Рекламу фастфуда ограничат

Гости
Алексей Нечаев
основатель партии «Новые люди»

Александр Денисов: «Минздрав рекламу предупреждает». В ведомстве намерены законодательно ограничить компании, продвигающие нездоровые продукты питания. Ну, короче, рекламу хотят обезжирить, сделать несладкой и несоленой. Что тогда рекламировать останется?

Анастасия Сорокина: Инициативу Минздрава поддерживает и основатель партии «Новые люди» Алексей Нечаев. С ним мы и поговорим.

Алексей, добрый вечер.

Алексей Нечаев: Добрый день.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Алексей.

Алексей Нечаев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Действительно, ничего и не останется для рекламы, кроме… Что там? Фастфуд, все снеки, батончики. Ну, может быть, еще таблетки, да и все. А, ну вода, вода. Вода не вредная. Единственное, пожалуй.

Алексей Нечаев: Я думаю, что мы переживем отсутствие рекламы тех продуктов, которые Минздрав посчитает вредными…

Александр Денисов: Сейчас мы связь наладим, немного у нас плывет видео. Алексей, вы знаете, сейчас у нас проблемы со связью. Сейчас мы вас перенаберем и продолжим нашу беседу про инициативу Минздрава и партии «Новые люди».

Анастасия Сорокина: Просим вас подключаться, пожалуйста, к обсуждению. Звоните, рассказывайте. Как на вас влияет реклама? Часто ли вы что-то смотрите, а потом появляется желание пойти в магазин, купить и попробовать? Или, может быть, не так уж и опасно?

Александр Денисов: Вот вчера нам психиатр рассказывал, что есть такое импульсное поведение. Есть же планы вернуть и пиво в ларьки, и сигареты. Вот рекламу ограничим, а пиво и сигареты тут же под боком появятся.

Анастасия Сорокина: В ларьки вернем.

Александр Денисов: Где логика, казалось бы?

Анастасия Сорокина: Еще раз попытаемся соединить нашу студию с Алексеем Нечаевым. Алексей?

Алексей Нечаев: Да-да, я вас слышу.

Александр Денисов: Здравствуйте еще раз.

Алексей Нечаев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Алексей, мы про рекламу говорили. Наверняка ведь ваша инициатива совместно с Минздравом натолкнется на серьезное лобби – сколько корпораций заинтересованы в продвижении вредных привычек в массы.

Алексей Нечаев: Ну, конечно, они заинтересованы не в том, чтобы вредные привычки продвигать, а чтобы свою продукцию продавать. Я думаю, ничего страшного. Общественное благо важнее, чем прибыли конкретных корпораций, поэтому будем продвигать эти ценности. Если люди будут видеть, что полезно, а что вредно, будут меньше покупать вредное, то и корпорации начнут менять свое поведение.

Анастасия Сорокина: Но ведь многие же даже не понимают, что это вредно. Приходишь в магазин – там какие-то непонятные надписи на упаковках. Многие даже не разбираются, не знают, что это, например, какие-то вредные канцерогенные вещества. И могут не согласиться: «Ну почему бы нет? Веселая реклама, можно смотреть, а потом радостно идти и покупать».

Алексей Нечаев: Дело в том, что то, что мы едим – это не только на нас влияет. Например, посмотрите, в Штатах примерно 50% людей страдают… ну, рано умирают из-за того, что у них ожирение и сердечно-сосудистые заболевания.

Это же наша жизнь, во-первых. И во-вторых, многие вещи на генном уровне потом передаются уже нашим детям. То есть не только за себя мы отвечаем. И веселая реклама – это короткая жизнь может быть в этом смысле. Дороже наших детей ничего нет.

Александр Денисов: Алексей, как думаете, а кто виноват в этой культуре потребления фастфуда? Или можно сказать – в бескультурье. Больший вред реклама наносит или сами родители? Ну, пару раз достаточно ребенка привести, посадить за стол. Один раз ему купить пакетик с чипсами – и все, и привет, и дело закрутилось без рекламы.

Алексей Нечаев: Ну, в России два главных вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?». Мне кажется, я больше не про вопрос «Кто виноват?», а «Что делать?». А делать надо очень простую вещь: людей надо информировать.

Я сам когда-то кушал какие-то вещи 20 лет назад в McDonald’s, когда не знал, что это плохо. Потом узнал – перестал. И так много людей узнают что-то и меняют свое поведение. Например, я не знал еще пять лет назад, что сахар – это вредно. Вот теперь знаю и стараюсь сам меньше кушать, рассказываю друзьям. Мы выпускаем продукцию, например, без сахара. Когда человек информирован, он меняет свое поведение. А искать виноватых, я думаю, у нас в стране есть кому и без меня, и без вас.

Анастасия Сорокина: Алексей, многие могут сказать, в принципе, довольно справедливую вещь: вредная еда – она часто очень дешевая, а, например, полезные продукты, суперфуды в цене для многих просто недоступны. Нужно тогда будет снижать, как-то регулировать эту цену, чтобы переставали покупать вредные продукты?

Алексей Нечаев: Я с вами очень согласен. Действительно, суперфуды, большая часть их дорогая. Но, смотрите, во-первых, есть дешевые суперфуды – например, ягоды годжи, черника. Это очень недорогие вещи, тем более сейчас их можно закупать, затоваривать, что называется, запасать и использовать весь год.

При этом, конечно, было бы здорово… Вот мы тоже сейчас начали делать суперфуды. Если бы для производителей суперфудов были бы какие-то или льготы налоговые, или какие-то субсидии, то это бы тоже очень помогло. Ну как сказать? При этом, если бы была такая целенаправленная реклама в стране, что полезно, а что вредно, был бы орган… Не так, как у нас сейчас – есть Россельхознадзор, есть Росздравнадзор. Один регулирует магазины, другой регулирует производителей. Если был бы какой-то единый орган, который бы занимался всей линейкой продвижения и рекламой того, что полезно, а что вредно, то мы бы все очень выиграли от этого.

Александр Денисов: У нас есть звонок, Алексей, пообщаемся со зрителем и продолжим наш разговор. Ирина из Великого Новгорода. Ирина, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что реклама фастфуда должна быть ограничена. Но этого мало для того, чтобы люди питались нормально. У нас в стране, насколько я знаю, существует Институт питания при Российской академии наук. Должна быть разработана национальная программа правильного питания. Начинать надо с детских садов, школ.

Вот я человек советского времени и помню, что везде, где бы то ни было, в общественном месте, школьный буфет, пионерские лагеря – все меню было разработано, все было там полезное и правильное. А сейчас основываются на мнениях блогеров, нутрициологов. В общем, это стало бизнесом. Взрослые могут выбирать, а детей надо начинать приучать к правильному питанию. В школьной программе это должно быть: как устроен организм, что такое белки, жиры, углеводы и так далее.

Александр Денисов: Ирина, а у вас нет желания, знаете, иногда гамбургер перехватит, пакетик с картошкой фри? Вот Настя сегодня не удержалась, перекусила гамбургером.

Анастасия Сорокина: Один раз в месяц, Саша!

Александр Денисов: Приехала на работу. Я говорю: «В столовую пойдешь?» Она говорит: «Нет, я уже покушала фастфудом».

Зритель: Проблема питания еще связана с тем, что очень много людей, которые ленятся готовить. Вот для ленивых эти гамбургеры.

Александр Денисов: Это вы так тактично намекнули Анастасии? Мы поняли.

Зритель: Нет, я ни на кого не намекаю. Просто я вижу, что… У меня есть взрослый сын. Вот я советский человек, а он не советский. Несмотря на то, что у нас всегда есть домашнее питание, как раз он от лени или от других обстоятельств предпочитает вредную еду.

Александр Денисов: А на нем как-то это отражается? Он потолстел или нет?

Анастасия Сорокина: Самочувствие какое?

Зритель: Нет, он много работает. Но дело все в том, что если бы он с детства… Было в 90-е его детство, в школах кормили чем нашли. А если бы кормили как нас в пионерских лагерях… И картошку убирали студенты. Вот везде, где была государственная столовая, там всегда была правильная еда, меню. Все было как надо.

У нас же есть Академия наук, и пускай Институт питания… Следователь или не следовать взрослым – они решат сами. А детей к этому нужно приучать.

Александр Денисов: Спасибо, Ирина, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Ирина.

Я тоже училась в этот же период в школе и помню, что питание было разнообразным, всегда можно было купить какие-то сладости за дополнительные деньги. А сейчас в школьной столовой, например, у моих детей разнообразие чипсов, карамелек, шоколадок, каких-то всяких разных химических продуктов очень большое! И соблазн у них постоянно. Они иногда не тратят деньги на обед, а идут и покупают себе вот такую продукцию. И в музыкальной школе, везде почему-то сейчас стало принято устанавливать такие аппараты с действительно вредными продуктами.

Может быть, в этом направлении тоже какую-то работу провести, действительно не соблазнять детей, которые на это все ведутся, вот такими продуктами?

Алексей Нечаев: Вы знаете, согласен с вами. Но есть, наверное, два режима: один режим – запрещать, а второй режим – увлекать. У нас в стране все-таки очень любят запрещать, но совсем мало мы умеем увлекать.

Я считаю, что как раз блогеры, о которых говорила женщина, которая звонила сейчас, Ирина, очень большое дело вносят в целый ряд вещей, в том числе реклама, продвижение здорового образа жизни. Сейчас уже среди молодежи не модно ни выпивать, напиваться, ни кушать гамбургеры. Идет такое большое, я бы сказал, культурное противостояние. И блогеры в этом смысле умнички, молодцы! Это люди, которые формируют такую новую культуру у школьников – и лучше, чем любые запреты.

А что касается нутрициологов, то это просто флагманы, люди, которые бьются за здоровье нации больше, чем Роспотребнадзор и Росздравнадзор. Поэтому запрещать – это одно. Наверное, это тоже нужно. Но вот продвигать, увлекать, делать модным – это наш сегодняшний день. Новые люди так мыслят.

А что касается школ, то, конечно, в школах много что надо делать с питанием. Мы видим, что сейчас ушли школьные столовые. В этом есть, наверное, и свои плюсы, но есть очень много минусов, потому что еда была горячая, а стала теперь разогретая. Ничего хорошего в этом нет.

Очень много сахара, вы правы, большой выбор. Полезно человеку примерно 25–30 грамм сахара в день. Мы сейчас едим и 50, и 100, и 150 грамм сахара, не видя этого, в разных продуктах. А в больших количествах это яд. Это и в маленьких количествах яд, но яд в маленьких количествах полезен. А в больших количествах он просто нас убивает, и убивает детей.

Александр Денисов: Насчет вендинговых автоматов в коридорах школ – это, конечно, действительно интересный вопрос. С чего вдруг они там появились-то?

Алексей Нечаев: Да. Вроде бы школа достаточно долго держала такую линию обороны от коммерческого сектора, но вдруг… Может быть, надо выяснить, чьи это вендинговые аппараты. Давайте, может быть, посмотрим, это интересно.

Александр Денисов: И еще интересный момент. Ирина рассказывала про своего сына, что он часто заходит в сети фастфуда, при этом он худой, поджарый, на нем никак это не отражается. Может быть, люди так и рассуждают: «Ну а чем плохо? Я хорошо выгляжу. Ну и ем себе дальше».

Алексей Нечаев: Как я уже говорил, человек – это такой большой актив. «В здоровом теле здоровый дух». Все эти пословицы несут огромную правду. Да, когда тебе 20 лет, то, наверное, не так важно, что ты ешь. Но в тебе закладывается совсем другая структура клеток, у тебя клетки нездоровые.

Вот моему папе сейчас 83 года. Мы недавно все вместе были в клинике. И он один из самых здоровых людей, которых встречал доктор наш. Понимаете?

То есть хорошее питание – это длинная жизнь, это здоровая жизнь. А плохое питание – это короткая жизнь и плохая жизнь. В 40–50 лет будет, как говорится, поздно метаться и себя ругать: «Что же я ел гамбургеры?» Ничего не имею в отношении нашей ведущей, она действительно прекрасная.

Анастасия Сорокина: Я, пока детей нет дома, чтобы они не видели и не следовали этому примеру. Действительно, иногда это экономит время.

Алексей Нечаев: Будем надеяться, что это был последний гамбургер в вашей жизни.

Александр Денисов: Настя сейчас взгрустнет, Алексей, вы знаете, это ее расстроит. «Последний гамбургер в жизни», – это звучит…

Алексей Нечаев: Ну, заменит чем-то хорошим.

Александр Денисов: Да-да. Вы знаете, вы говорили про суперфуды, про ягоды – дорого это или дешево. Так это вообще бесплатно! Пожалуйста, сейчас в лесах солнечная погода, там суперфудов, земляники будь здоров, полянами собирай ее.

Алексей Нечаев: Точно! Но, к сожалению, у нас в России лето короткое, поэтому… А надо себя поддерживать же весь год.

Александр Денисов: Да, сезон суперфудов, как говорится, не вечен.

Алексей, расскажите, пожалуйста. Вот вы собираетесь, готовитесь к региональной избирательной кампании. Примерно 12 регионов?

Алексей Нечаев: Точно.

Александр Денисов: Расскажите, какую цель себе поставили. Что за регионы? Проблемные или нет? Что хотите поменять там?

Алексей Нечаев: Регионы у нас очень разные. Это и два региона в Сибири – это Томск и Новосибирская область. Это Поволжье – Самара, Нижний Новгород. Это Юг – Ростов и Краснодар. Это Центральная Россия – Кострома, Липецк, Воронеж, Белгород, Рязань, Калуга.

Интересно, что регионы все очень разные. В каком-то смысле все регионы у нас проблемные, они же и беспроблемные, потому что проблемы и похожие, и разные, а люди везде находят, как жить. И в этом смысле они немножко беспроблемные.

Очень надеемся сформировать фракции в областных парламентах, в законодательных собраниях, в городских думах. В том числе надеемся, что наши фракции смогут повлиять на качество еды в этих регионах. Ну и через год, когда будут выборы в Государственную Думу, если удастся сделать фракцию в Государственной Думе, то сможем повлиять и на то, как люди в стране едят, включая и Москву, и наших с вами детей.

Александр Денисов: А что люди говорят на встречах с избирателями? Вот вы приезжаете. О каких проблемах говорят? Сегодня мы говорили про безработицу. Президент поставил задачу, чтобы к 2021 году решить проблему – 3 миллиона безработных. На что люди жалуются, интересно?

Алексей Нечаев: Вы знаете, у нас большинство наших избирателей – это люди, которые образованный класс, это люди, которые сами построили свою жизнь. Интересно, что, например, в России от 20 до 40 миллионов человек – это люди, у которых есть вторая работа, второй доход, это люди, которых называют самозанятыми. Это люди, которые живут по принципу… Помните, было такое ругательств: «Не дай тебе бог жить на одну зарплату!» Это люди, которые стараются иметь несколько доходов, люди, которые ответственные, не ждут от кого-то помощи, подачек, а сами свою жизнь строят.

Это очень радующие люди. Мне с ними прямо радостно. И их вопросы такие простые. Например, они связаны с тем, чтобы налоги собирались проще и были меньше. Например, сейчас для самозанятых (может быть, вы знаете) лимит – 2 миллиона 400 тысяч рублей. Ну, если мы говорим о сельском хозяйстве, например, то если урожай маленький, то это попадает под облегченную ставку налога – 4%. А если хороший урожай? Почему не сделать этот размер больше? Люди у нас сами себя кормят. Лучше бы их вообще не трогали. Ну, или хотя бы чтобы налоги были маленькие. Вот это, например, людей беспокоит.

Ну а дальше целый ряд других вещей. Например, дороги. Куда расходуются деньги бюджета? Люди же живут и все видят. И когда, например, в Новосибирске за 420 миллионов рублей просто сделали красивую подсветку для оперного театра, то… Можно было 400 километров дорог отремонтировать в Новосибирске. И это жители бы больше поддержали. И это прямо всех волнует.

Такие темы есть в каждом регионе свои. Есть что-то общее, а есть что-то разное. Люди очень открыто все обсуждают. Очень истосковались по тому, чтобы было обновление во власти.

Александр Денисов: Вы знаете, конечно, не в самый простой период вы решили заниматься региональной политикой. Сложностей много – тут и болезнь, еще до конца не решены с ней проблемы, и экономические тоже. Не боитесь вот этих трудностей, что вам придется непросто?

Алексей Нечаев: А чего бояться? Вы знаете, а когда у нас было просто? В этом смысле мы к выживанию, я думаю, приспособлены лучше всех вообще на нашей планете. Нет, конечно, не боимся. Да, карантин, эпидемия – это все не радующий фон. Но в это время видно, кто чего стоит, кто что делает, кто что говорит, кто что обещает. И люди тоже видят это – видят, где пустые слова, где пустая критика, а где…

Например, мы раздали около 100 тысяч санитайзеров сами как партия, 30 тысяч санитайзеров отдали в Фонд борьбы с коронавирусом, штабу волонтерскому. И люди это видят.

Александр Денисов: Вы удивитесь, но я как раз получил тоже от вас эти санитайзеры.

Алексей Нечаев: Да?

Александр Денисов: Да. В Калужской области.

Алексей Нечаев: Спасибо. Думаю: почему меня пригласили? Оказывается, санитайзер как неожиданно может сработать.

Александр Денисов: Повод для встречи нашелся.

Алексей, вы знаете, вот пишут нам зрители, как раз поддерживают вашу идею. Вернемся к питанию. «Очень хорошо! Меньше диабетиков будет. Сколько детей загубили!»

А ведь, действительно, проблема-то острая. Вот недавно у президента был представитель тоже Минздрава и рассказывал, что, в общем-то, диабет – это такая серьезная болезнь, которая достаточно весомый урон наносит здоровью у нас в стране. И фастфуд, безусловно, тут серьезно виноват.

Алексей Нечаев: Да. Знаете, что я еще думаю? Вот есть такая интересная вещь. Мы же любим то, что делаем, любим то, во что инвестируем. Мы любим таких людей, как мы. Например, я думаю, если больше бы людей видели, что делают фермеры и как они стараются для людей…

Вот вы были в Калуге, вы видели калужские продукты. Я был в Рязани буквально десять назад. Я вижу в магазине подмосковные тепличные огурцы. Луховицы – одна из столиц вообще России, огуречная столица, одна из огуречных столиц России. Но почему там подмосковные огурцы? Почему не местные?

Мы любим то, что мы знаем, что мы делаем. И в этом смысле мода – это такое увлекательное, где-то там. А другое дело – то, что ты знаешь, то, что ты видишь каждый день, что ты любишь. Я думаю, лучшая пропаганда была бы, если бы больше местных продуктов мы видели на полках магазинов, на рынках была бы квота какая-то поддерживающая. И мне в регионах тоже об этом говорили, люди удивляются: «Почему нельзя наше-то?»

Александр Денисов: Да, безусловно, продукты хорошие есть, только не всегда могут попасть.

Про моду, про здоровый образ жизни. Вы говорили про блогеров. Есть такое слово современное молодежное – «инфлюенсеры». Как-то их привлекаете к работе в партию? Много ли у вас инфлюенсеров, помимо вас? Вы-то точно инфлюенсер.

Алексей Нечаев: Спасибо. Вы знаете, да, есть. Но я думаю, что… Знаете, какая интересная вещь? Люди, у которых есть какая-то репутация публичная, они не спешат включаться в партию. Я думаю, все очень ждут этих выборов осенних. Если мы сделаем фракции, то… Люди любят присоединяться к тем, кто побеждает. Как в одном известном фильме: «Мы за тех, кто побеждает». Осталось выяснить, кто побеждает. Поэтому люди многие ждут, в том числе и инфлюенсеры. Но такого личного контакта очень много.

И конечно, все очень рады, ждут и нам успехов желают. Многие говорят: «Ой, Алексей, мы за вас проголосуем». И моим товарищам то же самое говорят. Я говорю: «Может быть, публично поддержите?» Они говорят: «Ой, а можно попозже?» Поэтому с публичными людьми такая история.

Александр Денисов: Настолько долгий политический горизонт? Насколько заглядываете? Как планируете развиваться? Вот региональные выборы – каких успехов достичь? Ну, приблизительно. И дальше что?

Алексей Нечаев: Если говорить о горизонтах, то у меня есть такая шутка: в России надо жить долго. Всем нашим проектам… Вот образовательной программе «Капитаны» уже восемь лет. Десять лет назад я начал делать экологическое движение вместе со своими товарищами «ЭКО», которому вот уже десять лет, мы посадили вместе 10 миллионов деревьев. Моей компании, которую я построил, 23 года.

Если ты хочешь в России чего-то добиться, то надо в таком очень-очень длинном горизонте все делать – только тогда что-то удастся. Но при этом надо идти шаг за шагом. Мы видим, что в этом году нам надо посмотреть практику выборов: что это такое, как побеждать, проанализировать ошибки. В следующем году у нас Государственная Дума. Это очень непросто…

Александр Денисов: Сейчас связь у нас восстанавливается. Говорим про перспективы Алексея Нечаева, основателя партии «Новые люди».

Алексей, вернулись на связь?

Алексей Нечаев: Слышно, слышно.

Александр Денисов: Да, сейчас слышим. Алексей, то есть вас неудачи не смутят? Если что-то пойдет не так, сделаете выводы и продолжите свое движение?

Анастасия Сорокина: Свой путь.

Алексей Нечаев: Я уверен, что не может везде пойти не так. Ну конечно, где-то могут быть… Мы сейчас видим, что где-то местное начальство говорит: «Слушайте, пожалуйста, приходите, конкурируйте, нам это фиолетово». Где-то говорят: «Так, а вы какие? Вы вообще насколько радикальные? А зачем такое название «Новые люди» в нашем регионе? У нас и так все хорошо. Никакой сменяемости нам не надо». То есть очень по-разному везде принимают.

Вот мы сейчас находимся в стадии сбора подписей, потом нужно будет подписи сдать. Я надеюсь, что мы везде пройдем сдачу подписей, но где-то могут не принять. Будем с этим работать, будем опротестовывать, судиться. Уже прямо видно, что некоторые регионы нас не хотят, поэтому где-то будут, наверное, и сбои, и какие-то трудности. Конечно, будем учиться. Люди только на своих ошибках учатся. На чужих, к сожалению, у нас никто не учится, в том числе и мы, наверное.

Александр Денисов: Что же, Алексей, спасибо большое. Будем следить за вашими успехами в регионах. Выходите к нам на связь, рассказывайте.

Анастасия Сорокина: Это был Алексей Нечаев, основатель партии «Новые люди».

Алексей Нечаев: Спасибо.

Александр Денисов: Мы вернемся после новостей, у нас много интересных тем. Поговорим про Олимпиаду-80, вспомним ее (а нам есть что вспомнить). Сергей Лесков вернется, все его ждали.

Анастасия Сорокина: Ну и мы вернемся через полчаса, сразу после выпуска новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Партия «Новые люди» - за здоровое питание