Регионы на подходе к новому карантину

Регионы на подходе к новому карантину | Программы | ОТР

Как возврат ограничений повлияет на экономику и другие сферы нашей жизни?

2020-11-11T14:21:00+03:00
Регионы на подходе к новому карантину
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Сергей Калашников
первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации РФ по экономической политике, доктор экономических наук, профессор, член Президиума ВЭО России
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ

Анастасия Сорокина: Не можем мы уйти от темы коронавируса.

Иван Князев: Ну куда же от нее денешься?

Анастасия Сорокина: Продолжаем обсуждать ограничения, в частности в Москве снова они введены.

Иван Князев: Да, в Москве из-за коронавируса новый ряд ограничений. Это заявил Сергей Собянин, мэр Москвы. Он отметил, что в городе значительный рост числа зараженных, и в ближайшие недели ситуация будет ухудшаться. Ограничения вводятся на два месяца – с 13 ноября по 15 января. В частности, студентов колледжей и вузов переведут на дистанционное обучение. Транспортные карты учащихся будут временно заблокированы. Школьникам и студентам рекомендуется оставаться дома.

Анастасия Сорокина: Кафе, клубы и рестораны ночью теперь не работают. Максимальное количество зрителей в театрах, кино и концертных залах не должно превышать 25%. Детские развлекательные центры, детские комнаты в ресторанах и торговых центрах закрываются. Организациям, чья работа связана с очным присутствием граждан, рекомендуется ввести систему QR-кодов.

Иван Князев: Ну, это в Москве. А регионы на подходе к таким же ограничениям. Насколько это все осложнит нашу с вами жизнь опять? Как ударит по экономике страны и благосостоянию граждан? Будем обсуждать вместе с экспертами. Вы тоже звоните вам и высказывайте свое мнение.

Анастасия Сорокина: Артем Кирьянов на связи с нашей студией, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации. Артем Юрьевич, здравствуйте.

Артем Кирьянов: Здравствуйте, добрый день.

Анастасия Сорокина: Меры, которые мы перечислили, – это сейчас, скажем так, финальная стадия? Или будет еще более жесткий карантин? Смогут ли пойти власти на такое?

Артем Кирьянов: Вы знаете, я уже затрудняюсь в прогнозах, потому что в какой-то момент на самом деле вся страна подумала, что, наверное, пик пройден и дальше будет только лучше, мягче и так далее. Но каждый день, что называется, эти наши «фронтовые» новости приносят разочарование. И поэтому до момента, пока все-таки не будет в массовом порядке введена вакцина, пока люди не провакцинируются и не получат стойкий иммунитет к вирусу, конечно, мы все равно будем чувствовать на себе вот эту турбулентность.

Что касается новых мер, то я бы их оценил знаете как? Уже, что называется, они мало что добавляют. То есть люди, в общем-то, привыкли, люди, в общем-то, живут. Буквально сейчас, в данный момент я вышел к вам в эфир с Общественного совета Налоговой службы. И мы видим, что на самом деле, конечно, есть проблемы у бизнеса. То есть падение по налогу на прибыль есть, но при этом по налогу на доходы физических лиц, то есть по зарплатному налогу, в общем-то, ситуация достаточно стабильная. Слава богу, сегодня вот этот вал потерь работы и ожидание безработицы не захлестывает страну. В общем-то, люди работают, нашли новые формы, в том числе удаленка и так далее. При этом нет какой-то такой паники, что завтра все будут на улице, что будет нечего есть и так далее. Вот этого на сегодняшний день нет.

Но при этом ситуация в экономике, в общем-то, достаточно тревожная и у нас, и по всему миру. Что сегодня происходит? У нас до 25% уменьшили количество место в залах для массовых мероприятий. Ну да, руководитель Большого театра, например, сказал, что, что называется, можно было бы сразу закрыть, потому что…

Иван Князев: Ну, смысла нет, конечно.

Артем Кирьянов: Соответственно, вопрос возникает: а, может быть, немножко уменьшить гонорары? Все-таки Большой театр и люди, которые там выступают – это не самые, скажем так, бедные люди. И здесь должен быть какой-то такой двухсторонний процесс. То есть нельзя закрыть учреждения культуры, потому что… Ну слушайте, если мы закроем культуру, если мы закроем искусство…

Иван Князев: Ну что это за жизнь тогда у нас вообще получится? Что нам останется делать? Сидеть дома и смотреть телевизор?

Артем Юрьевич, давайте вместе телезрителей послушаем.

Анастасия Сорокина: Николай из Пензы, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я снова звоню. «Опять карантин». Я что хочу сказать? Вот мы – пенсионеры. На какую-то сумму все равно дают. Мы все-таки как-то можем прожить нормально. А вот как молодым? Допустим, у меня сын в тот раз не работал. Сейчас работает. А сейчас, может быть, опять закроют, опять всех выгонят или уволят. Я не знаю, как получится. А как вот им? Как им платить за квартиру, за все? Может быть, как-то снизить квартплату? Вот как людям выживать?

Иван Князев: Николай, крутиться – единственный вариант остается молодым. Больше ничего, мне кажется, все равно не придумаем.

Зритель: А как крутиться, если с работы уволили?

Артем Кирьянов: Вы знаете, опять же я понимаю, что большие цифры никому ни о чем не говорят, но тем не менее. 733 миллиарда (свежие данные за сегодня) потрачено государством на поддержку предприятий: льготы, кредиты и так далее. То есть 733 миллиарда. Это, в общем-то, огромная сумма, которая позволяет держаться наплаву очень многим предпринимателям. И на самом деле такого никогда не было, то есть ни в одной стране мира, ни у нас, естественно. То есть делается все, чтобы как-то поддержать бизнес, чтобы не было действительно потери рабочих мест. Это налоги за прошлый год.

Иван Князев: Артем Юрьевич, просто…

Артем Кирьянов: Понимаете, да? То есть никогда такого не было ни в одной стране мира. Вот собрали налоги, все нормально люди заплатили – и им их вернули за целый год. Более того, сейчас добавляют тем людям, которые заявились как самозанятые, добавляют деньги для того, чтобы они заплатили налоги и за этот год. Например, молодежи с 16 лет можно работать как самозанятым. Не знаю, чем заниматься. Это каждый сам для себя определяет. Но тем не менее им дают капитал для того, чтобы они заплатили налоги сначала. Понимаете?

Если бы мне сказали еще год назад, два года назад, что государство будет давать деньги для того, чтобы вы их заплатили в качестве налогов, и вы будете иметь при этом возможность делать бизнес, – я бы, конечно, не поверил и сказал: «Ну что это за фантазии?» А сегодня вот так. И конечно, если говорить о том, что снизить квартплату – ну, это невозможно. Потому что если мы сегодня волевым решением снизим квартплату, то через полгода у нас встанет вся жилищно-коммунальная система, вот просто встанет.

Иван Князев: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи – Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности и предпринимательству.

Анастасия Сорокина: Сергей Вячеславович, здравствуйте.

Иван Князев: С ним мы как раз хотим поговорить о том, что происходит в наших регионах.

Сергей Калашников: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Вячеславович.

Анастасия Сорокина: Посмотрим сначала вместе цифры, что у нас сейчас происходит там.

Иван Князев: Да, спасибо. Глава Роспотребнадзора Анна Попова назвала 13 регионов, где надо усилить ограничения из COVID, так как численность заболевших коронавирусом растет быстрее, чем в среднем по России. Сейчас все эти регионы у вас на экранах, карту видите. Это Магаданская, Архангельская, Ульяновская, Сахалинская и другие области, а также республики и края.

Сергей Вячеславович, вот смотрите. В итоге тогда получается, что Москва более или менее как-то и первую волну пережила – там все-таки ресурсов побольше, «жирка» побольше. С какими тогда показателями у нас регионы подойдут к концу года? Потому что там ситуация посложнее. Как вы считаете?

Сергей Калашников: Ситуация достаточно неопределенная, потому что даже те данные, которые называет Росздравнадзор… Роспотребнадзор, я прошу прощения, в частности Анна Попова, они расходятся с другими показателями, которые называет, например, Росстат. Поэтому однозначную оценку, где что и как происходит, мы, к сожалению, дать не можем, в том числе и по Москве.

То, что Москва, конечно, более подготовлена – это несомненно. Здесь нет особой проблемы ни с оборудованием, ни с койко-местами, в отличие от других территорий России. Но я думаю, что мы и в первую волну достаточно многому научились и кое-какой опыт сделали, если не на государственном уровне, то, по крайней мере, в исполнительной власти в регионах, и сейчас мы по ходу, в общем-то, многому учимся.

В частности, предложение Минздрава о том, что дифференцировать больных с тестируемым коронавирусом… А оказывает, он совершенно по-разному оказывает влияние. Кого-то нужно ложить в больницу, а кого-то – нет. Кому-то нужно КТ, а кому-то – нет. Я думаю, это в определенной степени облегчит ситуацию. И сейчас, я думаю, возникла ситуация, когда, несмотря на каждый день приходящую информацию об увеличении числа заболевших, на самом деле реальная ситуация частично улучшается в регионах.

Иван Князев: Сергей Вячеславович, ну а если все-таки об экономике поговорить? Я тут общался с некоторыми губернаторами. Говорят, что когда им задают вопрос: «Будете ли вводить ограничения?» – говорят: «Ну, как бы да, уже пора». И сразу же, знаете, такой шквал комментариев от местных жителей: «Пожалуйста, не закрывайте нам кружки. Пожалуйста, не закрывайте нам спортивные секции. Не отправляйте детей на дистанционку». Кафе, малый бизнес вообще за голову хватается. Они просто не выживут, как они говорят.

Сергей Калашников: Ну, есть три как бы вектора, по которым можно оценивать те меры, которые предпринимает и местная власть, и Правительство.

Первое – это боязнь локдауна. Это боязнь прежде всего на уровне Правительства, центральной власти. Дело в том, что из субъектов налоги поднимаются вверх, поэтому любое ограничение налоговых поступлений бьет по бюджету, бьет по экономике. И власть этого боится.

Субъекты федерации боятся другого: как будет оценена деятельность того же губернатора наверху – эффективно или неэффективно? Поэтому наиболее важными для них являются показатели.

И наконец – люди. Люди хотят нормально жить…

Иван Князев: Так если экономические показатели рухнут, то как же их там оценят-то потом?

Сергей Калашников: Так дело в том, что как раз экономические показатели не являются теми показателями, которыми оценивают руководителей субъектов. Это проблема федеральной власти.

А люди (я возвращаюсь к людям) боятся одного. У них есть определенная налаженная жизнь, она очень сильно меняется. А люди не хотят менять жизнь, не хотят вводить какие-то для себя ограничения. Самое главное – они хотят иметь надежду, гарантию того, что они будут соответствующим образом зарабатывать.

И вот среди этих трех векторов, в общем-то, и крутится как местная, так и федеральная власть.

Иван Князев: И придется искать компромиссы.

Сергей Калашников: Безусловно.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Еще слова зрителям мы можем предоставить. Ангелина из Ярославля, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Какая у вас обстановка в Ярославле?

Зритель: Обстановка такая. Я вчера шла вечером в семь часов с работы. У нас сквер в Заволжском районе сделали очень хороший для молодежи. Все дети, ученики 13–15 лет, которые сейчас на удаленке, они там собираются каждый вечер. Очень-очень много! Как будто туристов завезли автобусами. И самое страшное, что меня поразило? Что они курят и передают папироски друг другу прямо изо рта в рот. Я просто была ошарашена! Вот вам и карантин.

Иван Князев: Ну а вы воспитательную беседу-то провели с ними, что так делать нельзя? Вообще курить нельзя, а уж тем более друг другу бычки передавать.

Зритель: С кем? С теми, кто стоял по десять человек? Вы что?

Иван Князев: Ну понятно. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо вам, Ангелина, за историю из Ярославля. А мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (15)
Яков
Как славно: ОТР занялся политической цензурой. Интересно, а где грубая лексика в том, что я только что попытался опубликовать.
Яков
Карантин
Яков
Антиконституционные.
Яков
Ограничения.
Яков
Прав и свобод.
Яков
Граждан.
Яков
Карантина нет, не было и не будет, потому что это требует расходов госбюджета.
Яков
А были
Яков
антиконституционные и противозаконные
Яков
ограничения
Яков
продолжающиеся во многом и поныне антиконституционные
Яков
и противозаконные
Яков
ограничения
Яков
прав граждан.
Яков
Граждане редакторы. Проверьте свою программу: я опубликовал свой комментарий по частям. Но вот собранные вместе они почему-то были признаны грубостью.