Регионы.Что нового? Якутск, Пермь, Калининград

Иван Гостев: Ну а сейчас поговорим о том, что происходит в регионах. Мы связываемся с нашими коллегами, в общем-то, с мест. Итак, у нас на связи наши коллеги из Якутска, Перми и Калининграда. Здравствуйте, коллеги.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Роман Кутуков, Владимир Соромотин, Жанна Мейлер. Рады вас снова видеть, друзья. С кого начнем? Давайте, наверное...

Иван Гостев: С Якутска, наверное.

Оксана Галькевич: ...с Романа, да, Роман, вы у нас самый восточный корреспондент в сегодняшнем сеансе связи. Какие события у вас? Что у вас происходит? Расскажите, поделитесь темами последних дней.

Роман Кутуков: Здравствуйте, Оксана, здравствуйте, Иван.

Ну, в Якутии по-прежнему информационную картину определяет погода. Сейчас у нас в Якутии стоит 30-градусная жара, и как следствие этому горит тайга. Сегодня на территории республики тушат 31 лесной пожар, общая площадь, пройденная огнем, составляет более 1 тысячи гектаров. Их тушат, пожары, более 800 человек и 52 единицы техники. Это пожары, которые могут потушить, то есть добраться на место, а в труднодоступных и удаленных землях сегодня зафиксировано 127 термоточек общей площадью около 300 тысяч гектаров.

И вот в некоторых районах Якутии шаманы вызывают осадки, вот нет у нас дождя, приходится вызывать вот таким эзотерическим образом. Нам удалось побывать на одном таком обряде в пригороде Якутска: якутский шаман Анатолий Никифоров провел древний обряд камлания у костра, он попросил духов Верхнего мира дать городу немного дождя, чтобы потушить пожары у Якутска. От них у нас стоит дым в городе, ну дышать нечем, приходится ходить в масках, хотя масочный режим до сих пор соблюдается.

Оксана Галькевич: Роман, то есть так близко огонь подошел, да, к республиканской столице?

Роман Кутуков: Он не близко подошел, а дым пришел.

Оксана Галькевич: Дым пришел, ага.

Роман Кутуков: Да, дым пришел, роза ветров к нам пригнала вот этот дым. Очень трудно, особенно в жару, переносить, приходится сидеть дома, а если на улице, то ходить в масках. И вы знаете, вот вечером этого же дня пошел дождь, и вот дожди идут уже второй день, сейчас, по-моему, тоже дождь собирается.

Иван Гостев: В общем, ритуал сработал, судя по всему, да?

Роман Кутуков: Ну, можно сказать и так.

Иван Гостев: Роман, расскажите, пожалуйста, какая у вас ситуация с коронавирусом? Что происходит в регионе? Вот вы говорите, что масочный режим до сих пор остается.

Роман Кутуков: Да, у нас по-прежнему в республике действует масочный режим, точнее в Якутске и в нескольких городах. По-прежнему у нас такие, скажем так, серьезные показатели по заболевшим, каждый день примерно фиксируется около 50 человек, которые вот прошли тесты и заболели коронавирусом. Но власти констатируют, что понемножку-понемножку ситуация все-таки исправляется, и вот как следствие стали проходить некоторые мероприятия. Вот накануне в Якутске открылась Всероссийская ярмарка меда, это долгожданное событие, люди пришли, чтобы укрепить свой иммунитет. Покупают мед, не только мед, там помимо меда варенье, травяные чаи... В общем, все делается для укрепления иммунитета.

Оксана Галькевич: Роман, у вас она прямо всероссийская, да? Ага, значит, вы это у башкиров и жителей Алтайского края мед отбиваете?

Иван Гостев: Вбираете, да?

Оксана Галькевич: Можно так сказать?

Роман Кутуков: Не то что отбиваем, в Якутии это пользуется популярностью, мед, особенно это актуально у нас зимой, когда...

Оксана Галькевич: Конечно.

Роман Кутуков: Ну холодно, сами понимаете, простудные заболевания, поэтому мед как лекарство очень хорошо, очень пользуется популярностью.

Оксана Галькевич: Спасибо, Роман.

Иван Гостев: Спасибо большое. Мы переходим к Перми.

Оксана Галькевич: То есть у нас самые народные корреспонденты, вот прямо выходят с места событий, с места, где живут, оттуда и выходят: собаки, дети, все-все слышим, да.

Иван Гостев: Совершенно откровенно все.

Мы переходим к Перми, и Владимир Соромотин. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир.

Иван Гостев: Расскажите, как у вас ситуация с коронавирусом сейчас.

Владимир Соромотин: Здравствуйте.

У нас с коронавирусом ситуация стабильная уже на протяжении более чем месяца, то есть у нас около 90 заболевших в день фиксируется, это не больше и не меньше, чем обычно. Режим самоизоляции у нас продлен до 28 июля, но при этом очень значительные послабления.

Вот мы видим, в центральном парке Горького открылись аттракционы на этой неделе, и сразу же там встало намного больше гуляющих. Аттракционы, естественно, все безопасные, их обрабатывают после каждого круга, после каждого посетителя. Все сотрудники работают в масках и в перчатках, у всех есть антисептики. Но что касается посетителей, они не пытаются сохранить дистанцию, как я заметил, и никто из них в масках не ходит. Но тем более что жара такая, у нас поставлен температурный рекорд за всю историю наблюдений, то есть июль у нас был самым жарким в Перми в этом году.

Кроме этого, у нас открылся центральный «Лето Парк», он открывался у нас и в прошлые годы, но гораздо раньше, где-то в мае. Это муниципальный парк с развлечениями для детей и взрослых с мастер-классами, с разными спортивными мероприятиями. В первые же дни там скопилась огромная очередь на входе, но сейчас немножко погода испортилась и, наверное, посетителей будет меньше.

Оксана Галькевич: Ну-ка расскажите, Владимир, как же испортилась у вас погода после температурного рекорда? Подразните нас немножко, замерзших тут в Москве.

Владимир Соромотин: Ну, она у нас где-то около 20, вчера была самая сильная, опять же какая-то рекордная по словам синоптиков, гроза, она продолжалась около получаса, все сверкало в небе...

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Гостев: Ага.

Владимир Соромотин: И сейчас температура пошла на спад, пока что в прогнозах у нас будет довольно прохладно.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Гостев: Ну и хорошо.

Оксана Галькевич: Хоть будет чем дышать у вас.

Иван Гостев: А скажите, пожалуйста, говорят, у вас там какая-то борьба просто не на жизнь, а на смерть с борщевиком. Вот об этом, пожалуйста, нам расскажите, как вы боретесь.

Владимир Соромотин: Да, с борщевиком те, кто борются, они очень довольны установившейся прохладной погодой, потому что они работают в защитных костюмах практически как медики, потому что борщевик довольно-таки токсичен, опасен, его нельзя задевать. Борьбу ведут ученые Российской академии наук по заказу краевой администрации, эта программа рассчитана на 3 года, на нее выделили около 90 миллионов рублей. Вот мы видим, с коптера проделывают специальные дорожки, для того чтобы после этого уже специалисты могли ходить и опылять, опрыскивать пестицидами этот борщевик. Он очень живучий, он может оставаться в земле, семена могут жить 5–7 лет, поэтому специальные химикаты используются, для того чтобы его уничтожить.

Оксана Галькевич: Ага.

Владимир Соромотин: Ну и главное новшество, которое они применяют, – это фотосъемка со спутников: они заказывают аэросъемку со спутников, и нейросеть они обучили определять, где заросли борщевика, за 3 года они составят карту. Дело в том, что 55 тысяч гектаров в Пермском крае поражены борщевиком, и далеко не все эти заросли можно просто вот так вот найти, туда доехать, они где-то в труднодоступных местах. И вот именно нейросеть по этим снимкам определит, где борщевик, где большие заросли и куда надо ехать его уничтожать будет в следующие годы.

Оксана Галькевич: До чего же все-таки живучая дрянь оказалась этот сорняк, распространяется вообще, ну уже даже в ваш регион дошел. Ну мне кажется, вы крутые на самом деле, пермяки, потому что, вы знаете, вот здесь, в Центральной России, когда выезжаешь из Москвы в Россию, тут столько вообще вот этого кошмара борщевикового, ужас ужасный. И вот про такие программы, честно говоря, приятно узнавать, что где-то серьезно за это взялись. Спасибо, Владимир Соромотин.

Давайте в Калининград переместимся, Жанна Мейлер у нас на связи. Жанна, что у вас с информационной повесткой, какие события обсуждает Калининград?

Жанна Мейлер: Оксана, Иван, здравствуйте.

У нас начали снимать леса́ со знаменитого здания Кройц-аптеки. Расскажу, что это такое, – это здание, которое было построено в Кенигсберге до войны, еще в 1900 году, то есть это, скажем так, уникальный такой дом, который единственный остался, с очень красивым фасадом, с арками. Он устоял при английской бомбардировке в 1944-м, при штурме Кенигсберга в 1945-м, аж до 1987 года был жилым домом, там жили люди. Но потом окончательно обветшал, оттуда расселили людей, и вот, сколько я себя помню, это здание Кройц-аптеки, там прямо написано было по-немецки, сохранилась немецкая надпись «Kreuz-Apotheke», стояло обнесенное забором и очень сильно ветшало, и городские власти очень долго искали инвестора, который приведет здание в порядок, реконструирует, как-то придаст ему новую жизнь.

И вот наконец-то строительство завершается, стали снимать леса́, и вот, увидев новый облик Кройц-аптеки, калининградцы стали спорить друг с другом, разгорелись споры, кому-то нравится, кому-то не нравится, подключились архитекторы, потому что мы очень ревностно относимся к немецкому наследию. Там есть и современная часть, и сохранилась историческая часть, но больше всех людей смущает цвет фасада, очень ярко-желтый. Люди говорят о том, что для Кенигсберга не свойственны были такие краски, и остается надеяться на то, что через несколько лет цвет этот выгорит, выцветет и здание уже приобретет такой кенигсбергский шарм. Вот все едут мимо, все рассматривают, все обсуждают.

Оксана Галькевич: Жанна, а кто вложил средства в реконструкцию, в реставрацию?

Жанна Мейлер: Это был частный инвестор, который выиграл конкурс, и после окончания ремонта в этом здании будет, скорее всего, гостиница.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Гостев: Ага. Жанна, но у вас такие объекты культурного наследия немецкого есть не только в Кенигсберге, еще и в «Раушене», да, в Светлогорске, там тоже огромное количество сохранилось красивых зданий, водонапорные башни и рестораны тоже, которые сделаны вот под такую старину или прямо так и сохранили свой облик. Расскажите нам, кстати, о ресторанах, о местах общественного скопления, массового скопления. Что происходит? Вообще как там, открыты они, не открыты?

Оксана Галькевич: Раз уж вы нам туристическую привлекательность своего региона описываете, расскажите туристам, вот приедем к вам, будет где поесть?

Жанна Мейлер: Ну смотрите, с ресторанами ситуация очень сложная. Вот до сегодняшнего дня всем ресторанам разрешено было работать только в режиме летних веранд. С сегодняшнего дня постановлением регионального правительства ресторанам разрешили запускать людей внутрь, в помещение, но с 50%-й загрузкой. И что самое главное, разрешили это делать только тем ресторанам и кафе, которые находятся в муниципалитетах, где уровень зараженности коронавирусом меньше среднего по региону, то есть это отдельные маленькие городочки, где, собственно, туристов очень мало, местное население не имеет таких доходов, чтобы ходить по ресторанам и кафе, собственно, там общепит мало кому нужен.

В Калининграде и в приморских городах рестораны остаются работать в режиме летних кафе, и рестораторы очень плачут и очень жалуются, потому что в таком режиме они терпят убытки и за это лето не имеют шанса возместить тех убытков, которые они понесли за время пандемии. Они просто просят и умоляют разрешить им все-таки работать в зале тоже, но пока Роспотребнадзор не разрешает этого. Но нужно сказать, что многие рестораторы буквально весь свой зал вынесли на улицу, благо им разрешили увеличить площадь летних веранд, и даже те малюсенькие кафе, которые раньше не имели летних веранд, поставили столики и зонтики на улицах, на тротуарах и хоть как-то пытаются возместить убытки и накормить людей. В общем, ждем, когда полноценно откроется наш общепит.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы у людей были деньги ходить в рестораны, в кафе и в заведения. Спасибо Калининграду, Жанне Мейлер, спасибо Владимиру Соромотину из Перми и Роману Кутукову из Якутска. Друзья, спасибо и до новых встреч.

Иван Гостев: Спасибо большое, коллеги.

И вот несколько сообщений из регионов, что нам пишут. «В Псковской области строятся 2 инфекционные больницы». Красноярский край: «Все ходят в масках, COVID действительно наступает, и третий день как вернулось лето, +30».

Оксана Галькевич: Брянская область пишет, что очень тяжело с работой. Хабаровск пишет, что снова там люди где-то собираются на улицах и площадях. Псковская область пишет, что строятся 2 инфекционные больницы.

Ну что, друзья, мы меняем тему и идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Традиционный срез событий в российских городах.