Регионы изолируют?

Регионы изолируют? | Программы | ОТР

Число заболевших растёт. Ждёт ли нас жёсткий карантин на праздники?

2020-12-07T15:04:00+03:00
Регионы изолируют?
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета
Владимир Болибок
врач иммунолог-аллерголог

Тамара Шорникова: Итак, что с ними, с возможными ограничениями? Сидим дома, в гости и отдыхать не едем? Глава Минздрава анонсировал возможные ограничения из-за COVID-19. В частности, речь идет о перемещении между регионами и даже внутри субъектов.

Иван Князев: Внутри ведомства сейчас разные мнения есть на этот счет. Правильно ли поняли главу Минздрава либо неправильно?

Тем не менее в некоторых регионах ситуация с коронавирусом действительно вызывает серьезную тревогу. На носу новогодние праздники, и многие уже купили билеты, чтобы съездить либо слетать к родственникам. Кто-то собрался на дачу. Кто-то забронировал гостиницы, базы отдыха и так далее, и так далее. И, вероятно, таким ограничениям россияне не обрадуются.

Насколько действительно они актуальны? Будет ли у нас новый карантин? Спросим все это у специалистов.

Тамара Шорникова: А вы как считаете? Нужно действительно пожестче сейчас, потому что количество заболевших прибавляется, растет? Соответственно, нужно ли снова изолировать регионы?

Иван Князев: Или пока не время?

Тамара Шорникова: Или не время? Может быть, после Нового года хотя бы?

А теперь узнаем мнение специалистов. Владимир Болибок, врач иммунолог-аллерголог. Владимир Анатольевич, здравствуйте.

Владимир Болибок: Здравствуйте.

Иван Князев: Владимир Анатольевич, ну раз заговорили об этом вслух, наверное, какие-то предпосылки для этих всех ограничений, для этого беспокойства есть. Вот как вы считаете, нужно сейчас это вводить?

Владимир Болибок: Вы знаете, каждый регион, мне кажется, должен решать это самостоятельно. Дело в том, что у нас есть регионы, которые относительно благополучно выглядят, а есть регионы, которые достаточно серьезно страдают от коронавирусной инфекции. Поэтому говорить о том, что один рецепт для всех – наверное, такого не должно быть.

Я просто открыл результаты, которые «Яндекс» публикует, например, по коэффициенту передачи. У нас был, например, относительно благополучный регион – Псковская область. Сейчас там в последние дни резкий взлет пошел. Это говорит о том, что откуда-то туда пошел, наверное, занос или завоз коронавирусной инфекции. И по остальным регионам тоже можно посмотреть. Я думаю, что эти штабы по борьбе с коронавирусом, местные, они гораздо лучше знают свою статистику, свою обстановку.

Собственно говоря, решение о закрытии или незакрытии регионов должны принимать именно региональные власти, им для этого даны все полномочия и все права.

Тамара Шорникова: Владимир Анатольевич, по осени, когда цифры пошли в рост снова, говорили о том, что не нужно бояться вот такого прироста, потому что гораздо активнее идет тестирование. Соответственно, большие цифры просто говорят о том, что выявляемость стала лучше.

Стоит ли все-таки бояться? 28 тысяч по России, 29 тысяч – это страшно? Или это, в принципе, такая контролируемая ситуация, не требующая новых жестких мер?

Владимир Болибок: Вы знаете, я могу сказать, опять же глядя на динамику отчетов по тестированию, я могу сказать, что многие регионы сейчас наткнулись на такую вещь, что у них ресурсы ПЦР в лабораториях просто исчерпаны. Условно говоря, если лаборатория может выдать, условно, 10 тысяч тестов в сутки, то она их выдает. Больше она не может выдать, ну, количество тестов в сутки. Поэтому по некоторым регионам наблюдается такое как бы псевдоплато. Это связано с тем, что имеется ограниченное количество тестов, которые они все израсходовали.

Тамара Шорникова: Ну, просто нет тестов. Или их не делают?

Владимир Болибок: Нет тестов. А раз нет тестов – значит, условно говоря, у нас нет и статистики. То есть ее никто не занижает, а ее просто нет. У нас реальных цифр просто нет.

Это накладывает такое очень серьезное ограничение на нормальное медицинское планирование. То есть если мы не знаем, сколько реально людей заболевших, мы не знаем, сколько нам нужно там коек сейчас, через неделю, через четыре недели, сколько нужно медикаментов и так далее и тому подобное.

Тамара Шорникова: Владимир Анатольевич, телезрители сразу пишут, просто вдогонку к теме изоляции регионов: «А границы-то открыты». То есть по-прежнему можно улететь, например, в Турцию…

Иван Князев: В Турцию, в Занзибар.

Тамара Шорникова: Танзания открыта, Куба с некоторыми нюансами тоже. Соответственно, что страшнее – зарубежные какие-то поездки, вояжи или перемещения между регионами? Что в первую очередь, может быть, нужно закрывать? Какие границы?

Владимир Болибок: Вы знаете, в свое время, когда открыли границы с зарубежными странами для авиаперелетов, очень жесткое условие ставилось: все вернувшиеся из-за рубежа должны в течение трех месяцев сдать тест на COVID, причем не за государственный счет, а за свой счет.

Иван Князев: В течение трех дней.

Владимир Болибок: В течение трех дней, да. И отчитаться об этом на Портале госуслуг. Я сам летал, вернулся, отчитался. Там все очень хорошо организовано.

Если такое же правило введут регионы по отношению к перемещениям, то, наверное, в этом какой-то смысл, сермяжная правда будет. Если человек приезжает в гостиницу, то у него оплачена гостиница. Почему не предложить проходить вот эти тесты?

Иван Князев: Ну, это если в гостиницу. А если из одного региона в другой на машине поехал или просто на самолете к родственникам прилетел? Так же за всеми не уследишь.

Владимир Болибок: Вы знаете, если на самолете, то уследишь, потому что билет. Если на поезде, то тоже уследишь, потому что билет. Если на автобусе, междугородние перевозки – тоже билет. И сейчас это регистрируется. То есть это все можно отследить. Нельзя отследить, конечно, перемещения на автомобилях. Но при желании и эти перемещения тоже можно отследить. И просить граждан, обязать граждан проходить это тестирование.

Я не могу здесь сказать, как это будет, потому что я никакими полномочиями… Я просто как обычный гражданин и как врач, который беспокоится о пациентах…

Иван Князев: Ну понятно.

Владимир Болибок: …и, собственно говоря, о своих коллегах, которые на участках, в поликлиниках, в скорой помощи, в стационарах. То есть люди там уже просто реально на износ работают, уже просто переполнены в некоторых регионах больницы. То есть надо как-то разбираться с этим и останавливать.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо. Владимир Болибок, врач иммунолог-аллерголог, был с нами на связи.

Несколько SMS. Из Москвы человек пишет: «Считаю, что с этого вообще нужно было начинать – тогда всего бы этого не было». «Европу закройте, там уже мутация», – пишет наш телезритель из Вологодской области. «Ну и правильно, пусть сидят дома, а то пир во время чумы у нас тут получается».

Тамара Шорникова: «Изолировать нужно Москву!» Вот началось опять, да? Это Ярославская область.

Иван Князев: Опять.

Тамара Шорникова: А сейчас у нас на связи Иркутская. Василий, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Слышите меня?

Тамара Шорникова: Да, слышим.

Иван Князев: Говорите.

Зритель: В Иркутской области начали снимать ограничения. Открыли, например, школы, очное обучение. Хотя при этом заболеваемость не падает, по официальным данным, по коронавирусу. У нас, наоборот, идет медленный рост. И какой повод, чтобы снимать ограничения? Непонятно совершенно.

Тамара Шорникова: Василий, а что нужно делать? Закрывать регионы по-прежнему? Или что?

Зритель: Ну, ограничительные меры надо все-таки вводить. Школы на экономику не влияют, ну, заочное обучение, дистанционное. Правильно? Болеют учителя, болеют ученики.

Иван Князев: Василий, а туристы все привезли, как считаете?

Зритель: Ну нет конечно. Это уже внутреннее распространение давно идет, с августа месяца. И, естественно, 1 сентября была вспышка одновременно по всей стране. И заполыхала страна одновременно в конце сентября – не так, как весной, когда было постепенное распространение по стране, от Москвы к регионам. Сейчас мы видим одновременную вспышку от единого события. И это единое событие для всей страны – 1 сентября, как ни крути.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: И детей больных толком не обследуют. Правильно?

Тамара Шорникова: Ну, по-разному, видимо. Да, спасибо вам за звонок.

Краснодарский край так жестко подытоживает: «Сидите дома! Надоели со своими перемещениями. Из-за вас и 2021 год просидим дома без родных».

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи – Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Журавлев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Дмитрий Анатольевич, как вы считаете, губернаторы решат перестраховаться и по максимуму, если будет действительно разговор об изоляции, примут ее, утвердят на уровне своих субъектов? Или нет?

Дмитрий Журавлев: Я думаю, что утвердят, потому что за чужими не уследишь. Вот здесь чисто административная логика. Хотел сказать «бюрократическая», но это слово у нас всегда негативно воспринимается, а здесь я негатива не вижу. Ну, хотя бы так еще немного ограничить ситуацию. Это не решит проблему, конечно же, но это, по крайней мере, оставит регион с самим собой. Вы будете точно представлять, что у вас есть, на что вы можете рассчитывать и чего вам стоит ожидать.

Иван Князев: А экономика не пострадает?

Дмитрий Журавлев: Экономика, конечно же, перестрадает от перевозок больше, чем от переездов. Вот ели перевозки закроют – тогда да. Потому что в современном мире необязательно, посылая свой товар, посылать с ним человека. Достаточно послать по электронной почте информацию. Да, у нас не везде инфраструктура развита, в деревнях она слаба, но на уровне производств компьютер и интернет у всех есть.

Тамара Шорникова: Просто сейчас Новый год, многие рассчитывают отдохнуть в другом регионе, домой съездить, соответственно, потратить там деньги, в конкретном субъекте, заплатить за отель, сходить куда-то и так далее. И многие субъекты, наверное, рассчитывают тоже на прибыль за время каникул.

Дмитрий Журавлев: Ну, немногие. Понимаете, отдыхать поедут все-таки не во все регионы. Ну, в смысле – поехали бы, если не закроют. Не во все регионы, потому что есть регионы, которые не туристические регионы. Туристических в действительности не так уж и много у нас: Кавказ, может быть, некоторые районы Сибири, Крым. А как раз Крым показал, что этот наплыв туристов действительно может быть очень опасен. Поэтому, может быть, здоровье дороже.

Вот людей, которые действительно работают не у себя в регионе, вот их жалко, потому что они-то в чем виноваты? Они хотят домой к маме, к папе, к детям, к внукам. Они здесь зарабатывают, в той же Москве, и хотят потом отдыхать у себя дома – что естественно. Семья-то там. Ну, может быть, для этих людей нужно сделать то, о чем говорил коллега. Может быть, их просто проверять при приезде? Ну, как в Европе: нельзя въехать, если ты чужой. Если ты из этой страны, ты въехать можешь, это не вопрос. Может быть, так же сделать? Тем, кто живет где-нибудь в Кургане или в Астрахани, разрешить вернуться, но при этом провести тест, чтобы человек действительно провел праздники со своей семьей.

А вот тот, кто хочет поехать… Уважаемые граждане, да, хочется. И мне хочется. И, наверное, нашим ведущим хочется. Ну давайте годик подождем, потому что через год это будет безопаснее, чем сейчас.

Иван Князев: Ну, уже один годик подождали. Дмитрий Анатольевич, дыма без огня не бывает. Может быть, поэтому не так давно анонсировали очередную финансовую помощь регионам из федерального бюджета?

Дмитрий Журавлев: Ну, помощь регионам анонсировали, потому что без этой помощи федеральный бюджет не проживет. Потому что если мы… ну, не скажу, что победим, но хотя бы не остановим COVID, то… Федеральный бюджет, простите, налоги берет с тех же самых предприятий. Если завтра заводы, фабрики и железные дороги остановятся, то у федерального бюджета денег не будет.

Так что это не благотворительность по отношению к регионам, а это разумная мера. Сейчас надо дать им денег, чтобы они остановили болезнь, иначе денег не будет ни у кого.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Курганская область считает, что мера запоздалая. А вот Карелия – «за»: «Запретить все поездки!»

Иван Князев: В Астрахани считают: «Все равно все будут встречать Новый год, несмотря на вирус и изоляцию, будут вместе праздновать и так далее».

Тамара Шорникова: Где? – вопрос.

Владимир, узнаем его мнение. Владимир из Владимирской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете что? Не надо доверять регионам, не надо доверять. Вы представляете, какой у нас трафик идет, только автомобильный. Все регионы связаны, люди ездят туда-сюда, грузоперевозки. А вы доверяете регионам. Может, им выгодно это, этим губернаторам? Надо везде вводить ограничения…

Иван Князев: Стоп!

Зритель: …иначе мы не победим. Вы меня вспомните!

Иван Князев: Подождите. Так закрывать или не закрывать, по вашему мнению? Я не очень понял.

Тамара Шорникова: Видимо, чтобы решали это не губернаторы, а централизованно, да? Закрыть – так все регионы. Правильно?

Зритель: Все регионы.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Все закрыть. Понятно.

Так же считают в Кемеровской области, пишут: «Ужесточения необходимы. Поберегите людей». А вот из Рязанской области SMS: «Изолировать не нужно. Переболеем – будет иммунитет, не надо будет делать прививки».

Тамара Шорникова: Ну что ж, посмотрим. Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)