Регионы в самоизоляции: на связи Калининград, Владивосток и Волгоград

Регионы в самоизоляции: на связи Калининград, Владивосток и Волгоград
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?

Петр Кузнецов: Ну что, мы начинаем наш первый информационный час. Уже по традиции мы узнаем, что и как происходит в российских регионах, как они живут в режиме самоизоляции. Давайте прямо сейчас подключимся к нашим корреспондентам сегодняшним, которые находятся в разных регионах. Сегодня это Евгений Опарин, Владивосток, Жанна Мейлер, Калининград, и Наталья Игнатова, Волгоград. Коллеги, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

А давайте начнем с Калининграда. Такое ощущение, что у Жанны море за спиной, но это не так, это, видимо, какой-то оптический обман, но ощущение, что у вас...

Жанна Мейлер: Да, это у меня такая красивая кухня.

Ольга Арсланова: Да. Собственно, а где еще сейчас проводить время? Только дома. Судя по всему, большинство калининградцев, как и вы, сегодня остались дома?

Жанна Мейлер: Нет, на самом деле хочу сказать, что у нас установилась очень хорошая погода и мало кто сидит дома. Первыми, у кого закончилось терпение, оказались дети, высыпали дети на детские площадки, на бульвары, особенно в спальных районах очень много детей гуляет. Но нужно сказать, что власти наши предпринимают различные попытки, чтобы оставить людей дома все-таки, потому что въезды в Калининград перекрыты, на въездах стоят наряды ГИБДД и проверяют у всех документы, которые позволяют людям быть не дома, из-за этого скапливаются огромные пробки.

Более того, перекрыты въезды в приморские города, чтобы люди не поехали гулять на море, а в самых приморских городах перекрыты выходы на променады к морю, чтобы и местные тоже не гуляли. Поэтому очень непривычная картина, когда в хорошую погоду на променаде никого совершенно нет. Но тем не менее люди выходят, выходят хотя бы во двор около дома, погулять, в магазин и так далее. Сейчас вот хорошая погода...

Петр Кузнецов: Но у вас установлен температурный рекорд накануне, да?

Жанна Мейлер: Да.

Петр Кузнецов: Сколько там, +18, да, у вас пробило?

Жанна Мейлер: Да, где-то 18–19 градусов, сегодня тоже тепло, поэтому ну нет мочи сидеть уже дома...

Петр Кузнецов: Поэтому у вас и картинка даже подходит под это дело, Жанна.

Ольга Арсланова: Жанна...

Петр Кузнецов: Можно я уточню? Единственное, вы сказали, что высыпали дети на детские площадки, – они у вас не огорожены хотя бы элементарными красно-белыми лентами, как у нас в столице?

Жанна Мейлер: Нет, детские площадки не огорожены, в спальных районах все открыто, бульвары открыты, поэтому люди гуляют там, куда не заходят наряды полиции с казаками, чтобы оштрафовать или предупредить. Так вот между домами, где-то еще во дворах.

Ольга Арсланова: Жанна, вы говорите, останавливают. А вот что со штрафами? Есть какой-то, не знаю, городской, региональный регламент по штрафам? Сколько эти штрафы составляют и...

Петр Кузнецов: ...есть ли пойманные.

Ольга Арсланова: ...есть ли вероятность, что выпишут этот штраф?

Жанна Мейлер: Да, одного мужчину, который на днях поехал в Балтийск прогуляться у моря, причем в плохую погоду, он поехал просто подышать...

Ольга Арсланова: Не дождался, не дотерпел.

Жанна Мейлер: Да-да, полицейские оштрафовали на 15 тысяч рублей. Но пока больше случаев я не знаю. Они подходят, спрашивают, предупреждают. Мы тоже стояли с оператором, возвращались со съемки, в пробке, у нас даже документы не посмотрели, они спросили, знаем ли мы про режим самоизоляции и попросили быть в маске в общественных местах. Думаю: а зачем тогда такую пробку устраивать? Вот к чему это все? Потому что все равно люди как-то не сидят дома, потому что погода не дает нам сидеть. Хотя сегодня поступили новые данные по заболевшим, пришли новые результаты тестов, у нас 48 подтвержденных случаев, 9 человек выздоровели.

Ольга Арсланова: Ага. Жанна, а люди гуляют и ходят в магазины в масках? Или и этим пренебрегают, раз уж рисково выходят?

Жанна Мейлер: Очень многие, кто заходят в магазины, прямо в магазинах они, конечно, находятся в масках, единицы без масок, а на улице, на свежем воздухе практически все без масок ходят.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Жанна, какие все же на сегодняшний день есть ограничительные меры? Что работает из привычного, что не работает? Мы знаем, что вот приостановлена продажа проездных, видимо, для того чтобы поменьше просто перемещались по городу в транспорте, в одной «коробке» меньше народу было...

Жанна Мейлер: Да-да, это так. Но я скажу, что кроме продуктовых магазинов и аптек не работает ничего. И даже люди, я вот читаю Instagram нашего губернатора, люди жалуются не только на то, что они остались без дохода и не знают, как платить ипотеку и так далее, люди говорят: «У нас трубу прорвало, мы стояк перекрыли, но что же нам, не работают хозяйственные магазины, всему подъезду месяц сидеть без воды? Как нам быть, что нам делать?»

Петр Кузнецов: Вот, это сегодня наша большая тема, Жанна, задали повестку.

Жанна Мейлер: Да.

Ольга Арсланова: Потому что вопросы, Жанна, возникают не только у вас и у жителей Калининграда. Мы вот как раз с Калининградом общались прямо сейчас, спасибо.

Давайте отправимся в Волгоград. Приветствуем Наталью Игнатову. Здравствуйте, Наталья.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Наталья.

Ольга Арсланова: Как начался день в вашем городе?

Наталья Игнатова: Здравствуйте. Ну, вы знаете, немножко ситуация у нас похожа на то, что происходит в Калининграде, и судя по данным индекса самоизоляции, Волгоград у нас сегодня немножко оживился. Вот на 10 часов утра индекс самоизоляции составил 3,4, хотя в первые нерабочие дни это было 4,8, то есть...

Петр Кузнецов: Да, даже, извините, вчера у вас было 4,6, то есть чтобы показать динамику.

Наталья Игнатова: Да. Сегодня вот такой индекс, и, знаете, вот тоже судя по Instagram, по социальным сетям можно сказать, что люди очень сильно устали сидеть дома, и в основном об этом говорят те, кто вынужден был самоизолироваться в квартирах, особенно те, у кого есть дети и много детей. Вот им, конечно, приходится тяжелее всего, они об этом говорят. И, конечно, были зафиксированы случаи несоблюдения самоизоляции вот именно мамами с детьми, которые выходят на детские площадки. У нас они в городе огорожены в большинстве своем этими лентами, но вот срывают ленты, выходят на площадки, гуляют несмотря на все запреты.

Кстати, вот тоже накануне были зафиксированы очереди у отделений почтовой связи, причем, кстати, в этих очередях стояли в большинстве своем люди старшего поколения, и, конечно, ни о каких социальных дистанциях речи и быть не может, но очереди были на улице, то есть все ждут на улице, в помещение пропускают по одному-два человека. Также тоже были зафиксированы большие скопления людей в банках, в отделениях банковских тоже были и люди старшего поколения, и среднего возраста. В основном представители банков говорят о том, что многие пенсионеры пошли снимать деньги. Ждали тоже и на улице, были очереди, в помещения запускали, то есть вот как бы вот такие очереди были...

Петр Кузнецов: Наталья, какие штрафы у вас существуют за нарушение режима самоизоляции?

Наталья Игнатова: Ну вот смотрите, у нас сейчас чаще всего приводят, судя по данным оперштаба, данные о штрафах, которые налагают на тех людей, которые не соблюдают карантин, именно карантин, которые вернулись из заграничных поездок и обязаны были самоизолироваться и сидеть дома. Ну вот, например, жительница Котово, если вот не ошибусь, около 15 тысяч рублей на нее был наложен вот такой вот штраф за несоблюдение режима самоизоляции.

Петр Кузнецов: Ух ты.

Наталья Игнатова: Вот она была, но, к сожалению, когда пришли проверить, ее дома не было.

Петр Кузнецов: Ничего себе сумма.

Но мы так понимаем, что нарушают не только жители, но и есть общественные места, которые были закрыты, потому что они продолжали работать. Лента докладывает, что чуть ли не 9 каких-то точек, кальянная, что-то еще, да?

Наталья Игнатова: Вы знаете, вот с общественными местами у нас вообще очень интересно.

Петр Кузнецов: Ага.

Наталья Игнатова: Вот если взять общественный транспорт, в первые нерабочие дни у нас было приостановлено движение вообще всего общественного транспорта, лишь только утром и вечером были организованы спецмаршруты, спецрейсы, которые должны были вывозить людей, которые вынуждены ходить на работу. Но вот практика первых дней показала, что просто в этих автобусах была огромная давка, люди не то что не соблюдали социальную дистанцию, просто там впихнуться, извините, в эти автобусы не могли.

Ольга Арсланова: Ага.

Наталья Игнатова: И вот сейчас немножко стало полегче, конечно, с ситуацией, потому что власти ввели дополнительные спецрейсы, то есть их количество увеличили, введено на сегодняшний день, по-моему, еще 7 спецмаршрутов, в том числе будут ходить теперь не только автобусы, но и троллейбусы и еще трамваи. То есть это позволит все-таки немножко разгрузить вот эти спецрейсы и ограничить количество людей, которые одновременно будут...

Петр Кузнецов: Ну да, и распределить народ. Наталья, спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Вот нам пишут из других регионов, давайте узнаем, что происходит там. «В Воронеже улицы пустые, все жители сидят по домам кроме тех, кто вышел на работу. Выходим редко, только в магазин или в аптеку». А вот из Саратовской области: «Мы на самоизоляции не были ни дня, жена тоже. Работаем оба, получили пропуска, но их никто не проверяет».

Владивосток на связи.

Петр Кузнецов: Владивосток на связи, Евгений Опарин. Здравствуйте, Евгений.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: У вас первый день пропускного режима сегодня. Как он начал действовать? Что это такое? Как он прошел? Уже заканчивается же день.

Евгений Опарин: Да. Я вначале скажу, что после того, как вчера власти объявили о том, что в Приморском крае будет введена эта пропускная система, город еще больше опустел, пешеходов стало заметно меньше. Чего не скажешь о машинах, в городе по-прежнему местами возникают пробки.

Система пропусков должна была заработать для тех, кому разрешается ездить на работу и обратно, речь идет о врачах, фармацевтах и сотрудниках служб жизнеобеспечения. Всем им через сайт госуслуг нужно было найти свою организацию в перечне предприятий непрерывного цикла и дождаться SMS с кодом. Потом эта SMS, а также паспорт и справку с места работы, нужно было на улице предъявить полицейским, чтобы не нарваться на штраф.

Однако сегодня все пошло не так, портал часто зависал из-за наплыва посетителей, он не выдержал нагрузки, хотя некоторым жителям все-таки удалось получить SMS с кодом, но перед этим они часами эту страницу обновляли. После этого недоразумения власти объявили, что электронная система пропусков пока только тестируется, поэтому предъявлять SMS-коды пока необязательно, штрафовать за это не будут. То есть для перемещения по городу при себе достаточно иметь паспорт и справку с места работы. Но это не касается тех, кто идет в магазин или аптеку.

Накануне депутаты Законодательного собрания определили штрафы за нарушение режима самоизоляции, от 3 до 5 тысяч рублей для физических лиц. Перед этим в региональном парламенте была дискуссия, часть депутатов высказали мнение, что пропускная система противоречит Конституции, что нужно или вводить режим чрезвычайной ситуации, или отказаться от пропусков. Но в итоге большинством голосов это постановление приняли. Такая ситуация.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Евгений Опарин.

Петр Кузнецов: Подождите, у вас еще... Вы как-то по цифровизации, у вас все пошли, власти начали заниматься цифровизацией, дезинфицировать транспорт с помощью мобильного приложения во Владивостоке начали. Что это за система? Дала ли она сбой?

Евгений Опарин: Да, определены сертифицированные мойки, где нужно таксистам, водителям общественного транспорта регулярно проходить дезинфекцию. Это фиксируется с помощью мобильного приложения.

Ольга Арсланова: А, то есть мобильное приложение определяет эти точки.

Петр Кузнецов: А, всего лишь.

Евгений Опарин: Мобильное приложение позволяет сотрудникам ГИБДД определить, насколько часто водитель такси или водитель общественного транспорта, другого проходил дезинфекцию.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Понятно.

Евгений Опарин: Чтобы отследить, как часто он к этой мере прибегает. Но буквально вчера эта система заработала, поэтому, честно говоря, каких-то отзывов я еще не успел услышать.

Петр Кузнецов: Ага. Ну то есть не все так фантастически, как это выглядит в заголовке.

Ольга Арсланова: Спасибо Евгению Опарину из Владивостока, Жанне Мейлер из Калининграда и Наталье Игнатовой из Волгограда, наши коллеги в российских регионах. Каждый день мы узнаем, как у них дела.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)