о подтоплениях населенных пунктов. Глава республики создал специальный оперативный штаб. Вот такого паводка, по оценкам специалистов МЧС и жителей республики, не было как минимум последние шесть лет.

Сейчас известно о подтоплениях 15 сел и деревень, а также прибрежных окраин городов. Это пять муниципалитетов, в том числе столица республики – город Уфа. В итоге под водой на сегодняшний день (это последние оперативные данные) остаются 481 жилой участок, естественно, с жилыми домами.

Во всех этих населенных пунктах работают спасатели МЧС. Специалистов на всех не хватает, в МЧС признаются в этом. Где-то не успевают эвакуировать скот, где-то жители сами не в состоянии спасать своих животных. Если мелких, таких как коз и овец, можно поднять на чердак, то с крупным рогатым скотом…

Оксана Галькевич: Ну да, корову туда не забросишь, это понятно.

Максим Окунев: Это тяжело, да. Поэтому фиксируется в том числе гибель животных. Но, слава богу, жертв среди людей пока нет. В одной лишь Уфе сейчас действуют 60 пунктов временного размещения на 6,5 тысячи человек. Пока там еще никого нет из людей, но они готовы. Там есть и комнаты отдельные, кровати, кухни, оборудованные душевые, медицинские пункты есть, где в том числе можно оперативно сдать тесты ПЦР на коронавирус.

Оксана Галькевич: Максим, надо же, как у вас работа организована на случай паводка! Это так каждый год, да? Как только паводок – у вас такие благоустроенные, прекрасные, даже с медицинскими комнатами помещения для размещения пострадавших. Или это просто в этом году так собрались и сделали?

Максим Окунев: На самом деле в этом году уже заранее и жители, и специалисты, и наше правительство понимали, что паводок будет, он будет достаточно сложным, большим, масштабным, если так можно выразиться. Почему? Потому что было очень много осадков. Буквально в январе за неделю выпадали месячные и полуторамесячные нормы осадков, поэтому, в принципе, специалисты предполагали, что из-за большого количества снега будет очень много воды.

Чтобы сейчас минимизировать последствия, сбросы с крупнейших водохранилищ республики… объем воды и количество самих сбросов сократили. Пока они осуществляются реже одного раза в день. Но совсем отменить их не получится, потому что и в самих водохранилищах уже критически высокий уровень воды. Ну и чтобы дамбы не разрушило, их нужно сбрасывать. Допустим, из ближайшего к Уфе Павловского водохранилища вода, если ее сбрасывать, доходит в течение двух суток. В принципе, она успевает уходить куда-то на территорию…

Оксана Галькевич: Максим, у меня еще короткий вопрос. Вы знаете, когда мы говорим о таких деревнях, которые пострадали, о населенных пунктах, то часто говорим о том, что кто-то неправильно построился, расположены в таком месте, где не нужно бы строить дома. Вот те населенные пункты, которые вы перечислили – там есть такие истории, есть такие дома? Или, в принципе, традиционно люди там селились? Просто ничего не поделаешь, вот так природа устроена?

Максим Окунев: Ну, на самом деле те населенные пункты, которые сейчас оказались подтопленными, они изначально, ну, уже достаточно давно, с советского времени (может быть, даже и раньше) строились ближе к водоемам, к рекам. А вот что касается каких-то новых домов, которые сейчас строятся, то еще раз повторю, что у нас паводка не было минимум последние шесть лет, такого крупного.

В принципе, люди уже в последнее время не боятся строить дома рядом с водоемами. И даже традиционно рискованные территории в Уфе (наверняка нас жители республики смотрят и знают) – микрорайон Нижегородка, микрорайон Кооперативная поляна – это раньше всегда были подтопляемые микрорайоны, но теперь, последние шесть, может быть, даже и больше лет они не затопляются, туда вода не поднимается. В принципе, люди как бы не боятся там строиться.

Говоря об этих микрорайонах, я сразу хотел бы перейти, так скажем, к теме (наверняка такие вопросы возникнут и возникают) страхования недвижимости на случай паводка. В этом году, по данным объединения страховых компаний, в целом по региону от рисков подтопления застрахованы не больше 200 частных домов. Из 10 тысяч домов, которые находятся под риском подтопления, в этом году в Башкирии всего 200 частных домов застрахованы.

Опять же причина в том, что люди не ожидают таких паводков, достаточно длительное время их не было. И вторая причина в том, что люди стараются страховать их уже ближе к дате, как говорится…

Оксана Галькевич: Понятно. Чтобы денег сэкономить. Максим, еще какие-то новости у вас есть?

Максим Окунев: Да, еще одна новость, теперь уже хорошая, а особенно для тех, кто планирует приобретение жилья. В регионе снизили ипотечную ставку до 4,95% для участников так называемой программы жилстройсбережений. До этого эта ипотечная ставка составляла 6%. Я немножко расскажу суть этой программы.

Это региональная программа, ее в 2014 году придумали в правительстве республики. Она уже действует шесть с половиной лет. Участвовать в ней могут все без исключения жители Башкирии, а не только льготники. Допустим, в некоторых федеральных программах распространяются условия только на льготников. Нет, в Башкирии эта программа для всех.

Суть ее в том, что в течение 3–6 лет, от 3 до 6 лет участник накапливает, так скажем, свой первоначальный взнос на специальном счете. Ежемесячно необходимо вкладывать от 3 до 10 тысяч рублей. Естественно, мы все знаем, что основной проблемой в приобретении ипотечного жилья, большой проблемой является недостаточный объем первоначального взноса. Программа позволяет копить этот первоначальный взнос. И к этим ежемесячным суммам накоплений республика добавляет еще 30%. Как только срок накопления закончится, можно идти в банк и брать ипотеку – уже не по обычной ставке, а по сниженной, по той ставке, о которой я в самом начале сказал.

Петр Кузнецов: Максим, скажите, пожалуйста, а за счет чего все-таки (не совсем понял) республике удается, удалось уже создать вот такую льготную программу на всех?

Максим Окунев: Ну, республика имеет достаточно серьезные планы по наращиванию жилищного строительства. Закладываются серьезные резервы в бюджет республики, чтобы это жилищное строительство наращивать не только путем прямого финансирования строительства, но и путем таких программ.

Петр Кузнецов: В общем, в республике поняли, что «строительство» равно «экономический рост». Спасибо большое. Это Уфа, Максим Окунев с событиями оттуда.

Переносимся в Абакан, Дарья Казак снова с нами на прямой связи. Снова здравствуйте, Дарья.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Готовы слушать вас.

Дарья Казак: Здравствуйте, коллеги. Очень рада всех приветствовать.

Ну, главным событием в Абакане и в Хакасии в целом стал прошедший совсем недавно Съезд хакасского народа. Он проходит раз в пять лет. В этом году он объединил около 400 делегатов. Хотя изначально на этот съезд было зарегистрировано 500 человек. И вот 400 делегатов прибыли в столицу Хакассии…

Оксана Галькевич: Шапка такая тебе нужна?

Петр Кузнецов: Да, конечно. А у меня есть такая.

Дарья Казак: …прибыли в столицу Хакассии для обсуждения насущных проблем. Дело в том, что… Хочу немножко рассказать, кто такие делегаты. Делегаты – это не только общественные деятели, ученые, писатели, журналисты, медики, но и главы родов. Например, мы познакомились с родом, с таким большим родом в Хакасии, как род Чебодаевых. Спросили: «О чем будете говорить на съезде?» Главная тема – это то, что необходимо заниматься трудоустройством людей в малых селах, потому что в малых селах все-таки еще работы нет, с этим большие проблемы. Это раз.

Ну и вторая тема, которая всегда обсуждается на Съезде хакасского народа, – это изучение хакасского языка, причем с самого начала, как ребенок растет. Абакан в этом делает большие успехи. В школах города и в детских садах дети изучают хакасский язык. Причем он идет не факультативно в некоторых школах, а идет уже именно в основном расписании уроков. И таких детей в Абакане, например, только около 3 тысяч.

Ну и еще главной темой Съезда хакасского народа было то, что этот год в Хакасии назван Годом героического эпоса. Была представлена большая театральная постановка о том, как произошла Хакассия. Хакассия – это такая археологическая Мекка. Здесь верят в духов. Например, когда даже начинают строиться какие-то строительные объекты на территории региона, обязательно ведут археологические раскопки, потому что, как говорится, куда ни ступи – везде можно найти какие-то древние захоронения.

Запомнился этим съезд. Кроме того, там был избран новый состав Совета старейшин Республики Хакассия. Ну и по традиции глава региона выступил с посланием, можно так сказать, с отчетом о своей работе. Например, было названо, что малым селам была прощена часть кредитных платежей. Это тоже огромные деньги. Таким образом, регионы… не регионы, простите, а малые населенные пункты, муниципалитеты могут вздохнуть спокойно.

Вот такая была главная тема съезда. Через пять лет вновь хакасский народ…

Петр Кузнецов: Снова соберутся. Ну, чтите традиции. Это очень здорово. Дарья…

Оксана Галькевич: А можно коротко? Вот 400 человек, делегатов – это 400 родов? Или там и родственники тоже между собой как-то встречались на съезде?

Дарья Казак: Это в первую очередь представители родов. Это общественные деятели из разных малых сел, районов республики. Кроме того, это, как вы и сказали, представители родов. Род Чебодаевых, как я сказала, самый большой. Также есть род и Камзычаковых, и Алахтаевых. Их очень-очень много. Примечательно, что все люди приезжают на съезд в национальных костюмах.

Оксана Галькевич: Да, мы видим, красота какая! Прямо такая экзотика, красота-красота!

Дарья Казак: Я еще отмечу, что делаются шаги в изучении Хакасского языка в школах, выпускают учебники на хакасском языке. И авторы этих учебников – это учителя хакасского языка, которые работают в местных школах. Это, в принципе, такое большое достижение.

Оксана Галькевич: Я откуда у тебя хакасская шапка? – я хотела спросить, прежде чем перейдем к следующей…

Петр Кузнецов: Да это такая шутка была, Оксана. Я не знал, как парировать, признаюсь тебе честно.

Дарья, чем вы еще порадуете? Что вы еще чтите? Чем еще хотите поделиться со всей страной из Абакана?

Дарья Казак: Ну, еще такая новость из Абакана. Буквально на прошлой неделе у нас установилось тепло, и к нам начали приезжать предприниматели, чтобы продать местным жителям саженцы, другие растения.

Петр Кузнецов: Как грачи прямо с весной. «Наступила весна. К нам начали прилетать бизнесмены». Мы представили их на деревьях.

Дарья Казак: Ну, мы их представили не на деревьях. Они расположились в центре города, можно так сказать, около культурного центра и устроили выставку-ярмарку. И сразу специалисты Россельхознадзора решили проверить, насколько качественные саженцы и другие растения продают жителям Хакассии, в том числе Абакана, данные предприниматели.

Оказалось, что… Они утверждали, что данную продукцию они привезли из Кировской области, однако никаких документов, что это из Кировской области, они не предоставили. Россельхознадзор выписал штрафы. Кроме того, обратился ко всем жителям республики и города не покупать саженцы и семена на стихийных рынках.

В городе есть специальные магазины, специальные сельхозрынки, где данные товары имеют, самое главное, сертификаты и протоколы испытаний. Все мы живем в Сибири, и какие-то южные саженцы, южные семена нам не подходят. А их, например, представляют как сибирские, морозоустойчивые. Люди тратят на них большие деньги, а в итоге получают подделку.

Причем продают данные растения недешево. Например, клубнику, небольшую рассаду клубники продают по 50 рублей за куст. Это считается здесь дорого.

Петр Кузнецов: И это без документов. Дарья, а кто-то смог подтвердить документами?

Дарья Казак: Никто не подтвердил.

Петр Кузнецов: Никто. Таким образом, вместо саженцев могут посадить предпринимателей в Абакане, поэтому будьте осторожны.

Дарья Казак: Россельхознадзор проверяет данное обращение, данную ситуацию и, конечно, просит всех жителей быть, как говорится, бдительными. И штрафами может, конечно, это дело завершиться.

Петр Кузнецов: Жители Абакана, особенно будьте внимательны! Спасибо большое, спасибо вам за эту информацию, за предупреждение. Дарья Казак, Абакан.

Нальчик на связи, Вячеслав Воронков.

Оксана Галькевич: Из Сибири на Юг.

Петр Кузнецов: А почему бы и нет?

Оксана Галькевич: Вячеслав, ваши люди не возят в Абакан саженцы южные, неправильные, чтобы сибирякам их за что-то выдать?

Вячеслав Воронков: Нет, не возят. У нас есть свои саженцы, которые изготавливаются здесь, на Северном Кавказе. Кстати, я думаю, мы будем не против отправить как раз к вам свои саженцы, чтобы они у вас расцветали и украшали вашу республику.

Оксана Галькевич: Так не приживутся они в Сибири, понимаете? Дарья же сказала, что холодно там.

Петр Кузнецов: Не все подойдет.

Оксана Галькевич: Какие у вас новости? Поделитесь с нами и со страной.

Вячеслав Воронков: У нас в селении Хабаз строят новый мост через реку Малка. Пользоваться им будут более 200 семей, которые живут поблизости. Сейчас, пока уровень воды в реке невысокий, строители как раз занимаются укреплением основания будущей конструкции. Здесь уровень воды может достигать отметки практически от 8 до 9 метров. Жители поселка говорят, что это уже четвертый мост, так как два предыдущих были снесены водяными потоками, а третий был уже на грани. Жители надеются, что данное сооружение будет основательным и простоит долгое время.

В последнее время жители региона, точнее, жители села Хабаз переходили по старому мосту, уже накренившемуся, очень редко. Даже бывали ситуации, когда он шатался, и один человек чуть не упал. Поэтому, как говорится, многие люди проходили со страхом. И они решили все вместе собраться и обратиться в местную администрацию, а те, в свою очередь, – к региональным властям.

Петр Кузнецов: Деньги выделили, Вячеслав, да? То есть с жителей этих, которые со страхом ходили по мосту, денег не собирали? Просто такое случается.

Вячеслав Воронков: Нет. Просто в итоге мост попал в список объектов, которые по постановлению правительства капитально отремонтируют уже в нынешнем году, в 2021-м. И данный мост для чего нужен жителям? Для перегона скота, так как через реку находятся пастбища, а также кладбище. Просто это горное село, и люди здесь живут за счет личного подсобного хозяйства. Особой работы в данном селе нет, люди как раз выживают за счет этого.

Создавать мост начали где-то примерно месяц назад. По проекту однопролетный мост длиной 20 метров. Выдержит около 60 тонн. То есть по нему смогут передвигаться не только люди, но и транспорт. Новый мост появится на месте старого, аварийного. На его создание уже было направлено около 15 миллионов рублей. И все строительные работы планируют завершить к началу осени.

Оксана Галькевич: Я просто смотрю, там бычки и коровки пошли по мосту на ту сторону. Видимо…

Петр Кузнецов: Красивая картина.

Оксана Галькевич: Красивая. Я просто не вижу там травки, скудная такая почва. Видимо, до пастбища еще…

Петр Кузнецов: За горами.

Вячеслав Воронков: Оксана, там еще надо пройти где-то километра два, чтобы увидеть настоящую зеленую траву.

Оксана Галькевич: Знаешь, если бы мы, как бычки и коровки, прежде чем поесть, нужно дойти, то мы бы тогда лучше выглядели просто. Вячеслав, какие еще у вас новости?

Вячеслав Воронков: Да, есть еще у нас одна хорошая новость. В связи с наступлением священного месяца Рамадана администрация Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии приняла решение Соборную мечеть после ремонта для совершения пятикратной, пятничной коллективной молитвы, с учетом соблюдения правил посещения мечетей.

Напомню, что за 16 лет с момента открытия это, можно сказать, первая капитальная реконструкция. Строение высотой 21 метр украшает город и является, можно сказать, одним из его символов. В Соборной мечети одновременно могут молиться до тысячи прихожан. Одна из наиболее насущных нужд – это была замена системы отопления. К работам удалось приступить благодаря помощи меценатов.

На сегодня как раз вся система отопления уже была установлена и полностью заменена. Также была установлена система кондиционирования, циркуляции и рециркуляции воздуха, для того чтобы мечеть активно была проветриваемая. Опять же это связано с эпидемиологической обстановкой, сложившейся в нашем регионе. И теперь мечеть, можно сказать, будет теплая, уютная и комфортная для прихожан.

Также напомню, что (вот вы видите) был сделан полный косметический ремонт, было приобретено четыре отопительных котла и воздухообогреватели. Сейчас, можно сказать, осталось совсем немного – уложить теплые ковры. В принципе, ремонт можно считать полностью завершенным.

И еще повторюсь: из-за сложившейся эпидемиологической обстановки в республике необходимо приходить в мечеть строго со своими ковриками, соблюдать дистанцию и правила индивидуальной защиты. На данный момент в Соборной мечети могут находиться не более 100 человек. При этом, как отметили в Духовном управлении мусульман Кабардино-Балкарии, у прихожан есть возможность молиться во дворе территории, прилегающей к мечети.

Ну и напоследок скажу, что также коллективные ифтары (вечерние приемы пищи во время Рамадана) проводиться в мечети, как это было ранее, до пандемии, не будут. И рекомендация всем молящимся: в это время воздержаться от посещения мечети.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо, Нальчик.

Вот тут Москва возмутилась: «Для 200 семей строят мосты, а для миллионов не могут построить хорошие дороги. Непредсказуемая страна!» – SMS из столицы.

Оксана Галькевич: Это где? Это в Москве не строят, что ли?

Петр Кузнецов: Это SMS из столицы.

Оксана Галькевич: Ну не знаю…

Петр Кузнецов: «ОТРажение» для того и существует, чтобы сделать ее хоть как-то предсказуемой.

Спасибо, благодарим наших корреспондентов.

Наши народные корреспонденты на связи. Рассказывают люди из Удмуртии, что у нее произошло… точнее, у них в регионе. Здравствуйте. Лидия, слушаем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я живу в Ижевске и третий год не могу сама выйти на улицу. Я инвалид первой группы, у меня нет обеих ног. Есть коляска, в которой меня могут двое взрослых мужчин выносить на улицу. А сама я выйти не могу уже третий год. Жаловались в прокуратуру, жаловались в горисполком. Приходил представитель горисполкома Иванов и сказал: «У нас денег нет. Когда деньги даст Москва – тогда и будет возможность…»

Оксана Галькевич: Это чтобы вам пандус установили?

Петр Кузнецов: Мы не совсем поняли. На пандус, что ли?

Оксана Галькевич: Он вам сказал, что нужно, чтобы Москва на это деньги дала? По-моему, врет.

Зритель: Пандус есть, но он такой крутой, по которому я спускаться не могу. И на улице есть три ступени, через которые я тоже не могу спуститься.

Петр Кузнецов: А, то есть он есть…

Оксана Галькевич: Переделать надо.

Зритель: Конечно, пандус можно было бы сделать более пологий. И можно бы сделать на улице пологий пандус. Но ничего не делается. Третий год я сижу дома. Ну, пока пандемия, может, и хорошо. А сейчас мне уже хочется выйти на улицу.

Оксана Галькевич: Конечно. Погода, воздух, солнышко…

Петр Кузнецов: Лидия, а давайте назовем адрес конкретный вашего дома, улицы.

Зритель: Почтовый адрес: улица Молодежная, дом 46, квартира 36.

Оксана Галькевич: А населенный пункт какой? Еще раз давайте назовем.

Петр Кузнецов: Город какой? Мы знаем, что вы…

Зритель: Ижевск.

Петр Кузнецов: А, сам Ижевск. Ничего себе!

Оксана Галькевич: Ничего себе! В самом Ижевске. Ну, пусть люди, которые принимают решения, власти местные услышат. Пусть им совестно станет.

Петр Кузнецов: Знаете, как это обычно работает? На следующий же день после того, как был…

Оксана Галькевич: …Москва дала деньги.

Петр Кузнецов: …был установлен новый современный пандус.

Несколько SMS. Из Коврова, например, нам пишет телезритель: «Вокруг Коврова вытаяли, – такой глагол, – стихийные свалки». «Отопление отключили, холодно. А оплату возьмут за весь месяц», – уверен телезритель из Волгоградской области. Башкортостан (про Уфу рассказывал нам наш корреспондент): «Ой, а я что-то не слышал в Уфе о такой ипотеке. Это точно не для всех». Попробуйте, проверьте, кстати, уважаемый телезритель.

Оксана Галькевич: «Вытаяли» – это как?

Петр Кузнецов: Ну, сошли…

Оксана Галькевич: Это снег сходит, а там, под снегом, мусор, да?

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: Это называется «вытаяли».

Петр Кузнецов: Ну, как подснежники.

Оксана Галькевич: Интересно!

Петр Кузнецов: Поэтому, если вдруг эта ипотека не для всех, напишите, пожалуйста, телезритель из Башкортостана. Может быть, правда не для всех.

«Горят поля сухой травой вдоль дороги за Рязанью, подъезжая к Москве», – еще одно сообщение. Ну, по-моему, на этой неделе обещают дожди, в среду будут обильные.

Оксана Галькевич: Всю неделю, до конца.

Петр Кузнецов: Поэтому они нам в помощь.

В помощь наши эксперты и, конечно же, вы. Далее будем обсуждать уже конкретные темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)