Регионы. Что нового? Челябинск, Махачкала, Тамбов

Регионы. Что нового? Челябинск, Махачкала, Тамбов | Программы | ОТР

регионы, новости, события

2020-08-24T12:33:00+03:00
Регионы. Что нового? Челябинск, Махачкала, Тамбов
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Юлия Коняхина
корреспондент ОТР (г. Тамбов)
Татьяна Авдеева
корреспондент ОТР (г. Челябинск)
Севрина Шамхалова
корреспондент ОТР (г. Махачкала)

Дарья Шулик: Ну что же, а теперь давайте узнаем, что происходит в регионах. У нас на связи сегодня Челябинск, Махачкала и Тамбов, наши коллеги. Сейчас мы их увидим. Вот они. Здравствуйте, коллеги.

Давайте начнем, наверное, с Челябинска. Татьяна Авдеева у нас на связи. Татьяна, здравствуйте.

Татьяна Авдеева: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ну что, как поживает Челябинск? Я слышала, что вы вакцину первыми получите.

Татьяна Авдеева: О да!

Дарья Шулик: Расскажите.

Татьяна Авдеева: Начну с того, что у нас продолжается ограничительный режим, то есть до 6 сентября его продлили. Хотя в то же время в регионе отменены ограничения на работу образовательных организаций и разрешены массовые и спортивные мероприятия, а с 1 сентября откроются кинотеатры.

По поводу вакцины. Дело в том, что южноуральцы одни из первых получат вакцину от коронавируса. Пройдут вакцинацию в первую очередь медики, учителя, работники социальных служб – то есть люди тех профессий, которые работают на передовой с большим количеством людей. Вакцинация будет добровольной. Сейчас по заданию правительства области всем организациям предложено составить списки желающих. Когда они будут получены, власти города начнут распределение по организациям.

Вообще эта новость вызвала большой ажиотаж. Многие СМИ (я читала заголовки) задавались вопросом: как так получилось, что именно Челябинская область вошла в список первых получателей? Никакой особой интриги нет. Банально – вовремя подали заявку. То есть, когда Правительством России было принято постановление о распределении поставок, в челябинском минздраве сразу оформили заявку. И вот, пожалуйста, результат.

Петр Кузнецов: Я извиняюсь, Татьяна. А местных как-то опрашивали? То есть народ хочет вакцинироваться? Ну, на основании чего-то нужно же подавать заявку, нужно же обеспечить аудиторию при этом.

Татьяна Авдеева: Нет, безусловно. Вот сейчас подчеркну, что вакцинация будет добровольная.

Петр Кузнецов: Ну это понятно. И на этом спасибо.

Дарья Шулик: Как много людей, например, хотят? Как много людей выявили вот такое желание и хотят все-таки?

Петр Кузнецов: Да. При подаче заявки как-то измерялось настроение и отношение населения к вакцине?

Татьяна Авдеева: Свежая новость, поэтому списки пока составляются. Я вам не могу сказать о количестве. Но дело в том, что, общаясь с медиками, все очень активно и положительно воспринимают эту новость.

Кроме того, для комментариев по поводу этой истории я обратилась к Ирине Гехт – это первый заместитель губернатора Челябинской области. Вот сейчас в прямом эфире эксклюзивная новость о том, что первый заместитель губернатора уже поставила эту вакцину. Для того чтобы агитировать… Это к разговору о вашем вопросе. Для того чтобы рассказывать о действии вакцины, чиновник решила сама на себе ее испытать. Поделилась своими впечатлениями о том, что первый день достаточно такой сложноватый опять же, но высокой температуры не было. Есть недомогание, но на второй день оно сходит. А на третий день вполне работоспособный человек. То есть Ирина Альфредовна сказала, что она это сделала именно для того, чтобы если выходить и разговаривать с людьми… То есть она на личном примере испытала.

Петр Кузнецов: То есть, возможно, будут давать еще какие-нибудь дополнительные больничные?

Татьяна Авдеева: Возможно. Но сейчас я не могу это утверждать.

Петр Кузнецов: Понятно. Ну, судя по состоянию.

Татьяна Авдеева: Да. Я могу сказать, что 12 585 доз поступят в сентябре. Я уверена, наверняка мы снимем сюжет и покажем в эфире ОТР – о том, как проходит вакцинация, о мнениях людей.

Петр Кузнецов: Татьяна, вы сами-то будете делать? Расскажете нам. Оклемаетесь на третий день – и выходите.

Татьяна Авдеева: Вы знаете, скорее всего, да. И как только я это сделаю, я обязательно тоже поделюсь своим опытом. Я думаю, что да.

Петр Кузнецов: Какова у вас в целом ситуация коронавирусная в регионе на сегодняшний день? Какие меры ограничительные? Что снимается? Что осталось? Что продлевают?

Дарья Шулик: Насколько меры соблюдаются? Это самое интересное.

Петр Кузнецов: И это тоже, да.

Татьяна Авдеева: Среднесуточная заболеваемость – 70–75 человек. Много это или мало? Ну, все-таки поменьше, то есть не более 100. Но, конечно, это все равно десятки человек.

Ограничительные меры у нас действуют до 6 сентября по решению губернатора, тем не менее образовательные организации начали свою работу – ну, например, автошколы и какие-то другие еще учебные организации. Спортивные мероприятия разрешены.

По поводу линеек пока не принято решение. То есть, возможно, будут маршировать онлайн. Может быть, будут маршировать офлайн. Например, у меня дочь ученица, их записывают в школе и на видео предварительно, либо они пойдут маршировать на линейке в реальном времени. То есть этот вопрос пока еще решается – по поводу линеек.

Я хочу вам показать… Вот смотрите, я тут вам приготовила такой сюрприз. Смотрите, какая красота. Вы видите?

Петр Кузнецов: Настоящие?

Татьяна Авдеева: Настоящие беленькие, крепенькие! Как жаль, что я не могу прямо сейчас…

Петр Кузнецов: Я тут недавно вот таких же два подосиновика нашел. Но я, честно говоря, не знаю, что дальше с ними делать. Я помыл их и отправил в морозилку.

Татьяна Авдеева: В морозилку? Это чудесно! Но два в масштабах Южного Урала – это просто крохотное количество! Дело в том, что…

Петр Кузнецов: То есть у вас наплыв?

Татьяна Авдеева: Да, у нас люди собирают просто огромными промышленными масштабами. Я в воскресенье тоже вырвалась в лес. И могу сказать, что едешь по трассе – и просто трасса вся заставлена машинами. И в тех уголках, где нет машин, там машины в лесу. То есть люди везде. Молодежь, пенсионеры, семьи с детьми – все на тихой охоте.

Хочу рассказать просто личный пример, который наблюдала, чтобы вы поняли ситуацию. Еду по трассе, ищу место, чтобы хоть немножко было поменьше машин. Из леса выбегает косуля, бежит по полю, перебежала дорогу на другую сторону, то есть в другой лес…

Петр Кузнецов: Это она услышала о вакцинации. И грибы также полезли поэтому.

Татьяна Авдеева: Я думаю, что люди вспугнули. Людей очень много, и они пугают, вспугивают даже лесных животных. Лесным животным нет места – столько людей! И конечно же, собранный урожай продают в соцсетях, на рынках, среди знакомых – в общем, всеми способами.

По ценам. Я заметила, что у деревенских жителей на дороге грибы стоят дорого, то есть десятилитровое ведро груздей – две тысячи. А вот через соцсети или на городском рынке можно купить пять литров за 350 рублей. Ну, грузди прекрасно солить на зиму. Маленькие грибочки, грузди, кстати, тот же объем – 600 рублей, потому что они такие более миниатюрные. Белые грибы – 500 рублей за литр. Ну вообще у нас подосиновики, подберезовики, маслята, волнушки, сыроежки…

Петр Кузнецов: Получается, что это вообще для самых ленивых, судя по тому, что вышел – и буквально через несколько шагов грибы под ногами.

Татьяна Авдеева: В этом году, я точно могу сказать (я вчера ездила в лес), неважно, какой лес – грибной, не грибной. И необязательно знать тайные места. Зашел – и выйдешь обязательно с грибами.

Дарья Шулик: Грибной год, однако.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Татьяна, спасибо.

Петр Кузнецов: Челябинск, Татьяна Авдеева была с нами на связи.

А мы отправляемся в Махачкалу и приветствуем Севрину Шамхалову. Здравствуйте, Севрина.

Севрина Шамхалова: Добрый день, коллеги, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что обсуждают у вас по итогам этих выходных и уже за сегодняшний день?

Севрина Шамхалова: Ну, пару слов скажу о ситуации с коронавирусом, которая у нас сейчас в республике происходит.

К сожалению, есть такая динамика не очень хорошая, то есть статистика ползет вверх. Если у нас всю прошлую неделю было за сутки плюс 40–43 человека, то последние несколько дней, скажем так, у нас 60–63 человека. Это говорит о том, что все-таки увеличивается количество заболевших коронавирусом. Видимо, ближе к осени… У нас сейчас дожди, тоже погода не располагает. Можно сказать – располагает к болезням.

Если говорить, то всего у нас 10 521 подтвержденный случай заражения коронавирусом. Ограничительные меры у нас действуют. То есть кафе и рестораны у нас по-прежнему не работают, только если есть какие-то площадки на улице. В школу вроде как 1 сентября дети собираются в штатном режиме, в режиме реального времени. А как будет дальше – посмотрим. То есть каких-то таких серьезных объявлений еще пока не было.

Мне хотелось бы немножко отойти от новостей про коронавирус и рассказать про другие новости. Например, у нас городские власти активно борются с выловом, отловом домашних животных – коров, коз и так далее. У нас актуальная проблема для Махачкалы и других городов дагестанских – когда ты прогуливаешься по центральным улицам, а навстречу тебе просто идет корова или коза.

Петр Кузнецов: Обычная картина, да? Мы сейчас наблюдаем кадры.

Дарья Шулик: Где-то коши и собаки, а там коровы.

Петр Кузнецов: Это обычное утро в Махачкале.

Севрина Шамхалова: Туристов, конечно, это шокирует, потому что… Местные жители как-то приноровились к этой ситуации. Естественно, городские власти постоянно пытаются бороться с этой проблемой.

Дарья Шулик: Такой местный колорит, кстати. Почему нет?

Севрина Шамхалова: Борются с этой проблемой каким образом? Организуют штрафстоянки, куда этих отловленных животных привозят. И животное можно забрать, если только хозяин оплачивает штраф. Как правило, это две тысячи рублей, например, с одной головы, например, с коровы.

Но такая интересная тенденция. В прошлом году в Махачкале была создана такая штрафстоянка, в этом году – в Буйнакске. И если раньше люди достаточно агрессивно реагировали, потому что… Ну что это такое? Корова разгуливает по городу, еще и нужно за это штраф платить. То есть люди не понимали, почему это происходит. И у многих было возмущение. Я знаю, даже поступали угрозы в адрес работников штрафстоянок, такое тоже было.

В этом году власти отмечают, что люди как-то спокойнее это воспринимают. И я надеюсь, что в скором времени мы совсем избавимся от такого явления, как коровы и козы на центральных улицах города.

Петр Кузнецов: Севрина, а кто отловом занимается? Какая-то служба отдельная? Кто это делает?

Севрина Шамхалова: Да, есть отдельная служба, которая как раз… Ну, это городские службы, которые относятся к администрации города. И отдельные штрафстоянки, где обеспечено все для того, чтобы содержать животных, чтобы, пока хозяин не пришел, можно было и покормить животное. В общем, чтобы с ним ничего не случилось.

Дарья Шулик: Ну а какова процедура? Вот когда машину забирают, то понятно: звонишь в ГИБДД и узнаешь, где находится твой автомобиль. А вот здесь?

Петр Кузнецов: На самом деле не всегда понятно, конечно.

Дарья Шулик: Но тут, мне кажется, совсем сложно. Вот не нашел свою корову – и дальше что? Кому звонить?

Севрина Шамхалова: Во-первых, происходит все это так. Люди, как правило, местные жители жалуются на то, что в парке коровы. То есть ты вышел погулять с ребенком в парке – и ты видишь корову. Как правило, обращаются в администрацию города. Есть горячая линия, люди звонят по ней, жалуются: «Что-нибудь сделайте».

Приезжает служба, забирает животное, отвозит на штрафстоянку. А хозяева уже просто потом также по горячей линии обращаются. Администрация везде развешивает объявления о том, что такая-то штрафстоянка действует. «Кто хочет забрать свое животное – приходите, оплачивайте штраф». И так далее. Вот так это работает.

Петр Кузнецов: Севрина, что еще у вас обсуждают сегодня? Какие еще события?

Севрина Шамхалова: Мне очень хотелось рассказать об интересном событии, на мой взгляд, и достойном внимания – это фестиваль в ауле Амузги.

Немного вообще об этом ауле. Это высокогорный аул, который находится в Дахадаевском районе, в 3 километрах от известного на весь мир, я бы сказала, аула златокузнецов Кубачи. И самое главное, что от аула Кубачи до Амузги нужно идти 3 километра в гору по бездорожью. То есть добраться достаточно сложно. Тем не менее там собралось большое количество людей. Это и люди, которые раньше там жили. Сейчас это заброшенный аул.

Если в двух словах, то чем вообще этот аул примечателен? В начале XX века это был своеобразный центр по ковке металла и производству холодного оружия. Но потом амузгинцев переселили в Чечню, когда была депортация чеченского народа. И когда они вернулись обратно на родину, они не стали заселяться в этом ауле, потому что все их дома были разрушены. Там жить невозможно, потому что никаких условий. Соответственно, они заселились поближе, на равнине, в Дербентском районе и в других районах и регионах вообще страны.

Тем не менее, скажем так, уникальные многовековые традиции выделки клинков канули в Лету. И для того чтобы как-то напомнить об этом искусстве, организаторы решили, скажем так, провести такой фестиваль, собрать людей. Там были организованы мастер-классы, то есть каждый желающий мог попробовать свои силы в производстве клинков. Национальная музыка, песни, пляски.

И вообще мне хочется сказать, что вот этот фестиваль – это не просто фестиваль об Амузги, а это на самом деле отсылка к очень важной проблеме – проблеме заброшенных аулов в республике, которых у нас очень много, более ста. И каждый аул – это не просто заброшенные дома, судьбы; это на самом деле еще и, скажем так, традиции народных промыслов, потому что у нас в каждом ауле… где-то производят ковры, где-то производят глиняные кувшины, где-то это ювелирное искусство. И каждый раз, когда аул забрасывают, на самом деле это и вероятность того, что забудут и этот народный промысел. Поэтому таких фестивалей у нас становится все больше с каждым годом. И это на самом деле очень радует.

Петр Кузнецов: Очень интересный и важный фестиваль. Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Севрина.

Петр Кузнецов: О событиях в Махачкале – Севрина Шамхалова.

Дарья Шулик: Давайте перейдем в Тамбов, у нас на связи Юлия Коняхина. Юлия, здравствуйте. Расскажите, какие у вас новости.

Юлия Коняхина: Здравствуйте, коллеги.

Ну, по сравнению с моими коллегами в Челябинске и Махачкале, у нас с COVID все гораздо легче. То есть в среднем это 22 человека. Это очень мало. И это не может не радовать. Работает у нас абсолютно все. Люди гуляют, особенно на набережной сейчас много народу.

Ну а из новостей… С чем можно познакомить? Я бы сегодня, наверное, свой обзор назвала дорожно-экологическим. Дело в том, что у нас стартовала ежегодная профилактическая акция (она обычно к 1 сентября стартует) «Внимание – дети!». Сотрудники полиции сейчас активно проводят рейдовые мероприятия в том числе. Например, на въезде в город сейчас раздают листовки по правилам перевозки детей. Будут дежурить у школ, проводить встречи с родителями. То есть дети за время летних каникул, соответственно, отвыкли от дороги. И чтобы в будущем не допустить неприятных моментов, это сейчас очень актуально.

В продолжение темы. У нас планируется увеличить километраж отбойников. Дело в том, что на прошлой неделе у нас произошло несколько крупных аварий, в одной из которых погибло сразу четыре человека, среди которых шестнадцатилетний подросток. Так вот, региональная ГИБДД приняла решение заняться этим вопросом. По их мнению, все-таки отбойники предупреждают, не дают машине вылететь на встречку – и тем самым спасают жизни. В таком духе будет вестись работа.

За этот год у нас в регионе произошло 610 аварий, где погибло 70 человек. Ну, это много. Работы по возведению, по строительству этих отбойников возьмут на себя муниципалитеты.

Петр Кузнецов: А много мест таких у вас, Юлия?

Юлия Коняхина: Ну да, у нас несколько выездов и въездов в город, соответственно. Большую часть все-таки планируют обеспечить отбойниками.

Петр Кузнецов: Понятно.

Дарья Шулик: Юлия, у вас же там, по-моему, завершился еще такой достаточно масштабный ремонт большой дороги, чему очень рады и автомобилисты, я думаю, и пешеходы, все. Расскажите, пожалуйста.

Юлия Коняхина: Абсолютно правильно. Это наша улица Советская. Это одна из старейших улиц в городе. Ее протяженность – 7,5 километра. Так вот, почти на половине этой улицы завершается капитальный ремонт. Уложен новый специальный долгостойкий, скажем так, асфальт. Тротуары у нас «одели» в красивую и также износостойкую плиточку. То есть теперь рады и автовладельцы, и пешеходы. В дальнейшем, конечно же, ремонт улицы продолжится.

И такая приятная экологическая новость из нашего региона: у нас планируют расчистить русло сразу трех рек. Дело в том, что Тамбовщина активно сотрудничает с Донским водным бассейновым ведомством. Так вот, за последние десять лет, в том числе с привлечением средств федерального бюджета, было расчищено порядка 100 условных километров водных объектов и отремонтировано более 80 гидротехнических сооружений. А до 2024 года (то есть работа уже началась) будут расчищены три реки.

Это наша река в Тамбове, участок реки Цна. Вопрос актуальный. У нас в этом году произошел опять прорыв коллектора, нечистоты попали в реку, поэтому вопрос экологии остается актуальным. Еще одна река – это Мошляйка в Тулиновке. И Пичаевка в Пичаевском районе. Кроме того, еще капитально отремонтируют 15 гидротехнических сооружений.

Петр Кузнецов: В общем, обновляетесь по всем фронтам. Через год Тамбов не узнать. Смотришь: это что – Сан-Франциско? Нет, это Тамбов-2021! Спасибо большое, Тамбов.

Дарья Шулик: Спасибо.

Юлия Коняхина: Приезжайте в гости.

Петр Кузнецов: Обязательно!

Юлия Коняхина. Махачкала, благодарим Севрину Шамхалову. И Челябинск, Татьяна Авдеева. Спасибо вам, коллеги. Хорошей недели. И до встречи!

А мы переходим к первой теме для обсуждения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)