Регионы. Что нового? Новосибирск, Курск, Якутск

Регионы. Что нового? Новосибирск, Курск, Якутск | Программы | ОТР

Традиционные новости трёх городов

2020-09-21T13:37:00+03:00
Регионы. Что нового? Новосибирск, Курск, Якутск
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Школа уже не та… Роспотребнадзор предложил продлить антиковидные меры в учебных заведениях до 2022 года
Регионы. Что нового? Новосибирск, Ижевск, Саратов
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной

Ольга Арсланова: Впрочем, о новостях продолжим говорить прямо сейчас. Связываемся, как всегда в это время, с нашими коллегами из российских регионов. Три города в прямом эфире прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Ну и к нашим телезрителям обращаемся: побудьте нашими народными корреспондентами. Пишите, что у вас произошло за эти выходные, уже за сегодняшний день, за его часть, в вашем регионе.

А пока мы приветствуем: Роман Кутуков (Якутск), Екатерина Широкова (Новосибирск) и Татьяна Симоненкова (Курск) в нашей сегодняшней информационной подборке.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Начнем с Новосибирска. Екатерина Широкова, вы в эфире. Расскажите, какие новости обсуждает ваш город в эти дни.

Екатерина Широкова: Да, здравствуйте, коллеги.

Естественно, сейчас все родители взволнованы в связи, так скажем, с обнаружением коронавируса в школах. Если в пятницу, допустим, на карантин ушли 14 классов, то сейчас цифра возросла.

Ольга Арсланова: А сколько детей заболело, Екатерина? О чем речь?

Петр Кузнецов: И 14 классов – это сколько школ? Или это все в одной школе?

Екатерина Широкова: Нет, это не в одной школе. Это 13 школ и два детских садика было. Ну, это то, что актуально, то, что подтвердили власти сейчас.

Сколько детей? Общее количество не говорят. Говорят лишь о том, что очаги не в учебных заведениях. Утверждают, что дети могли заразиться дома или где-то на улице. Продолжают проверять, мерить температуру, естественно, следить. А ребята, у которых это выявлено, классы ушли полностью на онлайн-обучение.

Ольга Арсланова: А как реагируют родители? Возмущаются дистанционным обучением? Или все-таки больше волнуются о здоровье детей и согласны снова это пережить, это непростое время?

Екатерина Широкова: Родители сначала впали в панику, потому что снова, как это было весной, люди просто не готовы. Но все-таки здоровье детей, конечно, важнее, поэтому сейчас уже подуспокоились, и в родительских чатах уже как-то подуспокоились. То есть люди понимают: чтобы избежать второй волны, нужно следовать мерам.

Ольга Арсланова: А что предпринимают для безопасности учителей? Понятно, что для них коронавирус опаснее, возможно, даже чем для детей.

Екатерина Широкова: Да, вы правы. Ну, это обычные меры предосторожности. Везде стоят санитайзеры, маски. Естественно, учителя маски вообще не снимают, они постоянно, весь учебный процесс в масках. Антисептики. И, естественно, измеряют температуру у тех, кто заходит в школу.

Петр Кузнецов: А в целом у вас, Екатерина, какая ситуация с заболеваемостью в регионе?

Екатерина Широкова: Пока наши статисты говорят о том, что мы сдерживаем позиции, то есть у нас нет резкого роста. Допустим, если брать полгода назад и сейчас, то положительная динамика идет. Больше выявлений стало. То есть не потому, что больше заболевших, а потому, что люди охотно идут на тесты сами.

Естественно, люди сами соблюдают. Где-то на улице, допустим, ходят без маски, а везде, в любых общественных местах уже даже не напоминают. Если раньше у нас были, допустим, скандалы в общественном транспорте, то сейчас мы уже привыкли.

Петр Кузнецов: А какие-то меры ограничительные при этом продолжают действовать?

Екатерина Широкова: У нас сняли почти все ограничения. То есть последними у нас сейчас открылись театры. По поводу кинотеатров говорили, но пока еще не открыли. У нас открылись спортзалы, естественно, с соблюдением дистанции, со всеми вот этими вытекающими. То есть все это строго соблюдают, за всем этим следит Роспотребнадзор. Прямо ходят по кафе, ходят по спортзалам и проверяют, на сколько столики друг от друга стоят и на сколько стоят тренажеры по удаленности.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Екатерина, у вас крупная коммунальная авария произошла в городе. Расскажите подробности. Насколько серьезно пострадали жильцы? Что произошло?

Екатерина Широкова: У нас произошел прорыв трубы с горячей водой. Это центр города, чтобы вы понимали, это автомобильная дорога. Очевидцы очень испугались, потому что асфальт провалился буквально за минуту.

Ольга Арсланова: Фонтан кипятка в центре города.

Екатерина Широкова: Это фактически центральный район города, да. Конечно, оперативно из СГК приехали, они огородили. Но на самом деле новосибирцы приняли неоднозначно эту коммунальную аварию, потому что… Каких-то серьезных последствий не было. Слава богу, никто не ошпарился. Буквально на несколько часов в ближайших домах отключали горячую воду. Забавность в том, что «Сибирская генерирующая компания» буквально за день до этой аварии объявила, отчиталась, что Новосибирск готов на 90% к отопительному сезону. Наверное, это те 10%.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо. Екатерина Широкова из Новосибирска.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Давайте отправимся в Якутск. Роман Кутуков в прямом эфире с нами. Здравствуйте еще раз, Роман.

Роман Кутуков: Здравствуйте, Петр. Здравствуйте, Ольга.

Петр Кузнецов: О чем нам расскажете?

Роман Кутуков: Ну, собственно говоря, рассказывать приходится о том, что и всегда – о COVID-19. Сегодня у нас в республике наблюдается рост числа заболевших коронавирусом. Если всего две-три недели назад число заболевших было примерно от 30 до 40, то на сегодняшний день зафиксировано 67 новых случаев. Причем фиксируют заболевание не только в самой столице Республики Саха (Якутия), но и в отдаленных улусах. Вот совсем недавно был обнаружен больной коронавирусом в отдаленном арктическом Аллаиховском районе – что, конечно, не может не тревожить ни медиков, ни властей.

Ну, так или иначе ситуацию, по словам властей, удается сдерживать. Сдерживать удается, но в то же время принимаются некие послабления. В том числе сегодня, точнее, с 18 сентября открыты кинотеатры. Общество разделилось на две части, спорят. Одни говорят, что нужно ходить в кинотеатры, все-таки послабление. А другие, наоборот, говорят, что лучше не стоит ходить в кинотеатры, потому что болезнь именно вот так и распространяется.

Ольга Арсланова: Роман, но наверняка же в кинотеатрах всех рассаживают – не так, как сейчас на экране, а еще более широко.

Роман Кутуков: Да. Но все равно…

Ольга Арсланова: Все-таки полупустые сейчас залы?

Роман Кутуков: Да, залы практически пустые. Как нам кажется, люди все-таки боятся идти, потому что накануне главный санитарный врач Республики Саха (Якутия) все же обратился к населению с просьбой, с предупреждением, что лучше все-таки воздержаться от посещения таких общественных мест, как кинотеатры и театры.

Они у нас открыты, напомню, с 18 сентября. Но люди, как видите, идут, смотрят, потому что новинки мировые уходят, и люди боятся пропустить. Вот на «Довод» сегодня пришло, если я не ошибаюсь, 17 человек. Смотрели с удовольствием. Собственно говоря, людей проверяют, все в масках сидят. Ничего такого, казалось бы. Ну посмотрим. Через две недели, как говорится, узнаем. И еще…

Петр Кузнецов: Кстати, о двух неделях, Роман. А есть предположение, что же за эти две недели произошло, что вот такой всплеск фиксируется в два раза, получается? Вы сказали, что в среднем было 30, а сейчас – 60.

Роман Кутуков: Да, все верно. Республика Саха (Якутия) – северная территория, как вы знаете. И вот сейчас, с началом учебного года, много людей… То есть летом уезжали в отпуск, а сейчас начали возвращаться. И вот именно с возвратом из отпусков связывают то, что произошел такой рост заболевания. То есть, может быть, в центральной части России и в западной части России, получается, были контакты, и привезли в Якутии, на север.

Петр Кузнецов: А прилетающих как встречают? То есть сейчас никаких обсерваций нет, да?

Роман Кутуков: Нет-нет-нет.

Петр Кузнецов: Замер температуры – максимум?

Роман Кутуков: Сейчас ничего такого нет. Просто температуру меряют, и люди уезжают. И еще…

Ольга Арсланова: Роман, очень интересно узнать, как ваша жизнь сейчас изменилась. Вы вернулись к привычному образу жизни, лично вы? Ходите в те же бассейны и кинотеатры, которые открылись? Или все-таки…

Роман Кутуков: Нет. Все-таки ни в кинотеатр, ни в бассейн мы – я и моя семья – не ходим, все-таки воздерживаемся. Ну, собственно говоря, я как работал, так и работаю, поэтому ничего… Никаких ограничений нет. Общественное телевидение России продолжает заказывать сюжеты, как и год назад, как и два года назад, поэтому для меня, собственно говоря, ничего не произошло, не изменилось.

Ольга Арсланова: Понятно. А что еще обсуждается у вас в последние дни? Или коронавирус все затмил, так и держит в напряжении?

Роман Кутуков: Ну, коронавирус, конечно, держит в напряжении, но мы не устаем удивляться такому понятию, как глобальное потепление. Смотрите, сегодня 21 сентября, а у нас на улице в Якутске и поблизости стоит густой дым от лесных пожаров. Раньше такое вообще невозможно было представить, чтобы в конце сентября (ну, конец сентября, относительно, но все равно) стоит густой дым. И Роспотребнадзор выпускает предупреждение о предельно дополнительной концентрации загрязняющих веществ в воздухе…

Ольга Арсланова: Подождите, Роман. Но дело же ведь не в жаре, а дело в том, что, видимо, мало осадков у вас сейчас в это время года.

Роман Кутуков: Да, мало осадков. Но вот несколько лет назад, допустим, всегда в это время уже был чистый воздух. То есть 10 дней сентября максимум, но не 20 дней сентября. Вот посмотрите по видео. Это буквально как летом у нас, в самый жаркий месяц. Летняя картинка: стоит густой дым, пахнет лесными пожарами. Мы не перестаем удивляться, что вот такая ситуация продолжает у нас с лесными пожарами оставаться.

Сейчас, напомню, тушат 17 лесных пожаров на общей территории около тысячи гектаров. А всего в республике горит около 17 термоточек на общей территории около 500 тысяч гектаров леса. Это просто невообразимо, что конец сентября, а у нас такие лесные пожары. Магаданская область – тому пример.

Ольга Арсланова: Ладно. Желаем вам привычного холода – может быть, он поможет в борьбе с пожарами.

Роман Кутуков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Роман Кутуков из Якутска.

Прежде чем поговорим с Курском, несколько сообщений от наших зрителей – как раз тоже о погоде.

Петр Кузнецов: Давай.

Ольга Арсланова: «В Питере народ замерзает, – нам пишут. – Нет отопления. Сплю в теплой кофте, дома хожу в рейтузах. Звонил в управляющую компанию, но когда включат отопление – не знают». В Воронеже при этом замечательная осень – плюс 20 и солнышко. Но растет число заболевших в каждым днем. Нельзя расслабляться! Ну и Рязанская область тоже жалуется на то, что в квартире очень холодно, и там с нетерпением ждут бабьего лета. Его, кстати говоря, обещают, так что ожидать вам осталось недолго.

Петр Кузнецов: Продолжайте нам писать, звоните и рассказывайте, что происходит в вашем регионе.

А у нас сейчас на связи Курск – оттуда Татьяна Симоненкова, наша коллега. Здравствуйте, Татьяна, еще раз. С чего вы начнете ваше повествование?

Татьяна Симоненкова: В Курске очередные послабления режима. У нас с этого понедельника открыты театры, концертные залы и учреждения досуга. Послезавтра пройдет первый после долгого-долгого перерыва спектакль в драмтеатре. Люди ждали его с марта, он должен был пройти в марте. Люди даже не сдавали билеты. И вот дождались. Вообще открытие театрального сезона запланировано на конец этой недели, и будет премьера. В принципе, в Курске еще не успели открыть только детские игровые комнаты и развлекательные центры, но они уже следующие на очереди.

Петр Кузнецов: А статистика позволяет открыть это все, да?

Татьяна Симоненкова: Ну не знаю. То ли куряне полны смирения… Вы знаете, статистика – плюс-минус 30 человек уже длительное время. У нас ничего не меняется.

Про детей еще хотела рассказать. Учебный год у нас также проходит в штатном режиме, несмотря на то, что есть школьники, которые ушли на карантин из-за COVID. У нас на временное дистанционное обучение перешли 14 классов, школы при этом продолжают работать обычно. Также закрыты четыре группы в детских садах.

У нас сейчас больше говорят об экономических последствиях пандемии. В городском бюджете недосчитались поступлений в бюджет, начали выяснять причины. Сверились с налоговой – и оказалось, что только в одном городе Курске минус 3 тысячи индивидуальных предпринимателей. И параллельно озвучили статистику, что люди конечно сейчас начали в пять раз чаще обращаться в центры занятости населения. Числятся безработными около 20 тысяч человек, а вакансий – 12 тысяч. Власти решили как-то активироваться и рассматривают вариант проведения в октябре месяце такого межрегионального фестиваля вакансий.

Ольга Арсланова: Это что такое?

Татьяна Симоненкова: Ну, видимо, какая-то такая масштабная ярмарка вакансий. То есть пока только проанонсировали, а что это – не конкретизировали.

Ольга Арсланова: А он онлайн будет проходить? Или все соберутся и заразятся тоже COVID?

Татьяна Симоненкова: А вот тоже интересно. Пока не озвучивали. Но у нас теперь можно собираться с соблюдением социальной дистанции, даже на концерты. Так что вполне возможно, что соберемся.

Ольга Арсланова: В Интернете обсуждают одну из самых скандальных новостей в Курске – о том, как у вас в реку сбрасывают канализационные воды. Расскажите, что это за видео, кто сбрасывает (если действительно это подтверждается).

Татьяна Симоненкова: Да, сброс канализационных вод в главную реку региона Сейм зафиксирован и подтвержден. Первыми увидели люди, опубликовали видео в Интернете.

В общем, дело в чем? Как обстоят дела? У нас в Курске очистные сооружения в аварийном состоянии, они на реконструкции. Но так как они одни-единственные, они продолжают работать. Но так как они в аварийном состоянии, они не справились с критической нагрузкой от предприятий. То есть вот так в администрации прокомментировали происшествие. И опубликовали список из 41 предприятия, которые сбрасывали отходы с повышенным содержанием загрязняющих веществ.

На место выехал Росприроднадзор, провели исследование. Лабораторные исследования подтвердили, что, допустим, в воде содержание кислорода в два раза ниже нормы, при этом содержание аммиака в воздухе в 23 раза выше нормы. Сейчас определяют размеры материального ущерба. Но мы все в Курске помним очень похожую ситуацию, практически аналогичную, в прошлом году. Тогда размер ущерба оценили в 41 миллион рублей. Это ущерб, нанесенный «Курскводоканалом», к которому относятся очистные.

Ольга Арсланова: И что теперь?

Татьяна Симоненкова: В общем, планировалось, что через два года закончится реконструкции очистных, но в свете последних событий власти заявили, что постараются ускориться и, возможно, закончить эту реконструкцию в середине следующего года. Мы все будем очень надеяться, потому что это третий сброс в этом году только.

Петр Кузнецов: Мы тоже, да. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо. Держите нас в курсе.

Татьяна Симоненкова из Курска, Роман Кутуков из Якутска, Екатерина Широкова из Новосибирска – наши коллеги в российских регионах.

И наши зрители, которые нам пишут о своих новостях.

Петр Кузнецов: «Растет число заболевших COVID. Маски никто не носит», – это сообщение из Владимирской области. Воронежская область, оттуда сообщение: «Закончился купальный сезон. Можно теперь не переживать, что нет подхода к реке». «Наводнение, дамбы бесполезны. С вирусом справляемся при этом», – сообщение из Хабаровского края. Удмуртия на вопрос «Что у вас нового?» отвечает (ну, видимо, на этот вопрос): «Цены новые». И мне очень понравилось сообщение: «В Белорецке заметили собаку», – пишет наш телезритель.

Ольга Арсланова: Спасибо, что вы нам об этом сообщили.

Петр Кузнецов: Наша съемочная группа уже выехала, будем снимать сюжет.

Ольга Арсланова: А вот пенсионер Михаил из Краснодарского края делает домашнее вино из винограда, и душа его поет. Я предлагаю съемочную группу туда лучше отправить.

Петр Кузнецов: Пусть выбирает – или к собаке, или за вином. Вечный выбор на самом деле, и не только для наших корреспондентов.

Ну что, а мы отправляемся на первую тему для обсуждения. А обсудить есть что.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)