Регионы. Что нового? Рассказывают коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга

Регионы. Что нового? Рассказывают коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга | Программы | ОТР

Рассказывают коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга

2020-05-15T12:08:00+03:00
Регионы. Что нового? Рассказывают коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга
Как эффективно бороться с коммунальными должниками?
«Светофор» для предпринимателей
Школа удаляется на несколько лет?
Не время платить за парковки
Жизнь на Русском острове. Как выживают люди после удара циклона
Частная «скорая». Почему врачи против аутсорсинга?
Что нового? Красноярск, Екатеринбург, Волгоград
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?

Константин Чуриков: Для начала узнаем, что сейчас происходит в разных регионах нашей страны, потому что везде свои какие-то изменения, смягчения режима...

Оксана Галькевич: Не только в Удмуртии.

Константин Чуриков: Не только в Удмуртии. Сейчас на связи с нами наши коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга, узнаем, что там. Итак, Ирина Сафонова, Сочи, Надежда Салмашова, Воронеж, и Анна Исаева, Екатеринбург. Добрый день, девушки, коллеги.

Оксана Галькевич: Добрый день.

С кого начнем, с Екатеринбурга, наверное?

Константин Чуриков: Ну давайте.

Оксана Галькевич: С востока на запад, как мы любим?

Константин Чуриков: С востока на запад.

Оксана Галькевич: Анна?

Анна Исаева: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый день. Ну рассказывайте, что у вас такого необычного, отличного от Москвы, Воронежа, Сочи и прочих городов?

Анна Исаева: Ну, у нас ситуация по-прежнему ухудшается, с каждым днем все равно случаев становится больше, сегодня вот новых 104. Вспышки у нас, несколько вспышек произошло на этой неделе. В Верхотурье в мужском монастыре 46 человек сразу заболели, и в госпитале ветеранов заболели врачи, медики, там около 60 человек. Госпиталь перепрофилировали, и теперь там будут лечить пациентов с коронавирусом.

При этом губернатор решил, что у нас все хорошо и нужно ослаблять меры. С 19-го числа у нас открываются торговые центры и непродовольственные магазины. И уже какие-то меры начали смягчать: теперь можно гулять на улице, но только по двое и сохраняя социальную дистанцию, и также заниматься спортом на свежем воздухе.

Константин Чуриков: Анна, тогда нужно спросить про суточный прирост – он больше, чем он был, например, неделю назад? И про коэффициент заражения, у нас теперь вот наши санитарные врачи используют вот такую терминологию.

Оксана Галькевич: Новая такая, да, единица появилась в ходу.

Анна Исаева: Ну, сегодня вот 104, вчера было поменьше, 60 с чем-то, точно не вспомню.

Константин Чуриков: Серьезно так поменьше, да.

Анна Исаева: Да. А вот позавчера вообще 220 было. Такая плавающая цифра, непонятная, но случаев больше и больше. Сейчас в регионе 2 466 человек болеет.

Константин Чуриков: Анна...

Оксана Галькевич: У вас режим самоизоляции (Костя, извини) продлен до 31 мая? Вы вообще в каком режиме сейчас существуете?

Анна Исаева: Нет, вот мы до 19 мая в режиме самоизоляции.

Оксана Галькевич: А, до 19-го, все понятно, ага.

Анна Исаева: Да. Там, может быть, губернатор что-то новое скажет, потому что Роспотребнадзору региональному очень не понравилось это решение и губернатору написали сегодня письмо с просьбой не смягчать меры. Пока ждем ответа, может быть, с минуты на минуту уже появится информация.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Нет, ну людям так тоже тяжело ориентироваться: сначала, значит, открываем торговые центры, потом не открываем... Если открывают, значит, какие меры внутри будут предусмотрены? Тоже дистанция, тоже там какие-то ограничения или что?

Анна Исаева: Да-да-да, в магазины нельзя будет заходить, в зависимости от площади будет определено количество человек, сколько может находиться внутри. Также должны быть антисептики, люди в масках должны заходить и сохранять социальную дистанцию.

Оксана Галькевич: Ага, понятно. Физическую дистанцию, а то мы вчера как раз обсуждали...

Константин Чуриков: Да, социальная – это такой другой термин.

Оксана Галькевич: Социальная – это что-то такое... Да.

Давайте сразу резко на юг переместимся, в Сочи к Ирине Сафоновой. Я вот вижу, что Ирина прячется, в автомобиле сидит, не иначе как там уже просто жарко, она включила кондиционер...

Константин Чуриков: Я думаю, что Ирина не прячется, Ирине можно работать даже на улице.

Оксана Галькевич: Готовится к сезону курортному Сочи, я думаю, надеюсь. Ирина, это так или нет? Ждете посетителей?

Ирина Сафонова: На самом деле мы тоже находимся на самоизоляции, но дома дети, эфир прямой, поэтому я вот самоизолировалась в машине, чтобы выйти и рассказать немножко о городе Сочи.

Константин Чуриков: Как мы вас понимаем, Ирина, да.

Ирина Сафонова: Ну, на самом деле несмотря на карантин и на вирус, естественно, Сочи в мае и летом ассоциируется с Черным морем, с морским сезоном. И сейчас вода в море стремительно теплеет, уже сейчас +18 градусов, и есть даже те, кто уже окунулись, но, конечно, это нарушители и те, кто хотят...

Оксана Галькевич: Ирина, болезненные подробности про прекрасную температуру, хорошую погоду, про то, как купаются люди, можно опустить, чтобы не травмировать аудиторию.

Ирина Сафонова: Ну, я как раз хочу сказать о том, что все, кто приходят на пляж, они все равно нарушают режим. Ежедневно проходят рейды, конечно, людей с пляжей выгоняют и просят оставаться дома.

И два самых главных вопроса, которые сейчас интересуют жителей Сочи, – это когда закончится режим самоизоляции и когда начнется курортный сезон, потому что город, конечно же, живет туризмом на 80%. Губернатор нашего края сказал, что с 23 мая предварительно по городу жителям можно будет перемещаться свободно, начнет работать транспорт общественный в прежнем ритме, но тем не менее режим карантина в городе не будет снят. Это значит, что, например, выехать в другие населенные пункты Краснодарского края без специального разрешения будет нельзя.

И точно так же по-прежнему прилететь в Сочи достаточно затруднительно, и люди, которые прилетают и у них нет прописки местной, они попадают в изолятор на 2 недели.

Константин Чуриков: Ирина, а можно вопрос? У вас же открываются, по-моему, с 1 июня санатории, имеющие медицинскую лицензию? – какой тогда смысл их открывать? И может ли человек, прилетев, находясь в санатории, как-то искупаться в море или нет, он там должен торчать в четырех стенах?

Ирина Сафонова: Вот 1 июня, да, у нас начнется курортный сезон, но он будет очень специфическим: будет солнце, будут фрукты, но не будет моря. И все 65 санаториев, которые имеют медицинскую лицензию, они откроют свои двери, но пассажиры, прилетев в аэропорт или на вокзал, должны будут показать путевку, дальше на специальных автобусах их отвезут к месту отдыха, и покидать территорию санатория им будет нельзя. То есть ни на экскурсии, ни в парки они выйти не смогут, проходить лечение будут, наслаждаться, не знаю, какими-то процедурами, лечением, солнцем и не больше того.

И парки, скверы, водопады, все туристические тропы Сочи, даже пока неизвестна дата, когда они откроются. Но известно, что город будет очень плавно, постепенно выходить из режима самоизоляции, и как раз-таки парки и пляжи будут открыты в последнюю очередь. Поэтому пока мы морем любуемся только из окна машины...

Константин Чуриков: Сначала придется наслаждаться лечением.

Оксана Галькевич: Я просто вижу вселенскую грусть на лице Анны Исаевой из Екатеринбурга. Анна, ну, вы знаете, у нас такие же лица на самом деле, наслаждаться закрытыми парками, закрытыми пляжами при хорошей погоде.

Константин Чуриков: Оксана, ну мы не можем судить только по лицам, нам все-таки надо получать информацию, мы журналисты.

Оксана Галькевич: Да, конечно.

Константин Чуриков: Надежда Салмашова, Воронеж. Надежда, рассказывайте, что у вас, какие новости.

Надежда Салмашова: Здравствуйте, да.

В Воронеже по-прежнему действует режим самоизоляции, он продлен до 31 мая. В регионе также будут закрыты торговые центры, ночные клубы, фитнес-залы, салоны красоты за исключением парикмахерских услуг, гостиницы и парки. Жители также должны будут оставаться дома, правда, при этом разрешаются индивидуальные прогулки и занятия спортом на свежем воздухе, естественно, с соблюдением социальной дистанции.

Правда, важно сказать, что некоторые магазины одежды начали свою работу еще в начале мая в тех торговых центрах, которые должны быть закрыты. В правительстве области пояснили, что эти торговые объекты вошли в федеральный перечень системообразующих предприятий, поэтому право на работу у них есть.

Константин Чуриков: Нам сейчас пишут зрители (извините, Надежда), нам пишет зритель, что «большинство людей в Воронеже без масок, в автобусах и магазинах единицы в масках, наши люди ничего не боятся». Все так?

Надежда Салмашова: Вы знаете, у нас была проблема с масками буквально вот неделю назад, до введения масочного режима, он действует с 12 мая. Проблемы были, потому что даже я не могла приобрести маску в аптеке. Сейчас вроде эта ситуация более-менее нормализовалась, маски можно приобрести, можно и тканевые приобрести, и в аптеках тоже. Стоимость колеблется, самое дешевое 20 рублей, но в среднем это где-то около 60 рублей за маску.

Оксана Галькевич: Ух, дорого!

Надежда Салмашова: Сейчас также важно сказать, что в автобусах начали проводить рейды по тем пассажирам, которые передвигаются без масок, поэтому вот были выписаны вчера первые предупреждения таким пассажирам. Конечно, реакция людей на такие меры неоднозначна, потому что маски стоят дорого, как бы 60 рублей не каждый может потратить, но наш губернатор нашей области сказал, что тем людям, которые не могут приобрести маску, будут выдавать бесплатно. Но пока таких сообщений, такой информации нет.

Оксана Галькевич: Надежда, с социальными учреждениями какая у вас ситуация? Как у вас, не знаю, учебный год заканчивается не заканчивается, детские сады работают не работают? Ну какие-то вот такие социальные учреждения.

Надежда Салмашова: Оксана, вы знаете, у нас есть одна проблема. Дело в том, что многие предприятия уже вышли на работу, но многие рабочие не могут пойти на работу с той точки зрения, что есть одна проблема, не работают дежурные группы в детсадах.

Оксана Галькевич: Ага.

Надежда Салмашова: В пресс-службе мэрии тоже пояснили эту ситуацию: дело в том, что открытие таких заведений влечет за собой огромное количество людей, тем самым увеличиваются контакты между ними. Поэтому после решения Роспотребнадзора такие группы будут возобновлены, детсады смогут принимать маленьких посетителей, но пока эта ситуация вот в подвешенном состоянии. Школы также проводят дистанционные занятия, и с 1-го по 7-й класс до 15 мая должен быть завершен учебный год.

Оксана Галькевич: Ну то есть вот сегодня, 15 мая, да.

Надежда Салмашова: Да, сегодня.

Константин Чуриков: Да. Спасибо большое, коллеги. Надежда Салмашова, Воронеж, Ирина Сафонова, Сочи, и Анна Исаева из Екатеринбурга были у нас на связи.

Оксана Галькевич: У нас звонок.

Константин Чуриков: А еще, кстати, вызвался быть корреспондентом наш зритель из Вологды. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Зовут Александр нашего зрителя.

Константин Чуриков: Александр, добрый день.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас самоизоляция проходит нормально, как говорится, люди в масках ходят, ну не все, но ходят, все хорошо.

Оксана Галькевич: Так.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Но у меня, понимаете, другая еще есть проблема. Людей у нас изолировали в Вологде в больнице, как говорится, они ходят там на гемодиализ... Вы меня слышите?

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Константин Чуриков: Да, слышим-слышим.

Зритель: Вот, на гемодиализ, но там они лежат не только с этой болезнью, понимаете? У кого-то сахарный диабет, у кого-то сердце, кровь на анализы, а, извините, не принимают врачи вот таких конкретных мер. Алло?

Константин Чуриков: Вы имеете в виду, что все пациенты с разными диагнозами, намекаете на то, что и ковидные пациенты или с подозрением, все в одной больнице, вы об этом?

Зритель: Нет, они как бы, это самое, получается, как бы их определили, что вот из одного человека, вот они ходили на гемодиализ, их определили, что они должны быть самоизолированы в больнице.

Оксана Галькевич: А, ну понятно.

Константин Чуриков: А, в этом смысле, все.

Оксана Галькевич: Там был контакт, поэтому вынужденная изоляция.

Константин Чуриков: Все, теперь ясно, да.

Зритель: Да-да-да. Но еще другие, например, анализы сдавать, кормят плохо, относятся, честно сказать, очень плохо. И анализы надо людям сдавать, например, у кого сердце, надо где-то анализы, у кого там сахарный диабет...

Оксана Галькевич: Ну да, все поставлено на паузу сейчас, я так понимаю, да?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Люди не получают лечение.

Зритель: Да, люди могут, это самое, умереть даже не от того, что как бы там коронавирус, а от других, понимаете, болезней.

Оксана Галькевич: Ох...

Константин Чуриков: Да, Александр, и мы об этом говорили в эфире, и, кстати, на недавнем онлайн-совещании президент говорил, что все-таки, да, КОВИД КОВИДом, а надо все-таки лечить и другие болезни, коих у людей очень много.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Еще один звонок, Лидия из Курска. Здравствуйте, Лидия. Что расскажете?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, что у вас, рассказывайте.

Зритель: У нас в Курске, я вчера, значит, прошлась, посмотрела, что у нас... обстановка. Значит, в супермаркете открылись некоторые бутики с одеждой.

Константин Чуриков: Да что вы говорите.

Зритель: Затем сувенирные, значит, отделы, сувенирные, где картины, сувениры, посуда.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Далее что? Маски продают на каждом углу, в каждом супермаркете и в продовольственных магазинах. Масок дефицита, в общем, никакого уже давно нет, по 30–40 рублей...

Оксана Галькевич: А почем маски у вас, Лидия?

Зритель: Тридцать пять или сорок, на каждом углу просто.

Оксана Галькевич: Тридцать пять, ага.

Зритель: Везде, заполонили масками все.

Оксана Галькевич: Ну видите, как, хотя бы дефицита нет.

Константин Чуриков: Ну, слышно по вашему голосу, что в Курске люди вообще радуются. А зачем открыли сувенирные лавки, как вы думаете? Сейчас вроде так острой необходимости нет.

Оксана Галькевич: Нужный товар.

Зритель: Ну, вы знаете, чтобы людей порадовать.

Константин Чуриков: Людей порадовать.

Зритель: Я вчера сама посмотрела, я люблю покупать сувениры, вчера открылись, в первый раз я увидела. Ну надо людей порадовать, может, подарок кому-то купить.

Оксана Галькевич: Вот.

Константин Чуриков: Ну да, людей из соловьиного края курского.

Зритель: Там большое помещение. Лично я сейчас пойду в лес за ландышами, там просто благодать.

Константин Чуриков: Ага, посмотреть на ландыши, да?

Оксана Галькевич: Лидия, а соловьи у вас уже там как, проснулись, поют? Трели соловьиные уже слышны?

Зритель: Я уже 3 раза делала вылазку в лес, меня никто не остановит, потому что это просто прелесть, воздух кристально чистый, свежий. Так что живем, жизнь продолжается, все прекрасно.

Оксана Галькевич: Ну прекрасно. Ладно, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Искренне завидуем вам, Лидия, надеемся, все тоже скоро смогут податься в леса.

Оксана Галькевич: Так все оптимистично: и соловьи, и сувениры, и лес рядом, господи!

Константин Чуриков: Только ландыши рвать не надо, краснокнижное растение.

Оксана Галькевич: Кстати, да, ландыши.

Переходим к другой теме, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рассказывают коллеги из Сочи, Воронежа и Екатеринбурга