Регионы. Что нового? Иркутск, Рязань, Тюмень

Гости
Карина Закирьянова
корреспондент ОТР (г. Тюмень)
Екатерина Перевалова
корреспондент ОТР (г. Иркутск)
Денис Демешин
корреспондент ОТР (г. Рязань)

Оксана Галькевич: Но новостей-то в стране всегда гораздо больше, чем способен вместить наш выпуск новостей, вот такой короткий, поэтому подключаем наших коллег из разных регионов. Сейчас на связи с нами Иркутск, Рязань и Тюмень – наши коллеги Екатерина Перевалова, Денис Демешин и Карина Закирьянова. Здравствуйте, друзья.

Денис Демешин: Здравствуйте.

Екатерина Перевалова: Здравствуйте.

Карина Закирьянова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Так, ну что, бросаем, кто первый?

Петр Кузнецов: Давайте с Иркутска.

Оксана Галькевич: Иркутск.

Петр Кузнецов: Екатерина Перевалова, добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Екатерина Перевалова: Да, еще раз здравствуйте, коллеги.

Начну с северной территории Иркутской области – с поселка Рудногорск Нижнеилимского района. Жители оттуда сообщают, что единственное культурное место их поселка… Так, по видео у нас идет Усолье, да? Значит, давайте я расскажу про Усолье.

Оксана Галькевич: Давайте про Усолье.

Екатерина Перевалова: В городе Усолье-Сибирское у нас большие проблемы с водопроводной питьевой водой. Из-под кранов в домах усольчан вода идет с неприятным запахом и привкусом. Вечером 2 апреля там был введен режим повышенной готовности. Природоохранная прокуратура провела уже выездную проверку. Итог был такой, что химического загрязнения нет, есть неприятный запах, который, в общем-то, не опасен, так скажем, для людей.

Для питья и приготовления пищи вода не совсем пригодна, неприятна. Да и для бытовых нужд тоже малоприятно ее использовать. Мы ездили в Усолье, снимали акцию местных предпринимателей, они там бесплатно раздавали воду. Так вот, люди в очереди говорили, что, допустим, моют посуду, а потом долгое время проветривают кухню – вот такой запах стоит стойкий.

Оксана Галькевич: Екатерина, а сколько человек живет в Усолье-Сибирском? Это же такой достаточно крупный город. Это же там находится как раз этот химический завод, химическое предприятие.

Петр Кузнецов: На слуху, как говорится.

Оксана Галькевич: «Химический Чернобыль», как его назвали.

Екатерина Перевалова: Сейчас не скажу… Наверное, около 70 тысяч в Усолье.

Оксана Галькевич: Ну, крупный промышленный центр, да, в советское время был.

Петр Кузнецов: И началось все с того, что в один не самый прекрасный день они почувствовали, что с водой что-то не так, да? Или как? Резко?

Екатерина Перевалова: С водой что-то не так не из-за химических предприятий, а из-за сельскохозяйственного предприятия, одного из самых крупных в нашем регионе, с полей которого нечистоты, скажем так, попали в реку Мальтинка, которая впадает в реку Белая. Соответственно, водозабор…

Петр Кузнецов: Выходит, что это сезонная проблема?

Екатерина Перевалова: Проблема сезонная, которая не решается долгое время. Что касается обеспечения водой местных жителей. Только после того как предприниматели, причем предприниматели малого бизнеса, организовали эту акцию, власти города тоже отреагировали, они начали раздачу бутилированной воды, но только нуждающимся, социально незащищенной категории.

Оксана Галькевич: Я почему спросила, сколько там людей? Я себе просто представляю масштабы работы, если это разворачивать, например, в рамках города. 50 или 70 тысяч – и всех обеспечить стой питьевой водой, которая необходима не только для бытовых нужд, но и для приготовления еды. Это, конечно, очень сложно все. Но нужно, наверное, делать, потому что люди, конечно, жалуются.

Екатерина Перевалова: Пять кубометров воды привезли в одну точку. За полдня 400 человек пришли, взяли воду. Кстати, в очереди разговаривали с людьми. У них очень много вопросов, но самый главный: когда это все закончится все-таки? И как они будут платить за эту воду? Ведь они ее, в общем-то, потребили? Потребили. Но они же потребили ее не совсем хорошего качества. Вот как будет расчет идти? По счетчикам вроде бы вода им поступила, но качество-то ее не очень хорошее. И другой момент – школы и детские сады, там точно такая же вода.

Оксана Галькевич: Услуга ненадлежащего качества. Значит, должен быть какой-то, видимо, коллективный иск. Что еще, Екатерина? Какие еще новости?

Екатерина Перевалова: Оксана, сейчас, секундочку. Посмотрела. 76 тысяч – население. Почти правильно сказала.

Петр Кузнецов: Угадали.

Оксана Галькевич: Немаленький малый город, так скажем, да.

Екатерина Перевалова: Ну а первую новость я вам хотела рассказать с севера – из Нижнеилимского района, из поселка Рудногорска. Жители жалуются, что единственное культурное место их поселка надо срочно спасать, потому что с приходом первых теплых дней в культурно-досуговом центре «Орфей» из-за таяния снега начала протекать крыша. Крыша там не течет, пожалуй, только зимой. Отсюда постоянная сырость, плесень. Работать в таких условиях, проводить там время, заниматься хореографией (ну, какие такие кружки и секции есть), в общем-то, невозможно.

Оксана Галькевич: Ой, какой кошмар…

Екатерина Перевалова: Сотрудники учреждения сами спасают «Орфей» как могут: тряпками, ведрами, ваннами. Рудногорск, отмечу, находится на севере, и снег там тает долго, поэтому… Ну, снег растает, а потом ему на смену придут дожди, поэтому это бесконечный процесс. Нужен капитальный ремонт крыши. Его периодически ремонтируют…

Петр Кузнецов: Надо все это перевозить домой, мне кажется, по домам уже.

Оксана Галькевич: Екатерина, Рудногорск, судя по названию, тоже какой-то промышленный центр? Живо ли там это промышленное производство, чтобы как-то поспособствовать, так скажем, ремонту нормальному? Есть с кого налоги брать, чтобы ремонтировать?

Екатерина Перевалова: Ну, местные жители говорят, что «Иркутская нефтяная компания» в прошлом году помогала им, но опять же подлатать крышу. На капитальный ремонт нужно 18 миллионов рублей. Местные власти за счет местного бюджета сделали проектно-сметную документацию (то есть она есть), для того чтобы попасть в программу областную. И в эту программу объективную они как раз попали. Но она рассчитана до 2023 года, если не ошибаюсь. И вот на 2021 год деньги не выделили. То есть еще один год им жить в таких условиях.

Но есть небольшая надежда. Местные и районные власти обращались к нашим областным чиновникам с просьбой, что все-таки надо срочно спасать. И им сказали, что в мае наш областной парламент будет корректировать бюджет. И, возможно, там предусмотрят эти деньги.

Оксана Галькевич: Ну да. А иначе придется вообще просто ремонтировать капитально весь этот дом культуры, потому что все там плесенью покроется.

Екатерина Перевалова: Конечно.

Оксана Галькевич: Спасибо. Екатерина Перевалова, Иркутск.

Куда идем дальше?

Петр Кузнецов: Я предлагаю отправиться в Рязань, Денис Демешин сейчас с нами на связи, яркий…

Оксана Галькевич: Как сразу коллеги начинают улыбаться в ожидании: «Кому? Кому выпадет?» Да?

Петр Кузнецов: Да. Вы похожи по картинке, по сочетанию цветов на ведущего модного какого-то ютуб-канала, Денис. Что модного и не очень модного в вашем регионе? Рассказывайте.

Оксана Галькевич: И Денис так смущенно…

Денис Демешин: Здравствуйте, уважаемые коллеги. Я рад, что очередь дошла до меня.

В Рязанскую область пришла большая вода. Если предыдущий спикер нам рассказала, что у них нехватка воды, то в Рязанском регионе ее достаточно. В связи с таянием снега разлилась река Ока. Два поселка, в которых мне удалось вчера побывать, – это Заокское и Коростово (мы сейчас видим эту картинку на экране) уже сегодня полностью отрезаны от большой земли. Если на кадрах, снятых вчера утром, мы еще видим, что стоят вешки и машины, в большинстве своем внедорожники, проезжают по разлившейся реке, то сегодня, вернее, даже вчера во второй половине дня движение закрыто полностью.

Два села – Заокское и Коростово – полностью оказались отрезаны от большой земли. И уже совсем скоро начнет действовать лодочный транспорт. Владельцы частного водного транспорта заключили договора с городской, вернее, с районной администрацией и в ближайшие месяц-полтора они будут работать маршрутными лодочными такси, потому что эти поселки находятся очень недалеко от города, всего 15 километров, и многие жители работают в городе Рязани. Чтобы добираться на работу, им придется пользоваться полтора месяца водным транспортом.

Но пока еще разлив не очень большой, водный транспорт в ближайшее время будет запущен. А уже сегодня началось движение тракторов с хозяйственными повозками. Вот такие «маршрутки» уже курсируют в Рязанском регионе. Мы сейчас видим, как дорогу пытаются укрепить.

Но, к сожалению, разлив настолько большой ожидается в этом году, что в ближайшие полтора месяца, как я сказал, жителям этих поселков придется добираться до большой земли только водным транспортом. Вчера мне дали такую листовку, где есть расписание катеров, которые также в скором времени будут запущены от пристани Рязани до пристани села Коростово и до пристани села Заокский.

Оксана Галькевич: Денис, а это так ежегодно происходит в этих краях, в этих местах, да? Сориентировались достаточно оперативно, пустили катера, водный транспорт, переправку организовали. Каждый год там такое случается?

Денис Демешин: Все в зависимости от таяния снега. Например, в прошлом году не было разлива таких масштабов, то есть дорогу перекрывали не полностью, по ней можно было проехать на автомобильном транспорте. Но сегодня, вернее, со вчерашнего дня она уже перекрыта полностью. В магазины также завезли заранее продукты на месяц. Две пожарные машины переброшены в эти села на случай чрезвычайной ситуации.

Да, в этом районе постоянно происходят подобные явления, но последние два года этого не было. Но жители все это знают, готовятся. Большинство жителей в этих поселках занимаются сельским хозяйством, производят молочные продукты и ездят на ярмарки выходного дня. Мы даже в пятницу договорились с одним из фермеров проделать вместе с ним путь молока от коровы через лодочную переправу на ярмарку выходного дня.

Оксана Галькевич: Понятно. Очень интересно! Денис, спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Давай сразу зрителей призовем. Друзья, если вы хотите как-то дополнить эту информационную картину дня, расскажите нам, что у вас происходит, что интересного.

Петр Кузнецов: Есть, есть зрители, дополняют. Подключайтесь, подключайтесь!

Оксана Галькевич: Не только пишите на SMS-портал, но и звоните.

Петр Кузнецов: И звоните в эфир, рассказывайте, что у вас произошло.

А мы отправляемся в Тюмень, Карина Закирьянова с нами снова на связи. И снова здравствуйте, Карина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И снова мы готовы слушать очередного нашего корреспондента с удовольствием и вниманием.

Карина Закирьянова: Здравствуйте, коллеги.

Проблемы везде одинаковые. Видимо, они все связаны с водой. Вот у нас в Тобольске, в нашем любимом Тобольске с этого дня не работает ледовая переправа, которая соединяет Тобольск и Бекерево. Бекерево – это микрорайон, скажем так, самый молодой микрорайон Тобольска. Это бывшая деревня Бекерево, которую присоединили 12 лет назад к городу. Вот с этого дня ездить на машине через Иртыш нельзя, потому что лед уже подтаял, и это опасно. А вот пешеходы могут по деревянному мосту переходить. Чтобы водители точно не нарушали и не ездили, через два-три дня обещают растопить, скажем так, лед.

Сейчас по картинке я уже вижу Тюменский район, столичный район, у нас там тоже беда – затопляет частный сектор, садовые товарищества. Дело в том, что зима у нас была морозная, снега было достаточно много. В связи с резким подтоплением снег растаял, но так как земля еще холодная, она не разрешает талым водам уйти. Ну, в дома еще вода не проникла, садовые участки, дороги, как вы видите, размыты, по 30 сантиметров вода стоит. Сейчас экстренно вызывают всякую технику, помпы и прочее, чтобы откачать воду, прорыть всякие каналы, чтобы вода хоть куда-то ушла. Ну и люди сами тоже откапывают, что-то пытаются сделать, чтобы вода ушла.

Оксана Галькевич: От снега откапываются? Или от чего?

Карина Закирьянова: Нет, роют маленькие траншеи, чтобы вода пошла туда.

Оксана Галькевич: А, траншеи. Просто уводят воду в сторону.

Карина Закирьянова: Да-да-да. Чтобы она хоть куда-то ушла.

Оксана Галькевич: Ясно. А что еще, какие новости, Карина?

Карина Закирьянова: А еще у нас в центре города наконец-то сносят долгострой, который «украшал» центр города на пересечении улиц Республики и Первомайской – это две таких гостевых наших улицы. Этот долгострой стоял больше десяти лет, он принадлежал бывшему депутату гордумы и бизнесмену. И наконец-то удалось…

Оксана Галькевич: А депутату какой думы? Государственной? А, городской, да?

Карина Закирьянова: Городской думы, да. Бывшему, подчеркну. Он хотел там устроить благотворительный фонд или что-то такое, но так как у нас законодательство постоянно меняется в строительной сфере, дальнейшее строительство этого здания, скажем так, попало под запрет. И вот сейчас наконец-то его сносят. Что будет на его месте – пока решается. У нас в Тюмени все решается путем голосования народного.

Петр Кузнецов: Ну, тоже хорошо.

Карина Закирьянова: Вроде бы хотят сделать памятник.

Петр Кузнецов: Памятник депутату?

Карина Закирьянова: Нет, памятник…

Петр Кузнецов: Ну, надеюсь, что нет.

Оксана Галькевич: Памятник депутату не построишь. Видел, такой «шедевр», колонны!

Петр Кузнецов: Слушай, ну это тоже достижение для нашей страны – депутат, который ничего не построил. Поискать таких еще.

Оксана Галькевич: Видишь, как быстротечна земная слава. Перестал быть депутатом – и все.

Петр Кузнецов: Карина, то есть народ голосует за то, какой это должен быть памятник, кому памятник, да? Правильно?

Оксана Галькевич: Обязательно памятник?

Петр Кузнецов: Да. Обязательно памятник?

Карина Закирьянова: Нет, вообще какой объект должен там быть. Например, у нас в этом году все жители проголосовали, чтобы на месте еще одного долгостроя, который наконец-то снесли в центре, появился сквер имени Владислава Крапивина, нашего тюменского писателя.

Оксана Галькевич: Какие молодцы тюменцы! Так не хватает, знаете, этого свободного пространства, воздуха, нормальной планировки! «Вот живопырки, живопырки! Надо что-то воткнуть, воткнуть!» Зачем, а?

Петр Кузнецов: А когда его снесут? Или еще десять лет будут сносить? Известны сроки?

Карина Закирьянова: Ну, по идее, за апрель должны снести. Но там достаточно сложно, потому что это здание воткнуто, скажем так, между двумя историческими зданиями.

Петр Кузнецов: Чтобы и их не повредить.

Карина Закирьянова: Да, чтобы их не повредить. Справа, вы видите, там кирпичное здание – это здание бывшей типографии. И чтобы их не повредить, чтобы аккуратно это все снести. Поэтому работы достаточно медленно проходят, потому что большую спецтехнику туда не загонишь. Знаете, можно резко все разрушить.

Оксана Галькевич: Да-да-да, надо аккуратно работать. Тюменцы, я слышала, что у вас очень хороший город, красивый.

Карина Закирьянова: Приезжайте.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Это были наши коллеги были из Тюмени, Иркутска и Рязани с нами на связи. Спасибо Екатерине Переваловой, Денису Демешину и Карине Закирьяновой.

А что нам пишут?

Петр Кузнецов: Странно ваше сообщение, Лилия, тем не менее: «Странно, каждый год одно и то же с паводком». А что странного? Мне кажется…

Оксана Галькевич: У нас вообще четыре сезона.

Петр Кузнецов: Да. Копейск: «В советское время рыба мойва стоил копейки, а сейчас – 380 рублей», – недоволен житель из Челябинской области. Рязанская область, оттуда SMS: «Половина города Рыбное сидит без воды – крупная авария с провалом асфальта. Жертв нет вроде бы», – вот такая тревожная SMS.

Оксана Галькевич: Это, кстати, тоже Рязанская область. Надо Денису Демешину передать.

Петр Кузнецов: Да-да, Рыбное. «Дожили, на Байкале воды нет», – комментируют информацию от наших корреспондентов в SMS из Кировской области.

Здравствуйте, Лидия.

Оксана Галькевич: Лидия из Курска, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, студия.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Хочу доложить вам обстановку по Курску.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: Начну с погоды. Погода у нас благоприятная. Сегодня, правда, солнышка нет, +10 на улице, но везде пахнет весной. В лесу расцвели подснежники. Весна в разгаре.

Далее что? Масочный режим у нас соблюдается повсеместно, не пропускают никого (лично наблюдала) ни в один супермаркет, дежурят на входе сотрудники. Все в масках ходят. И в транспорте тоже.

Вакцинация у нас проводится с декабря месяца, вакцина «Спутник V», и не только в поликлиниках, но и в торговом центре, в самом крупном в Курске центре, это у нас гипермаркет «МегаГРИНН». На втором этаже проводится вакцинация от коронавируса «Спутником V».

Концертная деятельность в Курске возвращается. Прошли концерты Розенбаума, заявлены концерты группы «Чайф», группы «Ария», «Калинов мост».

Социальные карты для пенсионеров 65+ разморозили еще в марте месяце. В общем, жизнь у нас продолжается, все прекрасно.

Оксана Галькевич: Лидия, слушайте, а вы не хотите к нам в корреспонденты на ОТР?

Петр Кузнецов: Вы не работали корреспондентом до этого?

Зритель: Нет.

Петр Кузнецов: Можете взять псевдоним, например…

Зритель: Я люблю рок-музыку, поэтому я жду мою любимую группу «Король и Шут» и, конечно же, Диану Арбенину. Мне ничего не надо, мне только бы попасть на рок-концерт.

Петр Кузнецов: Замечательно! Обязательно попадете.

Оксана Галькевич: Лидия, спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо большое вам. За настроение – отдельно.

Оксана Галькевич: Вот какие активные куряне у нас.

Петр Кузнецов: Давайте еще одного телезрителя послушаем. Кто у нас сейчас? Галина на связи.

Оксана Галькевич: Из Москвы, да.

Петр Кузнецов: Москва.

Оксана Галькевич: А что в Москве хорошего? Галина, здравствуйте.

Петр Кузнецов: А то ты не знаешь, Оксана.

Зритель: А что хорошего в Москве? Ярославский район, Москва. У нас нет отопления и нет горячей воды в нашем микрорайоне.

Петр Кузнецов: Давно? Когда это случилось? Что говорят?

Зритель: Вы знаете, наш дом, хрущевку, подключили к системе «Умный дом». Когда на улице –15, у нас нормально в квартире. А когда на улице +5, то у нас холодные батареи. Система называется «Умный дом».

Петр Кузнецов: Вот вам и «Умный дом». А за это подключение что-то пришлось платить, за подключение к «Умному дому»? Просто нас с Оксаной еще не подключили.

Зритель: Вы знаете, мы платим тысячу рублей. А так как холодно в квартире, у нас обогреватель – вместо электроэнергии в 100 киловатт я переплачиваю 300.

Оксана Галькевич: Ну да, электроэнергия в Москве, в общем, не из дешевых, надо вам сказать. Это вам не Иркутская область, где 50 копеек стоит.

Зритель: Холодные батареи, и я включаю обогреватель в квартире.

Оксана Галькевич: Ну холодно, конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Держитесь!

Зритель: На данный момент нет ни отопления, ни горячей воды. Это Москва.

Оксана Галькевич: И это Москва, да. Спасибо вам, Галина.

Петр Кузнецов: Держитесь! Желаем вам скорейшего разрешения этой проблемы. Ну и вообще, чтобы не повторялось.

Оксана Галькевич: Я-то знаю. Тут главное, чтобы Собянин знал, что такое безобразие в Москве.

Петр Кузнецов: Рубцовск пишет нам, Алтайский край. Между прочим, родина нашего ведущего…

Оксана Галькевич: Чижова.

Петр Кузнецов: …Дениса Чижова, который сейчас в отпуске, но не в Рубцовске. «Много лет из крана с горячей водой бежит холодная». Вот много лет такая проблема. Денис как раз много лет назад уехал…

Оксана Галькевич: Ну, ни при чем здесь Чижов.

Петр Кузнецов: Нет, я думаю, что связь есть. «А у нас вроде нет столько подтоплений. Каждую ночь вымораживает. Сегодня будет –8», – докладывает телезритель из Тюменской области.

Несколько показательных цифр, на мой взгляд и на взгляд нашего телезрителя, из Владивостока: «Картофель – 60–80 рублей. Лук и морковь – 70. Яблоки – от 150. Мандарины – 200. Молоко – от 100 рублей». Можете сейчас сверять со своими ценами в ваших регионах. При этом проезд для пенсионеров на всем транспорте – платный.

Вот сейчас о проезде и поговорим в следующей теме – бензин опять.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)