Регионы. Что нового? Хабаровск, Пермь, Курск

Марина Калинина: Ну и начинаем с того, что пройдемся, пробежимся, даже можно сказать, по нашим регионам.

Петр Кузнецов: Все не обещаем, конечно.

Марина Калинина: Все не обещаем, но три точно будут. По крайней мере, мы так планируем. И начнем с Хабаровска, узнаем, что происходит в Хабаровске.

Петр Кузнецов: Мы поприветствуем сначала всех наших коллег. Хабаровск с нами сегодня на связи, Пермь в нашей перекличке и Курск. Соответственно, Дмитрий Павленко, Владимир Соромотин и Татьяна Симоненкова с нами сегодня на связи. Приветствуем, коллеги, с началом новой недели.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И давайте, конечно, начнем с города, о котором говорит в последние недели не только наша страна, но уже и выпуски новостей в Китае и в Северной… ой, в Южной Корее об этом тоже рассказывают.

Дмитрий Павленко с нами на связи, снова приветствуем. Как прошли ваши выходные, Дмитрий? Ну, не ваши, а Хабаровска.

Марина Калинина: Ну и ваши тоже.

Дмитрий Павленко: Ну и всего региона. Да, добрый день, коллеги. Добрый вечер – по Хабаровску.

Традиционно в субботу у нас состоялся митинг. В принципе, каждый день он проходит, но по субботам… Это уже третий субботний, самый масштабный. Точнее, его так называют, однако самым масштабным, по оценкам, он все-таки не был. На площади Ленина днем собралось, по разным оценкам, от 6 до 10 тысяч человек, люди с транспарантами. Стартовая точка – площадь Ленина, возле Дома правительства. Затем – традиционное шествие, в котором несколько десятков тысяч человек приняли участие. Заявляется, что было 100 тысяч человек. Ну, примерно около 40 тысяч, если суммарно, что-то среднее брать.

Требования те же: свободу Сергею Фургалу, открытый честный суд в Хабаровске и уже традиционное с недавних пор «Дегтярев, выходи!». Речь о врио губернатора Хабаровского края Михаиле Дегтяреве. Он вышел, однако вышел он в воскресенье вечером, не в субботу, поскольку два дня отсутствовал в регионе… не в регионе, а в городе отсутствовал, он был с поездкой по районам. В частности, побывал в Ванино и в Советской Гавани.

В общем, в 11 часов вечера в воскресенье он только присоединился, когда вернулся из своей поездки. При этом митинги, напомню, заканчиваются мирно традиционно (спасибо полиции) около 10 вечера. Когда он вышел, естественно, спросили, как он относится к аресту Сергея Фургала, почему так долго не было его, почему он не выходил. Он сослался на занятость. Ну да, два дня его не было в городе.

Также он рассказал, что у нас планируется открытие детских лагерей, две смены планируем все-таки успеть запустить. Он созванивался с Анной Поповой, находясь еще в Ванино. Во время поездок в Ванино и в Совгавань он проверял подготовку к отопительному сезону, к 1 сентября. При этом что примечательно? У нас в ночь с пятницы на субботу прилетал министр энергетики Александр Новак буквально на час, встреча в аэропорту проходила, обсуждали газификацию, подготовку к отопительному сезону. В общем, прямо в аэропорту состоялась встреча.

Интересно, что было. Во время его переезда из Ванино в Совгавань навстречу ехала колонна автомобилей. Машины, увидев движущийся автомобиль Михаил Дегтярева, начали сигналить. Врио остановился, развернул автомобиль, встретился и пообщался с митингующими. Вот кадры этой встречи сейчас.

Петр Кузнецов: А что конкретно они хотели?

Дмитрий Павленко: Очень много говорили о том, почему Михаил не поддерживает непосредственно Сергея Фургала (то есть вот так звучала фраза). При этом Михаил Дегтярев сказал, что это партийное дело, партия поддерживает, суд рассудит и так далее и тому подобное.

Обсуждали также последний свободный пляж, который остался в Ванино и в Совгавани. То есть это населенные пункты, которые имеют выходы к морю, но при этом сейчас на последнем свободном пляже (мыс Веселый) идет строительство. И Михаил Дегтярев сказал, что тоже разберется с этим вопросом, как так получается. То есть люди хотят иметь выход к морю. И почему их этого выхода лишают?

На выходных также у нас приехала делегация из Москвы – 28 медиков. Еще девять человек должны, я так понимаю, подъехать, прилететь. Все это в рамках борьбы с коронавирусом происходит у нас.

Ну и сегодня аппаратное совещание, тоже было это интересно. Социальные сети тезис подхватили. Михаил Дегтярев предложил ввести персональную ответственность чиновников за нарушение строек и ввода в эксплуатацию объектов, на которые выделяются федеральные деньги. Напомню, что сейчас Михаил Дегтярев первый месяц нахождения в Хабаровском крае планирует посвятить поездкам по районам и уточнить цифры по нацпроектам. А через месяц его с докладом ждет Владимир Путин.

Петр Кузнецов: И, как мы понимаем, он почаще собирается встречаться с населением?

Дмитрий Павленко: Да.

Петр Кузнецов: Где бы он ни был, в какой бы точке края ни был.

Дмитрий Павленко: Да, где бы он ни был, он будет встречаться. В Совгавани, в Ванино и по дороге между Совгаванью и Ванино тоже случились встречи. Михаил Дегтярев ведет стримы в социальных сетях, прямые эфиры. Почему не выходит? Опять-таки он недавно сказал: «Что, вы хотите, чтобы я вышел и нарушил то самое постановление в связи с коронавирусом? Почему я должен это нарушать?»

Сегодня к нам в Хабаровск прилетел Сергей Шнуров, ныне генеральный продюсер RTVI и экс-лидер группы «Ленинград». В 20:00, то есть через 45 минут, получается, встреча на Комсомольской площади. Михаил Дегтярев выйдет с ним. О чем именно будет говорить Сергей Шнуров – загадка. Ну, будем следить, что произойдет.

Петр Кузнецов: Хотя он не из его партии.

Дмитрий Павленко: Да, из «Партии Роста».

Петр Кузнецов: Интересно будет, да. А о чем еще, Дмитрий, у вас в крае говорят?

Дмитрий Павленко: По большому счету, наверное, традиционно все, как вы уже отметили, не только у нас в крае, но и много где в мире, обсуждают все-таки ситуацию с Сергеем Фургалом, назначение Дегтярева.

Кстати, в продолжение вашего новостного блока. Сегодня у нас состоялась встреча врио и рестораторов хабаровских, потому что у нас с 18 июня заработали веранды, но из-за коронавируса, из-за разных ситуаций пока не открывались они в обычном режиме, то есть с соблюдением всех мер дистанцирования и так далее. Вот после встречи с врио и с правительством прозвучали цифры, что 8–9 августа у нас должны заработать кафе и рестораны.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Ну хорошо. Поздравляем вас с этим! Спасибо. Это был Дмитрий Павленко из Хабаровска.

А мы переходим к Владимиру Соромотину, он из Перми к нам присоединился. Владимир, здравствуйте. Что у вас интересного за выходные произошло?

Владимир Соромотин: Да, здравствуйте.

У нас все сейчас обсуждают историю спасения в субботу пермячки, которая плавала в Каме в районе набережной. Эта девушка вечером плавала в Каме, до этого она гуляла с родственниками. И люди заметили, что она, переплывая где-то на середине реки, начала кричать: «Мама! Мама!» И один из прохожих (его зовут Роман) прыгнул в воду, поплыл за ней. Но поскольку, как вы видите, склон на набережной довольно скользкий, все остальные прохожие выстроились в живую цепь, и по этому склону несколько десятков человек спустились, для того чтобы, когда девушку доставят до берега, ее вытащить на набережную.

Все случилось очень быстро, девушку вытащили, вызвали «скорую», отправили в больницу, откуда она уже потом на следующий день ушла самостоятельно, то есть не оставила никаких контактов. Даже неизвестно, что это за девушка и почему она прыгнула в воду.

Петр Кузнецов: Вот как раз та самая коллективная помощь, мы сейчас видим.

Владимир Соромотин: Да-да-да.

Марина Калинина: А известно, что произошло с ней? То есть почему она начала звать на помощь? Что случилось?

Владимир Соромотин: Ну, она плыла, плыла, а потом начала кричать «Мама!». Видимо, начала тонуть. Ее увидели с берега. Сейчас МЧС у нас разыскивает всех участников этого спасения – видимо, для того чтобы поблагодарить.

Петр Кузнецов: Народу много. Искать, может быть, придется всю ближайшую неделю.

А какова у вас коронавирусная ситуация в регионе?

Марина Калинина: Что с самоизоляцией?

Владимир Соромотин: Ну, самоизоляцию у нас в очередной раз продлили – на сей раз до 11 августа. Но при этом ввели существенные послабления: открылись торговые центры, открываются фитнес-клубы. Но торговые центры без фудкортов, без кинотеатров, без аттракционов, то есть только торговля, только продажи. Открываются фитнес-клубы. Но при этом накануне выходных в очередной раз усилили перчаточно-масочный режим. Снова напоминают людям, что они должны ходить в перчатках и масках. И Роспотребнадзор сейчас требует штрафовать заведения общепита, магазины, предпринимателей, у которых персонал не носит маски.

Петр Кузнецов: А почему вернулись? Извините, Владимир. А почему вернулись к этому режиму, к ужесточению режима? С чем связано? Статистика поползла?

Владимир Соромотин: Ну нет, статистика на самом деле не поползла, она довольно стабильная. То есть у нас где-то в три раза меньше заболевает, чем в среднем по России – где-то около 70 человек за день у нас заболевает.

Марина Калинина: Ну а что? Перестраховываются просто, что ли, перед выходными?

Владимир Соромотин: Просто дело в том, что жаркая погода была, июль у нас рекордно жаркий, и никто эти перчатки и маски не носит практически.

Марина Калинина: Понятно.

Петр Кузнецов: В итоге у вас режим самоизоляции продлен до какого числа?

Владимир Соромотин: До 11 августа.

Петр Кузнецов: До 11 августа – в перчатках и масках. Держитесь, держитесь! А погода? Получше у вас стало, похолоднее, попрохладнее?

Владимир Соромотин: Да, попрохладнее, где-то 24–25 градусов.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это новости из Перми, Владимир Соромотин нам помог.

Курск на связи, Татьяна Симоненкова. Еще раз здравствуйте, Татьяна. Чем вы нас порадуете?

Марина Калинина: Или огорчите.

Татьяна Симоненкова: Нет, у меня только радостные новости.

Петр Кузнецов: Отлично!

Татьяна Симоненкова: У нас очередное послабление режима. С этого понедельника у нас в регионе работают абсолютно все бани. То есть до этого работали только муниципальные общественные, но их мало, они не во всех районах. Тем более что сейчас из-за профилактического ремонта отключили горячую воду. И вот на оперативном штабе решили, что пора открывать все бани, сауны, спа-салоны, но с одним железобетонным условием: можно только мыться, никаких праздников.

Марина Калинина: Ну, помыться – это уже праздник для некоторых.

Татьяна Симоненкова: Ну да. Особенно когда нет дома горячей воды.

Хотела рассказать про культурную жизнь курян. Все культурные события вышли на улицу. В городских парках проходят кинопоказы, библиотечные чтения. И состоялся концерт губернского камерного оркестра. Как сами музыканты подчеркивают, это первое выступление после самоизоляции. И подчеркивают неслучайно.

Дело в том, что во время пандемии, когда были ограничения, они выпустили клип, снятый в лесу. И нашелся такой добросовестный гражданин, который пожаловался, что нарушили самоизоляцию. И оркестр даже писал объяснительную.

Петр Кузнецов: Назовем его лесником.

Татьяна Симоненкова: Да. Написали объяснительную, объяснили, что снимали это все до событий, когда еще можно было. И наконец-то на законных основаниях можно было послушать красивую музыку на свежем воздухе. Концерт прошел, конечно, с аншлагом. У нас все засиделись дома.

И, как обычно, я о наболевшем. У нас, курян, выход из самоизоляции очень плотно связан с вопросами благоустройства. Дело в том, что у нас презентовали дизайн-код, то есть единые правила городского стиля. Для чего это сделали? Ну, для того, чтобы и самим было приятно жить, ну и чтобы бы не стыдно перед туристами, перед теми, кто приезжает в наш регион. Пилотный проект – это центр города.

Но такая благородная идея споткнулась о теперь уже знаменитый желтый дом или «Золотой зуб», как его прозвали в народе. Суть истории в чем? Жители добросовестно платили взносы, дождались капитального ремонта фасада и сами на свой вкус выбрали такой жизнерадостный желтый цвет. Очень радовались, пока не выяснилось, что нельзя. И они отстаивали его до последнего, то есть аргументировали: «Ну как же так? Мы каждый день из наших окон видим через дорогу желтое здание Центробанка. Почему им можно, а нам нельзя?»

Также давили на то, что дизайн-код – это же не только фасады, а это и другие элементы городской среды. И вот если посмотреть вокруг дома, состояние его дома, состояние арки, через которую выходят абсолютно все жители этого желтого дома каждый день на центральную улицу региона, то видно, что она опасная.

Но – ничего не помогло. К сожалению для жильцов, дом начали перекрашивать на этих выходных. И когда мы приехали снимать, не сговариваясь, к нам подошли несколько человек, очень грустные, и с одним и тем же вопросом: «Правда, что наш желтый цвет лучше?»

И я этот вопрос хочу адресовать и вам, коллеги: на ваш вкус, какой цвет вам нравится больше?

Петр Кузнецов: Я-то думал на самом деле, что против желтого, потому что желтый как-то, по классике, Петербургу принадлежит. Еще Достоевский это придумал – желтый Петербург. Не знаю. Все зависит от того, какого оттенка этот желтый.

Марина Калинина: Ну, если жители сами выбрали, то почему бы нет? Им же жить в этом доме, собственно говоря.

Петр Кузнецов: Пусть Центробанк решает.

Марина Калинина: Да.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Курск на связи был, Татьяна Симоненкова. А также благодарим еще раз Дмитрия Павленко (Хабаровск) и Владимира Соромотина (Пермь).

Перекличка регионов, с нее мы начали. А прямо сейчас переходим к первой теме для обсуждения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О главных событиях в этих городах, рассказывают наши корреспонденты